Название книги:

Экономика. Для тех, кто про нее не может слышать

Автор:
Сергей Нечаев
Экономика. Для тех, кто про нее не может слышать

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Экономист – это человек, который говорит о непонятных ему вещах так, что невеждой чувствуете себя вы.

ГЕРБЕРТ ПРОКНОУ, американский финансист и писатель

* * *

© С. Ю. Нечаев, 2022

© ООО «Издательство АСТ», 2022

Глава 1
Главные вопросы экономики

Что такое экономика

Как написано в одной умной книге, экономика – это «совокупность общественных отношений и социальных практик, складывающихся в системе хозяйственной деятельности человека, производства, распределения, обмена, потребления и накопления материальных благ, а также управления этими процессами».

Не очень понятно?

А если так: экономика – это любая деятельность людей, связанная с обеспечением материальных условий жизни.

Еще проще?

Тогда так: экономика – это хозяйственная деятельность людей.

Собственно, само слово «экономика» происходит от древнегреческого «эйкос» (oikos), что значит «дом», «хозяйство», а также «номос» (nomos), что значит «правило», «закон». То есть буквально – это правила ведения домашнего хозяйства.

Но в русском языке термин «экономика» имеет по меньшей мере три основных значения.

Во-первых, как уже говорилось, экономика – это способ организации деятельности людей, направленной на создание благ, необходимых для потребления, то есть для удовлетворения их потребностей.

ЧТОБЫ БЫЛО ПОНЯТНО

Потребность – это вид функциональной или психологической нужды или недостатка какого-либо объекта, субъекта, индивида, социальной группы, общества. Являясь внутренним возбудителем активности, потребность проявляется по-разному в зависимости от ситуации.

Во-вторых, экономика – это хозяйство отдельного региона, страны, группы стран, всего мира.

В-третьих, экономикой называют науку, которая исследует, как люди используют имеющиеся ограниченные ресурсы для удовлетворения своих неограниченных потребностей в жизненных благах. То есть это наука, изучающая производство, распределение и потребление различных товаров и услуг.

Экономика – это способ тратить деньги, не получая от этого никакого удовольствия.

ДЖЕЙН ОСТИН, английская писательница

Таким образом, следует различать экономику как сферу практической деятельности людей и как науку.

Впервые в научном труде слово «экономика» появилось в IV веке до н. э. у писателя и политического деятеля из Афин Ксенофонта, который называл ее «естественной наукой». Цицерон перевел произведение Ксенофонта на латынь как «Oeconomicus».

Аристотель противопоставлял экономику хрематистике, то есть обогащению, искусству накапливать деньги и имущество, при котором накопление – это самоцель, а прибыль становится предметом поклонения.

Всеобщее признание термин «экономика» получил после того, как был употреблен в 1848 году в заглавии труда Джона Стюарта Милля «Principles of Political Economy» («Принципы политической экономии»).

В современной философии экономика – это система общественных отношений, рассматриваемых с позиции понятия стоимости. Главная ее функция состоит в том, чтобы постоянно создавать блага, необходимые для жизнедеятельности людей, блага, без которых общество в целом не сможет развиваться.

Экономика есть искусство удовлетворять безграничные потребности при помощи ограниченных ресурсов.

ЛОРЕНС ПИТЕР, канадско-американский педагог и литератор

Экономика как наука изучает поведение людей, а раз так, то ее можно отнести к категории общественных наук – как историю или философию.

Экономическая действительность является объектом научных исследований, которые подразделяются на теоретические и прикладные. Соответственно, есть теоретическая экономика и прикладная экономика (последняя изучает возможности приложения законов, разработанных теоретической экономикой, к функционированию отдельных элементов экономических систем).

Как самостоятельная наука экономика выделилась в XVIII веке с выходом в свет в 1776 году книги шотландца Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» (An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations, что часто переводится просто как «Богатство народов»). Однако внутреннюю логику многих экономических явлений понимали и до Адама Смита, но на преднаучном (интуитивном) уровне.

Адам Смит

Почти у всех видов животных каждая особь, достигнув зрелости, становится совершенно независимой и в своем естественном состоянии не нуждается в помощи других живых существ; между тем человек постоянно нуждается в помощи своих ближних, и тщетно будет он ожидать ее лишь от их расположения. Он скорее достигнет своей цели, если обратится к их эгоизму и сумеет показать им, что в их собственных интересах сделать для него то, что он требует от них. Всякий, предлагающий другому сделку какого-либо рода, предлагает сделать именно это. Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно, – таков смысл всякого подобного предложения. Именно таким путем мы получаем друг от друга значительно большую часть услуг, в которых мы нуждаемся. Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах.

АДАМ СМИТ

Эволюция экономической науки

Экономика относится к категории общественных наук, история которых корнями уходит в далекое-далекое прошлое. Поэтому и экономическую теорию можно считать одной из древнейших наук.

Экономическая теория представляет собой учение о хозяйстве и способах его ведения людьми.

Всю экономику можно охватить в одном уроке, а сам этот урок можно сократить до одного предложения. Искусство экономики состоит в изучении не только немедленных, но и долгосрочных последствий всех действий и мер и в определении этих последствий не только для одной группы, но и для всего населения.

ГЕНРИ ХАЗЛИТТ, американский экономист

В ходе развития человеческой цивилизации способы ведения хозяйства менялись, соответственно, развивались и взгляды людей на методы его ведения, что говорит об историческом характере экономической теории.

Экономика – это совокупность наук о ведении хозяйства, совокупность конкретных (более узких и специализированных) дисциплин: экономической статистики, экономики труда и пр. И если большинство экономических наук носит прикладной характер, то экономическая теория является наукой фундаментальной, то есть формирующей исходные экономические знания.

В любом случае, экономика опирается на знания, накопленные человечеством на протяжении многих и многих поколений.

Экономика – это наука, которая рассматривает все явления с точки зрения цены.

ХЕРБЕРТ ДЖОЗЕФ ДАВЕНПОРТ, американский экономист

Истоки экономической науки следует искать в учениях мыслителей Древнего Востока, Древней Греции и Древнего Рима. Их представления о способах ведения хозяйства, то есть об экономике, еще не выделялись в самостоятельную область знаний и входили в общую мировоззренческую модель (парадигму).

Принято считать, что своими истоками экономика восходит к мифологии, религии и собственно к философии. Казалось бы, при чем тут мифы? Но в мифах можно найти немало суждений об экономической жизни, о труде, о бытовых условиях, о духовных и материальных благах. Пусть на примитивном уровне, но древние люди подмечали и учитывали на практике природно-хозяйственные циклы, осмысливали и применяли многие навыки и правила ведения хозяйственной деятельности.

По сути, упомянутый выше Ксенофонт ввел в научный оборот термин «экономика», Аристотель дал оценку товарному хозяйству и определил место человека в нем, а Платон сформулировал понятие экономической реальности. Последний, например, придумал справедливый полис, где каждому отводится свое место, где граждане ранжируются по добродетели. И Платон также разработал способ взаимовыгодных отношений: люди платят налог с экономической прибыли за безопасность своей жизни, а за счет этих средств стражи, целиком посвятившие себя военному искусству, получают продовольствие, которым их обеспечивают ремесленники. Мысль Платона звучала так: «Если стражи приобретут в частную собственность земли, дома и деньги, то вместо стражей станут домовладельцами и землевладельцами». Чтобы не было злоупотреблений, «быт стражей должен быть бытом военных, а не дельцов», и «нужно предоставить стражам собственность, которая не мешала бы им быть наилучшими стражами», чтобы они не причинили зло остальным гражданам.


Статуя Платона около Национальной академии в Афинах


Затем, во времена Средневековья и господства христианского богословия, произошел некоторый отход от материального понимания вещей. Сначала труд человека рассматривался как Божье наказание, позже под действием идей богослова Аврелия Августина (354–430) труд был объявлен необходимым и святым делом.

Позднее появилось учение Фомы Аквинского (1225–1274), который в своем трактате «Summa Theologica» рассмотрел концепцию «справедливой цены», необходимой для покрытия издержек производства, включая содержание рабочего и его семьи. Фома Аквинский утверждал, что для продавцов аморально поднимать цены только лишь потому, что у покупателей острая потребность в продукте.

 

Главным критиком Фомы Аквинского был шотландский теолог Иоанн Дунс Скот (1265–1308), который в своей работе «Sententiae» смог точнее, как он считал, чем итальянец, рассчитать «справедливую цену». При этом он признал, что она может быть раздута, поскольку покупатель и продавец обычно имеют разные представления о «справедливой цене». По мнению Скотуса, если люди не получат выгоды от сделки, то они и не будут торговать. Он был убежден, что торговцы выполняют необходимую и полезную социальную роль, перевозя товары и делая их доступными для общества.

В XIV веке французский философ Николя Орем, которого в некоторых источниках называют Николаем Орезмским (1330–1382), в своем трактате «О происхождении, сущности и обращении денег» (De origine, natura, jure et mutationibus monetarum) выдвинул идею, что право чеканить деньги принадлежит не повелителю, а народу. Тем самым он выступил против растущей тенденции европейских правителей решать свои финансовые проблемы за счет инфляции.

Французский священник Жан Буридан в том же XIV веке писал философские сочинения в форме комментариев к произведениям Аристотеля. Он рассматривал деньги с двух сторон: как стоимость металла и как покупательную способность. Он утверждал, что совокупные, а не индивидуальные спрос и предложение определяют рыночные цены. Следовательно, для него «справедливой ценой» было то, что готов заплатить не один человек, а все общество коллективно.

А вот арабский ученый Ибн Хальдун (1332–1406) вообще считается «отцом экономики». Именно он выдвинул теорию жизненного цикла цивилизаций, специализации труда и стоимости денег как средства обмена. Он утверждал, что за пределами определенной точки более высокие налоги препятствуют производству и фактически приводят к падению доходов.

Предприятия, принадлежащие ответственным и организованным торговцам, в конечном итоге превзойдут предприятия, принадлежащие богатым правителям.

ИБН ХАЛЬДУН

Как видим, в рамках общей философии Древнего мира и Средневековья складывались элементарные основы экономики, нащупывались идеи, формулировались общие понятия, категории, вырабатывались подходы и методы изучения экономической деятельности.

Таким образом, экономическая наука зародилась в глубинах философии, затем в результате накопления знаний отделилась от нее, сформировав соответствующую научную специализацию. Произошло это на рубеже XV–XVI вв., когда сформировалась первая концепция экономики, получившая название «меркантилизм».

Собственно, меркантилизм – это система доктрин, обосновывавших необходимость активного вмешательства государства в хозяйственную деятельность. В основном – в форме протекционизма, то есть установления высоких импортных пошлин, выдачи субсидий национальным производителям и т. д.

Система меркантилистов была системой «практической политики». Даже – эгоистичной политики. Продать за границу больше, чем покупается за границей, – вот верх государственной мудрости меркантилизма.

Термин «меркантилизм» происходит от латинского слова mercantile (торговый), и его ввел в научный оборот французский экономист Антуан Монкретьен де Ваттевиль (1576–1621). Он же, кстати, впервые предложил термин «политическая экономия».

Интерес к экономике возник у этого удивительного человека во время пребывания в Англии, куда он бежал в 1605 году после дуэли, закончившейся смертью его противника. А в 1615 году он выпустил «Трактат о политической экономии» (Traité de l’économie politique), посвятив его королеве Марии Медичи. И, что самое поразительное, Монкретьен был драматургом и экономических работ ни до этого, ни после не писал.


Антуан Монкретьен де Ваттевиль


В трактате Монкретьена содержится ряд рекомендаций начинающему предпринимателю. Хозяйство страны там рассматривается как объект государственного управления. Источник богатства страны – внешняя торговля, особенно вывоз промышленных и ремесленных изделий. Иностранцев Монкретьен сравнивал с насосом, выкачивающим богатство из Франции. И он предлагал их изгнать, чтобы развивать отечественную промышленность.

Термин «экономика» Монкретьен употреблял в первую очередь в смысле домоводства, то есть управления личным хозяйством. Вслед за Монкретьеном и вплоть до конца XIX века под политической экономией подразумевалась наука о государственном хозяйстве, об экономике отдельных государств. Но изначально француз представлял политическую экономию как совокупность правил хозяйственной деятельности.

К сожалению, Монкретьен оказался недооценен историками. Это объясняется тем, что его труд был долгое время запрещен и поэтому оставался вне поля зрения экономистов XVII–XVIII вв. Кроме того, в первой половине XIX века началась критика меркантилистских идей. Лишь в 1889 году трактат Монкретьена был переиздан. Однако сложный старофранцузский язык и нудный стиль многовековой давности сделали чтение произведения Монкретьена чрезвычайно трудным. Плюс его трактат состоит из четырех частей, не разделенных на главы, что еще больше усложняет его восприятие. Поэтому большинство исследователей не сочло необходимым подробно ознакомиться с ним.

Меркантилизм возник в эпоху великих географических открытий, и он был связан с вытеснением натурального хозяйства рыночными отношениями. Это был период перехода от феодализма к капитализму, а еще его называют периодом первоначального накопления капитала.

Ранние меркантилисты определяющей функцией денег считали функцию накопления. И такое положение дел имело место до середины XVI века. Затем, с развитием производства и торговли, акцент был сделан на завоевание внешних рынков. Это повлекло за собой увеличение спроса на деньги, без которых невозможна торговля. Соответственно, поздние меркантилисты определяющую функцию денег перенесли в плоскость функции обращения.

В целом же меркантилизм создал базис для развития политической экономии как самостоятельного раздела экономической науки.

Огромный вклад в это внес шотландец Адам Смит (1723–1790), которого по праву считают основателем классической политической экономии. Книга «Исследование о природе и причинах богатства народов» (An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) прославила его.

В течение первых двадцати лет «Богатство народов» выдержало в Англии одиннадцать изданий. Вскоре работа была переведена на немецкий, французский, а затем и на другие языки, причем переводы также имели огромный успех.


Трехтомное сочинение Адама Смита, изданное в Дублине в 1776 году


Основное положение Адама Смита, отличающее его учение от прочих теорий, сводится к тому, что богатство всякой страны зависит не от количества денег, как думали меркантилисты, и не от одной только производительности почвы, как полагали физиократы, критиковавшие меркантилистов. Физиократы считали, что внимание правительства должно быть обращено не на развитие торговли и накопление денег, а на создание изобилия «произведений земли». Термин «физиократия» происходит от греческих слов physis (природа) и kratos (сила, власть), и представители этого течения именно в этом видели подлинное благоденствие нации. А вот Адам Смит заговорил о том, что богатство страны зависит от количества и качества труда, а также от отношения между числом лиц, занятых производительным трудом, и числом незанятых им.

Признавая, что всякий труд в какой бы то ни было отрасли материального производства содействует обогащению страны, Адам Смит значительно раздвинул рамки «производительного труда», воздвигнутые физиократами, считавшими таковым лишь земледельческий труд. Шотландец на первый план выдвигал промышленность (индустрию) и поэтому считал производительным трудом лишь тот, который создает материальные предметы. Но и непроизводительный труд нельзя считать бесполезным. Относя к непроизводительному труду работу чиновников, врачей и преподавателей, Адам Смит утверждал, что их деятельность не только полезна, но и необходима для страны.

Труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой стоимости и не закрепляется и не реализуется ни в каком длительном существующем предмете или товаре, могущем быть проданным. <…> Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собою непроизводительных работников. Они являются слугами общества и содержатся на часть годового продукта труда остального населения. Их деятельность, как бы почетна, полезна или необходима она ни была, не производит решительно ничего, за что потом можно было бы получить равное количество услуг. <…> К одному и тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий – священники, юристы, врачи, писатели всякого рода, актеры, паяцы, музыканты, оперные певцы, танцовщики и пр. Труд самого последнего из этих людей обладает известной стоимостью, определяемой теми же правилами, которые определяют стоимость всякого иного вида труда. <…> Производительные и непроизводительные работники и те, кто совсем не работает, одинаково содержатся все за счет годового продукта земли и труда страны.

АДАМ СМИТ

В области экономической политики Адам Смит, подобно физиократам, отстаивал принцип laissez-faire. В переводе с французского laissez-faire – это «позвольте делать», и так называли принцип невмешательства, то есть экономическую доктрину, согласно которой государственное регулирование экономики должно быть минимальным.

Шотландский экономист был противником теории торгового баланса, колониальной политики, притеснений промышленности, а равно и поощрений ее со стороны правительства. Он считал, что в экономической области все то, что предоставлено для действий в личных интересах и свободной конкуренции, дает более выгодные результаты для всего общества. Смит был уверен, что человек, руководствуясь лишь своими корыстными интересами, действует в то же самое время и на общую пользу. А посему, чем меньше власть будет вмешиваться в экономические отношения отдельных лиц и народов, ограничивая свою деятельность лишь охраной внутренней и внешней безопасности, тем лучше будет для всех.

А еще основоположник классической политической экономии объяснил работу свободного рынка на базе внутренних экономических механизмов, названных им «невидимой рукой».

По-видимому, какая-то невидимая рука заставляет принимать участие в таком же распределении предметов, необходимых для жизни, какое существовало бы, если бы земля была распределена поровну между всеми населяющими ее людьми. Таким образом, без всякого преднамеренного желания и вовсе того не подозревая, богатый служит общественным интересам и умножению человеческого рода.

АДАМ СМИТ

После Адама Смита направление политической экономии получило широкое распространение благодаря трудам Томаса Роберта Мальтуса (1766–1834) и Давида Рикардо (1772–1823).

Давид Рикардо может быть назван главой «фритредеров», или школы свободной торговли, а Мальтус приобрел всемирную известность своим «Опытом о законах народонаселения» (An Essay on the Principle of Population), первое издание которого вышло в 1798 году. Это сочинение было написано Мальтусом главным образом с целью опровергнуть учение современного ему британского журналиста Уильяма Годвина, который объяснял нищету рабочего класса существовавшим политическим строем и проповедовал уничтожение правительства, разрушение брака и т. п. В ответ на это Мальтус, в свою очередь, старался перенести всю ответственность на самих рабочих.


Томас Роберт Мальтус


Опираясь на учение Адама Смита, согласно которому заработная плата регулируется законом спроса и предложения, Мальтус доказывал, что бедственное положение рабочего класса зависит от чрезмерного увеличения численности рабочих (а это якобы связано с ранними браками и большой рождаемостью). Мальтус писал, что население, предоставленное одним животным инстинктам, имеет склонность размножаться в геометрической прогрессии, между тем как объем средств существования (например, продовольствия) растет лишь в арифметической прогрессии. Якобы в этом и заключается главная проблема, а раз так, то сама природа, путем болезней и увеличения смертности из-за нищеты, должна восстановить нарушенное равновесие между населением и средствами существования.

 

Человек, пришедший в занятый уже мир, если его не могут прокормить родители и если общество не нуждается в его труде, не имеет права на какое-либо пропитание. В сущности, он лишний на земле. На великом пиру, устроенном природой людям, для него нет места. Природа повелевает ему удалиться и не замедлит сама привести свой приговор в исполнение.

ТОМАС РОБЕРТ МАЛЬТУС

По мнению Мальтуса, чтобы предупредить или ослабить бедствия, необходимо уничтожить частную и общественную благотворительность в той форме, которая только «поощряет размножение». Холостые должны воздерживаться от вступления в брак, пока не будут иметь достаточных средств, чтобы содержать семью. Женатым не следует иметь детей больше, чем они могут прокормить и воспитать.

Такая вот суровая теория…

Вероятно, сам Мальтус, умерший в 1834 году, был бы очень удивлен своей нынешней популярности. Сейчас то и дело приходится слышать доводы о том, что людей слишком много, что они слишком много потребляют и что Земля не может прокормить такое большое количество дармоедов. А в период страшной COVID-пандемии очень модным стало мнение о том, что Мальтус предсказал это страшное бедствие, что он якобы знал, что природа неизбежно отомстит за расточительное расходование ее даров…

Отметим, что Мальтус был первым в мире профессором политической экономии. И его сочинения, несмотря ни на что, послужили развитию экономической науки. Он решительно поддерживал принципы laissez-faire и свободы торговли. Вслед за Адамом Смитом Мальтус писал, что «богатство нации будет лучше всего обеспечено тогда, когда каждому человеку позволят преследовать свои собственные интересы», что «правительства не должны вмешиваться в регулирование потоков капитала и промышленность», что каждому человеку надо предоставить «свободу деятельности и получения прибыли, пока он подчиняется законам справедливости».

Давид Рикардо был одновременно последователем и оппонентом Адама Смита. Он выявил закономерную в условиях свободной конкуренции тенденцию нормы прибыли к понижению, разработал законченную теорию о формах земельной ренты. Он развил идеи Адама Смита о том, что стоимость товаров определяется количеством труда, необходимого для их производства, и разработал теорию распределения, объясняющую, как эта стоимость распределяется между различными классами общества.

Полезность не является мерой меновой стоимости, хотя она абсолютно существенна для этой последней. Если предмет ни на что не годен, другими словами, если он ничем не служит нашим нуждам, он будет лишен меновой стоимости, как бы редок он ни был и каково бы ни было количество труда, необходимое для его получения.

ДАВИД РИКАРДО

Ему также принадлежит так называемый «железный закон» заработной платы, и тут взгляды Рикардо сложились явно под влиянием воззрений его друга Мальтуса. Рикардо прогнозировал, что при росте заработной платы рабочие начнут заводить большее количество детей и в итоге заработная плата будет падать из-за того, что количество рабочих будет увеличиваться быстрее, чем спрос на их труд. И еще: безработица в рыночной экономике невозможна, так как избыточное население будет просто вымирать.


Давид Рикардо


Идеи Адама Смита получили развитие и в трудах Карла Маркса (1818–1883). Причем Карл Маркс, как известно, не ограничивался кабинетной работой, и одно время он принадлежал к числу самых выдающихся деятелей интернационального рабочего движения. Этим, кстати, в значительной степени объясняется тот успех, который имел его «Капитал» (Das Kapital) – несмотря на столь невыносимую форму изложения, что даже немцы признают сочинение Маркса одной из самых трудночитаемых книг, вышедших из-под пера немецких ученых.

И в самом деле, если число читателей книги обычно значительно превышает число ее разошедшихся экземпляров, то про «Капитал» Маркса можно почти наверняка утверждать, что имевших эту книгу в свое время было в десятки раз больше, чем тех, кто действительно смог ее прочитать и понять.

В период быстрого развития капитализма (после промышленной революции) появился экономический романтизм как идеология мелкой буржуазии. У истоков этого направления стояли Жан Шарль де Сисмонди (1773–1842) и Пьер-Жозеф Прудон (1809–1865).

С их точки зрения, политическая экономия имеет дело с человеческой природой, являясь нравственной наукой.

Бесконечное умножение производительных сил труда не может иметь никакого иного результата, кроме увеличения роскоши и наслаждений праздных богачей.

ЖАН ШАРЛЬ ДЕ СИСМОНДИ

Идеи Прудона были проникнуты реформизмом, направленным на спасение мелкой буржуазии от разорения, не затрагивая при этом основ капитализма. Он доказывал, что собственность есть воровство, потому что она противоречит принципам справедливости. Противоположность собственности, по Прудону, составляет общность. Но общность – это такое же отрицание равенства, как и собственность, только в противоположном смысле: собственность есть эксплуатация слабого сильным, а общность есть эксплуатация сильного слабым.

Следует отметить, что слова Прудона о том, что собственность – это воровство (la proprieté c’est le vol), стали таким же расхожим афоризмом, как и слова Дарвина о том, что человек происходит от обезьяны. Поэтому неудивительно, что эти слова быстро сделались достоянием не только грамотных людей, но и полуграмотной толпы, а имя Прудона стало общеизвестным.


Пьер-Жозеф Прудон

Кто имеет право взимать плату за пользование землей, этим благом, не созданным человеком? Кому следует давать плату за землю? Тому, кто ее произвел, конечно. Кто создал землю? Бог. А если так, то проваливай, собственник!

ПЬЕР-ЖОЗЕФ ПРУДОН

Марксизму, всем нам хорошо известному, предшествовал еще и так называемый «утопический социализм», восходящий к идеям лорд-канцлера Англии Томаса Мора (1478–1535), опубликовавшего в 1516 году свою «Утопию».

Эта работа не была «пустой литературной забавой». В ней впервые были отчетливо сформулированы идеи о возможности преобразования общества на социалистических принципах справедливости. Громадной заслугой гуманиста Томаса Мора была критика эксплуататорского государства и права, а также концепция свободы граждан от эксплуатации.

Бедность народа – оплот монархии. Богатство и свобода ведут к неповиновению и презрению властей. Свободный и богатый человек нетерпеливо переносит несправедливое и деспотическое правительство. Нужда и нищета лишают бодрости даже самого храброго, притупляют ум, приучают переносить рабство и под постоянным давлением своим отнимают у него ту энергию, которая необходима для того, чтобы стряхнуть с себя ярмо.

ТОМАС МОР

Под влиянием этих идей в течение последующих столетий были написаны сотни книг, посвященных переустройству общества на началах равенства и социальной справедливости.

В XIX веке это учение стало прерогативой интеллектуалов, развивших его в подлинную науку. Они выдвинули принцип распределения «по способностям», представляли будущее общество как общество изобилия, безграничного роста производительных сил и расцвета личности, говорили о возможном исчезновении разницы между умственным и физическим трудом, городом и деревней, о планировании производства и превращении государства в орган управления производством.

Ярчайшими представителями этого направления экономической теории были Сен-Симон (Клод Анри де Рувруа, граф де Сен-Симон) (1760–1825), Шарль Фурье (1772–1837) и Роберт Оуэн (1771–1858).

Роберт Оуэн был филантропом, вся жизнь которого была посвящена бескорыстному служению общему благу – как он его понимал. Ради распространения своих идей Оуэн не щадил ни сил, ни материальных средств. Размышления о переустройстве общества он изложил в двух сочинениях, в которых проводилась мысль о том, что человек – это продукт прирожденных способностей и внешних влияний. Что лучшие склонности человека под влиянием среды, в которой ему приходится жить, могут совершенно измениться и привести к дурным поступкам. Поэтому на пороки людей следует смотреть как на болезни, нуждающиеся в лечении, а не в наказании.


Роберт Оуэн


Оуэн был уверен, что человек может и должен быть перевоспитан. На собственной фабрике в Нью-Ланарке (Шотландия), а позднее и в более широких масштабах в Америке он старался осуществить свои идеи. В Нью-Ланарке ему удалось достигнуть весьма значительных результатов в смысле улучшения быта рабочих, поднятия уровня их нравственного развития и т. п. Но вот второй его опыт, коммуна «Новая гармония» в штате Индиана, поглотив 40 000 фунтов стерлингов (почти все состояние Оуэна), окончился провалом.

Граф де Сен-Симон происходил из знатного семейства, считавшего своим родоначальником Карла Великого, и еще в детстве он приказал лакею будить себя словами: «Вставайте, граф, вас ждут великие дела». Во всяком случае, так утверждается, а если это правда, то неудивительно, что, став взрослым, он разрабатывал планы создания общеевропейского парламента, который был бы «высшим решителем» проблем между отдельными государствами, составлял кодекс морали, мечтал о проведении каналов и организации массовых перебросок излишка народонаселения в другие страны. Он издавал сборник «L’industrie» и считал перспективным «новое промышленное направление». Он противопоставлял интересы труда и капитала, доказывал, что только труд дает право на существование и что современное общество должно состоять из работающих – умственно и физически. А рантье, согласно Сен-Симону, это недуг (рак), от которого страдают народы и государства. По его мнению, именно промышленный класс мог бы приносить наибольшую пользу обществу, и он был уверен, что промышленников надо защищать от ничего не делающих классов. Он говорил о противостоянии «пчел» и «трутней», об общей обязанности трудиться, об организации нового общественного порядка, основанного на творчестве и на результатах науки.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Издательство АСТ
Поделиться: