Litres Baner
Название книги:

Малой 1

Автор:
Юрий Москаленко
Малой 1

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Юрий Николаевич Москаленко

Владлен Вадимов

* * *

Пролог

Территория Содружества.

Империя Аратан.

Звёздная система Милигау.

Планета Солия.

Мало кто из разумных, проживающих в Содружестве, знал расположение этой звёздной системы. Название самой планеты тоже практически никто не слышал.

Нет, тут не было никакой тайны. Об этой системе были осведомлены те, кому это требовалось по службе или по каким-то коммерческим делам. Просто эта непопулярная звёздная система была в стороне от основных звёздных путей. Особой выгоды от торговли тут не предвиделось. Да и жители Солии не было теми толстосумами, ради кредитов которых стоило забираться так далеко.

Правда совсем недавно тут проходила весьма оживлённый звёздная трасса. Но жизнь не стояла на месте, и вскоре опытные капитаны судов нашли другие выгодные пути. Поток звёздных кораблей постепенно иссяк. Единственное, что успел сделать за период своего правления хозяин планеты, так это захламить её разбитыми судами. Но кредиты, как говорят, не пахнут. Да и жить на этой планете князь, в принципе, не собирался.

Казалось бы, ничем не примечательная системка и находится далеко от центральных планет Империи. Что тут может быть интересного? Ведь даже правитель этой системы, князь Вигус Светлейший, не желал тут находиться. Зачем ему это было. Ведь губернатор Солии Кан Ливий регулярно перечислял на личные счета князя довольно весомые суммы.

На Солии имелось четыре материка и несколько десятков крупных островов. В морях и океанах было установлено много гигантских ферм, на которых перерабатывались морские водоросли. В результате получались основные компоненты для картриджей пищевых синтезаторов.

Монстры бизнеса не стали размещать на планете высокотехнологичные производства. Поэтому все технические новинки приходилось ввозить из более развитых звёздных систем Империи.

Не меньше пяти сотен циклов империя Аратан управляла этой звёздной системой, но и она пришла сюда не на пустое место. Задолго до прибытия исследовательских экспедиций империи на этой планете проживали аборигены. Уровень развития коренного населения был весьма низок, и, дабы не вкладывать в развитие этих разумных горы кредитов, было принято решение, которое устраивало всех. Их просто собрали со всех континентов и переселили на самый маленький и холодный материк. Там они и продолжали выживать. Впрочем, никто им не мешал. Да и зачем, денег на них всё равно не заработаешь.

В самой звёздной системе провели тщательную разведку природных ресурсов и полезных ископаемых. В результате не было обнаружено ничего ценного, что могло бы окупить добычу сырья и дальнейшую его транспортировку на промышленные предприятия империи.

Спустя долгое время удалось найти сверхценный и необходимый всем псионам Содружества минерал Карит-67. Правда в крайне малых количествах. Десятки научных экспедиций и различных лабораторий снова устремились на Солию в надежде обогатиться за рекордно короткие сроки. Но увы, на всей планете удалось собрать всего лишь пару десятков килограмм карита. А ведь многие вложили в поиски довольно большие деньги. Ну что же, здесь не удалось урвать желанный ценный кусок, получится в другом месте.

* * *

В этот день главный эксперт Мит Торин, возглавляющий постоянную исследовательскую экспедицию, сидел в своём рабочем кабинете, неподвижно уставившись в одну точку на стене.

– Сарина, – обратился он к своей помощнице и по совместительству доверенному лицу. Доверие распространялось не только на тело, но и на самое ценное – кредиты.

– Сарина, сделай мне куафе и пригласи ко мне Динга Мадлика. Пусть он захватит с собой результаты наших разработок.

– Да, господин Торин, – мило улыбнулась симпатичная девушка, которой уже до хорша надоели эти раскопки.

В кабинет своего непосредственного руководителя вошёл Динг Мадлик и с порога заявил: – Шеф! Уже пошла седьмая декада и всё в пустую.

– Чем Вы занимались всё это время? – нахмурившись прорычал Торин. – Ведь мы обещали инвесторам заоблачную прибыль. И что мне сегодня им говорить?

– Шеф, – чуть умерив пыл ответил Мадлик, – ну нет больше карита в этих районах. Мы чуть ли не вручную всё проверили. Да и без того оборудования, что пропало вместе с нашими вороватыми профессорами, толку особо не добьёшься. Вы же сами прекрасно знаете, что ни один, даже лучший аграфский сканер, не среагирует на эти кристаллы.

– Кстати, Мадлик. Наши партнёры из банка крайне недовольны сложившейся ситуацией. Ведь мы рассчитывали, что всё пройдёт по-другому. Я придумал целую схему. Удалось подсадить этих старых идиотов на банковские кредиты и вынудить их купить дорогое оборудование. Потом их объявили банкротами и все приборы должны были остаться у нас. И что? Где теперь эти кретины? Нечего кивать мне на разбитый кораблик, не было там ничего. Вот и получается, что идиотами остались мы, а не они.

– Шеф, Вы же знаете, их ищут по всей Солии. Стоит только им хоть где-то появится и нам моментально сообщат. Вот тогда мы и вернём своё.

– Как же, вернёте вы, – пробурчал Торин. – Скоро уже четвёртый цикл заканчивается, как вы всё возвращаете. Всё, иди отсюда, надоел ты мне. Без хороших новостей не появляйся.

Оставшись в кабинете один, Мит Торин рефлекторно потянулся и взял в руки кружку с горячим куафе. Ему было неприятно и крайне больно от мысли, что эти пройдохи профессора сумели его обмануть.

– Неужели они сбежали с планеты? – задумчиво пробормотал он. – Может они сдохли в пустошах?

* * *

Высшая сущность любила скользить по измерениям. Она нигде подолгу не задерживалась. Пройдено невероятное количество вселенных и галактик. Изучено всё, до чего только можно только дотянуться. Ему было просто очень скучно и это была самая большая проблема. Не враги, которые крайне редко, но всё же хоть немного могли развлечь. Именно скука могла быть той причиной, из-за которой ушли все предыдущие расы и цивилизации. Вот, помнится, раньше весело было. Для них всегда находилась интересная работа, надо было устанавливать равновесие во вселенных. Какие же мелкие страсти у современных разумных. Где те глобальные войны, в которых сгорали десятки галактик? Где масштабные конфликты разумов? И вот он почувствовал нечто знакомое, но давно забытое. Правда источник располагался невероятно далеко. Он уже забыл, когда посещал тот веер вселенных, из которого сейчас поступал мощнейший пси-импульс. И в нём шевельнулось то чувство, которое разумные называют состраданием. Именно это чувство не позволило сущности отмахнуться от гаснущего очага жизни.

Арбитр отправил на встречу зову о помощи ответный пси-импульс и продолжил своё вечное скольжение.

* * *

Звёздная система Милигау.

Планета Солия.

Столица планеты город Галия.

Личное поместье губернатора Солии Кана Ливия.

Губернатор сегодня ожидал дорогих гостей. Конечно же, он был рад любому гостю, приносящего хорошие новости, особенно если эти новости подкреплялись крупными суммами кредитов. Но сегодня у него в поместье он и его ближайшие помощники встречали очень дорогого гостя.

В большом каминном зале, выполненном в старинном стиле, горел настоящий, живой огонь. Милигау уже давно ушло за горизонт, предоставив возможность красоваться двум своим естественным спутникам.

Самый крупный спутник назывался Ворук. Стоило ему вступить в полную силу, и он становился особенно красив, демонстрируя насыщенный красный цвет с пурпурными переливами.

Второй спутник Солии носил название Монеус и выглядел скромнее своего старшего брата. Но и он старался порадовать жителей планеты хотя бы скромными сине-зелёными оттенками.

Налюбовавшись красотой вечернего неба, Кан Ливий почему-то вздохнул и вспомнил, что находится в зале не один.

– Энер, Вы точно всё проверили? – обратился он к своему финансовому помощнику.

Финансист вздрогнул от неожиданности и кинул быстрый взгляд на мэра столицы Чара Тулона, потом изобразил подобающую случаю мину и ответил вышестоящему начальнику: – Господин Кан Ливий, кристаллы прошли все необходимые проверки. Банк тоже подтвердил поступление оговорённой суммы.

– Очень хорошо, – откликнулся губернатор и добавил, – деньги неплохие, хотелось бы побыстрее завершить эту сделку.

Всего трое разумных на этой планете были в курсе обсуждаемой сделки. И сейчас именно они находились в каминном зале, только дорогой гость опаздывал. Хотя никто в Содружестве не осмелился бы принять за проявление неуважения к хозяевам опоздание настолько дорогого гостя. А задерживался, не кто иной, как глава Дома Бесконечной Радуги федерации Галанте господин Заминель Витокиус. Цель визита настолько уважаемого аграфа была проста. Он выкупал у губернатора неучтённый Карит-67. Того самого чрезвычайно редкого минерала, кристаллы которого искали абсолютно все государства Содружества.

* * *

Содружество.

Империя Аратан.

Столичная планета Хорленд.

Дворцовый комплекс императора Ланга Торинса.

Император Ланг Торинс принимал у себя с докладом руководителя Службы безопасности империи герцога Ланара Винга.

– Резюмируя вышесказанное, хочу отметить, – продолжил доклад герцог. – Все без исключения высшие псионы империи считают, что конечная точка зарегистрированного мощного всплеска пси-энергии однозначно находится на территории нашей империи. Пока не удалось определить, где находится источник этой пси-энергии и какова причина формирования узконаправленного мощного энергетического потока. Однако мы готовы предоставить промежуточные выводы.

– Герцог, – старательно сдерживая раздражение выговорил правитель огромной империи, – Вы же кадровый офицер. Так зачем Вам вся эта вязь непонятных слов? Вы что, не можете выражаться проще?

 

– Хм. Так точно мой император! – чётко отрапортовал князь. – Эти хоршевы аналитики и псионы, сообщили мне столько непонятного! Одни просто восхищаются этим лучом пси-энергии как редким природным явлением. Другие вообще считают, что это был не всплеск, а передача гигантского массива информации. И получатель находится в нашей империи.

– Герцог, Вы сможете определить, куда именно был направлен пси-луч?

– Только весьма приближённо, мой император. По всем расчётам этот луч затерялся, скорее всего, в звёздной системе Милигау. Но хочу добавить. Есть информация, полученная от моего личного агента в империи Таои.

– А этих снобов чем мог заинтересовать наш луч? – удивился император. – Это событие их никак не касается.

– Осмелюсь возразить, Ваше императорское Величие, – вежливо, но очень напористо продолжал излагать руководитель одной из самых серьёзных служб империи. – В срочном донесении мой осведомитель сообщает, что наши лучшие «друзья» очень уж всполошились после этого события. Создана государственная комиссия, состоящая из сильнейших псионов ведущих Домов. Но лично меня насторожила фраза, брошенная одним из организаторов этой комиссии. А звучала она так: «Нам не нужно, чтобы эта планета проснулась».

– Проснулась планета? И что же это, игра слов? – искренне удивился император и пристально посмотрел на князя. – Организуйте работу во всех, даже самых старых архивах, изучите забытые легенды и предсказания, но выясните, герцог, что обозначает эта странная фраза.

– Да, мой император, – чётко ответил руководитель Службы безопасности империи, – я лично займусь этим вопросом.

– Займитесь, Винг, – очень тихо проговорил император, – но смотрите, чтобы этот вопрос не перерос в Вашу личную проблему.

* * *

Вихревая пси-энергетическая реальность.

Закольцованная временная аномалия.

Духовный дворец Истины Арконов.

Обычные слова низших разумных не могли описать состояние пульсирующего пси-векторного расслоения временных потоков, в котором сейчас находились те, кого очень давно звали Арконами.

Некогда хуманская раса Сеятелей перешагнула в своём стремительном развитии условный уровень Техно три и перешла в энерго-полевую форму, а затем покинула «домашний» веер вселенных.

Когда они достигли всего, о чём только могли мечтать, жизненные циклы потеряли для них всякий интерес. Да и само понятие жизни стёрлось из их памяти. Вечные, невероятно могучие сущности, они обладали неограниченными запасами знаний и отточенной до невероятности техникой познания вселенной. Даже условные игры в живых богов-демиургов довольно быстро наскучили им. Просто неинтересно, когда ты можешь всё. Время, материя, все виды энергии давно подчинились некогда всемогущей цивилизации учёных и исследователей. На какое-то время у них появились могущественные враги, покоряющие целые сектора галактик, но и они быстро кончились.

Единственные, на кого им приходилось оглядываться, это были Арбитры. Но, как все знают, с Арбитрами не поспоришь. Да и сами они никогда не вступали в контакт с другими цивилизациями и расами.

Между двумя старейшими представителями этого островка реальностей состоялся условно-духовный обмен пси-пакетами информации.

– Первый, ты уверен, что есть ещё один носитель нашей крови?

– Ты сам знаешь истину, вопрошающий, – ответил Первый и добавил, – к чему эти вопросы, Второй? Мы с тобой уже давно покинули ту реальность.

– Но как он там оказался? – не унимался Второй. – Мы же убрали сектора восприятия из этого временного цикла и оставили только наблюдателей.

– Наблюдатели тоже ушли, – продолжал Первый. – Некоторые примкнули к нам. Другие создали собственные реальности. Был и тот, кто в одиночку отражал атаки нашего врага и добровольно ушёл в небытие.

– Мы все ясно слышали зов, это был зов именно нашей крови.

– Приксы, мой вечный друг, не оставляют нашей крови, они всегда уничтожают те миры, в которых мы когда-то жили.

– Жили, – задумчиво повторил Второй. – Ты ещё помнишь те времена?

– Ты знаешь, что всё помнить очень трудно. Сохранилась небольшая вероятность того, что кровь оставили наши соседи.

– Ты говоришь о наших добрых друзьях Аррай? Они ведь ушли практически одновременно вместе с нами.

– Значит, там всё-таки осталась наша кровь, – оценил результат пси-обмена Первый.

– Но кто её мог разбудить? Вариантов немного. Либо это сделали Изначальные, либо в ту реальность пришли Арбитры.

* * *

Звёздная система Милигау.

Планета Солия.

Территория пустошей.

– Выкинь его нахрен, Ланс! Давай, выбрасывай эту дохлятину. Он своей вонью уже задолбал меня.

– Син, но Док сказал вывезти труп подальше. Может лучше отдадим его мусорщикам на органы? Хоть немного кредов на планетарку сшибём. Он, вроде, ещё дышит.

– Да ты, Ланс, оптимист! После опытов нашего чокнутого Дока ещё никто не выживал. Ему, наверное, какой-то хренью все мозги в капсуле спалило. Давай, сбрасывай эту кучу дерьма. Если он тут ещё хоть немного останется, то я тебя заставлю глайдер отмывать.

– Вон, смотри, сколько здоровенных крыс. Они его за пять минут схарчат без остатка.

Управляющие глайдером условно разумные личности выглядели довольно-таки отталкивающее. Их комбинезоны были старыми и грязными, на них выделялись подозрительные бурые разводы. Помятые и давно небритые лица подчёркивали наличие нездоровых пристрастий у своих владельцев. Конечности нервно дёргались, глаза непрерывно бегали. Завершал картину омерзительнейший запах, который, казалось, сочился из каждой поры их тела.

На полу, таком же грязном, как и всё вокруг, лежал ребёнок. Мальчик лет восьми. Он не двигался и не издавал звуков. Со стороны казалось, что он уже не дышит. Почти всё его тело было покрыто шрамами и порезами, под которыми угадывались многочисленные гематомы. Во время стремительного движения глайдера тело мальчика, швыряло по заплёванному полу. Ребёнок был абсолютно гол. Внезапно аппарат резко затормозил, и мальчик пролетел через весь отсек, приложившись головой об угол металлического ящика. Из его рта потекла густая слюна, смешанная с кровью.

Глайдер остановился вблизи очередной кучи отходов. Два дегенерата в комбезах сбросили тело ребёнка в какую-то яму.

– Кушайте, твари. Это вам подарочек от Дока.

А в это время, где-то в необозримой дали, вселенская сущность просто сказала: – Живи! Тебе ещё много чего предстоит сделать, – и мальчик на далёкой пустоши ожил.

Совсем немного осталось времени до того момента, когда об этой мало кому интересной планете и её звёздной системе заговорят все разумные Содружества… и не только они.

Глава 1. Где я

Страшная боль пронзила меня, болело все тело. Определить, что же болело больше всего, у меня не получилось. Глаза не открывались, рук и ног я не чувствовал. Голова отчего-то была ясна, по телу протекали пульсирующие волны боли. Какие-то импульсы достигли конечностей, и мне удалось пошевелиться.

Вдруг меня охватила сильнейшая дрожь. Боль достигла каждой клеточки тела и, наконец-то, мне стало понятно, что еще жив.

Кто я? Как здесь оказался? Что со мной произошло?

Тысячи вопросов одолевали меня. Ответы, правда, получить было неоткуда. Только боль всё время оставалась со мной. Она была такая разная, и изнутри терзала меня больше, нежели на поверхности тела.

Вдруг у меня получилось открыть глаза. Было очень темно, но мне удалось разглядеть своё тельце.

Что это? Оказывается, я был нескладным и тощим мальчишкой. Руки и ноги были в открытых ранах и рубцах. На затылке прощупывалась огромная шишка. Как болит голова! Наверное, меня избили и выбросили сюда. Мысли метались как сумасшедшие, толку правда от них не было. Очень странная потеря памяти. Я ничего не помнил о себе, не знал, что со мной произошло, однако прекрасно осознавал окружающий мир.

Потихоньку мои глаза привыкли к полумраку, и мне удалось наконец-то рассмотреть место, в котором я находился.

Оказалось, что это огромная яма. Вокруг меня возвышались огромные кучи мерзко пахнущих пищевых отходов.

Боже, от такой немыслимой вони глаза заполнились слезами и подкатила тошнота, но желудок был абсолютно пуст и из меня ничего не вышло. Только спазмы продолжали сотрясать моё тельце.

После этих мучительных действий я наконец-то отключился.

Через какой-то промежуток времени сознание милостиво вернулось ко мне. Всё тело по-прежнему болело, а ещё к боли присоединилось острое чувство жажды.

Напрягаясь изо-всех сил, мне удалось наконец-то присесть и ощупать всё вокруг себя.

Руки, хоть и были покрыты многочисленными ранами, но в целом смотрелись неплохо и двигались уже лучше. Ноги оказались перепачканными неприятной вонючей слизью. Пока я их разглядывал, чуть было повторно не потерял сознание от вида и запаха.

Подняться я так и не смог, но зато у меня получилось прислониться к чему-то холодному и не настолько мерзко пахнущему. С огромным трудом придерживаясь за стенку, мне удалось встать на колени. Вокруг возвышались огромные завалы из обломков металлических конструкций, строительного и бытового мусора, полусгнившего тряпья и разломанного бетона. Впервые я смог оглядеть это место целиком, и оно мне явно не понравилось. Так странно, что память избирательно подсовывает мне воспоминания. Я ничего о себе не вспомнил, но мне прекрасно было известно, для чего использовались многие предметы из мусорной кучи. Вот совсем близко лежат очень старые промышленные пищевые синтезаторы. Наверное, их просто выбросили после того, как заменили на новые. Чуть поодаль стояли ржавые и сильно перекорёженные корпуса космических кораблей. Правда в таком ужасном состоянии мне не удалось вспомнить, какими они могли быть раньше.

Что мне делать? Может быть, меня ищут? Наверняка, меня просто потеряли родители, или сам потерялся. Ведь ни мог же я быть совершенно одиноким? Наверняка где-то жил и, наверное, даже учился. Как могло случиться, что маленький мальчик оказался в этом странном месте? Голый, избитый и совершенно один? Слишком много вопросов, у меня опять жутко разболелась голова.

Ну вот как я тут оказался? Увы, ничего не знаю и не помню. Прикрыв глаза, я заставил себя не думать о причинах происходящего. Ещё немного вопросов и голова моя взорвётся.

Где-то на периферии сознания обнаружились последние воспоминания. Они были отрывочные и постоянно ускользали от меня. Единственное я помнил твёрдо. Мужчина в белом халате одевает мне на голову то ли шлем то ли горшок. Всё помещение залито ярким светом. Мужчина начинает что-то говорить про разгон сознания, и ещё что-то научное, но я ничего не понимаю. Дальше всё, провал. Вот так смутно и расплывчато.

Никакой одежды на мне сейчас не было и со временем холод пробрал меня до самых костей. Казалось, что клацающие зубы пытаются откусить мой онемевший язык.

Умирать не хотелось несмотря ни на что. Я прислушался. Сначала было тихо, потом где-то недалеко удалось различить странный звук, напоминающий писк зверька. Видимо там есть кто-то живой! Сил не прибавилось, зато окрепло желание жить.

Что же мне делать? Ждать неизвестно откуда помощи или самому попытаться выбраться из этой клоаки?

Стараясь не обращать внимание на сверлящую боль, я сосредоточился и попытался встать. С третьего или четвертого раза мои усилия увенчались успехом.

Как говорится, первый шаг он самый главный. Откуда пришла ко мне эта мысль? Не знаю, но мне пришлось продолжить движение, чтобы не замёрзнуть окончательно. Кто бы знал, сколько сил мне понадобилось на этот первый шаг. Дно ямы, помимо мусора было усыпано разбитыми, перекрученными, да и просто ржавыми предметами. Шаг-то я сделал, но при этом наступил на что-то и упал. М-да, придётся начинать сначала. Вокруг ничего не менялось. Было темно, холодно и пахло просто омерзительно.

Казалось, прошла вечность, и я вновь поднялся, превозмогая боль и прикладывая неимоверные усилия. В этот раз шаг дался относительно легко. Понемногу переставляя жутко болящие ноги, дотелепал до края ямы. Слава всем небесным силам! Наверное, мне удастся выбраться из этой ловушки. А вот и нет. Меня опять окружали горы мусора и ничего больше. Что же делать дальше?

Стоило остановиться, как холод снова стал забираться внутрь. Извиваясь как червяк, понемногу продвигаясь всё выше и выше, мне всё-таки удалось выбраться из ловушки. Так вот, чей писк был слышен внизу! Я увидел целую стаю, нет, целое полчище мерзких, отвратительных крыс. Если они кинутся на меня, то моим страданиям точно наступит конец.

Шло время и на меня никто не бросался. Видимо темнота и мерзость, которой я насквозь пропах, послужили хорошим прикрытием. Все-таки у меня есть шанс выбраться живым. Что ж, побарахтаемся.

Наверняка мне придётся подобрать какое-то оружие против крыс. Правда сил не осталось ни на что, даже кинуть в них что-нибудь не получится. Да и камней что-то не видно.

 

Я молился всем всевышним, пусть эти мерзкие твари меня ни заметят! Присев за ближайшим обломком техники, я принялся внимательно наблюдать за ними. Крысаки постоянно находились в движении. Они что-то выискивали в кучах мусора, что-то жевали и постоянно пищали. От их тихого, но непрерывного писка, у меня вновь заболела голова.

Стоп. Они ведь что-то ели. От одной мысли о еде у меня случился спазм в желудке. Как же страшно я хотел не только пить, но и есть. И что мне в таком случае предпринять? Можно попробовать отобрать еду у мелких хищников, но это не лучший вариант. Их так много, что скорее я сам окажусь в желудках у крыс. Лучше отдышусь и подумаю, что мне делать дальше.

Я отодвинул вздувшуюся от разложения коробку с пищевыми отходами в сторону и тут же наткнулся на темно-зеленую пластиковую трубу. Находка доставала мне до пояса, была крепкой и шершавой. Руки с неё не соскальзывали и это вселяло в меня некоторую уверенность. Труба оказалась очень ухватистой и вполне могла защитить от мелких хищников.

Осторожно опираясь на импровизированную трость, я постарался незаметно отступить к непонятной металлической конструкции. Потом мне пришлось долго огибать выступающую ее часть. Какой-то проём выделялся на высоте чуть больше моего роста. Как же туда попасть? Не знаю, но обязательно попробую забраться внутрь этой гигантской железной хрени. Недолго думая, я решил найти что-нибудь легкое и в то же время крепкое. На что можно будет встать и дотянуться до проёма.

Через каких-то пять минут я наткнулся на сильно перекошенный пластиковый ящик. Мне пришлось потратить много сил, но я дотолкал его до проема, и забрался на него. Увы, цель осталась недостигнутой, пробраться внутрь мне не удалось. Высота ящика оказалось недостаточной, а подтянуться не хватило сил. Тогда я слез с вниз и вновь начал поиски чего-то ещё, что поможет завершить этот эпический квест.

Времени, правда, в этот раз мне пришлось потратить значительно больше, но мне удалось найти нужный предмет! Самым трудным оказалось не оттащить новый ящик к первому, а как-то взгромоздить второй на первый.

Подсунув под ящик пластиковую трубу, я начал медленно поднимать его, используя в качестве дополнительной опоры собственную ногу. Видимо, это была не самая удачная идея. Нога моментально занемела от боли. Боль была не резкой, а постепенно усиливающейся и определенно выматывающей.

В какой-то момент мне стало казаться, что если я сейчас не подниму второй ящик, то уже не смогу его поднять. Тогда придётся навсегда остаться в этой клоаке. От страха у меня получилось собрать свои немногочисленные силы и толкнуть этот хоршев ящик. О чудо! Этот долбанный бокс пораскачивался немного и всё-таки встал на первый.

После этой непосильной для меня работы я опустился на поверхность, чтобы перевести дыхание и переждать боль в ноге. Сердце колотилось так сильно, что мне показалось, что его удары слышат даже крысы. Несколько минут я сидел без движения и со страхом прислушивался ко всему вокруг.

Что интересно. Крысы, копошившиеся вблизи, словно не замечали меня. Мне даже показалось, что стоило им попытаться подойти ко мне поближе, как они наталкивались на какой-то непонятный барьер или невидимое препятствие.

Ну и славно… похоже шансы на спасение повышаются.

В два этапа и смертельно боясь навернуться с этой пирамиды ящиков каким-то чудом мне удалось взгромоздиться на получившуюся конструкцию. Теперь дело было за малым, предстояло перевалиться с ящиков в этот хоршев провал.

То ли боги меня услышали, то ли фортуна наконец-то улыбнулась мне, но я смог! Край металлического проёма остался позади, и я с облегчением потерял сознание.

Как долго мне пришлось валяться у входа, не знаю. С внешней стороны проёма стало довольно светло. Хоть сил и не осталось, но я так обрадовался дневному свету, что завис на какое-то время у проёма и просто смотрел на светило. Видимо без сознания я провёл весь остаток ночи и начало дня.

Зато крысы теперь не могут добраться до меня. Это радовало. Правда, я совершенно не знал, что делать дальше. Как ни странно, но внутри этой металлической конструкции было относительно светло и тепло, да и ветер сюда почти не задувал.

Назад мне никак нельзя, меня там просто съедят, лучше ползком пробираться внутрь. Мне удалось дотянуть до первого поворота и силы оставили меня. Обреченно вздохнув, я свернул в ближайший угол, и только потому, что оттуда раздавался шум капающей жидкой. Как же мне хотелось пить!

Заползая в комнату, я сразу увидел какую-то емкость, в которой накопилась капающая сверху ржавая жидкость. Сделав над собой гигантское усилие мне удалось встать и зачерпнуть её рукой.

Вода! Ржавая, протухшая, но вода!

Сколько же я выпил воды? Не знаю. Но, когда получилось оторваться от бака мне казалось, что я выпил бы ещё столько же. К моему сожалению, сделать это было невозможно, вода просто не влезала. И только сейчас пришлось осознать, какая мне грозила опасность. В тот момент, когда я обнаружил воду, мне было абсолютно наплевать вода это или какая-то иная жидкость. Сил на поиски чего-то ещё у меня всё равно не было.

Свернувший почти клубочком, мне пришлось заснуть прямо около железного чана, этого алтаря жизни, едва не обнимая его своими голыми руками и ногами.

Пробыв некоторое время в забытьи, я очнулся. Надо постараться найти что-то съедобное. Вчера у меня не получилось ни затащить, ни закинуть пластиковую трубу наверх, и поэтому шагать пришлось, опираясь только на стенку конструкции. Я доковылял до входа и выглянул наружу. Крыс не было видно. Перекинув ноги вниз, и дотянувшись до ящиков мне удалось очень осторожно спустился на поверхность.

Вот и моя палка. Теперь стоит посмотреть, чем питались эти серые твари. Я принялся ворошить вокруг и нашёл обрывки какой-то технической ткани.

Ткань была шириною с мою руку и длиной около пяти шагов. Куска материи хватило плотно обмотать бедра и живот, перекинуть на грудь, и за плечом заткнуть её за пояс. С этого момента я почувствовал себя значительно увереннее, ведь ветер уже не так сильно вымораживал моё тельце. В этом куске ткани было значительно теплее, по крайней мере, мне не приходилось всё время думать о холоде.

Не надеясь ни на что, я всё-таки продолжил поиск пищи. Ведь что-то же эти крысы жрали!

Мне пришлось спуститься немного вниз. Я предельно внимательно осмотрелся. Ничего. Тут совсем ничего не было. Только мусор и много какого-то серого порошка на земле. Возможно, безысходность или помутнение рассудка от голода сыграли со мной злую шутку. Я опустился на колени и начал горстями есть, нет, ЖРАТЬ этот порошок. А может это было отчаяние и желание быстро умереть.

Проглотив целую кучу непонятного порошка, я улегся на голую почву и приготовился к смерти. Но смерть не приходила, да и свирепый голод не то, что отступил, а как-то притупился. Я лежал довольно долго на дне этого порошкового ложа, и в какой-то момент понял, что мне хочется в туалет и снова пить. Да что же это со мной твориться? Наверное, ненормально поглощать это подобие пищи в таких количествах.

Да, мне пришлось съесть этот непонятный порошок. В принципе мне было глубоко наплевать, что это такое. Самое главное то, что именно этот благословенный порошок не дал мне умереть.

Хоть я и прибывал в невменяемом состоянии, но понял, что именно этот порошок необходим мне, и не стоит именно тут справлять свою естественную нужду. И снова мне пришлось сделать нелёгкий выбор, набирать в ткань порошок или ковылять в туалет? Возможно, со стороны это могло показаться смешным, но я просто не мог отойти от этого островка жизни. И всё же сильнейшие позывы заставили меня броситься в сторону. Пришлось мгновенно сбросить с себя тканевую накидку и моментально опорожниться. Нет, не так, из меня просто выбросило излишний продукт.

Осторожно вернувшись обратно, я принялся ладонями сгребать в ткань порошок и хотел было идти обратно к воде. Но не смог. Видимо от жадности наскреб так много этого добра, что не смог даже поднять свой импровизированный мешок.

Ну что же, придётся вытряхнуть лишнее. После каждой горсти откинутого продукта я пытался поднять свое сокровище, но увы. К великому моему сожалению, поднять удалось только половину от изначальной массы. Хотя бы это отнести в убежище. Я с кряхтение поднял свой баул и потащил к проёму.


Издательство:
Автор, Автор
Книги этой серии:
Поделиться: