Название книги:

Берсерк забытого клана. Стезя судьбы

Автор:
Юрий Москаленко
Берсерк забытого клана. Стезя судьбы

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог с Архидемонами

Встревоженная птица вспорхнула со шпиля и вознеслась в высокое небо, став крохотной точкой среди облаков. И, прежде чем совершенно исчезнуть из виду, тень птицы крылом зацепила участок стены заброшенной древней постройки.

Там содрогнулись тёмные своды старой часовенки, укрывшей от взглядов вход в лабиринт.

Стены сбросили часть штукатурки, несущей следы прошедших эпох. Вмиг фрески заплакали. Стон вырвался из темноты вместе с гнилостным запахом ветра, распугав племя тех пауков, которые выбрали это место пристанищем для своей скучной жизни.

И невдомёк птице той, что же таят недра Земли под древним Акрополем. И дай-то светлые силы, что так с ней случилось, с той перепуганной птицей, сейчас парящей в выси, над старой часовенкой…

Исчадия столкнулись среди каменных стен низкого свода. Взревели неистово, и с яростью бросились в битву.

Что послужило причиной? Всё то раздражение, что не позволило демонам остаться за гранью. Их просто выдернули из привычной реальности, дав разгореться адскому пламени в жалком подобии проклятых душ.

Дело сделано. Нет обратного хода. Вот только вызвавший их не учёл той опасности, что несёт появление обоих исчадий, не способных на мирное сосуществование ни с хозяином, ни даже друг с другом.

Демон-Гарпий треклятый ударил дырявым крылом, и рассёк темноту всполохом адского света. Лютой ненавистью вспыхнули очи второго. Архидемон взревел и нанёс ответный удар.

Ядовитая пыль поднялась с древнего камня, и окрасилась в алый, и огненный цвет.

В зале под каменным сводом нависла туманная взвесь и Медовик перекинулся, словно ком липкой субстанции, а затем и покинул арену.

Он не готов к смертельному бою. Ему нужно окрепнуть, хлебнуть небывалое количество крови, и забрать души воинов, коих нужно найти.

И вновь страшный стон пролетел по всем коридорам, заполнив пространства нескончаемой болью и злобой на всех.

Ещё долго эхо гуляло по уголкам древнего лабиринта, терзая страхом любого из слышавших их. Будь тот человеком, иль тем же исчадием мрака, пришедшим в сей Мир из-за прихоти магов…

Глава 1. Прибытие на место общего сбора…

Плату за проезд я уже внёс по пути к административному острову Верхнего Ляпина, посему до Мастерового Посада я доехал без каких-либо проблем. Карета остановилась в привычном месте, практически напротив владений господина Витаса.

– Спасибо, очень приятное путешествие, – я от души поблагодарил возницу и вызвал у него меланхоличное удивление.

Скорее он засомневался в моих словах, считая поезду привычной обыденностью, как для себя, так и для основного количества горожан.

– Пожалуйста, барин, – он учтиво поклонился, но не удержался от пожатия плечами. – Хорошего вам-с вечера! Н-но! П-шла-а, р-родим-ма-ая! – мужичок зычно прикрикнул на лошадку и щёлкнул кнутом на длинной рукояти.

Конь клацнул по каменной брусчатке копытами, высекая несколько искр, транспорт дёрнулся в старте и продолжил движение по маршруту.

Я дождался пока карета отъедет и только теперь оценивающе взглянул на обновлённый фасад бывшей пошивочной лавки Витаса. Кстати, недавно прозябающей в некоем упадке, из-за банального дефицита в заказчиках. Это ещё до моего путешествия в земли Сквайров.

Что я могу сказать? Впечатляет!

Свежесть красок и тканей оконных маркиз я оценил сразу, как и обновлённую вывеску. На этом рекламном постере, выполненным путём искусной резьбы по древесине, Витас с Тристаном попытались отразить полный спектр товаров, начальствующих на прилавках. Вместе с предоставляемыми услугами населению, наскоро оговоренными мной при составлении кратенького бизнес-плана.

Не обойдён стороной и главный вход в здание. Он претерпел серьёзный тюнинг. Я оценил увеличенный козырёк и дверное полотно, украшенное элементами ковки.

– Мой господин! – вскричал толстенький господин, буквально выскочивший из двери и побежавший ко мне навстречу.

– Тристан Алим! – я широко улыбнулся и поспешил прижать палец к своим губам. – Не кричи ты так, не привлекай излишнего внимания! – добавил я и попытался увернуться от обрадованного бегущего толстячка.

Ага! Не тут-то было! Меня всё-таки сцапали, совершенно пренебрегая ротозеями, таращащимися отовсюду. Сцена встречи грозит затянуться, не исключая ущерб здоровью.

Да он меня тотчас сомнёт! А там ещё и Барри подключится…

– Ну, всё-всё-всё, – я по-отечески похлопал слугу по спине, и высвободился-таки из его крепких объятий.

– Ф-у-ух, – Тристан-Алим наконец угомонился и облегчённо выдохнул, с настроением неприкрытого счастья и эйфории от встречи. – М-мой господин, – он приступил к выплеску чувств и эмоций слегка заикаясь от перевозбуждения. – А я-то, как услыхал новость-то, ну-у от ваших друзей о прибытии свово господина! Я как услыхал, да так и места себе не найду! Всё смотрю и смотрю, где он думаю, да как скоро покажется? А тут – вот и вечер занялся… Я…

Мне пришлось жестом остановить водопад его слов и кивком указать на двери нашего прогрессивного предприятия.

– А уж как растрогался Витас, – не унялся мой толстячок. – А как Нюня по вашему коню скучает… – он и про своего ослика вспомнил на радостях.

– Кстати, Тристан-Алим? – я решился на более радикальные методы затыкания его словоизвержения. – Господин Витас часом не раскодировался, от радости за успех?

– Э-ээ? – мой верный слуга забежал вперёд меня и развернулся, заглядывая в глаза с неподдельным непониманием заданного вопроса. – Господин, а-а-а… Что такое «раскодировался»? – правомерно поинтересовался толстячок.

Пришлось остановиться прямо на пороге, из-за перекрытого им прохода.

– Это когда чары наговора на трезвость снимаются, – я расшифровал смысл нового слова.

– Не-е-е! – Тристан оживлённо замотал головой, отрицая мою версию. – Ни в коем разе! – он наотмашь резанул рукой пространство перед собой. – Витас справляется с собой, и страх как не нарадуется трезвости жизни! – добавил Алим. – Прошу, господин Феликс, входите и всё сами увидите! – он потянул кованную ручку на себя, открывая тяжёлую дверь.

Я вошёл и…

– Приветствуем господина нашего, Великого Князя, Феликса Игоревича!

– Да продлятся его годы!

– Пусть ему покровительствует Демонесса Алайсига!

– Милости просим!

Посыпался гвалт приветствий вместе с пожеланиями добра и счастья, вкупе с небывалым везением в бизнесе. Ну а я чуть рот не открыл. Благо вовремя взял себя в руки, чтобы вконец не расчувствоваться от такого проявления радости.

Я мысленно захлопнул открывшийся рот и просто-таки залюбовался группой разномастной публики, тружениками и труженицами нашего предприятия. Одна общая деталь откровенно радует. Это то, что все работники одеты хорошо и опрятно. Я бы даже сказал о дороговизне этой рабочей одежды, пошитой качественно и в соответствии с модой.

– Господин Витас! – я протянул руку смущённому хозяину трёхэтажного дома. – Ваши успехи меня поражают!

– Эм-м… – у него не нашлось нужной фразы от переизбытка чувств, и он вдохнул побольше воздуха. – Мы очень радые, господин Феликс, возвращению вашему, – он-таки пожал мою руку. – Проходите, там в трапезной лавки, в нашей Пельменной, – продолжил Витас испытав прилив чувства гордости собой. – Там сейчас никого нет, окромя ваших друзей, господ, появившихся ранее с добрыми вестями о вашем прибытии… Там, значится всё и готово, и накрыто… – слова полились нескончаемой скороговоркой. – А у нас-то тут, дык всё налаженное, и мясорубок много, и сортименту пошива в полном достатке. Да и обувки, вот давеча, много размеров закуплено и новомодная галантерея…

– Погоди-погоди, уважаемый Витас, – я дружелюбно запротестовал. – С отчётами о успехах мы позже разберёмся, давай уже пройдём, в закусочную, – я аккуратно развернул его в нужную сторону, к открытым дверям левого крыла. – Мои господа-товарищи все у тебя в гостях? – поинтересовался я переступая порог новаторского предприятия из сферы городского общепита.

Хозяин, и одновременный компаньон, послушно поддался моему напору, и мы вошли в уютный зал, где за сдвинутыми столиками уже сидит часть моей группы господ и дам.

– Угу, понятно, – подал я реплику с кивком, прекрасно видя, кто из друзей присутствует, тем самым освободив от доклада замешкавшегося Витаса.

Никто не скучает, а лишь предвкушают услышать новости о моём рабочем визите в городскую администрацию. Я смело пришёл именно к этому выводу, рассматривая пытливые взгляды с выражениями ожидания на лицах.

Сэр Рафаэль развернулся на стуле, так как сидел спиной ко входу. А на столе я увидел полный чайный набор из соответствующей посуды, в компании с самоваром-переростком.

– Чаёвничаете, господа и дамы, – утвердительно заявил я, переходя на серьёзный тон разговора. – Ну что ж, оно и к лучшему, для назревшего обсуждения странности в поведении пленницы Маргарет, – мне удалось озадачить господ-товарищей, буквально с первого вводного предложения.

– Что-о? – наш тёмный Варлод даже поднялся со стула.

– Вы не ослышались, – я прошёл к столу быстрым шагом. – Э-ээ, господин Витас, нам нужно провести некое совещание, поэтому я попрошу отложить праздничные мероприятия, и дать нам возможность приватного общения, – огласил я пожелание хозяину прекрасного заведения тоном, не терпящим противоречия.

– Конечно-конечно, – Витас поклонился и спешно покинул зал, аккуратно прикрыв дверь за собой.

– Кстати, а где госпожи Шуйская с Демидовой, да и Полины Николаевны с высочеством нет? – вопрос я адресовал сразу всем троим оставшимся, Рафаэлю, Ксении и Скарлет.

– Они изволили плотнее познакомиться с городом, – отвечать взялась Пожарская, так как Варлод и Баронесса Бейли застыли в ожидании продолжения темы о Маргарет. – Господа Остапий и Борислав любезно вызвались сопровождать их, – Ксения завершила доклад о отсутствующих.

 

– Ну это не беда, а возможно и к лучшему, – я кивнул и спокойно налил себе ароматного чая, выдерживая картинную паузу, несмотря на нервозность некоторых.

– Феликс, друг мой, мы очень ждём пояснения к сказанному, – Рафаэль таки не удержался и поторопил меня.

Я чинно отхлебнул терпкого напитка, оценив по достоинству его незаурядные вкусовые качества и отставил чайный прибор в сторону, ставя локти на стол перед собой.

– Докатилась до меня пренеприятнейшая информация о странном поведении новоиспечённой баронессы, – заговорил я, кладя подбородок на ладони. – Ваша сестрица Маргарет, судя по всему, не терзается заточением у Барона Вальтера Шеффилда.

– Х-м? – Рафаэль и Скарлет переглянулись, изображая недоверие к услышанному. – Поясни.

– Да, Феликс, откуда такие новости? – настороженно попросила строптивая амазонка.

– Некий Шевалье Розенберг, будучи на балу у местного аристократа, Его Сиятельства Префекта, встретил там упомянутого Барона вместе с пленницей, – я не стал скрывать источник. – Он обратил внимание на вполне хорошее настроение госпожи Маргарет, неуместное в её положении вынужденного заточения, – вывалил я всю информацию, и вопросительно взглянул в глаза собеседников.

Неожиданно оба знатока сестры и молодой баронессы улыбнулись, и тень расслабления отразилась в их эмоциональных выражениях.

– П-фф! – Скарлет махнула рукой. – Феликс-Феликс, – девушка снисходительно качнула головой, и они с Варлодом обменялись понимающими взглядами.

Теперь настала моя очередь проявлять всевозможные признаки удивления.

– Может быть, господин и дама, теперь вы удосужитесь объяснить мне, как именно понимать вашу игру мимики? – я требовательно уставился на довольную пару.

– Господин ты наш, Феликс Игоревич, – Скарлет вновь взяла слово. – Вы не представляете себе, на что способна моя сестричка. Это на моём лице, впрочем, как и в поведении, отражается практически вся прямота настроения, а вот она-а-а! – амазонка подняла вверх руку и покачала указательным пальцем. – Н-да-а-а… Многие поплатились, недооценивая способности Маргарет к сокрытию своих истинных чувств, желаний и замыслов…

– Скарлет хочет сказать тебе, Феликс о том… – инициатива ответа перешла к Рафаэлю. – Что она изучает врага с самого близкого расстояния. Усыпляет его бдительность, готовясь к ответным действиям, – договорил Варлод и замолчал, сочтя данный ответ полным.

– Х-м? – я не скрыл своей радости от услышанной информации о ответном коварстве молодой баронессы. – В таком случае, я дико извиняюсь за тень подозрения к вашей сестре, – счёл я уместным слова извинения. – А что она замыслила, коли вы знаете её повадки? – решился я на уточнение. – Почему интересуюсь? Из-за возможного срыва нашего плана своими опрометчивыми действиями.

– Этого мы не знаем, – посетовал Рафаэль. – И это вправду может случиться проблемой, – тёмный обеспокоенно покосился на Скарлет. – Её необходимо как-то предупредить, но для этого нужно хотя-бы увидеть девушку. Так ведь? – он искренне озадачился, передав часть своего беспокойства амазонке.

Они замолчали, а в их настроении появились нотки предвидения провала операции по вызволению. Но у меня моментально созрел планчик решения этой сущей мелочи…

– Сейчас всё решим! – я развернулся к выходу. – Тристан-Алим, Витас, прошу вас зайдите! – громко выкрикнул я свой призыв, будучи в полной уверенности, что господа не ушли далеко от дверей.

– Господин Феликс?

– Мой господин?

Моментально донеслись возгласы отзывов от двоих закадычных друзей, и моих успешных партнёров по бизнесу.

Глава 2. Новые вводные и внесение корректировок

Резкое возникновение Тристана-Алима и господина Витаса в проёме распахнувшейся двери совпало с появлением моих остальных сотоварищей, прибывших в Захребетье с Запада Империи Руссии.

Разумеется, вместе с упомянутыми Сивым и Барри, взявшими на себя обязанности сопровождающих и экскурсоводов по Верхнему Ляпину. М-мм… Со всей вытекающей ответственностью по сохранению здоровья и неприкосновенности прогуливаемым ими высочеству и дамам.

Я ни капельки не усомнился в безопасности своих новых друзей, ну, вот ни единого разу! Сивый и Барри… Кого-кого, а их я уважать начал, за перевоплощение из ватажников в аристократы, ну, или в бояр. Пусть и не особо высокородных.

– О-оо! Наконец-то вы-с прибыли, наш дорогой благодетель! – радостно пробасил Барри, и расплылся в весьма харизматической улыбке.

Здоровяк растопырил свои могучие ручищи, и двинулся в моём направлении, с явным намерением обняться, да и сломать меня нафиг. По сути – это самый вероятный из финалов проявления радости Борислава в отношении меня.

Посему, руководствуясь непреодолимым желанием сохранить кости в целостности, как и остаться в полном здравии, я выставил ладони в предостережении и отрицательно замотал головой. А заодно я создал и серьёзнейшее выражение глубочайшей озабоченности на лице.

– Господа! – я обратился ко всем, но удостоил взгляда Барии с Сивым, всё-таки остановившимся в шаге от меня. – Я тоже рад вас всех лицезреть в полном здравии, однако, – я сделал многозначительную паузу. – Однако, я прошу отложить трогательную встречу, и предлагаю заняться неотложными проблемами, – завершил я наблюдая изменения счастливых выражений на лицах в сторону деловых и сосредоточенных.

– Мы-ы, так ватова-того, барин, Феликс Игоревич, завсегда готовые к действу, – пробубнил здоровяк, а Сивый занялся организацией дополнительных посадочных мест. – Вы токась это, ну-у-у, приказы-то с поручениями обскажите, – добавил он и занял место на жалобно скрипнувшем стуле.

Остальные вошедшие воздержались от наводящих вопросов и спокойно занялись рассаживанием, воспользовавшись услугами Сивого.

Все, кроме Тристана-Алима и господина Витаса, продолживших ожидать от меня указаний, как вызванные. Этим я и поспешил заняться, в свете новых открывшихся обстоятельств по делам похищения и вызволения Маргарет.

– Господин Витас, – я незамедлительно обратился к ответственным товарищам, – Вы, как хозяин этого великолепного дома, помогите Тристану в организации письменных принадлежностей, – озадачил я закадычных друзей и вытащил свёрнутый в трубочку пергамент.

Мой слуга моментально среагировал и потянул за рукав замешкавшегося Витаса. Оба снова исчезли за порогом новомодной закусочной.

Сломав сургучовые печать с вензелем маркиза, я развернул послание перед коллективом и обозначил приглашающим жестом разрешение ознакомиться с текстом. Друзья незамедлительно воспользовались предоставленной возможностью, и бумага пошла по рукам. А уже вскоре вдумчивые выражения на их лицах стали результатом удовлетворения интереса.

Не у всех. Некоторые не поняли сути, а я заволновался, подумав о неверном содержании послания Маркиза Роттердама. Я ж его ещё не изучал.

– Феликс, позволь прояснить пару моментов? – Рафаэль отложил пергамент и воззрился на меня.

– Конечно!

– Каким таким, чудным образом, приглашение на завтрашний бал к Его Сиятельству Префекту, поможет нам? – этим вопросом он успокоил меня, так как подтвердил верность моей догадки о официальном приглашении.

– Ну как же, дорогой наш Рафаэль? – я приступил к объяснению с неким душевным облегчением. – Именно там мы и предупредим госпожу Маргарет о нежелательности поспешных действий, – развёл я руками в сожалении от его непонимания очевидного.

– А-а-а! – он подался назад, и сделал брови домиком, переосмысливая суть сказанного мной, как и важность приглашения от маркиза. – Вы в этом смысле…

– Именно! – утвердил я правильность хода его мыслей.

– Однако, друг мой Серый Магистр-Берсерк, тут ясно сказано лишь о одном приглашённом человеке, – он снова выразил непонимание, или недоверие. – Это Ваше личное приглашение, а никак не всей нашей компании, – он жестом обвёл присутствующих за столами. – И суббота уже не далее, как завтра…

Дать полный расклад я не успел из-за вновь открывшейся двери пельменного зала, или закусочной в новоиспечённом супермаркете Верхнего Ляпина.

– Мой господин! – Тристан-Алим возник на пороге. – Вот – туточки всё, что найдено-с! – он подтолкнул к столу Витаса, вооружённого кожаным саквояжем, украшенным парой чернильных клякс.

– А мы, Сэр Рафаэль, – я жестом указал на стол, предлагая хозяину разгружать канцелярские принадлежности. – Сейчас займёмся составлением ответного послания с просьбой о расширении числа приглашённых!

Витас занялся выгрузкой, а я озадачился. Мне стала понятна суть проблемы, ведь я приглашён на завтра, в свете мимолётного упоминания о наступающем дне недели. Бли-и-н горелый!

– Не будем терять драгоценное время! – нахмурился я и придвинул бумагу к высочеству. – Иван Петрович, как у вас обстоит дело с каллиграфическим почерком?

– Э-ээ, вполне сносно! – младший из Годуновых охотно взялся за дело. – Главное – вдумчивая проработка текста ответа! – добавил он наставительно, беря в руки перо.

Тут работа закипела.

Я быстренько накидал костяк своего ответа и обозначил главную просьбу, связанную с увеличением числа приглашённых.

Мол – тут случилась такая оказия, что я никак не смогу оставить господ товарищей, прибывших со мной по важным делам. Люди все достойнейшие и достаточно знатные, чтобы я ими пренебрёг, отправляясь на бал в одиночку. Простите великодушно, но или мы притащимся всей гурьбой, или ничего не получится. И так далее, и тому подобное.

Естественно, что все пожелания к ответному посланию я выразил простецки, особо не заморачиваясь с великосветскими терминами и аристократическими выражениями. Я уверенно передал литературную обработку Ивану, прекрасно осознавая его опыт в подобных делах. Он же ещё и не сменный Верховный Глава всех Собраний Общества Благородных Рунных Магов. Так что… И перо ему в руки!

В результате нашей плодотворной деятельности из-под пера высочества вышел текст готового письма Его Сиятельству Префекту. Мы все по очереди ознакомились с произведением мастера дипломатического слова, и остались абсолютно довольны.

– Теперь дело за малым, – я выразительно глянул в окно. – Уже вечер, и данное обстоятельство затрудняет поиск посыльного! – подметил я очевидное.

– П-ф-! Не беда, – Ксения Пожарская небрежно махнула рукой. – Эта пустяковина – совсем не проблема! Давайте, запечатывайте скорее…

Девушка подвинула сургуч к магической свечке.

– М-да? – я посмотрел на свою левую руку, где проявились сразу два перстня. – Чем именно? Печатью Рюриков или Сквайров Бейли?

– Рюриков! – хором ответили все.

Я послушно расплавил коричневую субстанцию, капнул на свёрнутую бумагу и припечатал своим перстнем. Получилось красиво.

– Давайте мне скорее! – Ксения протянула руку в требовательном жесте, исключающем любые проявления недоверия её действиям.

Я повиновался, и моя будущая жена встала из-за стола. Девушка быстрым шагом преодолела расстояние до окна, распахнула его и призвала пятнистую птичку. Легко и непринуждённо.

Затем, Пожарская закрепила письмо на лапище крылатого существа и отпустила его ненавязчивым взмахом руки.

– Э-ээ, Ксения, я нисколько не сомневаюсь в этом экстравагантном способе доставки! Однако, ты хоть удостоверилась в знании адреса получателя пернатым? – я высказал правомерное уточнение.

– Конечно, – она пожала плечами и вновь заняла место за общим столом. – Сычик ночной прекрасно и видит, и понимает, кого нужно искать, – агентша особых полномочий развеяла моё недоверие. – Не волнуйся, – добавила она со снисходительным выражением.

– Ладно, – я покладисто согласился и перестал смотреть с сомнением на распахнутое окно. – А ответ также передадут? Хотя, это не важно. Бал-то не спозаранку начинается, а вечерком. Могут и посыльного прислать, – я сам и ответил на поставленный вопрос.

– А теперь, дамы и господа, настало время подумать о ночлеге, – высочество Иван воззрился на Витаса, не маскируя некоего подтекста. – Вечер! Практически ночь, а постоялый двор господина Марка находится далековато для ночных прогулок, – он всё-таки удосужился на конкретику.

Никто не воспринял его замечание в качестве трусости.

Девушки действительно устали, и всё чаще и чаще сдерживали порывы зевнуть. То одна, то другие. Это хоть и не видно, но состояние их для всех очевидно. Впрочем, как и для них самих. Наши дамы и не предприняли никаких попыток отрицания, с надеждой взглянув на Витаса и Тристана.

Закадычные друзья-товарищи слегка замялись от проявления всеобщего внимания к своим скромным персонам. Однако быстро взяли себя в руки, так как я посмотрел на них хмуро.

– Тут такое дело, мой господин, – за ответ взялся Тристан-Алим. – Мы вдруг подумали, да и решили… Н-уу… – он ткнул локтем Витаса.

 

– Да! – кивнул тот и ткнул Тристана.

– Так вот… Витасу слишком много третьего этажа для проживания в одиночестве, – вновь заговорил мой верный слуга. – И мы сделали из него гостевые апартаменты, поделив весь этаж на номера…

– Отлично! – я прекратил долгий доклад. – Ведите нас и размещайте, уважаемый господин Витас, – проявил я внимание к застенчивому хозяину, теперь уже не захудалого дома, а нормального особняка.

– Просим, просим вас! – среагировали оба друга.

Задерживаться никто не стал, и мы поднялись на третий этаж преобразившегося здания. Меня приятно удивила новизна интерьеров, блистающая следами свежего ремонта. Появились элементы неких украшений и изысканного декора.

Однако, я не решился заострять на этом внимание, сочтя время неподходящим. Посему мы совершенно спокойно пережили процедуру занятия комнат. Мысли мои сейчас витают не тут, а рядышком с информацией о нахождении Скипетра.

Вернее, я ломаю голову над местом возможного нахождения некой карты лабиринтов Акрополя города, зашифрованной в куске малахита какого-то.

Скинув лишнюю одежду и часть боевой амуниции Вольного Мага, я решил прогуляться до комнаты Рафаэля. Уж кто-кто, а Тёмный Варлод должен знать хоть что-нибудь по этому вопросу. И вот я уже стою перед его дверью, и прорабатываю начало беседы, прежде чем войти.

– Феликс, входите друг мой! – из комнаты прозвучали слова приглашения.

– От вас ничего не скрыть, – дружелюбно подметил я, открывая незапертую дверь.

– Я ждал тебя, – Рафаэль улыбнулся в ответ. – Садись, – он указал на кресло рядом с собою, а я оценил окружающую обстановку этой комнаты.

Тут есть малахитовый камин. Приятно потрескивают пара-тройка поленьев, украшая стены апартаментов замысловатой игрой теней и света. Уютно.

Однако, харизматический облик Тёмного Варлода имеет свой неоспоримый вес. Посему, его присутствие в кресле у огня перекрашивает всю атмосферу уюта в тональность мистического наваждения. Выходит весьма впечатлительно для неподготовленного человека.

– Итак, Феликс, я предвидел ваш визит, но цели его прочесть не сумел, – Рафаэль продолжил общение, дождавшись пока я займу предложенное кресло. – Рюмочку?

– Нет, я, пожалуй, воздержусь, – воспротивился я. – Но от бокальчика чего-нибудь лёгкого не откажусь.

Тёмный легко согласился и наполнил заявленную в пожелании ёмкость терпкой жидкостью из глиняного кувшина.

– Благодарю! – я принял подношение, отхлебнул и принял более удобное положение в кресле. – Что вам известно о такой знаменитой вещице, как Скипетр Души Владыки Захребетья, – я решительно перешёл к наболевшей теме, слегка огорошив тёмного своей прямотой.

Он откинулся на спинку и закинул ногу на ногу, при этом одаривая меня испытующим взглядом Ментального Проникновения.

– А тебе? – прозвучал контрвопрос.

– А мне скрывать нечего, – пожал я плечами, возвращая ему взгляд дознавателя гестапо, заодно блокируя все его попытки воздействия. – Только существование некой карты лабиринтов, зашифрованной в куске малахита, но то ли утраченной, то ли потерянной, то ли хорошо спрятанной, – озвучил я всё, что мне известно.

Варлод задумался, решаясь с дилеммой. Ему перейти на откровенность в ответе, или попробовать схитрить. Я это моментом просёк в его своеобразном прищуре. Еле-еле уловимом, но веки-то дёрнулись.

– Можете не отвечать честно, коли сомневаетесь, – я намекнул тёмному магистру на раскрытие хода его мыслей и отвернул взгляд, начав разглядывать огонь.

Мол – да мне пофиг, начнёт он говорить, или под дурака закосит.

– Х-м, господин Феликс, – заговорил он вдумчиво. – Вот умеете вы выбить опорную точку из-под чьих-либо ног. Не отнять! – он взял небольшой тайм-аут, наполняя свой бокал лёгким напитком. – Я обладаю аналогичной информацией относительно карты, утерянной в лабиринтах катакомб Акрополя Верхнего Ляпина, – Рафаэль решился на откровения, что меня порадовало, и я вновь сфокусировал внимание на лице собеседника.

– Продолжайте, прошу, – я надавил на него интонацией, но аккуратно, желая всего лишь подбодрить. – Вы обязаны быть ближе к информации о этой вещице, раз хранили секрет Земель Сквайров. Я Саркофаг имею ввиду в Малахитовом Городе Северной Стены.

– Не факт, друг мой, – его тон принял оттенки лёгкого разочарования. – Но я абсолютно точно знаю, кто обладает обширными знаниями в этом вопросе, – тёмный меня заинтриговал.

– И-и?

– Вы помните Сэра Моисея, исчезнувшего вместе с Маргарет, – он не спросил, а лишь констатировал мой положительный кивок, последующий в качестве ответа. – Он обладает нужными познаниями, но очень не любит распространяться в этом вопросе, – посетовал Варлод.

– Может быть его неразговорчивость связана с твоей сущностью тёмного мага? – я улыбнулся, дабы мой вопрос не выглядел оскорбительным, или обидным. – Но это я так… К слову. Ты не подумай ничего такого, – добавил я, и протянул свой бокал к нему.

Он наполнил его, и мы стукнулись посудой, прежде чем сделать по паре глотков.

Значит он нормально воспринял мою версию скрытности упомянутого Сэра Моисея. Рафаэль отрицательно повёл головой, прежде чем продолжить.

– Нет, друг мой Феликс, – он вновь заговорил, а я констатировал его настроение, как оставшееся дружелюбным. – Я не настаивал на ответах. Мне хватило знаний о Державе Души Владыки Захребетья и опасности, коя может случится при объединении его со Скипетром. Искушению поддаться – это дело пары мгновений, если ты помаешь о чём я, – он выразительно взмахнул рукой. – Кто знает, на что сподобится моя тёмная сущность, если я завладею этими артефактами… – Варлод немного опечалился.

Тут я не смог оценить его состояние, зависшее между желанием свершения этого, и одновременной боязнью.

Или я в очередной раз заблуждаюсь, размышляя насчёт истинного предназначения редчайших из артефактов Империи Руссии? Кто его знает!

– Они могут убить недостойного, – Рафаэль произнёс то, о чём я догадывался где-то там, на задворках своего сознания. – А я, как ты понимаешь, в своём статусе достойного не уверен. Хе-х, Феликс Игоревич, ведь сам Рюрик Мирный – никто доподлинно не знает, к какой стороне Магии он имел отношение, – добавил Варлод с чувством иронии.

– А если спросить Моисея? – пожал я плечами. – Может он знает и условия обретения власти над этими двумя Артефактами Рюрика Мирного? – выдал я вполне возможную версию.

– А где он? – Рафаэль указал на самую очевидную из проблем общения с Сэром.

– Будем искать! – заявил я с нескрываемым оптимизмом. – А сейчас друг мой, я, пожалуй, откланяюсь, – я поставил свой бокал и встал. – На завтра намечен ряд сложных мероприятий, требующих работы отдохнувшего мозга!

– До завтра, Феликс, – тёмный кивнул и встал, провожая меня. – Надеюсь, префект удовлетворит твоё нагловатое прошение о увеличении приглашённой компании!

На такой практически оптимистической ноте мы распрощались с Варлодом. Я спокойно вернулся к себе, рассчитывая ещё раз обмозговать почерпнутые крохи информации о Державе и Скипетре.


Издательство:
Алекс Нагорный, Автор
Поделиться: