Название книги:

Тайна Волчьего Леса

Автор:
Алекс Найт
Тайна Волчьего Леса

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Поместье мэра города Вудсберг.

– Проклятье!

Кирсан Макдауэлл, занимающий пост мэра города, не совладав со злостью, подскочил из-за высокого обитого кожей кресла и взмахом руки смахнул с массивного стола бумаги и писчие принадлежности.

– Сколько уже вы ловите этого… этого.... Вы же даже не знаете, кто он! – пуще прежнего разъярился он, с силой опустив внушительные кулаки на столешницу.

Обычно бледная кожа покраснела, тонкие губы кривились от ярости, голубые глаза гневно пылали и, казалось, сейчас вылезут из орбит. Вэйд Тиррас, глава городской стражи, стойко переносил крик начальника, стоя перед столом с прямой спиной и безэмоциональным выражением на лице. Редко что могло вывести из себя сурового вояку.

– Злоумышленник действует скрытно. Мы предполагаем, что их несколько. К сожалению, нам удалось лишь пару раз увидеть их собаку.

– Вот ещё загадка. Почему этот пёс не оставляют следов? – мэр широким шагом прошёл к стеклянному шкафу с напитками, раскрыл его, оглядывая пустые бутылки и бокалы. – Где весь алкоголь? – возмутился он.

– Вы забыли? Ваш врач рекомендовал отказаться от спиртного. Вы сами приказали уничтожить все запасы в поместье.

– Проклятье, – уже уныло выругался мужчина, обернувшись к начальнику стражи. – Насколько сильно мы отстаем от плана строительства?

– На полгода, – ровно ответил он.

– Полгода злоключений из-за какого-то леса! – мэр экспрессивно раскинул руки в стороны. – Почему мы просто его не сожжем вместе с этим загадочным Мстителем?

– Во-первых, лес граничит с территорией Тель-Мароса. А во-вторых, мы пробовали несколько раз. Сразу после поджога разразилась буря, и ливень потушил пламя. Мистика какая-то.

– Или магия, – хмыкнул Кирсан.

Заметив что-то на полу, он нахмурился. Нагнулся и поднял письмо, подписанное размашистым красивым почерком.

– Мариан, – на лицо Кирсана наползла свирепая маска. – Опять мне отказала! Вы за ней следите? У неё кто-то есть?

– Слежка ведётся постоянно. Девушка ведёт уединённый образ жизни. Я бы не рекомендовал настаивать на отношениях с ней. Ваша жена этого не одобрит, как и горожане. А через месяц выборы. Вы рискуете… испортить репутацию.

– Упрямая девица будет моей, – отрезал мэр, всем своим видом давая понять, что в этом вопросе непоколебим.

Он заметил красавицу ещё полгода назад и с тех пор приглядывался. Но гордячка не желает связывать себя отношениями с женатым мужчиной. И, судя по всему, не понимает, что терпение Кирсана не вечно. Кончится тем, что он не оставит ей выбора, не оставит даже свободы. Будет жить при нём и ежедневно выпрашивать прощение за свои отказы. Но Вэйд прав, сейчас важнее выборы на пост мэра. Горожане и так недовольны тем, что строительство железной дороги затягивается и требует вырубки древнего Волчьего леса. Но и им он выбора не оставит. Проголосуют за него, как миленькие.

– Займёшь пост шерифа города. Проведёшь обыски, публичные объявления, увеличишь награду, что угодно. Если кто-то помогает Мстителю, мы должны это знать. Ты обязан принести мне его голову к концу следующей недели…

Речь мэра прервал короткий стук в дверь. Не дождавшись ответа, визитёр распахнул её и вошёл в тонущий в солнечном свете кабинет. Мэр и начальник стражи замолчали, обернувшись к незнакомцу. Высокий и статный мужчина уверенной походкой направился к ним. На губах наглеца играла самоуверенная улыбка. Но от мужчин не укрылся дорогой наряд внезапного гостя, потому они пока молчали.

– Робин Гудсвел, к вашим услугам, – высоким голосом представился он.

Мужчина с кривой улыбкой на губах коснулся поля кожаной шляпы, когда остановился в метре от мэра.

– Я – новый шериф города, – заявил он.

– По чьему приказу?! – после кратких мгновений замешательства воскликнул Кирсан.

– По приказу короля, – Гудсвел вытянул из внутреннего кармана кожаной дорожной куртки конверт из плотной бумаги, скрепленный алой сургучной печатью короля Булгурона. – Его величество недоволен задержкой строительства. Я здесь для того, чтобы выяснить причины и избавиться от них.

– Добро пожаловать в Вудсберг, – мэр не без труда растянул на губах фальшивую улыбку, ведь вмешательство короля могло перечеркнуть его планы.

Чтобы этого не произошло, нужно выяснить, как заполучить лояльность королевского приказчика, столь бесцеремонно вторгшегося в его кабинет. Но если Робин окажется беспристрастен, придётся от него избавиться. Слишком много денег поставлено на карту, чтобы их потерять. Пара отнятых жизней на их фоне ничего не значит.

Глава 1

/Робин/

Вместо того, чтобы продолжать расследование, я шёл в театр. Словно приехал развлекаться. Но ушлый мэр считал, что новый шериф для начала обязан осмотреть владения. Будто в этом захолустье есть на что смотреть…

Кирсан лично вызвался сопровождать меня в поездке и весь день разливался соловьем, льстил, вызнавал подробности моей службы и подготавливал почву для предложения взятки. В том, что оно может поступить, я не сомневался, потому всем видом давал понять, что мне это не интересно. Я прибыл сюда для того, чтобы выяснить, по какой причине последний этап строительства железной дороги к границе с Фернраном до сих пор не завершён. По планам, здесь уже должны вовсю ходить торговые эшелоны.

– Уверяю вас, представление не оставит вас равнодушным, – заверил меня Кирсан с фирменной улыбкой политика на губах.

Внешне он производил приятное впечатление. Ухоженный мужчина лет пятидесяти в дорогом однобортном костюме, поверх которого надето удлинённое пальто. По такому поводу и я нарядился, хотя от оружия не отказался, меч привычно оттягивал пояс. Но всё равно меня не покидало плохое предчувствие в присутствии мэра. В нём так и чувствовалось двуличие, но так можно сказать о любом политике.

– Не сомневаюсь, – сдержанно отозвался я, скользя равнодушным взглядом по фойе театра.

Внутри оказалось вполне сносно. Новый ремонт, бежевые стены подсвечены газовыми лампами, выполненными в виде свечей. Шаги глушили бордового цвета ковры. Судя по всему, заведение весьма популярно, потому как помещение с каждой минутой наполнялось народом.

Служащий театра в темно-синем костюме подошёл к мэру, почтительно склонил перед ним голову и пригласил нас следовать за ним. Миновав несколько просторных коридоров, стены которых украшали искусные картины, мы поднялись на второй этаж. Мэра ожидала роскошная ложа, расположенная прямо напротив сцены.

– Вы так и не сообщили, по какой причине задерживается строительство, – отметил я, когда служащий театра оставил нас с мэром наедине.

Охрана Кирсана заняла пост в коридоре у дверей. Мы же расположились в деревянных креслах, обитых бордовым бархатом, между которыми находился круглый столик для напитков и закусок.

– Если бы я мог однозначно ответить на этот вопрос, – посетовал Кирсан, экспрессивно направив кулак в свою распахнутую ладонь. – Первые три месяца строительство шло по плану, но стоило нам приступить к вырубке леса, как начали происходить различные неприятности. То сломается буровая установка, то пропадёт взрывчатка, то дерево не так упадет. А не так давно половина строительной площадки взорвалась. Нам мешают… Мы называем его Мститель, но выяснить личность этого мерзавца за полгода так и не удалось.

– Каковы его мотивы?

– Здесь всё кристально ясно. Он требует остановить строительство.

– Как же он требует, если вы ни разу его не видели? – скучающим тоном поинтересовался я.

Глупо опираться на информацию от заинтересованного лица.

– После первого взрыва он оставил записку с требованием, – Кирсан тяжело вздохнул, вскинув руки в стороны.

Дверь приоткрылась. Склонив рыжую голову, в ложу вошла служащая театра с подносом в руках. Совсем молоденькая, наверное, ей не было и восемнадцати.

– Проходи, Джоанна, – добродушно пригласил мэр.

Девушка чуть расслабилась и проследовала к столику, чтобы поставить на него поднос.

– Гроттель унеси, я не пью, – попросил он чуть уныло, взглянув на меня вопросительно.

– Я уж тем более. Служба, – указал на металлический значок шерифа на груди.

Девушка послушно забрала бутылку, стрельнув в меня взглядом зеленых глазах, в глубине которых я отчетливо различил неприязнь.

– Мариан сегодня выступает? – спросил мэр, обратив взгляд к залу, где только что притушили свет.

– Да, сейчас выйдет, – тоненьким голоском сообщила девушка и попятилась к выходу.

Я проводил её взглядом, прикидывая про себя причины такого отношения, и не глядел на сцену. Может, в городе не рады представителям власти? Все мысли выбило из головы, когда слуха коснулся нежный напев. Я обернулся, подавшись вперёд, и увидел её…

Девушка замерла по центру сцены. Невыносимо печальная и нереально прекрасная. Блестящие пряди рыжим золотом стекали по её плечам. Зелёный шёлк обхватывал стройное тело, словно вторая кожа, подчёркивая все достоинства и скрывая так много, что в душе поднималась досада. Голову девушки венчал серебристый венец, сияя так же ярко, как и её глаза. Красавица пела, возведя руки к парящему над ней фонарю, изображающему луну, с её ладоней сыпались алые лепестки цветов. Нежный голос, казалось, проникает в сердце, в самую душу, наполняя её необъяснимым трепетом. Я сидел, замерев, и раз за разом оглядывал прекрасную незнакомку, не в состоянии оторвать от неё взгляда. И отмер только, когда под громкие аплодисменты она покинула сцену.

– Кто она? – хриплым шёпотом спросил я у тоже только отмершего мэра.

– Мариан. Истинная жемчужина этого города, – на губах мэра мелькнула хищная улыбка.

Но в этот момент я был не в состоянии оценивать причины подобной гримасы. Сейчас мыслями и помыслами владела одна единственная девушка, и будь я проклят, если она не станет моей сегодня же.

 

С этой секунды внезапное задание заиграло новыми красками.

Глава 2

/Мариан/

Немного ранее.

– Ну что там, много народу? – спросила из-за спины Нинья, одна из ведущих актрис театра.

Я выглядывала из-за шторы, скрывающей узкий вход в подсобку, и приглядывалась к разряженной публике, заполняющей главное фойе театра. В нашем городке было не так много мест, где местные аристократы могли блеснуть привезёнными из столицы нарядами и драгоценностями, потому перед представлениями женщины выглядели наряднее самих актёров. Камни и благородные металлы сияли, отражая свет газовых ламп. По словам прибывшей на прошлой неделе из столицы миссис Анриэ, сейчас в моде синий цвет, потому от его обилия в туалетах местных дам рябило в глазах.

– Очень много, – шепнула я и тихо вздохнула, когда мне под руку нырнула Джоанна, моя младшая сестра.

Она задорно подмигнула мне зелёным глазом, встряхнула рыжей гривой волос, вечно находящейся в беспорядке, и показала язык в ответ на моё возмущение. Здесь слишком тесно для двоих, но у моей дорогой родственницы своё мнение на этот счёт.

– Смотри, и твой старикашка здесь, – скривилась малышка Джо, как мы часто её называли.

И хоть она давно уже не маленькая, а фигура её с каждым днём становится всё женственнее, но от прозвища так просто не избавиться.

– Он не мой, – с кислой миной на лице отозвалась я, приглядываясь к только вошедшему в фойе мэру.

На самом деле, старикашкой его могла назвать разве что моя сестра. Статный и обходительный, он умел располагать к себе людей, нравиться окружающим с одной доброжелательной улыбки. Природа наделила его приятной внешностью. Светлые, чуть вьющиеся волосы всегда были уложены в аккуратную причёску, лицо гладко выбрито, а одежда идеально выглажена. Редко что выбивалось из совершенного облика.

За три месяца не такого, как он бы желал, тесного общения, я успела узнать его лучше. И от меня не укрылось, что безупречность облика и льстивые улыбки – лишь маска, призванная скрыть неприглядное содержание. Мелочный, не терпящий отказов и жестокий тиран – вот он какой на самом деле. И как бы я хотела сказать, что моё отношение связано с настойчивостью мужчины, но это не так. Нашим городком управлял злой человек, но никто бы не рискнул пойти против него, кроме загадочного Мстителя.

– Ох, Кирсан, как он хорош, – с придыханием залепетала Нинья, выглядывая из-за моей спины.

Она томно вздохнула, мимолётно ткнув меня пальцем в бок.

– Сколько он уже обивает твои пороги, а ты недотрогу из себя корчишь. Смотри, уйдёт рыбка, потом локти кусать будешь.

– Предпочитаю прослыть плохим рыбаком, – фыркнула я, шикнув на слишком громко хихикающую сестру.

Кирсан Макдауэлл, мэр нашего замечательного города под звучным названием Вудсберг, пытается ухаживать за мной несколько месяцев. Всё началось с одного выступления. После смерти мамы, единственной, кто о нас заботился, мы еле сводили концы с концами. Я ещё не достигла совершеннолетия, чтобы работать в полную силу. Джоанна была совсем ребёнком, озлобленным на мир за потерю дорогого человека. Тогда глава театра, госпожа Свифт, для которой мама выполняла заказы на вышивку, пожалела меня и взяла на работу.

Вышивала я не так хорошо, как хотела бы, но старалась. Бралась за любую работу в театре. И как-то так вышло, что три месяца назад перед последним актом Нинье стало плохо. Госпожа Свифт отправила меня сыграть последнюю сцену. В тот день я впервые спела перед публикой. Позже мне стало известно, что госпожа не раз слышала, как я напеваю во время работы, и часто подумывала предложить мне роль. Ещё чуть позже я узнала, что в тот день меня заметил мэр города.

Для невинной и тогда ещё наивной девушки его ухаживания выглядели чем-то невероятным. Он одаривал меня дорогими подарками и льстивыми комплиментами. Тогда я ещё не знала о двойной натуре мужчины, считала, что он восхищён моим пением. Держалась почтительно, но настороженно. И наивно полагала, что счастливый в браке мужчина, каковым его описывают в газетах, пожелал поддержать начинающую актрису. Но ошибалась. Мэр желал заполучить в постель понравившуюся девицу. И пока что позволял мне отказы…

– А кто это с ним? – оживилась Нинья.

Её слова заставили выплыть из мысленных образов прошлого и присмотреться к мужчине, вошедшему вслед за мэром. На секунду меня вырвало из реальности. Сердце громко забилось в груди, а дыхание оборвалось.

Незнакомец замер по центру фойе, оглядев помещение цепким взглядом синих глаз. Гармоничные черты лица застыли непроницаемой маской, чувственные губы сжались в прямую линию, выдавая всё его недовольство. Казалось, он заполнил собой всё пространство: высокий, в дорогой одежде, с развитой фигурой воина, что только подчёркивало висящее на поясе оружие. Краешек его губ приподнялся в полуулыбке, отчего сердце громко ударило о солнечное сплетение. И я заставила себя опустить голову, чтобы снова начать дышать. Что это со мной?

– Ходят слухи, что в город прибыл человек короля, – задумчиво протянула Джо.

Я взглянула на сестру, надеясь, что она не заметила моего кратковременного помешательства.

– Пожалуй, схожу и выясню, – она ловко выскользнула из-под моей руки.

При всём желании я не успела схватить за шкирку юркую сестру.

– Джо, стой. Не надо.

«Вдруг это опасно», – говорила одними глазами, ведь мы не знали, чего ждать от пришлого, ещё и наделённого властью королевским указом.

– Всё будет хорошо, – подмигнула она и скрылась в темени подсобного коридора, оставив Нинью в недоумении, а меня в полном душевном раздрае.

Глава 3

/Робин/

Сбежать от мэра за десять минут до завершения спектакля оказалось не так тяжело. Извинившись, я покинул погружённый во тьму балкон и вышел в тускло освещённый коридор. Охрана так и дежурила возле дверей и на мой уход никак не отреагировала.

Представление явно было популярно, потому как я оказался единственным прогуливающимся гостем. Если бы не доносящаяся со сцены музыка, можно было решить, что я один во всём здании. Отыскать выход в служебные помещения не составило труда. И вот ухоженная обстановка осталась за глухой дверью. Изнанка театра оказалась не столь помпезной, но вполне аккуратной, без мусора и валяющегося под ногами реквизита.

Актёрам рукоплескали, выкрикивали слова восхищения. И пока они кланялись перед довольными зрителями, я мог незаметно пробраться в зону гримёрных и отыскать ту, что принадлежала девушке, которую я выбрал для себя. В небольшом помещении царил лёгкий творческий беспорядок. Переодевания производились в бешеном ритме, и многие наряды лежали на узкой софе. А одна изумрудная лента валялась прямо на полу. Я подобрал её и вдохнул будоражащий аромат, пропитавший ткань. Сунув свою находку в карман, я продолжил осмотр, пытаясь угадать среди рабочих предметов вещи хозяйки помещения.

Растянутый кардиган висел на спинке стула, придвинутом к комоду с настенным трюмо в потёртой золочёной оправе. Похоже, этот предмет в прошлом был частью декорации и имел собственную историю. К зеркалу с краю были прикреплены пара поздравительных открыток и мгновенная картинка с изображением двух молодых рыжеволосых девушек. Знакомых девушек, стоит отметить. Та рыжая девчушка, что смотрела на меня с неприязнью, на картине была совсем ребёнком, смешной и милой. А её, судя по всему, сестре, здесь было от силы восемнадцать. Без косметики, в недорогой на вид одежде, она уже приковывала к себе взгляд красивым лицом и яркими красками глаз и волос.

На комоде вразнобой лежали флаконы с различной косметикой, ленты и заколки. Девушка была аккуратна с вещами. И судя по виду сумочки, висящей на спинке стула, не богата. С самого края расположилась ваза с алыми розами. Внутри нашлось и послание для рыжей красотки.

«Прекрасные цветы для прекрасной девушки. Кирсан».

Как банально. А мэр, как оказалось, неравнодушен к рыжим певицам. И это при живой и весьма привлекательной супруге… Удивительно, как слухи до сих пор не просочились. Или подобное увлечение не способно повлиять на его репутацию? Я нахожусь слишком мало в городе, чтобы знать о царящих здесь порядках. Может, я поспешен в суждениях или слишком испорчен?

Энергичный перестук каблучков заставил отвлечься от небольшой разведки. Я обернулся в тот момент, когда дверь гримёрной отворилась и в комнату вошло моё рыжеволосое наваждение. Признаться, я думал, вблизи сказочность образа рассеется, либо поблекнет. Но её появление было подобно удару под дых. Дыхание перехватило от того, насколько она прекрасна. К концу спектакля она переоделась в чёрное платье с открытыми плечами и декольте на грани приличия, на фоне которого алебастровая кожа словно сияла, а рыжие пряди будто пылали. Девушка прижала ладонь к аппетитной груди, приоткрыв алые губы в изумлении. Зелёные глаза незнакомки скользили по моему облику, раз за разом возвращаясь к глазам. Чудилось, что и она не может опомниться…

– Что вы… Кто вы такой? – наконец произнесла она со смесью шока и волнения.

– Добрый вечер, мэм, – в привычном жесте коснулся поля шляпы и медленно приблизился к напрягшейся девушке. – Робин Гудсвел, новый шериф города.

– Это не объясняет того, что вы делаете в моей гримёрной, – девушка сузила зелёные глаза. Смотрела теперь настороженно, даже враждебно.

– Я хотел выразить восхищение, – потянулся к дверной ручке и толкнул её, вынуждая девушку отступить в сторону.

Под глухой хлопок двери мы остались с ней наедине.

– Выйдите, – потребовала она. – И зачем вы закрыли дверь?

– Ты так и не представилась, Шиповник, но уже демонстрируешь свои колючки.

Сравнение пришло внезапно. С детства помнил этот колючий кустарник, что рос в чаще леса. Матушка несколько раз пыталась посадить его побеги в саду, но терпела неудачи. Дикий шиповник не признавал неволи. Но как же он был прекрасен. Как эта девушка…

– Мариан Лерукс.

– Необычная фамилия…

– Обычная для исконных жителей Вудсберга, – девушка недовольно поджала губы, потянулась к ручке двери, явно намеренная выдворить меня.

А вот её враждебность уж точно необычна. Я ожидал, что она проявит больше почтения к облечённому властью человеку. И мне удастся назначить свидание, а в идеале увезти девушку сразу же. Но я точно чего-то не знаю, раз уже второй человек в этом городе мне беспричинно не рад.

– Вам лучше уйти, мистер Гудсвел… – она приоткрыла дверь, но тут же её захлопнула. Зелёные глаза распахнулись от испуга. – О, нет-нет, – зашептала она, приложив ладони к пылающим щекам.

– В чём дело?

– Кирсан, он идёт сюда, и если увидит вас… О, нет… Что же делать?

– Боитесь потерять покровителя? – нахмурился, вдруг испытав разочарование, замешанное на злости.

– Идиот, – припечатала девушка, откровенно скривившись. – Не время объяснять.

Она вдруг начала подталкивать меня в грудь в направлении шкафа.

– Быстрее, прячьтесь, – зашептала она, распахивая створки.

– Ты в своём уме? – прошипел, тоже переходя на громкий шёпот.

– Я о тебе забочусь, идиот, – и девушка с поразительной силой толкнула меня в шкаф.

Да так стремительно, что я ударился затылком об полку. Мариан попыталась закрыть створки, но я удержал её за запястье.

– О нет, Шиповник, мы не договорились об условиях.

– Каких ещё условиях? – возмутилась она, а в дверь настойчиво постучались.

– Я залезаю в шкаф – ты избегаешь проблем с ухажёром. В обмен…

– Я избегаю? Это ты избегаешь проблем с мэром!

– В обмен, ты идёшь со мной на свидание, Шиповник.

– Ты в своём уме? – прошипела она рассерженной кошкой, повторяя мой прошлый вопрос.

– Тогда я выхожу, – попытался воплотить угрозу в жизнь.

– Ладно-ладно, – девушка удержала меня, положив ладошки на грудь. – Я не одета! – крикнула в сторону двери.

– Вот и договорились, Мариан. А это – аванс.

– Что? – девушка придушено охнула, когда я притянул её к груди.

Её губы оказались ещё сочнее на вкус, чем я представлял в мечтах. Нежные и непокорные, как их хозяйка. Мариан попыталась меня укусить, но я вовремя отпрянул.

– Нахал, – прошептала она, нервно проведя кончиками пальцев по губам.

И захлопнула перед моим носом створку шкафа. Да уж, похоже, спектакли в подсобках ещё увлекательнее, чем на сцене…

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: