Название книги:

Нейрокомандор. Книга 1. Пси-Фактор. Адепты с Земли

Автор:
Алекс Нагорный
Нейрокомандор. Книга 1. Пси-Фактор. Адепты с Земли

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Предыстория

Пояс астероидов Коа надёжно скрывает самую большую космическую свалку в Содружестве. Причину выбора именно этой планеты никто не помнит. В итоге, Система Колина обрела свою достопримечательность с её появлением. По прошествии нескольких десятков столетий свалка разрослась, достигнув колоссального объёма, оставив людям всего одну из семи планет в системе для жизни. Новый военный конфликт стал ещё одним источником пополнения кладбища кораблей.

Утилизацию в промышленных масштабах давно прекратили, из-за непомерного числа техногенного мусора. Происходит постоянное прибавление старых и повреждённых судов, буксируемых со всего содружества. Помимо этого, всё морально устарело, демонтаж годных частей утратил актуальность, а опасные материалы реакторов и отработанные элементы изымались до переброски космических исполинов к местам вечного спокойствия и забвения.

Предприимчивые люди нашли применение величайшему скоплению обломков кораблей и заброшенных станций, обосновав доходный бизнес, конкурирующий по популярности с похожими направлениями всего цивилизованного Содружества.

Экстремальный туризм – вот основная статья дохода обитателей системы Колина. От желающих прикоснуться и пощупать отголоски времён галактических войн нет отбоя. Никто не отказывается посмотреть или посетить настоящий линейный корабль тысячелетней войны, непрекращающейся и поныне. Велик соблазн пройтись по центральному приёмному залу исполинской станции, забытой и нетронутой со времён глобальных войн корпораций.

Чего уж говорить о сувенирах, растаскиваемых туристами. Любая находка в обычной каюте способна занять достойное место в коллекциях, ведь некоторые технологии, канувшие в лета, представляют истинную ценность, и память.

Погоня за раритетным оружием, это отдельная статья дохода нелегальной стороны делового сообщества. Тут работают другие законы, денежные средства исчисляются иными цифрами, как и риски. Не говоря о конкуренции. Бизнес сопряжён с опасностями, ведь пробраться вглубь самого большого кладбища кораблей весьма сложно. Можно утверждать о смертельной опасности, из-за постоянного движения объектов.

Шанс найти вещь, принадлежащую самым загадочным личностям, способным в одиночку противостоять армиям, остался. Космические рыцари канули в лету, оставив легенды и немного истории. Весомое доказательство их существования есть, оно хранится в самом надёжном месте Содружества и напоминает о человеке, рядовом поисковике, ставшем богатым в одночасье.

Сама находка демонстрировалась лишь раз, данные засекретили на самом высоком уровне, установив запрет на приближение к артефакту всех, включая лиц правящих династий. Скрыть место находки не удалось, как и запретить свободным людям производить поиски, в надежде на новую удачу…

– Морош, тот рейдер стар настолько, что сенсоры в показаниях путаются! – шутливо заявил молодой парень, разглядывая объект.

– Телеметрию проверь, – компаньон проворчал, выполняя манёвр сближения. – Глик, сравни его с базами, вдруг что-то стоящее? Хотя, окраины все почти прочесали, без нас, – добавил с ноткой досады.

– Этот смотрится целым, – подметил важное. – Подойдём?

– Слушай, – Морош отвлёкся. – Я чем, по-твоему, занимаюсь? Готовь скафы к выходу, вообще проверь оборудование. В прошлый раз мембрана не сразу раскрылась, а гравитационный модулятор ты, тупо, забыл.

– Ладно, – парень демонстративно поднял руки. – Всё сделаю, шеф!

Нейроинтерфейс выдал наиболее удобный коридор сближения. Капитан поисковика переключил ручное управление в автоматический режим. В случае прохождения между дрейфующими фрагментами Морош не полагался на себя. При просчитывании маршрутов искином, всегда получается лучше, на его программных базах компаньоны не экономили.

По соображениям безопасности, стыковку не проводили, особенно при первом посещении объектов. Бывали случаи активации противоабордажных систем, как-никак, а военные суда попадаются постоянно, и никто не скажет точно, что работает, что сломано или разбито. Сенсорика и сканеры при этом бесполезны, невозможно обнаружить то, что состарилось, отсутствует в базах, или банально дожидается в режиме гибернации особой ситуации. Действовать приходится на свой страх и риск.

Рубка рейдера ожила, но поисковики не могли этого видеть. Что послужило толчком к возобновлению процедуры, остановившейся много веков назад, непонятно. Однако…

По сенсорам контроля пробежала волна активации и монитор выдал первую строчку, продублировав звуком:

«…координаты введены. До старта осталось сорок девять секунд.»

Пауза, а затем:

«Пароли… приняты. Точка эвакуации утверждена. Время пробуждения…»

«Протокол «Защитники» активирован.»

«Основные задачи… загружены в базы реципиентов.»

«Биоритмы эмбриона… ожидания донора.»

Из-за времени проведённом в забвении техника старится, не все фразы дублируются звуком.

«…протокол самоликвидации.»

Борт рейдера разорвался под действием направленных взрывов. Три пробоины открыли жерла пусковых шахт. Из первой вырвался луч света, ослепивший не только поисковиков, но и новейшее оборудование слежения. Телеметрия отключилась, не найдя подходящего спектра в базах корабля, сенсорика не справилась с потоками излучений.

– Какого? – выкрикнул капитан, уводя корабль от опасного объекта.

– Мы, это, эм-м – ни при чём! Это… Он сам! – Глик пребывал на грани истерики. – Надо с-сваливать, или з-заденет!

Первый болид вышел из недр рейдера и, через секунду, исчез, перейдя в подпространство. Через минуту, следом за ним в неизвестном направлении вылетели ещё два. Корабль дрогнул, оранжевая вспышка поглотила его, разворачиваясь смертоносной сферой плазмы и радиоактивных потоков.

Искатели трофеев не смогли видеть со своего местоположения второе судно, вышедшее из состояния гибернации в центре скопления за поясом астероидов Коа. Прежде чем самоуничтожиться, древний корабль выпустил несколько капсул в том же самом направлении, что и рейдер. Приблизительные координаты точки назначения посылок удалось засечь и запротоколировать старой аппаратуре поисковика…

Пролог

* * *

– Капитан? – подошедший человек в штатском выглядел уверенно, нагловато. – Мой коллега ясно выразился о переходе операции под иную юрисдикцию?

– Ты ещё кто? – Ларичев сплюнул. – Документы, приказ? – протянул руку. – Письменный. Если не имеете, попрошу…

– Всё у них есть, – вошедший следом полковник устало козырнул на приветствие, сел на свободный стул. – Всё есть. Гриша, расскажи мне, что тут творится? Война началась, или?

– Лучше оперативное видео прокрутим с камер бойцов, – ответил предложением капитан. – Особо интересные моменты мой спец нарезал…

Их прервал доклад оперативного дежурного о готовности подразделения к очередному штурму.

– Отставить! – Человек в штатском повысил голос. – Все материалы сдать! Ничего не предпринимать!

– Не много на себя берёте? – Ларичев не выдержал. – Парни на взводе…

– Вам не хватает раненых? Есть желание двухсотыми разбавить? Вы даже не представляете, – он выдохнул, – на что способны те, кто в доме. Ваше подразделение, и ещё сотня таких же, это пшик! Пыль на сапогах, которую смести лень. Полковник? – штатский повернулся к непосредственному начальнику капитана.

– Гриша, отбой. Ничего ты не сделаешь, – усталость в голосе выдала несколько бессонных ночей, проведённых офицером. – Ты сюда посмотри, – он выложил пачку фотографий на стол, поверх плана штурма здания.

Капитан приступил к знакомству с материалом под недовольные взгляды людей в штатском, явно несогласных с решением. Демонстрация секретных данных не входила в их планы, но доверять полковнику их попросили.

– Я одно не пойму, – Ларичев перебирал фото по третьему кругу. – Что за оружие способно нанести такие разрушения? – он остановился на располосованном надвое бронетранспортёре.

– А ты посмотри вот на эту фотографию, – полковник вытянул её не глядя. – Что видишь?

– Фигура размыта, – капитан прищурился. – Фотоаппаратура испорчена, но заметить в руке оружие можно… Постойте! Хотите сказать, что это что-то из холодного?

– Внимательнее, – полковник прикрыл глаза. – На кромке оружия виден голубоватый контур, который специалисты назвали плазменным. Броня оплавлена, как и оружейная сталь, – он швырнул кусок ствола автомата. – А фотоаппаратура в норме. Передвигается объект слишком быстро для нормальной съёмки. Говорят, что скорость кадров только в лаборатории подобрать можно. Так что, пусть он убирается. Один чёрт ВКС подключились, не уйдёт с их возможностями слежки. Вон, половина неба уже в беспилотниках. А теперь, командуй отход своим людям, оставь снайпера. Лучшего…

– ВКС? – пробормотал капитан. – Вэ, Ка, эС, а снайпер? – он словно очнулся. – На кой вам мой человек?

– Поставит радиоактивную метку, если будет на что, – пояснил человек без знаков различий. – К дальнейшей информации у вас нет допуска. Сейчас исполняйте приказ, все материалы оставьте, и покиньте зону ответственности. Теперь она не ваша…

Самое невероятное, что силовикам в управлении не пришло в голову мыслей о далеко не единственном фигуранте цепочки странных событий, всплывающих в разных уголках Земли. Разведданные неполные, личности установить так и не удалось, несмотря на неограниченные ресурсы.

Неожиданно лампы вспыхнули и лопнули от перегрузки, электрооборудование повторило их судьбу, предварительно заискрив, покрывшись тонкими паутинами разрядов. Следом оборвалась связь, заглохла техника снаружи мобильного штаба, и воцарилась звенящая тишина. Офицеры выбежали наружу, в темноту ночи. Вооружились приборами ночного видения, замерли рассматривая территорию коттеджа. Бойцы приготовились к штурму. Две попытки уже завершились неудачей и ранеными, что отразилось на настроениях.

 

Необычно крупная луна осветила отражённым светом фигуру. Тёмные очертания плаща с накинутым капюшоном. Мир замер, погрузившись в мёртвую тишину. Обычный на вид человек стоит у главных ворот и не производит никаких действий, его безразличие к происходящему и безмятежность завораживают.

У кого не выдержали нервы, капитан не понял, как и произошедшее далее. Хлопки выстрелов раздались одновременно со всех направлений. Фигура исчезла, пронеслась по позициям размазанной тенью, периодически замирая, как кадры испорченного видео. Затем появилась вновь, вместе со стонами раненых и предсмертными хрипами убитых. Кисти рук покрывали голубоватые паутины разрядов, они выделялись тусклым маревом. Нет эмоций, а есть ужас, проникший в каждую клетку офицера. Осознание неуязвимости и всесилия сущности, поглотило разум, не оставив места иным мыслям.

Неопознанный подошёл, протянул руки к вискам капитана и тот рухнул без сознания. Неизвестный окинул взглядом территорию с мечущимися в агонии бойцами, определил положение мобильного штаба и вновь тенью прошёлся между людьми и техникой. Раздались выстрелы, хрипы, клокочущие звуки вырывающейся крови из разорванных глоток донеслись из палатки наружу. Представители в штатском, пытавшиеся оказать сопротивление, мертвы.

Далеко за пределами посёлка появился обычный парень, с рюкзаком на плече и сумкой планшеткой, мирно голосующий на обочине…

Беспилотник с земли заметить очень сложно, по ряду причин. Высота полёта, сниженные показатели шума двигателя, малые размеры и использование новейших разработок в покрытии. Особенно, когда дело касается разведки и спецопераций, силовики отдают предпочтение самым совершенным образцам.

Крохотная точка отделилась от фюзеляжа и устремилась к поверхности. Наведение на цель давно поручили спутникам и компьютерам, просчитывающим все параметры сброса, оставив оператору в удобном кресле право выбора объекта уничтожения…

* * *

Глава 1. Перекрёстки судеб…

– Лейтенант Ларсен, я за вами! – посыльный, по старинке, устно передал распоряжение.

Алис оторвалась от наблюдения за хребтом, растянувшимся перед кратером, просматриваемым с позиции её отделения лучше всего. Участок, близко расположенный к блок-базе, частенько навещали разведчики инсэктоидов, гибридного вида боевых насекомых. Линия пассивной обороны протянулась на несколько километров в обе стороны, но лазейки противник находил всегда. Перемирие устроили глобальное, на неопределённый срок, что не отменило нарушений, фиксировавшихся постоянно, и всегда со стрельбой.

Господство в определённом секторе космоса не гарантирует победы из-за наличия дееспособных планетарных сил. Битва продолжается на космических объектах, безжалостная, не имеющая ничего общего с баталиями флотов.

Планета – так себе, мала, практически безжизненна, однако, играет стратегически важную роль на общем фронте. Линия разграничения это всегда – передовая. Боевые вылазки как в открытом космосе, так и на планетарных театрах военных действий, не являются чем-то необычным. Причём, с обеих противоборствующих сторон. Поэтому ожидать атаки приходится постоянно, готовность к отражению проверять не приходится, бойцы знают чем грозит разгильдяйство.

Алис командует своим отделением с недавнего времени. Девушка показала отличные результаты тестирования и сдала все зачёты по военным дисциплинам, включая физические, но командование не спешило с повышением до гибели предшествующего командира.

– Горо, смени меня, – она отошла от визира дальнего действия. – Интерфейс не забудь активировать, и что бы все данные вовремя передавал. Я слежу, поэтому поставьте передачу данных на поток.

– Слушаюсь, – здоровяк прильнул к окулярам.

– Между сопкой и разбитым робокорпом, – уточнила, хлопнув по плечу, привлекая внимание. – Смотри туда, говорю! – показала направление. – Видишь, как он завалился, прямо поверх заграждений и сигналок? По коммуникациям могут пролезть. Там внутри этого монстра столько технических полостей, что заблудиться можно, – покачала головой. – Когда ещё инженерные поправят, – добавила с досадой. – Подорвать не могут, что ли?

– Упал удачно, – согласился Гаро, рассматривая опасный участок. – Хотя, зачем такие сложности? Инсэкты землеройку пустят и всё.

Ларсен поёжилась. Землеройка, это гибрид насекомого и бура. Лепестки хитина запросто прорубают броню робокорпа, делая из крупного монстра машину, как для уничтожения укреплений, так и живой силы с техникой. Хорошо, что этих тварей мало на планете, подкрепления не поступают, впрочем, к людям тоже.

– Сейсмодатчики на что, для антуражу разбросаны? – парировала, жёстко глянув на подчинённого. – За показаниями смотрите во все окуляры, или приду и расколю линзы!

– Алис! Алис! – парень деланно обиделся. – Всё будет ровно!

Девушка передвинула монокуляр с затылочной части шлема на правый глаз, поправила снаряжение, проверила работу тактических средств, и дождалась откликов вспомогательных элементов. Функционал нейроинтерфейса в полном порядке, что подтвердили строки завершённых тестов. Всё устроило и она, наконец, обернулась.

– Ладно, за старшего остаётся Корт, я скоро, – вопросительно глянула на посыльного. – Я ведь скоро?

– Не могу знать! Мне планы командования неизвестны, – проинформировал и поспешил к тоннелю.

Недалеко грохнуло, на позиции полетел грунт, заставляя пригнуться. Алис обернулась, прикидывая дистанцию подрыва. Оценила минусовой результат, отметила бесприцельный обстрел и успокоилась. Это не очередная атака.

Тоннелем назвать углубленный бетонный проход сложно, но для передовых позиций это привычное определение. Пространство до стен периметра полностью изрезано ими. Фортификационная нагрузка самая посредственная, применима для относительно безопасного передвижения личного состава. За периметр добрались без проблем, теперь можно вздохнуть спокойно. Система подрыва боеприпасов уничтожает опасные подарки задолго до достижения радиуса поражения. Жаль, что все позиции не перекрывает.

Штабной бункер встретил суетой в коридорах. Для Алис всегда останутся загадкой служебные предписания некоторых офицеров, по ощущениям, служащих ради одной цели – беготни, и создания бардака, всё вместе – «кипящая атмосфера».

Лейтенант удивилась, когда её подвели к приёмной вместо привычного каземата для оперативных совещаний. Есть причина так реагировать. Полковник никогда не общался с младшими офицерами напрямую, слыл легендой, шумные приёмы не проводил. Первое время личный состав гадал, присутствует ли он на блок-базе? Однако сейчас девушка находится в его приёмной, ждёт вызова и это неоспоримый факт.

– Надеюсь, тебя взгреют, за форму – не по уставу, – прошипел сидящий. – Вашу шайку босоты давно пора прижать.

Девушка только сейчас заметила ещё одного ожидавшего аудиенции. Парень служит командиром отделения наводчиков. Постоянная дислокация за оборонительным периметром сказалась, он никогда не участвовал в жестоких боях, переходящих в рукопашные. Понять полевиков эти технари не в состоянии, особенно неуставных дополнений к форме и амуниции. Например, необходимость в тесаке, изготовленном под руку девушки, постоянно находящемся на бедре в тактических ножнах. Самопальных, естественно, зато крайне удобных. Или дополнительные импульсники в нагрудных и набедренных кобурах. Плюсом, двойной комплект плазменных гранат.

– Посмотрю на тебя, после прорыва инсэктов, – сухо отреагировала. – Знаешь, тех что с хитиновыми резаками? Тупые, целеустремлённые, пока не расчленят не успокоятся. А вообще, завали хлебало, могу расстроиться…

Демонстративно поправила элементы защитных вставок из высокопрочного хитина инсэктов, добытого в результате разведвылазки и обработанного умельцем из её отделения.

– Твоя форма с кустарщиной, типа, поможет? – скривил губы сидящий.

– По крайней мере, живой не захватят, – Алис сплюнула. – Ты может не в курсе, что после этого бывает? Могу прочесть выдержку из брошюры с разъяснениями и рекомендациями самоподрыва. Надо? Ведь крысам, ползающим внутри, за стенами периметра, таких не дают? – глянула зло, с прищуром.

Дверь кабинета открылась, полковник лично предстал на пороге. Подтянутый, средних лет он вызывал уважение одной только внешностью матёрого бойца. Несколько шрамов на лице, плюсом, короткая стрижка. Это не штабная крыса, это воин, побывавший не в одной рукопашной. Алис не составило труда прочесть характер в цепком, остром и проницательном взгляде командира блок-базы. Лейтенант скептически относилась к байкам об этом человеке, что в ходу личного состава, однако, внешность полковника заставила делить рассказанное о нём не на десять, как она всегда делала, а всего на два. В некоторые истории пришлось поверить сразу, полностью.

– Лейтенант Ларсен? – он ещё раз посмотрел на неё. – Входите, – полковник не придал значения неуставной экипировке.

– Слушаюсь! – козырнула, проходя в кабинет.

Заработали приводы бронированной двери, надёжно изолировав помещение командира от остальных коридоров и казематов штаба. Прослушать беседу или помешать – абсолютно невозможно. Полная изоляция и автономия, снабжённая собственной системой жизнеобеспечения, словно ещё один бункер размещён в без того укреплённом бункере.

Алис осмотрелась, на что хватило доли секунды. Рабочие апартаменты не выделяются роскошной обстановкой, интерьер, по большей части функционален, скромен и продуман до мелочей. Ничего лишнего. Стол т-образной формы, как основной, используемый для совещаний, занял большую часть свободного пространства. Несколько ячеек хранения оружия и амуниции расположены вдоль стен, за полупрозрачными дверками просматривается содержимое.

– Присаживайтесь, лейтенант, – хозяин указал на ближайшее кресло.

Дождавшись когда девушка усядется, полковник расположился напротив и сосредоточенно посмотрел ей в глаза. Пауза затянулась, однако, попытка сбить с толку или смутить Алис не увенчалась успехом. Ларсен умела противодействовать этим приёмам психологического прессинга по выводу человека из себя. Цель, обычно, это заставить нервничать, потом подчиниться собеседнику, и принять его правила ведения диалога. Сомнений в серьёзности предстоящей беседы у девушки не могло возникнуть.

– Вам необходимо отключить коммуникационный интерфейс нейросети с вверенным отделением, – полковник завершил игру в молчанку и одновременным сеансом гипноза.

– Господин Полковник, – она резко встала. – В этом случае я не смогу получать оперативные данные с позиций. Каким образом координировать действия?

– Лейтенант, это приказ. Успокойтесь и сядьте на место, – без эмоций проговорил хозяин кабинета. – Разговор предстоит недолгий, но насыщенный вашими ответами, – вновь сделал паузу. – Желательно правдивыми.

– Задавайте, – серьёзным тоном подтвердила готовность к диалогу. – Отвечу правдиво, ведь мне скрывать нечего. Да и досье в базе полное. Или я ошибаюсь?

– Ошибаетесь, – полковник облокотился на стол и немного подался вперёд. – Лау Элсис Дэ, Арсэн? Такое ваше настоящее имя, так? Ваше Высочество, урождённая благородная дочь Империи, Принцесса? – командующий блок-базы покинул место и церемониально преклонился, встав на одно колено.

Девушка прекрасно знала эту часть этикета, означающего присягу верности. Встала и сделала несколько шагов к преклонённому, затем вытащила тесак из ножен, положила ладонь левой руки на голову полковника и коснулась лезвием его шеи. Прошептала слова принятия присяги от воина. Причина отключения всех средств связи стала понятна.

Вся процедура заняла не более минуты, после чего Ларсен заняла прежнее место в кресле за столом. Её внешность изменилась, сделав из подчинённого солдата стального диктатора, порабощающего своим присутствием сознание собеседника, вожделенно смотрящего на неё.

– Откуда вы узнали обо мне, и почему не доложили наверх? – пришла пора задавать вопросы. – Вы ведь знаете, что наш Дом в опале, родную кровь императора ищут и уничтожают приверженцы Собрания и Нового Парламента. Только не говорите мне, что вы, по традиции, верны правящему дому, а процессы изменения политического строя в Галактике вам противоречат.

– Новые данные биометрии, – полковник пожал плечами, как бы извиняясь. – Не волнуйтесь, я не передал их никуда. Эти новые считыватели оказались снабжены полной базой вариантов ДНК, в том числе и Имперского Дома, – задумался, кивнув сам себе. – Теперь, для вас, – сделал ударение на слове, – нахождение тут небезопасно. На передовой не скрыться.

Вопрос относительно верности он проигнорировал, что подсказало Алис о его возможном отношении к благородной крови.

– Н-да. Сколько у меня осталось времени до распространения информации по блок-базе? – задала вопрос тоном, соответствующим железной леди. – Вы ведь не сможете препятствовать обновлению баз данных по системам контроля? Думаю, что уже скоро даже замок личного каземата сработает и выдаст сигнал тревоги.

 

– Мало, гораздо меньше того, как мне бы хотелось, – собеседник подтвердил опасность раскрытия. – Чья идея спрятать Вас в экспедиционных силах Нового Содружества? Это риторический вопрос. Интересует меня многое, но времени нет. Например война с Инсэктами, развязанная сразу после государственного переворота. Не отвечайте. Я знаю, что это только начало глобального развала. Рептилоиды и Ксеносы, что по-прежнему чтут имперские традиции нашей галактики, обязательно присоединятся к войне, как только заметят слабость людей… – полковник вздохнул. – Всё это прогнозируется.

– У вас есть предложение, не так ли? Не просто поговорить же вы меня вызвали?

– Для Вас, Ваше Высочество, может показаться странным, но и тут есть приверженцы монархии, у которых чувство долга и чести осталось незыблемо. План есть! – перешёл к делу полковник.

– Продолжайте, пожалуйста. Времени, как мы оба понимаем, всё меньше и меньше? – холодно поторопила принцесса.

– За внешним периметром есть рабочая капсула эвакуации, – начался доклад скороговоркой. – Предназначена для единственного человека – меня. Думаю время правильно её использовать пришло, это не обсуждается, – прервал попутку высказаться Алис, жестом руки. – Замечу, что она не простая.

– Поясните, – девушка сосредоточилась, заподозрив подвох. – В чём её уникальность, и, почему она, вообще, есть на планете, если все средства эвакуации давно использованы высшим руководством, слинявшим отсюда? Да, не нужно так на меня смотреть, будто не в курсе, что именно ваши предшественники удрали, использовав всё, до чего дотянулись.

– Я отвечаю только за себя! – вскочил собеседник в раздражении. – Моя кровь не позволит бежать, как лунной крысе с корабля.

– Простите, полковник, – Ларсен встала и слегка поклонилась. – Нет желания ставить под сомненье благородного воина Великой Империи, продолжайте и присядьте уже.

– Капсула цела по причине, связанной с историей её обнаружения, – продолжил успокоившись. – Блок-базе более двадцати лет, как вы уже знаете. Во время прокладки подповерхностного оборонительного контура инженерной группой, которой я командовал прибыв на планету, обнаружено хранилище. Весьма странное, если не сказать более точно, то загадочное, древнее. Я его сразу засекретил, предположив огромное значение. Сказать особо некому, фактически, кроме меня не осталось преданных офицеров, способных отличить и оставить в тайне наличие герба вашей семьи среди нескольких барельефов на стенах сооружения и объекте.

Лейтенант мысленно обратилась к плану базы, хранящемуся в массивах персональной нейросети. Структура чётко отобразилась в полупрозрачном окне интерфейса, мимолётное фиксирование особенностей и информация отодвинулась ближе к границе периферийного зрения. Действительно, оборонительный периметр сверху поверхности дублировался снизу, причём полностью, под всей блок-базой, сразу несколькими контурами. Броневые прутья конструкции, переплетались, образовывая серьёзную преграду, способную если не остановить, то, абсолютно точно, задержать гибридное насекомое прокладывающее тоннели для боевых инсэктов. Стены основного бункера блок-базы снаружи также защищены плетением из броневой арматуры.

– Уже заинтриговали, – у девушки появился блеск в глазах от предчувствия чего-то, весьма важного. – Я вся во внимании!

– Засекретить находку труда не составило, так как очередной штурм насекомых не оставил выживших в инженерной команде, кроме меня, – пояснил хозяин кабинета вздохнув.

– Я не об этом, расскажите о найденном, – уточнила железная леди.

– Так вот. После отражения нападения я пробрался туда, детально осмотрел и найденную под поверхностью планеты полость, и артефакт, представляющий из себя капсулу, похожую на семя или кокон, – полковник заговорил почти шёпотом. – На стенках объекта гербы, словно растворившиеся в хитросплетениях незнакомых иероглифов. Верхняя часть полупрозрачная, просматриваются шлейфы, мини-панели контролеров состояния и ещё несколько отличительных признаков технического творения. Это явно капсула.

– Интересный вывод, а почему решили, что пришло время поставить меня в известность? Только из-за обновления баз безопасности? Как я поняла, активность капсулы сейчас нулевая?

– Была нулевая, – полковник подтвердил догадку принцессы. – С момента обнаружения и до вчерашнего дня, – собеседник задумался.

– Что же случилось вчера? Не заставляйте вытягивать из вас слова! Ну?

– Вчера появились цифры обратного отсчёта, а до этого… До этого никакие способы открыть или произвести активацию режимов для ознакомления и проверки не получались. Почему? Да, я пытался разобраться с этим несколько лет, но понять ничего не смог, как и сделать, – сам ответил на свой вопрос. – Думаю, всё завязано на ДНК и биометрию, хотя не факт. Однако уверен – из всех людей на этой планете примет капсула только Вас.

– Угу. И унесёт в неизвестном направлении? – усмехнулась девушка. – Мутно как-то, не находите? Вопросов много… – задумалась, барабаня пальцами по столешнице. – Хорошо. Взглянуть я могу на эту находку? – обратилась, после небольшой паузы.

– Только пройдя непосредственно к ней, – полковник вздохнул. – Сами понимаете, записей я не делал, никаких данных в массивы памяти не сохранял…

Вибрация, заставившая зазвенеть посуду и графин в центре стола, прервала разговор. Отдалённый скрежет передался по монолитным стенам и сводам бункера, отдавшись неприятными ощущениями в зубах. Напряжённость возросла, собеседники с тревогой сконцентрировались на происходящем, не производя подключение индивидуальных нейросетей к общему информационному массиву. Нескольких секунд хватило для полного понимания того, что происходит снаружи изолированного каземата командующего.

– Не пора выбираться? – Алис не выдержала бездействия.

– Таймер! – полковник нервно выкрикнул одно слово.

– Что, таймер?

– Таймер не даст открыть дверь ещё… – он не договорил.

Очередное сотрясение бункера повалило всё, что плохо закреплено. Посыпалась бетонная крошка с пылью, по стенам поползли паутины трещин, указывая на приближение источника хаоса. У лейтенанта почти всё оружие оказалось при себе, за исключением тяжёлого, разгонного. Полковнику же, ещё предстоит срочно экипироваться и вооружиться, что представляло трудности. Дверки ячеек заклинило из-за деформации.

– Полковник, в сторону!

Хозяин отошёл без лишних вопросов, пропуская девушку, приготовившую инженерный плазменный резак. Как выяснилось, принцесса запаслась всеми доступными инструментами, компактными, практичными и надёжными. Передовая научила её быть готовой к неординарным ситуациям.

– Я вскрываю, – проинформировала, надвигая на глаза тактические очки вместо привычного монокуляра, убранного назад, на затылок. – Вы переоденьтесь в бронескаф, там двери ячейки выдавило, – добавила не оборачиваясь.

– Уже приступил! Через минуту можно использовать нейросеть, таймер сработает и на открытие бункера.

– Успеете? Мне нужно тридцать секунд! – пояснила, взглянув на хронометр.

Сноп искрящегося металла обдал девушку, успешно производящую вскрытие оружейного хранилища. Полковник стряхнул пару раскалённых капель со своей шеи, крепко выругавшись продолжил переодеваться в полевой комплект бойца. Экипировка и у него оказалась выполнена на заказ, не по уставу. Эту деталь успела отметить Алис, обернувшись на ругань.

Они почти закончили, когда сработали приводы двери бункера. Скрежет противно резанул слух, открывая выход из автономного укрытия. Механизм отличался надёжностью, посему такие мелочи, как куски бетона и поваленная мебель не послужили препятствием. В приёмной, сжавшись в комок, находится ожидавший технарь. Вид испуганный, взгляд бегающий, говорящий о скором психическом срыве парня.

Нейросеть наконец объединилась с общим информационным массивом блок-базы, донесения и сводки полились нескончаемыми строчками во всплывающих окнах интерфейса. Ларсен разграничила общий поток данных, оставив приоритетные направления, касающиеся сводок донесений от её отделения, и сжатые, по ситуации на атакованной блок-базе.


Издательство:
Алекс Нагорный
Книги этой серии:
Поделиться: