Название книги:

Здравствуйте, я ваш папа!

Автор:
Полина Нема
Здравствуйте, я ваш папа!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 7

– О, я это поняла, когда проснулась на вашем ложе, – я цепляюсь за его рубашку.

Какой же он красивый и сильный. Так и хочется провести руками по его крепкому телу. Ох, что за мысли, Ксюша? Он у тебя ребенка хочет забрать. Ему вообще нельзя доверять!

– Послушайте, я намного крепче, чем вы думаете. Я смогу постоять за себя. И вообще, раз вы какой-то волшебный, то, может, сможете сделать так, чтобы моя дочка не могла мне навредить?

– Только она сама должна это контролировать. Малейшая эмоция – и у нее происходит выброс силы, – поясняет мужчина.

Его рука скользит по моей спине, вызывая легкую дрожь. Мне немного холодно, и в то же самое время становится жарко. Я же лежу на нем. Мне немного стыдно за свои действия, но выбора нет. Я должна сделать все ради того, чтобы остаться с ребенком.

Ну же. Я же слышала, что тебе нравятся блондинки, ящерица ты ледяная.

Чувствую горячее прикосновение к лодыжке.

– Что вы делаете? – не свожу взгляда с его руки, скользящей по ноге.

Але, Ксюша! Он к тебе пристает!

Кровь растекается по венам, будто раскаленная лава. Мне нравится, как он меня касается. Я не рассчитывала, что мое тело так будет реагировать на него, хотя мы почти незнакомы.

Ладно, он почти родственник, учитывая, что он родной дядя Златы.

Совсем ненормальная реакция.

– Это так странно, – говорю, пытаясь отползти от него, но куда там: меня резко хватают и тянут на себя.

– Тише, Ксюша, – хрипло говорит мужчина. – Кто тебя подослал ко мне?

– Я же все вам рассказала.

– Ты знаешь, что это такое? – он вновь показывает мне колбу с золотистой жидкостью. – Это нашли в твоей куртке, после того как я принес вас сюда.

– Я понятия не имею, что это такое, – нервно отвечаю и замираю, когда мужчина втягивает воздух рядом со мной.

– Врешь, – говорит он. – Ты знаешь, что это такое.

– Я не знаю, честно, – пытаюсь отползти.

– Зачем тебя подослали ко мне? – вновь рычит он, надвигаясь на меня. – Ксюша, я был добр. Ты должна вспомнить.

– Да? Как я вспомню, если вы сами сказали, что у меня какой-то блок? Пожалуйста, просто оставьте меня в покое.

Я нервно вздрагиваю, глядя, как в его глазах круглый зрачок вновь становится вертикальным.

Тоже мне нашелся, герой постельного войска!

В один момент он вновь оказывается рядом.

Миг – и наши губы соприкасаются в яростном поцелуе. Мы рычим, чуть ли не кусая друг друга. Его безумие передается мне, или я передаю ему свое. Запускаю пальцы в его длинные волосы, притягиваю к себе. Мужчина вжимает мое тело в себя так, будто ему мало меня.

– Почему ты не помнишь? Почему не у… – отрывается от меня, не заканчивая последнюю фразу. – Почему ты здесь именно сейчас?

Его слова отдают некой болью. Вот только его сердце спокойно бьется в груди, будто замороженное. Хотя замороженное и вовсе не билось бы.

– Не знаю, – хриплю в ответ. – Это же все Злата, как ты сказал.

После поцелуя уже точно нет смысла называть его на «вы». Я понимаю, что происходит нечто странное. Все так знакомо до дрожи. Этот поцелуй, его губы на моих, одно дыхание на двоих.

Он ведет пальцем по моему лицу, а тело отзывается на каждое касание.

Внизу живота скручивается тугой узел. Жар разливается по венам. У меня пять лет не было мужчины. Да, с той поры, как ушел мой муж. Хм, можно даже сказать, что не было мужика еще до родов.

Он отрывается, а в его глазах бушует торнадо. На секунду улавливаю знакомый взгляд – так отец моего ребенка смотрел на меня с любовью. Только его любовь была лживой. Так и здесь. Эта эмоция – всего лишь мираж. Только вожделение. Женщинам иногда хочется ошибаться в мужских взглядах в их сторону.

Но хуже становится, когда его рука скользит по моему бедру, задирая юбку.

– Ксюша, почему сейчас? – продолжает мучительно-сладкую пытку.

Не одна я нахожусь в такой непонятно странной неге. Он трется лицом о мое. Щека к щеке. Вдыхает мой запах. Безумие какое-то, хотя я чувствую то же самое.

В жизни не думала, что мое тело может так реагировать на незнакомого мужчину. Особенно когда он зарывается пальцами в волосы, слегка сдавливая их и шепча мое имя. Как Фил.

Фу, да что ж он лезет ко мне в голову вечно?! Это же совсем другой мужчина. Пусть даже и похож на бывшего. И выглядит лучше, хотя мне нравилась пухлость Фила.

На меня накатывает холод, такой же, как пять лет назад, когда бывший сказал, что он уходит. Я больше не хочу, чтобы меня трогали, обнимали и целовали. Ощущение, что на меня сбросили кучу льда.

– Да не знаю я, – пытаюсь оттолкнуть его. – Хватит, прекратите.

Не хочу, чтоб он так касался меня. До дрожи, до жара, до подворачивающихся пальцев на ногах.

Нет-нет. Хватит. Это неправильно.

Мужчина приподнимается на руках и смотрит мне в глаза. Его зрачки вернулись в норму, а стальные глаза снова полны холода. Будто он сам только что не сгорал в моих объятьях. И это мы еще просто целовались и обнимались.

Он вновь склоняется ко мне, а я резко отталкиваю его.

Комнату заполняет звук бьющегося стекла.

Странно, что колба вообще разбилась, упав на ковер.

Мужчина нехотя выпускает меня из своих объятий. Я слегка приподнимаюсь, понимая, что очень растрепанная. На ковре видны следы золотистой жидкости и осколки стекла. Я нервно ежусь.

Вижу глаза мужчины, глядящие на меня с недоумением, а затем он опять тянется ко мне. Но я больше не хочу. Еще пять минут таких поцелуев – и я захочу тут остаться ради него, а не дочери.

Мы тяжело дышим, скрестив взгляды. Да что ж он так на Фила в этот момент похож?! Вот реально! Ему бы карие глаза – и вылитый он.

На меня что-то находит, и я, собрав все силы, толкаю мужчину с ложа с одной мыслью – надо держаться от него подальше. Он, не ожидая, даже не успевает сгруппироваться, и исчезает.

Я моргаю один раз, второй. Он же только что тут был. Что произошло?

Его нет минут пять. Я не решаюсь сдвинуться с места, потому что вряд ли объясню его людям, куда подевался их повелитель… или кто он им?

Глава 8

А что, если эта жидкость испаряет людей? То-то он на меня так накинулся с расспросами. Но я честно не помню, что произошло перед нашим попаданием сюда. Тру виски, пытаясь сообразить, что делать. Так, надо забирать Злату и… что дальше?

Не знаю, не знаю. Я просто не знаю, что делать в чужом мире. Да попади я в другой город, тоже не знала бы, что делать, но там хоть цивилизация есть, а здесь что? У-у. Вот будь на моем месте подруга Настя – она бы придумала. У нее фантазия богатая, как придумает что-нибудь вечно. Она бы уже точно палатку разнесла.

А жду не пойми чего. Стою. Опускаю голову, понимая, что ноги уже двигаются, хотя ощущение, что они – один сплошной синяк. Делаю шаг.

Фух, я хожу.

– Повелитель! – слышится за пологом. – Там это…

Я нервно сглатываю. Упс, кажется, их повелителя случайно убило.

– Повелитель! – вновь раздается раскатистый бас. – Уснул он, что ли? – теперь полушепотом.

– Занят, – отвечаю грубо, насколько могу.

– Повелитель. Вы очень нам нужны.

– Занят, – повторяю.

Что они пристали к своему повелителю? Что, не понимают, чем он может быть занят с женщиной наедине? Тем более с женщиной, у которой ребенка увели!

– Повелитель! – не сдается тот мужик.

Да что я-то сделаю? Тут ни шкафа, ни еще каких-то комнат нет.

Я подлетаю к кровати, сооружая из меха огромную кучу, залезаю внутрь. Все, теперь нас двое.

– Повелитель! Я сейчас войду.

– Я не разрешаю! – рявкаю.

Ох, что ж этот повелитель так не вовремя испарился? Я же не могу вместо него править.

Начинаю стонать.

– О, да, мой страстный зверь, – уже своим голосом. – Да, да, вот так…

А что еще делать? Пусть знают, что тут все не просто так.

– Может, позже зайдем? – слышится за пологом второй голос, более мягкий, чем у предшественника.

– Да, да, и вот так… – вновь стону я, извиваясь под грудой меха, давящей на меня огромным весом.

Чего не сделаешь, чтобы выжить.

– Повелитель.

– О, да… – вновь стону я.

Да что они такие настырные?!

– Вот дрянь светловолосая, – слышится ругань. – Вечно он на них западает.

– Если он нас услышит… – испуганно говорит второй голос.

Ответа не следует. Полог резко открывается, пока я тяжко подбрасываю вверх меха, имитируя бурную деятельность.

– Где повелитель? – спрашивает огромный мужик с такой кустистой бородой, что кажется, там птицы гнездо свили.

Я нервно сглатываю, когда мужчина подходит к кровати и снимает все меха одним махом.

М-да, по сравнению с повелителем – этот просто гигант. Взгляд его карих глаз не предвещает ничего хорошего, когда он с яростью смотрит на меня.

Тянет свою мозолистую лапищу и хватает за руку. Одним рывком поднимает, прижимая к себе.

– Где наш повелитель, светлая ведьма? – чуть не плюется. – Думаешь, мы поверили в твое представление? В комнате магии прослушивания нет, а значит, и его нет.

Я хлопаю глазами, пытаясь не дрожать от страха.

– Не знаю, – лепечу. – Он был тут, а потом исчез.

– Повелитель не умеет исчезать, что ты с ним сделала, тварь? – он трясет меня, а я пытаюсь вырваться из его крепкой хватки.

– Так с девушками не обращаются! – взвизгиваю, пытаясь зарядить хаму между ног. – Понятия не имею, где ваш повелитель. Был тут, и нет. Отпусти, придурок.

Мне все-таки удается попасть ему по коленке. Мужчина морщится, но не отпускает, буравя меня гневным взглядом.

– Не будь ты светловолосой и рожавшей, – рычит мне в лицо, – убили бы тебя тут же.

Ладно, не буду говорить, что я крашеная. А вот про рожавшую – страшно. У них что, раз рожала, то еще надо? Не-не, во второй раз я на такое не подпишусь.

– Я сюда случайно попала, – отвечаю, пытаясь отстраниться от него.

 

– Так попала, что исчез повелитель? Из шатра он не выходил, здесь его нет. Так что, светловолосая ведьма, у тебя большие проблемы, – он скручивает мои руки и тащит за собой.

– Я крашеная, – вставляю, пытаясь вырваться.

Мои ноги, еще не пришедшие в норму, волочатся по земле. Я не знаю, куда он меня ведет, но страшно до такой степени, что сердце вот-вот выскочит из груди. А как же моя дочь?

Слезы текут из глаз, пока ноги еле поспевают. Руки в таком положении, что дернись я лишний раз – точно сломаются.

По телу проходит мороз, когда меня выталкивают на улицу. Кожа тут же покрывается мурашками, а я с ужасом оглядываюсь.

Здесь огромный палаточный городок, простирающийся на многие километры. И если шатер повелителя огромный, то остальные маленькие.

Вокруг нас стали собираться мужчины.

Бородач вновь меня хватает и без единого слова ведет куда-то. Босые ноги ступают по протоптанному снегу, а я понимаю, что пневмония мне точно обеспечена.

– Так, может, поищете его где-нибудь? – шепчу я, вновь ощущая жуткий холод в каждой клеточке тела.

Где же этот повелитель? Нашел время испаряться.

– Молчи, ведьма, – цедит мужик, впихивая меня в соседний шатер.

Внутри шатра сидят две женщины средних лет, закутанные в шубы. При виде нас они тут же поднимаются, недоуменно глядя то на меня, то на бородача. Перед ними стоит столик с чайником и двумя дымящимися чашками. Приятный травяной аромат витает в воздухе.

– Из-за нее исчез повелитель, – говорит бородач басом.

– Она чиста, как королевский пруд в Филксе, – пожимает плечами пухлая женщина. – Мы обследовали ее вдоль и поперек.

– Влезьте в ее голову, – продолжает бородач, пока я пытаюсь отойти от него.

Женщины переглядываются между собой.

– Повелитель не разрешил, – говорит долговязая, поправляя огромный шарф на своей шее. – Мы просмотрели ее вещи, ее саму – она чиста. Даже магией не обладает. Тем более она вам больше пригодится с нормальным мозгом.

Я нервно вздрагиваю. Что это все значит?

– Гвендир, – вставляет вторая. – Давай мы просто осмотрим место пропажи повелителя, может, что и найдем?

– Ладно, идем, – бородач вновь хватает меня за локоть и тянет по холоду.

Это точно дурной сон. Мне так холодно, что лучше пусть просто убьют меня. Вот только умирать нельзя, я еще Злату не вырастила. Ух, ладно. Придумаю, как выкрутиться. Все ради дочери.

– Гвендир, а ну стоять! – рявкает полненькая. – Мы ее с того света вытащили, а ты ее в мороз. Она же из рожавших. Если ее оставил повелитель, значит, хотел, чтоб она потомство принесла. Потаскаешь ее по морозу – и все.

– Боже, я просто хочу со своей дочкой домой! – вырываюсь я. – Не трогала я вашего повелителя! Не нужен он мне! И рожать тем более никому не буду!

– Будешь делать то, что скажет повелитель, – долговязая достает из сундука те вещи, которые были на мне, когда я тут очутилась. – Гвендир, выйди. Не смущай девку.

– Я посмотрю, – отвечает он, а перед ним тут же возникает полненькая, которая ему по грудь.

– Смотри на меня, – говорит она, улыбаясь во все зубы. – Видишь, какая я красавица.

– Ай, Мириния, отвали, – машет рукой бородач, пытаясь отодвинуть ее.

– Ты, главное, не перечь, – слышу голос долговязой, пока натягиваю носки и штаны на ноги.

Какое блаженство ощущать тепло!

– Повелитель хоть и суровый мужчина, но справедливый. Раз вас с дочкой оставил, значит, есть у него на вас планы.

– А где Злата? – спрашиваю, поворачиваясь к ним спиной и стягивая платье.

Плевать мне на этого мужика. Тут вещи теплые.

– В главном шатре ее держат, под защитой, – отвечает женщина, забирая платье. – Ты не волнуйся, ничего твоей дочке плохого не сделают. Ты же долго спала, вот ей тоже выделили место.

Ага, только учитывая, что моя дочь тоже дракон… Боже, поверить в это не могу. Она никогда не проявляла ничего такого. Даже магии. Только просила всегда, чтоб был холод, и все.

– Она должна быть рядом со мной. Только так она в безопасности, – разворачиваюсь.

Женщины переглядываются между собой, а Гвендир сверлит меня буравящим взглядом. Если б не эти две, то даже страшно представить, что бы он сделал со мной.

– Не хочется тебя обижать, – отвечает Мириния. – Но твою дочь может защитить только повелитель. А ты обычная женщина.

– Это еще тебе повезло, что светловолосая. Будь темноволосой, то оставил бы тебя господин мерзнуть в поле.

– Ее подослали. Разве никто этого не видит, кроме меня? – вновь рычит Гвендир, а я нервно ежусь.

– Все решает повелитель. Если он сказал ее оставить, значит, она остается.

– Пока он с ней не наиграется, и она не всадит ему нож в сердце, – вновь рычит он. – Или она уже всадила и спрятала труп.

Ну, в чем-то он прав. Он действительно испарился. Может, тот блок, что стоит в моем сознании, как раз это и скрывает. Видимо, мне кто-то сказал, что эта колба с жидкостью испарит дракона.

Женщины молчат, а я натягиваю куртку и застегиваю ее. Все, тепло.

– А можно попить чего-нибудь? – жалобно спрашиваю, глядя на чайник.

– Да, конечно, – долговязая берет свою кружку и протягивает мне.

Я немного брезгливо смотрю на нее, но запах трав успокаивает.

– Я только налила, – отвечает она, видя мое смятение.

Ох, я порой невежа.

Глава 9

Я немного дую и, когда чай немного остывает, отпиваю. Приятное тепло разносится по телу. В горле больше не сушит, а я будто заряжаюсь энергией. Оглядываясь назад, могу с уверенностью сказать, что выпей я это перед попаданием в снежную пустыню, то прошла бы ее вдоль и поперек, еще бы и Злату на себе понесла.

– А как хоть зовут вашего правителя? – спрашиваю.

– У него много имен, – усмехается долговязая. – Он предпочитает, чтоб его звали правитель Браргот.

– Так, идем, посмотрим, что там с нашим правителем случилось, – командует Мириния, когда я ставлю кружку на столик.

Мы выходим из шатра женщин и направляемся обратно в правительский. Гвендир вновь скрутил мне руки, не позволяя толком шевелиться.

Ноги уже слушаются. После выпитого отвара мне стало намного лучше.

Только Мириния открывает полог в главном шатре, как из него выходит тот самый правитель.

Он медленно осматривает нас, останавливая взгляд на моих руках, скованных огромными ручищами бородача.

– Отпусти ее.

Хватка на руках слабнет, а я тут же начинаю растирать затекшие запястья.

– Повелитель, я зашел в ваш шатер, а вас не было, – тут же начинает оправдываться мужчина. – И она там…

– Что? – смотрит со слегка опущенными веками на Гвендира.

– Близостью без вас занимается. Еще и под вас косила, – сдает меня с потрохами.

– Хорошо сымитировала? – уточняет, приподнимая бровь, и получает в ответ скептический взгляд. – В общем, что ты хотел?

– Над Хельгардом белые флаги висят. Принцесса Хели сдает столицу.

– Чудесно. Отправь Ксюшу к остальным.

– А можно к Злате? – влезаю я, но вижу такой стальной взгляд, что сразу тушуюсь под ним.

Браргот подходит ко мне, пальцами аккуратно поднимает подбородок.

– Нет. Ты не в безопасности рядом с ребенком, – отвечает он.

Ощущаю приятный морозный запах, исходящий от него. И не только его. Втягиваю воздух, и в глазах немного слезится. Так, или в этом мире пользуются женскими духами… или этот правитель разлил на себя мои.

– Это же мои Живанши! – констатирую факт. – Вы что, в моей квартире были?!

А у меня там еще и стирка недавно была. Труселя на сушке висели. Ох, если он еще и их видел…

Он отпускает меня без ответа. Только эти духи я узнаю везде. Это те самые, которые когда-то мне подарил Фил. Единственное, что я оставила после бывшего. Рука не поднималась их выбросить. Пользовалась ими иногда. Вот, например, на последний корпоратив брызгалась. Аромат врезается в память, как и память о мужском предательстве.

На лице Браргота появляется ликующая улыбка.

– Отлично. Тогда готовимся войти в город как победители, – радушно отвечает он, а я на секунду вновь ловлю в его движениях нечто знакомое.

Перевожу взгляд на его пояс. Там висит колба, заправленная за ремень. Целая и невредимая, правда, без золотистой жидкости. Значит, та колба – и есть портал домой! И она пуста. Значит, мы домой не попадем? Я нервно моргаю – на самом донышке появилось что-то золотое. Само по себе. Вот пару секунд назад этих капель не было. А может, этих капель хватит?

– Пойдем, дорогая, – Мириния берет меня за плечо, пока я не свожу взгляда с правителя.

Браргот. Что-то не особо идет ему это имя.

– Фил, – шепчу я, пока меня оттаскивают куда-то.

Я вижу, как он мельком смотрит на меня и тут же отворачивается, будто ничего не слышал. Или слышал и откликнулся? Да нет. Мне просто показалось. Примеряю на него это имя, понимая, что оно ему подходит.

Фил никогда не смотрел на кого-то со слегка опущенными веками. У него никогда не было такого стального взгляда. Да у них даже цвет глаз отличается. У бывшего глаза были карие, а у этого серые, как мрачное небо. Я точно ошиблась. Вот только почему все его движения так напоминают бывшего?

– Пожалуйста, отведите меня к дочери, – гоню от себя плохие мысли, обращаясь к женщинам. – Моя Злата без меня не может.

Давлю на жалость. Они же наверняка тоже чьи-то матери, так пусть и меня поймут.

Мириния качает головой из стороны в сторону, а мое сердце, и без того лихорадочно бьющееся, вновь падает вниз.

Весь лагерь приходит в движение. Пока мужчины в броне идут нам навстречу, мы направляемся куда-то вглубь лагеря.

Так, из того, что сегодня произошло, я поняла одно – колба с жидкостью отправляет домой, по крайней мере, этот правитель точно побывал там, когда пропал. Злата жива, с ней все хорошо. Осталось только найти место, где ее прячут. А с тем, что она небезопасна для меня, тоже разберемся. Она же ребенок? Правильно, значит, можно что-то придумать. М-да, подкинул мне жизненную неприятность бывший. Чем он вообще думал, когда заделывал мне ребенка?

– Ты не волнуйся. Тут главное – взять город, а потом у тебя будет куда больше шансов увидеть дочь, – подбадривает Мириния. – Сама понимаешь. Какая-нибудь помеха – и все, перемолотят вас мигом, а правителю этого очень не хочется.

– Поэтому он прячет дочку от матери? – цежу я сквозь зубы.

– В теории он мог бы тебя запустить в тот шатер, но лучше не надо, – отвечает долговязая.

– Что происходит? – я резко останавливаюсь.

Что-то мне это совсем не нравится. Особенно их слова. Это все равно что держать долгую интригу, а потом объявить, что кино не будет.

– Дождись повелителя, – отвечает Мириния, толкая меня дальше. – Он тебе все объяснит.

– Да что объяснит?!

– Вот зря ты ей это вообще сказала, она же сейчас надумает. Все в порядке с твоим ребенком – это единственное, о чем ты должна думать. Иначе и вовсе ее не увидишь, если будешь дергаться, – резко отвечает долговязая.

– Я просто не могу успокоиться. Мне постоянно кажется, что она там без меня одна, – обхватываю себя за плечи.

– Ты мать. Это нормально, что ты беспокоишься о своей дочери, – мягко улыбается ведьма. – Но все же успокойся.

– А вдруг с ней что-то случится?

– Пф-ф, ты с кем-то путаешь нас, определенно. За ней смотрят лучше, чем за королевской казной. А это что-то да стоит.

– Надеюсь, ее там никто не обидит, – выдыхаю я.

Ну чего я так? Все же в порядке. Я ее видела. Да, мы сейчас не вместе, но вскоре соединимся. Обязательно! Тут ни один повелитель не сможет встать между нами.

– Скорее она кого угодно обидит. Небезопасно тебе быть рядом с дочерью, – ответила долговязая.

– Вы издеваетесь? – вновь закипаю я. – Я ее пять лет растила! Если б мне угрожала хоть малейшая опасность от дочери, то здесь меня бы уже не стояло!

Только кто меня будет слушать?

– Нам нельзя, пока не разрешит повелитель, – отвечает долговязая. – Тем более твоя дочь сильная. Нам еле удалось тебя спасти.

Я замираю, вспоминая слова повелителя о том, что Злата для меня небезопасна, потому что выкачивала каким-то образом мои силы.

– У твоей дочки сильная магия, которая чуть не убила тебя. Она не могла с тобой ею поделиться, – отвечает Мириния. – Когда тебя притащил повелитель, ты была без сил. Твоя дочь хотела тебя заморозить так, чтоб ты выжила. Если знаешь, можно погрузить тело в вечный сон. Из него можно разбудить кого-то, но это должен быть либо тот, кто погружал, либо равный по силе. Тебе повезло, что она ребенок, и нам удалось тебя воскресить.

Я выдыхаю. Они правы, а я слишком импульсивна. Нужно всего лишь довериться им. Выбора другого нет.

Меня заводят в очередной шатер, полный девушек. Светловолосых девушек в мехах. Они недоуменно смотрят то на меня, то на моих сопровождающих.

 

– Это новенькая, – говорит Мириния.

– Мириния, что происходит? – поднимается одна из них с пышными пшеничными волосами.

– Хельгард вывесил белые флаги. Повелитель направляется туда, – отвечает Мириния. – Так что принимайте пока новенькую.

В шатре виснет молчание.

– Да что вы расстраиваетесь? – махнула рукой долговязая. – Принцесса Хели – темноволосая, худая как вобла. А вас, мои светловолосенькие, повелитель любит.

Меня аж передергивает от того, как звучит эта фраза.

– А на ней женится, – вставила пышноволосая.

– Анка, ты бы поспокойней выражалась, – смягчает обстановку долговязая.

– Я нормально выражаюсь, просто озвучиваю правду, – она обиженно дует губы. – Но я очень рада, что наш повелитель наконец захватил Хельгард. Давно пора.

Замечаю пустое место у стенки шатра. Иду туда под пристальными взглядами остальных.

Это какой-то ужас и кошмар. Я должна продержаться ради Златы. Мне кажется, что скоро это закончится, и я вновь ее увижу. Не отберут же ее у меня. Нервно вспоминаю, как пожелала хотя бы полчаса покоя без нее, но теперь понимаю, как сильно ошибалась.

Но хуже всего то, что начинаю вспомнить Фила, пытаясь его сопоставить с этим повелителем. Единственное, что у них общего с этим Брарготом – светлые волосы. Ладно, длину можно отрастить, но все остальное… Сколько помню, Фил всегда был пухлым – налитые щеки, карие глаза, вечно двойной подбородок, даже когда на диете сидел. Хотя какая диета? Это дома мы на правильном питании были, а так он и в пиццериях, и в шаурмичных часто бывал.

Нет, это точно не Фил.

Но этот разворот, то, как он коснулся моего подбородка – так делал только бывший, когда хотел убедиться, что со мной все в порядке. Вот, например, когда я защищала диплом, Фил так же поднял мой подбородок, посмотрел в глаза, намекая, что я справлюсь и не должна бояться. Или перед родами. Это вообще не спутать ни с чем. Все-таки за пять лет я узнала его. Только не ожидала, что наступит такой день, когда он бросит меня одну с ребенком.

Пусть этот повелитель будет кем угодно, только не отцом моего ребенка.


Издательство:
Автор
Поделиться: