Название книги:

Другие: Она чужая

Автор:
Евгения Мэйз
Другие: Она чужая

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Кристофер согласился лететь в Гриндевальд1, но в последнюю минуту "нарисовались" неотложные дела, которые, как всегда, изменили всё: задержали, испортили весь настрой на праздничные выходные. Ему позвонил редактор крупного телеканала, предложил поучаствовать в политической программе и Крис, разумеется, согласился!

Котенок, ты ведь понимаешь…

– Это такой шанс, – продолжила за него Кэш, не сумев сдержать не то горечи, не то желчи, не то разочарования.

Он не понимает ее: так увлечен своей собственной карьерой и не видит, как это расстраивает ее.

– Это возможность мелькнуть. Аудитория просто колоссальная! Это CNN, а не какой-нибудь ерундовый канал по типу Fox Life!

Кэшеди так ждала этой поездки, возлагала на нее какие-то нереально огромные надежды. Ей хотелось верить, что пусть и недолгие каникулы в горах, в кругу друзей, среди снегов, в уютном шале вновь сблизят их, добавят романтики в отношения, если не помогут воскресить стремительно угасающие чувства.

– Я всё понимаю – для тебя это важно.

Крис проводил ее до самолета, перед этим пообещав ей, что обязательно вырвется, приедет, прилетит или придумает что-нибудь еще.

– Я еще свалюсь тебе, как снег на голову, поскучай без меня чуть-чуть.

Кэш взглянула на ручку чемодана, которую начала неосознанно дергать то вверх, то вниз, только потом посмотрела в лицо мужчины, в его голубые глаза. Он смотрел на нее вопрошающе, нет, просяще. Он стал похож на подростка, что упрашивает дать сыграть еще чуть-чуть и хвастается очками результатов в компьютерной игре, обещая, что этот раунд точно последний.

– Так и будет.

Кэш заставила себя улыбнуться, так должна поступать настоящая спутница жизни: поддерживать несмотря ни на что.

– Давай я останусь?!

Ей этого вовсе не хочется. Она устала от этого города. Ей надоело здесь. Она не была в отпуске кажется, что целую вечность, но улетать без него тоже не было никакого желания.

– Сдадим билеты. Новый год проведем в Нью-Йорке, почему бы и нет? Рождество было неплохим.

"Оно было ужасным!"

Кэш потянулась к его лицу, разглаживая указательным пальчиком вертикальную морщинку между темно-русыми бровями. Мужчина прикрыл глаза от удовольствия. Ему нравится, когда она так делает, его это расслабляет. Сунув билеты и перчатки в карман пальто, Крис сложил руки на ее талии, прижимая к себе.

– Я обещал тебе, что Новый год будет другим. Я буду знать что ты там, ждешь меня. Постараюсь не затягивать, потороплюсь, без спасительной мысли, что ты дома и можно не спешить.

Кэш нахмурилась на мгновение и тут же улыбнулась. Улыбка, она чувствовала это, вышла невеселой и очень натянутой.

"Вот значит, чему я обязана отсутствию праздника и полному одиночеству на Рождество!"

Кэш уже “предвкушает” это – Крис прилетит на день позже или не явится вовсе, решит, что она не одна и ничего страшного не случится. Так и будет. Она и влюбленные парочки вокруг.

– Это ведь праздники, – она передумала входить в его положение, последние слова разозлили ее, – обязательно подвернется другое предложение.

– А если нет? – возразил он ей, но тут же быстро добавил: – Если что я найму частный самолет, но обязательно буду с тобой на Новый год. Все будет нормально, обещаю тебе!

Кэш протянула посадочный талон ожидающему ее очереди стюарду и оглянулась на Кристофера, что стоял за ее спиной.

– Пожалуйста, сделай это уже сейчас. Купи билеты! Так ты не сможешь…

Его уже и след простыл. Кэш проглотила внезапно подступивший ком горечи.

– Вы что-то потеряли? –вежливо, едва ли не жизнерадостно осведомился бортпроводник.

Девушка посмотрела по сторонам, не без труда отыскав вдалеке знакомую мужскую фигуру. Крис, судя по поднятой и прижатой к голове руке, уже "висит" на телефоне, летит к мечте на всех порах.

– Да, – Кэш спрятала грустную усмешку, слабо улыбнувшись бортпроводнику, – отличное настроение, но это не страшно, правда?

Стюард «отлепил» от лица дежурную улыбку, осознав, что эта любезность здесь совершенно неуместна. Девушка выглядела очень расстроенной. Он указал ей на ее место, отойдя в сторону и пропуская ее вперед.

– Все будет хорошо, мисс.

Кэш устроилась в кресле, бросив на соседнее место куртку и сумочку, задернула шторку иллюминатора. Ее не интересовал инструктаж, напитки, обед и предложенные журналы. Она будет спать. Судьба выдала ей компенсацию и Кэш собирается принять ее. Она полетит с двойным комфортом: Крис отдал ей свой билет и теперь в ее распоряжении оба кресла.

“Булочка!”

Ей вспомнился дремучий анекдот про полную девушку и два стула, а еще знакомство, которое состоялось несколько месяцев тому назад. Ее тогда приняли за толстуху, издевались и насмехались, постоянно пеняя на пышные формы.

Кошмар? Да, но это лучшее воспоминание за все прошедшие месяцы.

Кэш прикрыла глаза, чтобы не рассматривать никого и ничего, пожалела об отсутствии такой смешной и как оказалось нужной маски для сна. Яркий свет салона самолета пробивался сквозь кожу век и не давал провалиться в сон тотчас же. Наконец она уснула. Не то сон, не то воспоминания завладели ее сознанием, заставив вспомнить все, осознать какую ошибку она совершила.

Глава 2 ч.1

Кэш успела заскочить в кабину лифта. Однако ее тут же подвинули назад – мужчина в сером костюме зашел следом и повернулся к ней спиной, демонстрируя жидкую шевелюру, что едва-едва прикрывала блестящую желтоватую лысину. Вид перед глазами был ей неприятен. Волосы выглядели засаленными, давно просящими хорошей порции шампуня.

“Повезло!”

Девушка отвлеклась от затылка, ее взгляд тут же устремился вниз на появившийся в руках телефон.

– Мне на первый! – только и сказала она, не придав значения невнятному бормотанию позади себя.

Она – истинная жительница большого города и давно перестала обращать внимание на недовольные возгласы окружающих. Если что-то не нравится – или говорите громче, или молчите!

Сердце стучало в груди как сумасшедшее не то от бега, не от предвкушения прочтения только что пришедшего сообщения. Она не знала от кого пришло смс и обрадуется ли ему. Кристофер вел себя как настоящий джентльмен, но как знать, может он передумал и решил написать гадости уже после ее ухода.

«А ты молодец! Я не ожидал от тебя, что сознаешься. Это было сильно.»

Кэш хмыкнула и хлопнула крышкой телефона, пряча его в кармане джинсов.

“Откуда он все знает? Вряд ли Крис рассказал ему обо всем!”

Не каждая женщина способна признаться в измене – прийти и извиниться, объясниться перед мужчиной, чтобы тот не чувствовал себя полным ничтожеством. Кэшеди решила, ведомая чувством вины, что пусть лучше Крис считает ее дрянью, а она себя все-таки любит и все будет у нее хорошо, кто бы и как плохо о ней не думал.

Чего она разволновалась? Чего ждала на самом деле? Понятно ведь, что Крис ее не простит, а Талиан – он всего лишь интрижка и ждать серьезных отношений от случайного секса ни в коем случае не стоит.

“Я даже не думала об этом! Откуда? Откуда это взялось?! Нельзя общаться с демонами, они внушают плохие мысли!”

Совпадение или закономерность, но вместе с щелчком крышки в лифте погас свет. Кабина дернулась, замерев окончательно. Кэш понятия не имела сколько этажей они уже успели проехать, но в металлической коробке оказалось неожиданно тесно и душно. Она каким-то невероятным образом очутилась в едва ли не самой глубине, зажатой между человеческими телами.

– Что происходит?

– Мы застряли!

В таких местах вообще никто не обращает внимания на личное пространство. В стрессовых ситуациях тем более. Хорошо, что она не страдает клаустрофобией. Или все-таки нет?

– Замечательно!

Давно бы перестать обращать внимание на такие проделки судьбы, но Кэш все еще удивляется. Кажется, что лифты ее персональное наказание: она то и дело что застревает в них с какой-то пугающей частотой.

Кто-то жал на кнопки, что горели угнетающим тускло–желтым светом, напоминая ей кабины элеваторов в одной из бывших социалистических стран.

“Нет, в них было еще темнее и страшнее.”

Ее все теснили, мимо то и дело мелькали руки, нажимающие на кнопки этажей, аварийной связи, «удержание двери» и вновь на числа. Кэш подалась назад от ударившего в нос резкого запаха пота. Она уперлась в кого-то позади нее, наступив тому на ногу.

– Осторожнее! – совершенно невежливо рявкнул ей на ухо мужчина.

От неожиданности Кэш подпрыгнула и наступила ему на другую ногу.

– Извините!

– Вы издеваетесь надо мной?

Брань сквозь зубы в другой раз бы позабавила ее, но сейчас Кэш было совершенно не до смеха. Она задыхалась.

“Это тоже паническая реакция, знать бы только, как она называется!”

– Я не нарочно, честное слово! Если перестанете орать, то я перестану топтать ваши ноги!

Мужчина отодвинул ее от себя, правда у него не получилось отставить ее как можно дальше – народу в кабине было предостаточно, поэтому она вжалась в дурно пахнущую шершавую ткань.

– Это угроза?! – все так же грубо осведомился хам позади нее и еще раз бесцеремонно подтолкнул вперед.

Кэш вновь вдохнула удушающий запах под названием «чистокровный козел» вперемешку со слабым ароматом дешевой туалетной воды. Кажется, Кто-то впереди забыл о гигиене напрочь, но может просто не удосужился отнести костюм в химчистку, продолжая носить его с первого дня покупки, не снимая лет эдак десять.

– Это обещание. Перестаньте пихать меня!

 

– Слониха! Вы отдавите мне ноги!

Кэш все-таки справилась с собой, задержав на мгновение дыхание, стараясь дышать ртом и не двигаться.

– Прекратите жать на эти кнопки! – проговорила она не без раздражения. – От того, что вы часто нажимаете на них, лифт не заработает быстрее!

Еще немножко и она выйдет из себя и им же хуже!

– Какая умная!

– Молчи уже!

Загомонили сразу со всех сторон.

– Она права!

– И что вы предлагаете?

Позади нее издевательски усмехнулись. Кэш выпрямилась, втягивая в себя и без того плоский живот, подбираясь, лишь бы не коснуться кого-нибудь. Мало ли еще кому-нибудь взбредет в голову бесцеремонно толкать и пихать ее.

–Раз у меня у одной сотовый телефон, то я позвоню в техническую службу, – проговорила она сквозь зубы, прижимая к носу запястье, все еще пахнущее любимыми духами. – Дайте посмотреть их номер.

Пространство перед ней ненадолго опустело, но ровно настолько, чтобы она успела внести цифры номера. Гудки шли-шли-шли, но никто не спешил взять трубку. Кэш набрала службу спасения, но оператор сообщил ей, что линия перегружена. Попытка за попыткой, один звонок за другим. В конце концов связь исчезла окончательно.

–У меня нет связи, что за ерунда?

Кэш обеспокоенно взглянула на экран, а потом зажала кнопку, перезагружая телефон.

– Пусть кто-нибудь еще позвонит? И ради Бога перестаньте жать на эти кнопки!

– Что совсем ничего не делать?! Умная нашлась!

– Пусть лифт сломается окончательно! – рявкнула она. –  Когда дадут электричество, мы, вместо того чтобы продолжить движение, будем ждать ремонтников, и всё благодаря тому что “я умная”, а вы – решительные!

Кэш пожалела, что открыла рот и не потому что на нее разом обрушилось все людское негодование, скорее ей было неприятно несвежее дыхание каждого говорящего. Еще немножко и она поймет что и у кого было на обед. Омерзительно!

– Довольны?

Кэш полуобернулась к мужчине. Этот еще со своими язвительными комментариями! Уж не тот ли мужик с проплешиной?

– Вам-то что? Я же извинилась! Давайте поменяемся местами, сравните что лучше: отдавленные ноги или удушье!

– Госпожа Изящность, к вашему сведению, вы на шпильках, и так уж и быть я наплюю на дорогие туфли, но не могу мириться со сломанными костями!

Чёрт! Она совершенно забыла про босоножки: каблуки и шпильки давно перестали замечаться ею, а все благодаря хорошему дизайнеру обуви.

– Я попросила прощения и стараюсь не шевелиться, чтобы не потревожить ваши хрупкие кости, – прошипела она сдавленно, пытаясь удержать себя от того, чтобы вдохнуть воздух полной грудью, – и не умереть от удушья.

Странно, что нет аварийного освещения и почему не работает вентиляция?

– Что вы сказали?

Кэш дернулась от обжигающе горячего дыхания, коснувшегося ее уха, от чего вновь наступила мужчине на ногу, но в этот раз не без удовольствия выслушав его ругательства пусть и сквозь зубы. Воспользовавшись моментом, она повернулась к нему.

Дышать стало куда легче. Никогда раньше она не замечала за собой такой зависимости от запахов. От хама пахло очень приятно – ароматом Paul Smith, свежей выглаженной рубашкой и лавандовым мылом. Его хотелось взять за грудки и прижать к себе, спрятаться от этого всего. Классный парфюм!

– Я говорю странно, что нет аварийного освещения. Почему не работает кондиционер? Как скоро у нас закончится воздух?

Обязательно кому-нибудь из них станет плохо и он грохнется в обморок.

– Это вы о себе?

– И о себе тоже, – согласилась Кэш, решив больше не думать об этом, – там наверху есть лифт, черт!

– Лифт? – незамедлительно и с очередной насмешкой в голосе откликнулся незнакомец.

Его слова ударились ей в переносицу. «В переносицу», потому что именно на этом уровне лица дыхание мужчины обдавало кожу легким дуновением. От него тянуло прохладной свежестью – мятой вперемешку с ментолом. Кэш ощутила еще один позыв прижаться к нему и не отпускать.

– Я хотела сказать люк! –раздосадовано поправилась Кэш.

Цепляется к словам, а она просто оговорилась!

– Если вы приподнимите меня или дадите опереться на свое бедро, то я смогу откинуть его крышку. Нам дышать станет легче!

Неожиданно в лифте стало тихо. Как назло, в это самое мгновение что-то громыхнуло сверху, громко ударилось о крышу кабины, задрожали стены и пол…

Кэш услышала, прочувствовала всем телом коллективный вздох ужаса.

Гул наверху продолжался еще минут пять. Люди замолкли, не решаясь заговорить, парализованные услышанным. Кабину раскачивало по сторонам, словно они и не находились в шахте лифта, а были подвешены в одном из опасных аттракционов в парке развлечений.

Кэш тоже молчала, силясь представить масштаб происходящего, ощущая ногами вибрацию здания. Наверху творилось что-то неладное. Они могут никогда не узнать об этом, если так и продолжат сидеть здесь.

– Нам нужно выбраться наружу…

Кэш взглянула на незнакомца, глаза уже привыкли к темноте, и она могла различить черты лица. Мужчина, задрав голову, изучал потолок, она же «любовалась» его подбородком.

– Сколько вы весите, мисс Грация? – наконец спросил тролль, сверкнув в ее сторону глазами.

В отсутствии света – это выглядело зловеще и немного странно, жутко. Кэш растянула губы в легкой ухмылке. Продолжает издеваться? Отлично.

– Около двухсот фунтов, – без зазрения совести солгала она и тут же пожалела об этом.

Дурочка, нашла время шутить! Это ведь ей дышать нечем, а он может отказаться помогать ей! Есть разница поднимать пятьдесят семь килограмм или девяносто “с хвостиком”. Понятно же, что у него какие-то предубеждения по отношению к полным людям. Может даже фобия какая-то.

Мужчина промолчал в ответ на это. Видимо оскорблять ее и дальше ему расхотелось, впрочем, как и помогать ей.

“Вот ведь козел!”

Законы этой страны таковы, что Кэш по окончанию всей этой “душной истории” может с легкостью доставить ему кучу неприятностей, затаскав по судам с исками по факту оскорбления личности. Свидетелей у нее предостаточно.

– Если хотите, поищите кого-нибудь полегче. Здесь полно хрупких мужчин. Или же вы договоритесь с ними, и они поднимут вас.

Незнакомец задержал на ней свой взгляд, затем отвернулся, видимо изучая окружающих вокруг людей, и только лишь потом вернулся к ней, кивая. Он и в самом деле псих. Это ведь какие тараканы у него в голове?

– Хорошо, вы уверены, что там есть люк?

Кэш сдержала просящуюся на лицо ликующую улыбку. Если незнакомец видит в темноте лучше нее, то может неверно истолковать эту эмоцию, разозлиться и отказаться помогать ей. Он пока единственный, кто не паникует, хоть и злится. В отличие от остальных галдящих и бесполезных мужчин, что толпятся вокруг, бранятся…

“О, Боже! Кто-то начал молиться!”

Не хватало только все испортить и лишиться глотка свежего воздуха. Он так близок к ней, дразнит воображаемой прохладой. Кэш отодвинулась от мужчины. Пока так приятно пахнет лишь от него. Но не лезть же к нему с объятиями? Решит, что она пристает к нему!

– Да. Уверена на девяносто процентов.

– А остальные десять?

Что-то упало им под ноги, Кэш от неожиданности тихо ойкнула.

– Не волнуйтесь, это мой портфель, – успокоил ее незнакомец, его голос внезапно прозвучал на уровне ее лица, а потом сместился еще ниже. – Так что там с десятью процентами?

– Будет не люк, а световое окно, но его можно разбить и дышать станет непременно легче. Вы звонили в службу спасения?

Кэш наблюдала за тем, как мужчина сползает по стеночке все ниже и ниже, ставит ногу ей между ног, таким довольно оригинальным образом опускаясь перед ней на колени. Теперь Кэш смотрела вниз, чтобы “видеть” его лицо. Он так ни разу и не коснулся ее. Ненормальный!

– Да, как и вы, – бросил он раздраженно, словно она была виновата в чем-то, – линия перегружена. Сеть то и дело пропадает. Ну что, вставать будете?

– Буду.

Быстро проговорила Кэш и поставила носок ему на бедро, отстегнув ремешки и сбросив обувку на пол.

– Что вы черт возьми делаете?!

– Прекрати орать на меня, – Кэш невольно перешла на «ты», опешив от его окрика. – Босоножки снимаю, со своим весом слонихи и острыми шпильками я наделаю в вас дырок, как в швейцарском сыре!

Кэш сняла вторую туфельку, отметив, что мужчина предпочел промолчать, никак не комментировать ее замечание. Что до остальных товарищей по несчастью, они как-то прижались друг к дружке, дав ей относительную свободу движений.

«Или посторонились, чтобы я не задела их. Уверены, что я их пришибу. Шовинисты!» – подумала Кэш весело.

Ее угораздило попасть в компанию, состоящую сплошь и рядом из мужчин. На них не хватает какой-нибудь взрывоопасной латинос или афроамериканки, которая “отпела” бы каждого в самые первые секунды своего пребывания здесь. Она бы не стала терпеть, придись ей хоть что-то не по нраву.

Кэш отбросила обувь, кинула сумку, сунула телефон в карман джинсов и только потом поставила ступню на бедро этого хама. Все заняло меньше двадцати секунд, но видимо для него прошла целая вечность, потому что он что-то пробормотал сквозь зубы, недовольно сопя при этом.

«Злобный тролль.»

Кэш шарила руками по потолку, сломав при этом несколько ногтей.

– Черт!

– Что случилось?

– Ноготь сломала.

– Разумеется, как я мог забыть об этом?

Кэш не стала спрашивать о чем именно он запамятовал, она, наконец, нащупала люк, стараясь приподнять его. Судя по всему, им пользовались по назначению в очень и очень давние времена. Крышка наконец подалась и откинулась в сторону, звонко ударившись о металлический корпус, впустив в кабину небольшую порцию воздуха с ощутимым запахом гари, прохладу и мелкий сор, посыпавшийся им на головы.

– Чёрт возьми! – Кэш зажмурилась, несколько песчинок попали ей в глаза.

– Вы скоро?

– Что там?

Кэш пыталась проморгаться.

– Там наверху что-то горит! Вы чувствуете запах?

Она опустила голову и тут же спустилась на пол, ощутив его шероховатую колючесть, мелкие песчинки мусора обнаженной кожей стоп.

– Пожалуйста, приподнимите меня, чтобы я могла выбраться наружу.

– Мы будем изображать героя какого-нибудь глупого боевика? – подал голос мужчина рядом. – Там есть свет?

Кэш покачала головой, но тут же опомнилась – они ведь не видят этого.

– Нет, но я не хочу сидеть здесь. Вы сами слышали, почувствовали, как трясло здание. Надо выбираться, неизвестно сколько мы будем ждать помощи и дождемся ли ее.

Кэш пожалела о своей шутке во второй раз. Кто захочет поднимать такую махину?

Не переубеждать же их теперь? Не станет она объяснять, что незнакомец как-то очень быстро осточертел со своими непрекращающимися стенаниями. Она же просто неудачно пошутила.

– А если лифт вдруг тронется? Вы уверены, что сможете выбраться в этом случае?

– Там есть лестница? Вы видели выход?

Вот какая им разница? Подняли бы ее и благополучно избавились от ее общества!

– Я никого не тяну за собой, просто прошу приподнять меня, чтобы я могла оказаться на крыше. Если есть желающие присоединиться ко мне, то возражать не стану. Люк придумали не для того, чтобы любоваться на тросы и механизмы.

Ее перебили весьма бесцеремонно, но более-менее ожидаемо. В конце концов слишком долго «ее» рыцарь не подавал голоса и не вставлял ехидные ремарки.

– А для того, чтобы техник мог спуститься в кабину, – заметил Александр, не поменяв своего положения в пространстве, так и продолжив стоять с выставленным вперед коленом, придерживая за бедро стоящую на нем женщину.

Кэш опиралась на него ногой, подобно африканским охотникам, подпирающими носком сапога поверженного хищника. Ни он, ни она пока не обратили на это внимание.

– Пожалуйста, поднимите меня! Моя безопасность и жизнь будут в моих руках, а вы сможете в чисто мужской компании дождаться техников или службу спасения, если так того хотите!

Люди вокруг молчали, видимо терзаясь нравственной дилеммой. Что будет лучше: отпустить женщину, которая может стать их спасительницей и посрамить их мужскую братию, или присоединиться к ней, рискнуть жизнью и в итоге прослыть героями?

– Ой! – взвизгнула девушка.

Кэш, подхваченная за бедра, вдруг оказалась в воздухе.

– Не ударьтесь головой!

Да, она постарается! Кэш приподнялась на локтях, подтягивая корпус наверх. Она выбралась на крышу лифта и заглянула обратно, включив телефон, осветила смотрящие на нее лица, задравших головы мужчин. Картинка, сказать прямо, получилась жутковатой.

– Неужели нет желающих примкнуть ко мне? Здесь справа есть лестница, наверняка она ведет в один из «карманов». Оттуда скорее всего есть выход на один из этажей!

 

Их это не впечатлило.

– Ну, если надумаете, присоединяйтесь.

– Страшно одной? – неожиданно подал голос мужчина с круглым лицом и глубоко посаженными темными глазами.

Кажется это он спрашивал о героях боевиков.

– Очень, –весьма серьезно откликнулась Кэш.

– В лифтах редко умирают, поверьте мне, я страховой агент. Один из самых низких процентов…

Успокоил! Кэш не собиралась слушать цифры статистику, поэтому довольно грубо перебила его:

– Я не хочу попасть в эти проценты. Подайте мою сумку, пожалуйста. Она там в углу, рядом с тр.., – она проглотила последнее слово, хотя сейчас опасаться было уже нечего. Он ведь остался внизу.

Однако совесть не позволила ей обозвать незнакомца еще раз. Кэш трижды наступила ему на ногу за столь короткое время.

“Однако, обмельчали нынче мужчины.”

Но единственный кто помог ей, даже несмотря на ее плоский юмор!

– Спасибо, что подняли меня. Я пошла.

Кэш закрыла телефон. Глаза достаточно быстро привыкли к темноте шахты. Она выпрямилась и приблизилась к лестнице. За спиной раздался шорох. Через несколько секунд рядом с ней стояло уже двое мужчин.

“Видимо самые отчаянные и смелые! Интересно, а злобный тролль остался или сейчас стоит на крыше?”

– Это безумие! Здесь темень хоть глаз выколи, мы сорвемся! – заговорил страховщик. – Давайте дождемся помощи, я позвоню по телефону!

– Мы уже звонили, связь обрывается или кто-то глушит ее, – подал голос второй мужчина.

Тролль. Он оказывается не трус. Повезло ей с компанией!

– Оставайтесь здесь, а мы вдвоем найдем выход и освободим вас с другой стороны, – проговорил мужчина довольно уверенно, – в конце концов пожарные ломы еще никто не отменял, вы тоже попробуйте разжать дверцы.

Пока спускался страховой агент, Кэш внимательно осмотрела стены в поисках хоть какой-нибудь ступеньки. До лестницы так просто не дотянешься, придется прыгать. Хорошо бы рассчитать силу прыжка, чтобы не упасть и не ушибиться. Одного сломанного, а точнее вырванного с “мясом”, ногтя на сегодня более чем достаточно.

– Я нашла подножку, давайте подниматься.

– Почему подниматься? Может все-таки надо спускаться?!

«Привык распоряжаться и командовать, а вот думать, видимо, нет», – промелькнуло в голове женщины, но вместо этого она сказала:

– Может, но мы вылезли не снизу, как вы могли заметить, а сверху.

Кэш постаралась выкинуть неприязненные мысли из головы. Ей предстоит терпеть его компанию еще какое-то время. Но потом! Она с большим удовольствием посмотрит в лицо этого умника!

– Там должна быть вентиляционная шахта или что-то типа того, что ведет в офисные помещения.

Александр кивнул, осознав собственную оплошность и признав дельность ее ответа.

“Вот ведь идиот, нашел о чем спросить!” – подумал он рассерженно.

Им еще никогда не командовала женщина. Эта противная толстуха не желает уступать и хоть сколько-нибудь успокаиваться! Ему нравятся милые и хрупкие, а не вредные и жирные!

– Учтите, если вы упадете, ловить я вас не стану! Девяносто килограмм – это не шутка.

Кэш только вздохнула в ответ на это и, прежде чем прыгнуть, пробормотала:

– Почему со мной не полез тот, кто поднял меня?

– О чем вы? Только не говорите…

– Наверняка он бы не стал брюзжать, то и дело вспоминая о моем весе.

Кэш зацепилась за перекладину, подтягиваясь и хватаясь за прутья сверху. Она порадовалась тому факту, что сегодня предпочла надеть джинсы, а не облачилась в платье или юбку. Может вокруг и темно, но то и дело ловить себя на мысли, что ее хамоватый попутчик время от времени смотрит ей под подол, Кэшеди не хотелось.

“Кстати об этом: что за бельё я сегодня надела?”

Вот что за глупости лезут ей в голову? Нашла о чем гадать в такую минуту!

– Скажите, вы всегда такой хам?

Кэш решила хоть как-то развеять тягостное молчание. Они прошли уже четыре этажа, но как ни светила она своим телефоном, так и не нашла ничего похожего на выход, только заваренные намертво двери и крепко сидящие решетки. Ее время от времени пугает приходящая на ум мысль, что если они в конце концов упрутся в потолок – им придется спускаться обратно? Сколько этажей у этой высотки?

– Только после того, как мне отдавливают ноги!

Кэш покачала головой. Нудный и склочный тип!

– Я же извинилась! Вы то и дело вспоминаете о моем весе. Это некрасиво, между прочим.

– Вы стали думать о красоте только после моих слов? Это не я наел такую фигуру.

У Алекса на языке вертелось совершенно другое слово, но он решил промолчать. Женщина над ним не виновата, что они оказались в такой ситуации. Достаточно с нее язвительных комментариев.

– Не вы, но, если вы будете каждый раз напоминать мне о нем, я не похудею.

Ситуация показалась бы ей презабавной, если бы не отсутствие выхода.

– Не отчаивайтесь. Сегодняшний день может стать началом новой жизни. Вы начнете прыгать в скакалку, займетесь фитнесом, пересмотрите свой рацион, отдав предпочтение овощам и фруктам.

Кэш захотелось его пнуть. Как можно быть таким гадом? Слышно же, что злорадствует!

Скотина.

– Вы правы, вот такая я красавица! Но вы знаете, я тоже о вас совершенно не лучшего мнения.

– В самом деле? Чем я заслужил такое отношение к себе?

Раздалось снизу удивленно–злое восклицание.

– Что может представлять из себя мужчина, который не может поднять женщину, пускай и не совсем хрупкую?

– Вы опять за свое? Скажете, что не узнали меня и голос мой вам совершенно не знаком?

Кэш ухмыльнулась. Не нравится ему, что сомневаются в нем и его мужественности? Надо же!

– Вы качались, пока держали меня! Я слышала, как вы скрипели зубами!

Алекс выругался. Вот ведь язва! Наверняка она не замужем, потому что ее туда не берут!

– Но может дело совершенно в другом… Я, кажется, нащупала что-то!

– Вы уверены?

Кэш толкнула дверь, а потом еще и еще раз! Створка, в которой проглядывается узкая щель света, все никак не желала поддаваться.

– Попробуйте вы!

Кэш сняла одну ногу со ступеньки и отняла руку, отклоняясь в сторону, чтобы он смог подняться до ее уровня и достать до двери.

– Вы ведь сильнее меня.

Алекс встал боком, соприкасаясь с этой дамой, удивляясь, каким образом они вообще уместились на столь крошечном участке пространства.

– Вы наконец решили признать это?

Девушка только вздохнула в ответ на это и отвернулась. Алекс украдкой вдохнул ее запах. От нее так чудесно пахнет. Какими-то фруктами или цветами. Нет, цветущим садом. Аромат такой сладкий, теплый и в тоже время свежий, совсем ненавязчивый в своем звучании.

– Я никогда не утверждала обратное. Это у вас какой-то пунктик напротив людей с избыточным весом. Пожалуйста, поторопитесь! Я очень хочу выбраться отсюда.

Как-то разом все встало на свои места. Простые слова. Голос женщины такой уставший и слышится ему, что ей страшно.

– Нет никакого пунктика.

Он налег на дверь, наконец выбивая ее плечом, стараясь протиснуться в образовавшийся проход.

– Тогда в чем дело?

– Не люблю людей, что жалеют себя.

Кэш едва успела ступить на крошечную площадку, намереваясь идти за ним… Здание тряхнуло. Она едва удержала себя в вертикальном положении. Пол под ними задрожал, стены закачались, раздался грохот, скрежет, трос, державший кабину, оборвался, просвистев в опасной близости от ее лица.

Алекс метнулся обратно, прижимая ее к себе, пряча лицо на своей груди. Покинутый ими лифт медленно пополз вниз.

– Боже, нет!

Кэшеди оторвалась от него, попыталась достать телефон.

“Надо звонить в службу спасения!”

У нее ничего не получилось, так сильно задрожали руки.

– Не надо! – Алекс перехватил ее запястье. – Ты уронишь его. Как близкие смогут дозвониться до тебя?

– Ты не видишь, что происходит?! Нет?!

– Вижу!.. Я всё вижу, поэтому и говорю: прекрати паниковать!

Заскрежетало еще сильнее. Лифт понесся вниз еще быстрее, от его боковых стенок полетели искры. Послышались крики. Наконец, объятая искрами кабина исчезла в далекой темноте, раздался приглушенный грохот и… Все смолкло.

–Что за чертовщина тут происходит?!

Кэшеди не отвечала, продолжая вглядываться в темную бездну под их ногами.

– На каком этаже был лифт, когда мы остановились?

– Я не помню, кажется, на двадцать восьмом, – Алекс подумал, что это уточнение было лишним. – Я не уверен.

Кэш посмотрела на стоявшего рядом мужчину: он тоже не отрывал взгляда от шахты, прижимая ее к себе.

– Может они живы, боковые крепления должны были смягчить, уменьшить скорость падения.

Утешает ее. Это мило, но правдой его слова не сделает.

– Второй, он ведь хотел пойти с нами…

– Он передумал.

Кэш отвернулась от него. Ей и самой не хотелось, чтобы страховщик шел с ними. Ему было бы страшно, он бы ныл и просил вернуться обратно! Ей достаточно Тролля.

– Это был его выбор.

Она знает, но легче от этого не становится. Кэш, как ни прислушивалась, так и не смогла уловить ни голосов, ни криков, ни стонов, ни воплей.

– Хоть бы эти люди остались живы! – прошептала она и повторила еще раз: – Только бы живы! Боже, я прошу тебя! Надо добраться до них. Может они уже выбираются наружу? Где останавливается лифт? На нижних ярусах, на подземной стоянке? Что с выходом?

1Гриндевальд – горнолыжный курорт в Швейцарии

Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: