Название книги:

Сияющая

Автор:
Лиди Митрич
Сияющая

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

– Что-то быстро оклемались, – буркнула Адвена, с досадой глянув на стремительно разбегающиеся тучи. Маги, отвечавшие за погоду, в очередной раз не дали разразиться грозе. – Эх, думала же еще, что надо лить больше снотворного. Ну, ничего, значит в другой раз…

Она обязательно учтет все ошибки и сумеет организовать буйство природы во всей его первозданной красоте. И почему магистры говорят, что в настоящей грозе нет ничего примечательного? В чем прелесть фальшивой погоды, за которую они так упорно цепляются?

Убедившись, что за ней никто не следит, Адвена бесшумно проскочила пустырь от башни воздушных магов до вечнозеленого парка, не забывая с помощью магии заметать за собой следы. Ради приличия немного попетляв, девушка вышла к водоему и устроилась в густой тени старого дуба, прячась от не по-весеннему жаркого солнца.

Так! Срочно нужен новый план по внесению хаоса в этот до скрежета зубов упорядоченный мирок!

– Эй, сиротка, а подпали-ка ещё раз башню астрологии, а? – с достаточно безопасного расстояния крикнул пробегающий мимо парень в красной ученической мантии. – Тебе ж все равно за это ничего не будет, а нам хоть пары отменят.

Вот же дурацкое прозвище! И, что самое обидное, крыть-то нечем.

Раньше за такое Адвена непременно бы вызвала на магическую дуэль, но магистров насторожило с каким устрашающим хладнокровием девушка отправляла всех своих обидчиков на больничную койку. Казалось бы, такая тенденция должна была охладить пыл других учеников, но нет: дураков хватало. Кто-то хотел проверить свои способности, а кто-то просто ради уважительной причины для прогула занятий. В конечном счете все закончилось тем, что руководство запретило магические дуэли на территории академии Словес, а для перестраховки взяли с Адвены клятву на крови: такую не нарушишь без серьезных последствий.

– Иди куда шел, – огрызнулась Ада, после чего запустила в парня горстью прошлогодних желудей, обернувшихся шмелями. Парень успел пригнуться, пропуская снаряды над собой, и исчез за кустами. – Эх, сбежать бы отсюда…

Только куда? За пределами академии без диплома она никому не нужна, а до выпускного еще целых четыре года. Еще четыре года над пыльными фолиантами за зубрежкой древних и уже почти не использующихся рун, над котлами с декоктами и снадобьями, за постоянными тренировками и прочая, прочая, прочая… Это все, конечно, безумно интересно, но Адвене хотелось другого – свободы!

Она всю жизнь просидела в этой академии, которая ей уже поперек горла. Вот бы увидеть большой мир своими глазами, не читая сухие и лаконичные тексты учебников!

– Адвена!

Резкий крик выдернул девушку из мечты, где она, юная одаренная особа, приглашена на бал лично королем, потому что нельзя такому таланту пропадать в пыльных библиотеках. Отогнав от себя образ прекрасного принца, который пригласил ее на первый танец, Ада обернулась.

В паре десятков шагов от нее стоял забавный паренек лет двенадцати. Адвена его часто видела в читальном зале библиотеки, но не помнила, как его зовут: то ли Нифонт, то ли Финонт… Да, в общем-то, и не важно.

– Чего тебе? – скучающим тоном спросила девушка.

– Тебя там магистр Канден вызывает!

Имя законного опекуна мигом смыло все напускное безразличие.

Ох, неужели она где-то прокололась?

Коротко кивнув мальчишке, Адвена подскочила и, глянув на свое отражение в воде и удостоверившись, что вид ее вполне подходит под категорию «и так сойдет», бросилась к академии. Влетев в холл, с помощью левитации молниеносно запрыгнула на площадку третьего этажа, не желая тратить время на бесконечные ступени. Несколько длинных коридоров, и вот девушка уже тихонько скреблась в дверь, ведущую в кабинет наставника.

– Входите, – глухо прозвучал строгий мужской голос. – А-а-а-а, девочка моя, проходи, присаживайся.

Аккуратно прикрыв за собой дверь, Адвена проскользнула в кабинет, села в кресло напротив стола наставника и стала следить за своим опекуном, пытаясь понять, в каком он сейчас настроении.

Магистр Канден сосредоточенно смотрел в старомодный хрустальный шар, безуспешно пытаясь с кем-то связаться. Вот уже как пять лет в качестве средства связи использовались зеркала, но консервативный наставник, презиравший все новшества, с завидным упорством держался за традиции.

Именно опекун запретил Адвене покидать стены академии даже на время каникул, ссылаясь на многие опасности внешнего мира и настаивая на завершении обучения. Ада, которая к своим без одного дня пятнадцати годам знала больше, чем любой выпускник, уже смирилась с таким положением дел и даже не пыталась спорить, тем более что любой спор всегда заканчивался одинаково: выдачей дополнительного домашнего задания. Впрочем, так заканчивалась любая ее провинность – будь то сорванный урок или «случайно» взорванная башня астрологии.

Интересно, успели ли до наставника дойти слухи про внезапный послеобеденный сон магов-погодников?

– Сеть занята, – проворчал магистр Канден, бросив свои попытки связаться с кем-то и отодвинув хрустальный шар на край стола. – Ты прочитала тот трактат на древне-пешисском о силе слова?

Мужчина бросил строгий взгляд на свою воспитанницу.

– Да, наставник, – Адвена попыталась вложить в голос побольше учтивости и покорности. Она уже давно усвоила странный парадокс: чем послушнее она себя вела, тем больше свободы ей оставляли.

– В таком случае ответь мне на вопрос: что есть сила слова?

– Сила слова – это знание, – уверенно отчеканила Адвена как будто читала с листа. – Такая магия работает на вере в то, что у тебя все получится. Уверенность порождает энергию, которой для данного типа магии требуется совсем немного, что является основным преимуществом. Однако есть существенный минус: если начнешь сомневаться – придется все начинать сначала. А в экстремальных условиях это может стоить жизни.

– Хм… Что ж. Весьма похвально, – довольно кивнул магистр. – Молодец. Впрочем, я в тебе не сомневался.

– Спасибо, наставник, – тихо поблагодарила подопечная, теребя кончик своей медной косы. Похвала не вызвала никаких эмоций. Адвена уже давно привыкла к тому, что ее считают одаренной и что все ей давалось легко.

– Сам я прочитал этот трактат перед своим выпускным, будучи совсем зеленым юнцом. Времена были другие, не то, что сейчас, – магистр вдруг пустился в воспоминания, что с ним случалось не часто. – Тогда нас обучали всему, что знали наши преподаватели. Этот трактат о силе слова убрали из программы обучения лет двести назад – ученый совет решил, что юным дарованиям ни к чему столь ненадежная магия. А зря, информация весьма полезная для общего развития.

Казалось бы, разве мог этот мужчина в синей мантии, с темными волосами, чуть-чуть тронутыми сединой, ясными серыми пронзительными глазами, ворчать как старик? Но внешность обманчива, особенно в отношении магов: магистру уже давно перевалило за шестую сотню.

– Завтра я уеду по делам академии примерно на пару недель, – задумчиво протянул наставник, кивая сам себе. – В столицу империи – к его величеству Гондо Сиятельному.

Адвена загрустила, пытаясь подавить вздох, полный разочарования.

Опять придется сидеть над никому ненужными трактатами, список которых наставник обязательно оставит для самостоятельного изучения: как говорил сам магистр Канден – чтобы не хватало времени на шалости. Впрочем, дополнительная учебная нагрузка никогда не мешала Аде устроить очередной переполох. Чего только стоила недавняя история, когда она во время очередной отлучки опекуна превратила пол в северной башне в желе, против которого оказалась бессильна магия всех магистров, за счет чего и вычислили виновника бесчинства.

Зато маги-погодники не успеют нажаловаться магистру, а значит обойдется без очередного нагоняя.

– У меня есть для тебя деловое предложение, – серьезно продолжил мужчина, но Ада чуть оживилась: от нее не ускользнули хитрый прищур глаз и многозначительный взгляд наставника. – Правда, это прямое нарушение устава академии, но все же мы с ректором решили, что для тебя можно сделать исключение.

Адвена подалась чуть вперед, вцепившись в подлокотники кресла и задержав дыхание. Неужели?..

– Ты надоела мне со своим нытьем, что хочешь посмотреть на мир. Что другие ученики хотя бы во время каникул покидают академию, это нечестно по отношению к тебе и так далее. Так вот, мое предложение: я могу взять тебя с собой в Хельсберн.

– Меня? Взять с собой? – внезапно осипшим голосом переспросила Адвена, боясь поверить услышанному.

– Да, девочка моя, – тепло улыбнулся магистр Канден. – Поедешь в качестве моей помощницы. Ну, конечно же, если ты сама этого хочешь.

– Конечно хочу!

Сердце девушки забилось со скоростью разбегающихся тараканов (этих никакая магия не брала), когда внезапно зажигаешь магический огонек в темной кладовой, куда Адвена периодически совершала варварские набеги, засидевшись в библиотеке и пропустив ужин.

– Что ж, похоже с подарком на твой день рождения я угадал, – подмигнул наставник. – В таком случае, завтра на рассвете встречаемся в центральном холле. Бери в дорогу только самое необходимое. А теперь все, ступай, у меня еще много дел.

– Да, наставник! – воскликнула Ада и, пружинкой подскочив с кресла, буквально вылетела из кабинета.

Легкий сквозняк взметнул в воздух пару листочков со стола магистра Кандена. Вернув их на место, мужчина снова обратил свой взор на хрустальный шар.

– Вы все слышали? – холодно спросил он.

– Да. Договор в силе. Обмен произведем на месте.

– С вами приятно иметь дело. Конец связи.

Магистр откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, нервно постукивая пальцами по столу. Пока все шло по плану.

Глава 2

Ада стояла в холле академии, прислонившись спиной к подножию статуи Орильвиана – бога, покровительствующего магии. Неизвестный мастер изобразил бога в образе высокого статного мужчины, который распростер руки так, будто он хотел кого-то обнять. Или прихлопнуть надоевшую муху. В любом случае, Орильвиан был безумно красив в своей каменной ипостаси, и вся женская часть академии втайне вздыхала по нему, а мужская – завидовала, но тоже втайне.

 

Сразу после визита к наставнику Адвена собрала вещи в дорогу, после чего волевым усилием приняла решение лечь спать пораньше, понимая, что это единственный способ уберечь свою нервную систему. Логика была проста: чем быстрее уснешь, тем быстрее наступит утро.

Вот только все оказалось не так просто, как хотелось бы: переполнявшие эмоции никак не могли найти выхода и не желали отпускать в царство грез. Большую часть ночи Адвена промаялась без сна, ворочаясь с одного бока на другой, а редкие провалы в дрему не приносили облегчения – кошмары, полные жгучего разочарования, не заставили себя ждать.

Под утро обычно молчаливая и крайне спокойная соседка по комнате чуть не выла и стала кидаться в магичку огненными пульсарами. Адвена успешно отбивалась, не забывая при этом продолжать нервничать. Отбивая очередной пульсар, она слегка перестаралась. Убедившись, что соседка всего лишь потеряла сознание и ее жизни ничего не угрожает, Ада быстро оделась и выскользнула из комнаты от греха подальше.

И вот сейчас, стоя у подножия статуи одного из двух богов этого мира, Адвена пыталась справиться с охватившей ее дрожью. О завтраке в таком состоянии и речи не шло.

А вдруг магистр Канден передумал? Что, если он не возьмет ее с собой? Если так, то это будет худший ее день рождения. Хуже просто придумать невозможно: поманить лакомым кусочком, а потом отобрать в самый последний миг.

На лестнице раздались шаги. Вытянув шею, Адвена увидела хмурого наставника, который, поравнявшись с ней, только кивнул и двинулся дальше к выходу.

Пожав плечами, Адвена пошла за ним. Вроде бы ее не прогоняли, а значит все осталось в силе.

Так, молча, они покинули стены академии. У ворот их ждал слуга-дух, который придерживал за уздцы двух вороных коней. Магистр Канден, подойдя к одному, пристроил свою дорожную суму и легко запрыгнул в седло. Адвена не заставила себя ждать, повторив действия старшего.

– Мы сейчас направимся к северным воротам, – сухо проронил наставник, щурясь на восток, где уже появился край солнца. – Там мы выйдем на Керрийский тракт. Если повезет с погодой, то до столицы доберемся дней за пять.

Магистр похлопал по шее недовольно фыркнувшую лошадь, после чего пустил ее рысью.

Магичка направила свою лошадь следом. Впервые оказавшись за воротами академии, она наконец выдохнула с облегчением и улыбнулась. Наконец-то в путь! Это все не сон, не обман!

Солнце уже золотило крыши небольших домиков, тесно прижавшихся друг к другу. Город магов постепенно пробуждался. Из печных труб начинал клубиться дымок, кое-где разноцветный – проснулись (а может и не засыпали) алхимики.

Глядя на разноцветный дым, Адвена с улыбкой вспомнила случай из детства. Тогда алхимики решили вывести новый вид зелья: то ли эликсир жизни, то ли еще что-то в этом духе – девушка уже не помнила, но шума вокруг этого заявления было очень много. Магам-то понятно, такие зелья ни к чему – они и без того живут долго. А вот людям без магической искры очень хотелось продлить свою жизнь. Спонсировали все это дело сразу несколько королевств.

Разработка зелья закончилась грандиозным взрывом: как сказал тогда магистр Канден – удивительно, что это не дело рук его проворной и везде сующей свой нос подопечной. Из-за взрыва никто не пострадал, разве что только морально. Чего такого намешали горе-алхимики – они так и не признались, хотя желающих узнать нашлось немало и заплатить они были готовы прямо-таки сказочное состояние. А вот город надолго окрасился во все цвета радуги – краску ничем вывести не получилось, как уж тут ни старались маги общими усилиями. Потом как-то привыкли к разноцветным домам и мостовым да махнули рукой, а со временем краска все-таки смылась.

У северных ворот скучали двое дежурных. Увидев путников в столь ранний час, они заметно оживились, с любопытством поглядывая на Адвену, закутанную по самый нос к красную ученическую мантию. Оно и понятно: где это видано, чтобы ученики академии покидали границы города во время семестра?

– Утро доброе, магистр, – поприветствовал один из дежурных. – Куда направляетесь и надолго ли? Цель?

Магистр Канден поморщился. Ох уж эта бюрократия, даже до магов добралась. Но отвечать все равно придется: в чем единогласно сошлись правящие мира сего, до дрожи в коленках боявшиеся потерять свою власть, так это в том, чтобы установить контроль над всеми передвижениями магов.

– Направляемся в Хельсберн по делам академии. На сколько – точно сказать не могу. Вот все бумаги и разрешения.

Второй дежурный быстро сделал записи в толстом потрепанном жизнью журнале, вернул бумаги наставнику и на прощание пожелал удачи, больше не чиня никаких препятствий.

Проезжая через ворота, Адвена почувствовала, что воздух стал более густой, вязкий, словно город не хотел ее выпускать. На миг она испугалась, что сейчас застрянет тут, и магистр велит ей возвращаться обратно в академию, но ворота уже остались позади.

Не в первый раз за утро девушка выдохнула с облегчением. Конечно, можно было списать все на бессонную ночь, но все-таки не стоило списывать магический барьер со счетов. Преподаватели академии железно вбили в головы своих подопечных простую истину: даже не стоит пытаться покинуть город самостоятельно, а иначе… Далее следовало много страшных и поучительных историй. Что же случится на самом деле – никто не знал: смельчаков проверить не нашлось. Никто не хотел лишиться места в академии.

Когда Адвена оглянулась, люди у стен города казались мелкими букашками, а сам магический город стал таким же далеким, какими теперь виделись все утренние страхи и опасения.

Никаких сожалений о покинутой академии девушка не испытывала. Впереди ее ждало небольшое путешествие. День своего пятнадцатилетия Адвена смело могла назвать лучшим в своей жизни.

Глава 3

Всю дорогу до привала, объявленного в полдень, магистр Канден молчал.

Адвена на это не обратила внимания – она как губка впитывала себя окружающий мир. Все ей было в новинку. Впрочем, когда путники проехали через все окрестные деревни, села и небольшие города, обеспечивающие магов продуктами и необходимыми товарами, и въехали в лес, девушку уже больше интересовала ее отбитая пятая точка.

С лошади девушка сползала с трудом: жутко болела спина – Ада не привыкла так долго сидеть в седле. Да, в академии были занятия по верховой езде, но по манежу много не накатаешь. Бессонная ночь тоже внесла свою лепту в общее разбитое состояние магички.

А ведь впереди еще дней пять путешествия!

Закончив с обедом, который наставник переместил к ним с помощью пространственной магии прямиком с кухни академии, девушка решила задать мучавшие ее вопросы.

– Наставник, вы сказали, что я еду в качестве вашей помощницы… А с какой целью мы вообще едем в Хельсберн? Что мне надо будет делать?

– Никаких особых задач у тебя не будет, – с легкой усмешкой протянул магистр Канден. – Это всего лишь предлог для того, чтобы взять тебя с собой. Тебе просто нужно будет сопровождать меня, этого будет более чем достаточно. Мы навестим императора – если у него получится уделить нам время, а потом заедем к одному частному лицу. До нас дошли слухи, что у него хранится часть пророчества…

– Какого еще пророчества? – Адвена тут же навострила ушки.

Факультет пророчеств в академии находился далеко не в почете. Оно и понятно – когда сбывалась едва ли хотя бы сотая часть всех предсказаний, то это уже было больше похоже на случайность. А тут вдруг наставник, который всегда с презрением смотрел в сторону прорицателей, говорит чуть ли не с благоговением о каком-то пророчестве.

– Не хотел тебя пугать, но, думаю, рассказать все же стоит, – чуть помедлив, ответил магистр Канден. – Слушай же, эта история мало кому известна. Существует одна очень старая легенда. Это было во времена, когда все народы и расы жили дружно, ну или почти дружно. Но в любом городе можно было встретить эльфа, гнома, вампира, оборотня. В небе летали драконы и грифоны. В лесу жили лешие, дриады, нимфы. Да вспомни мифологию или детские сказки!

Наставник сделал паузу, словно давая своей подопечной время вспомнить сказки. Вокруг царила идиллия. Лес дарил покой, делился своей безмятежностью.

– А потом появился он, лорд Хормер. Он и его армия, которая состояла из некромантов и нечисти, убивали всех. Зачем? А поди разбери, что творилось в голове человека, жившего много-много лет тому назад. Это была не война, а жестокая резня, бойня. Наконец расы поняли, что в одиночку им не выстоять, и объединили свои силы. Но даже союзная армия проигрывала битву за битвой, неся тяжелые потери. Лорд Хормер словно был заговорен от поражений.

Тогда эльфы отломили ветвь от своего Священного Древа, в существовании которого я, честно говоря, сильно сомневаюсь, и сделали из него древко для стрелы. Гномы выковали алмазный наконечник, который заговорили лучшие маги всех рас. Общими усилиями они сотворили стрелу, с помощью которой союзной армии удалось убить лорда Хормера. Кто и как это сделал – история опять же умалчивает.

Армия лорда без командира долго не продержалась и была разбита, но его верным некромантам удалось уйти. Отступая, они объединили свои силы и создали мощное проклятие. После ритуала они исчезли – раз и их нет. Как сквозь землю провалились, хотя с них бы и сталось, некроманты все же. Все решили, что шептуны что-то напутали в своем заклинании, не указали вектор действия или им банально не хватило сил. Что касается лорда Хормера, то угрозы больше не было. Союзная армия ликовала: победа осталась за ними.

– Но они рано обрадовались, не так ли?

Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: ведь куда-то исчезли другие расы?

– Да, девочка моя, да, – наставник подтвердил догадку Адвены. – Прошло совсем немного времени. Еще не успели закончиться празднества по случаю победы. Начали пропадать драконы. Сначала этому не придали никакого значения. Ну мало ли? Может они решили уединиться в горах или еще где? Прошло десятилетие – и в нашем мире невозможно было найти ни одного дракона. Маги забили тревогу. Ползли самые разнообразные слухи. Потом начали пропадать эльфы, а затем и другие расы. Каким-то образом из Вэнга пропали все нелюди, прости за это обобщающее слово. Согласно обрывкам летописей, исчезновения продолжались не больше одного века. В какой-то момент остались только люди…

Наставник вновь замолчал. Он задумчиво смотрел на небо. Облака медленно плыли, плавно перетекая из одной завораживающей воображение формы в другую. Солнце вышло из зенита.

– Так что насчет пророчества? – тихо напомнила Адвена, когда пауза слишком затянулась.

– Оно появилось приблизительно после окончания войны, – словно нехотя ответил магистр Канден. – Авторство присваивают некоему Таренбурду. Его считали ненормальным, когда еще не связали исчезновения с проклятием некромантов. Пророчество Таренбурда не восприняли всерьез, а когда спохватились, существовало уже столько версий этого пророчества, что стало трудно вычислить, какое же из них было первоначальным. Но недавно в мемуарах одного из современников войны мы нашли запись. «Пророк Таренбурд сказал свое слово на главной площади Золотого Града. Но подняли его на смех. Тогда он пришел ко мне и молвил: «Сейчас меня не поймут, но сыны наших сынов поверят. Я записал свое видение и разделил свиток на четыре части. Тебе на хранение я дам одну из них». Больше я его не видел. Я был одним из немногих, кто верил в пророческий дар Таренбурда. Ради этого я сохранил часть свитка, дарованную мне…» На этом упоминание о пророчестве заканчивается. Мы вычислили потомка этого писателя и сумели убедить его отдать эту часть пророчества академии: директор Монорс уже в пути. До этого нам удалось найти еще две части. В их достоверности не стоит сомневаться – проверял сам хранитель знаний.

– А что с четвертой частью?

– Она в руках герцога Самбертли. Как раз за ней мы с тобой и едем.

– А зачем академии это пророчество? – спросила Адвена.

Она чувствовала, что наставник что-то не договаривает, но не могла прямо заявить ему об этом. Приходилось задавать наводящие вопросы, пытаясь собрать как можно больше информации.

– Видишь ли, – протянул магистр Канден. – В пророчестве сказано, как снять проклятие шептунов. Во-первых, если наша теория, составленная на основе двух имеющихся у нас частей, верна, то получится вернуть всех исчезнувших. Ну, а во-вторых… Начали пропадать люди. Не смотри на меня так скептически. Да, люди могут пропадать и по другим причинам. Но ведь не целыми поселками, а то и небольшими городами, не так ли? Все остается на своих местах: дома, мебель, вещи, домашние животные, но нет ни души. Жуткое зрелище…

 

– А что за Золотой Град? – новость о пропадающих целыми населенными пунктами людях девушку не сильно впечатлила. Как-то не было жаль этих абстрактных людей, которых она не знала. Тем более, что наставник уже озвучил вероятность того, что всех попавших под проклятие возможно получится вернуть.

– Помнишь же поговорку – увидеть Золотой Град и умереть? Это был особый город. Именно был, – наставник сделал особый акцент на последнем слове. – Потому что он исчез… Исчез вместе с драконами, эльфами и гномами – строителями Града. Может потому, что он был насквозь пропитан их магией. А может потому, что город стоял в Пустошах… На тех землях мало что осталось. По сути – теперь это огромная выжженная степь, где периодически происходят странные вещи. Желающих заняться исследованием этих земель вот как-то не находится. Те, кто пытался – сошли с ума, что поубавило у остальных прыти.

Адвена задумалась, пытаясь собрать всю картину воедино. Наконец она решилась задать вопрос, который терзал ее сильнее всех остальных вместе взятых.

– А почему я никогда не слышала эту легенду про проклятие некромантов?

– Потому что! – неожиданно резко бросил наставник. – Слишком много вопросов. Пора двигаться дальше. И так засиделись.

– Да, наставник, – и снова покорность в голосе.

«И все же что-то здесь нечисто, это и младенцу понятно, – думала Адвена, направляясь к своей лошади. – Ведь я прочитала столько книг… А если быть точнее – многое из открытого доступа библиотеки, и даже часть из закрытого фонда. Но имя этого пророка я не припомню. Что же это за мемуары такие? Да что там имя пророка! Я вообще впервые слышу о том, как и почему исчезли другие. Кто бы мог подумать, что это напрямую связано с войной против Хормера! Неужели это настолько секретная информация?»


Издательство:
Автор
Поделиться: