bannerbannerbanner
Название книги:

Оля

Автор:
Илья Михайлович Тагиев
полная версияОля

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Сказка первая

Действующие лица.

Девушка Оля, Санкт-Петербург, Россия.

Тролль Габр, Ольста, Швеция.

Котёнок Шуршик, Шаолинь, Китай.

Тролль Габр от рождения был шаловливым троллем. Регулярно получал наказание от отца.

Однажды совершенно случайно. Вот совсем случайно. Габр совершенно нечаянно сломал забор у злобной ведьмы.

Злобная ведьма заколдовала Габра. И вот он уже 247 лет стоит без движения. Превратился в скалу. Порос травой и кустами. И только может глазами наблюдать как противные мыши шастают вокруг.

И только монах из далёкого Шаолиня может расколдовать Габра.

Шаолиньский монах всё-таки собрался в дорогу освобождать из обездвиженного плена бедного тролля. Монах обратился котёнком и тронулся в путь.

Девушка Оля решила вместе с тремя подружками осуществить туристическую поездку СПб – Хельсинки – Стокгольм – Хельсинки – СПб.

Сказано – сделано. Место встречи и загрузки в туристический автобус СПб, Лиговский проспект. Напротив Московского вокзала.

Между пограничными пунктами (Россия-Финляндия) прямо посередине автобус почему-то заглох. Оба водителя засуетились вокруг поднятого капота.

Ольгу какая-то неведомая сила потянула в сторону от дороги к кустику. Под кустиком нахохлился от мороза маленький котик. Глаза большие-большие. Шерсть стоит дыбом.

В голове у Оли послышалась просьба:

– Меня зовут Шуршик. Помоги мне

Оля засунула котёнка под куртку и вернулась в автобус. Автобус чудесным образом завёлся. На пограничном пункте Ольга молила всех-всех богов, чтобы Шуршик не замяучил. Котёнок отогрелся на олиной груди и тихо уснул.

В магазине таксфри Оля купила чипсы и орешки. Незаметно для окружающих засовывала Шуршику под куртку. Чипсы котёнок проигнорировал. А вот орешки умял моментально.

В Хельсинки была обзорная экскурсия. Затем органный концерт в зале в скале. В олиной голове постоянно было ощущение недовольства Шуршика задержкой в путешествии в Швецию.

И вот погрузка на паром Хельсинки-Стокгольм. Ольгины подружки узнали, что ужин только через час, а пока работает дискотека на четвёртой палубе. Ну и побежали на дискотеку. Оля сказала, что придёт сразу в ресторан к ужину.

Разбудила котёнка. Он сделал свои дела в пустую коробочку из-под орешков. Оля обтёрла котёнка влажными салфетками и спрятала его в личных вещах.

По дороге в ресторан Оля не могла понять, что с ней. Вроде трезвая, а ноги заплетаются. Так Оля познакомилась с морской качкой.

Была небольшая остановка на каком-то острове. С парома сошло порядочное количество финнов. Оле объяснили, что финнам напиваться алкоголем дома неуважительно. А вот на острове можно всё.

В Стокгольме была запланирована обзорная экскурсия, посещение национального дворца, в котором раздают нобелевские премии, посещение музея Васса и свободное время на пешеходной улице с кучей сувенирных магазинов в самом центре.

Однако Шуршик под курткой очень оживился в Стокгольме. Царапался. В голове у Оли раздалось:

– Беги на железнодорожный вокзал. Я сделаю так, что никто не заметит твоё отсутствие.

На станции Ольста Шуршик приказал выходить. Соскочил на землю и побежал.

Котёнок добежал до какого-то большого камня и пописал на него. Камень задрожал. Начал двигаться. Оказалось это чья-то нога. Скала превратилась в тролля. Тролль отряхнулся от травы и кустов.

Тролль упал на колени перед Олей:

– Спасибо, добрая девушка, что помогла мне. Я Габр. Теперь я буду вечно помогать тебе.

Оля обалдела:

– В тебе же тонн пятнадцать! Как я тебя протащу через границу?! Шуршик, пригляди за Габром. А я обязательно вернусь за Вами.

Поздний вечер. Паром Стокгольм-Хельсинки. Пустая открытая прогулочная палуба. Одинокая Оля. Олю хлестают по лицу порывы ледяного балтийского ветра. По щекам текут слёзы. Оля шепчет в сторону далёкой Швеции:

– Приеду домой, выучусь на самого крутого логиста и вернусь за Вами Габр и Шуршик.

Сказка-2

Олины соседи в Лигово удивились, когда на олином участке появилась каменная статуя страшного мужика. Также завёлся странный кот с большими глазами. Этот кот закошмарил всех соседских котов. А соседские кошки начали рожать котят с большими глазами. Даже кастрированные кошки.

Питерская верфь доделала грузовой контейнеровоз. Перед сдачей корабля Заказчику требуются морские ходовые испытания. Задача дойти до Гамбурга и вернуться. Испытать на корабле все механизмы. От производителя в команду командированы механики, электротехники, электронщики и так далее. От логистического отдела отправили Олю.

При погрузке Оля удивилась, с какими большими сумками приехали мужики. Внутри странно бренчало.

– Наверное, инструменты – подумала Оля. У самой был только рюкзачок. На несколько же дней экспедиция.

Отчалили. И началось. Мужики забегали-засуетились. У электриков начала искрить шина питания холодильной установки рядом с камбузом. У электронщиков пропала связь ГЛОНАСС. У механиков потекла масляная прокладка в двигателе. Пришлось заглушить двигатели и лечь в дрейф до устранения проблем.

При этом постоянно доносилось подозрительное стеклянное позвякивание и каждый второй мужик был с сигаретой.

Оля была в небольшом удивлении. Слово корабль ассоциировалось с чем-то романтическим. А тут просто транспортное средство. Двигательный отсек. Камбуз. Каюты экипажа. Грузовые палубы. И капитанский мостик.

Наконец всё наладилось, и они вышли в нейтральные воды.

Вся команда собралась на камбузе. Оля пошла в свою каюту, чтобы набросать отчёт. Несколько раз отвлекали ходоки с приглашениями присоединиться к празднованию ходовых испытаний.

Тут Оля понимает, что во всей этой суете не проверила такелажные замки на третьей палубе.

По дороге решила всё же заглянуть на камбуз. Вся команда выпивала и закусывала. Дым стоял невозможный. Оля завернула пару горячих бутербродов, засунула их в карман и двинулась дальше.

Интересно, подумала Оля, какая концентрация табачного дыма должна быть, чтобы эталонный топор, весом в один эталонный килограмм смог провисеть в воздухе одну эталонную секунду.

За Олей увязался один механик. Уговаривал вернуться. Оля отказывалась. Механик не выдержал, схватил Олю со спины и начал лапать. Оля своим каблуком ударила механика в лодыжку, развернулась и добавила коленом в пах. Механик захрипел и пополз обратно в сторону камбуза.

Гордая Оля щелчком сбила с левого погона несуществующую пылинку и пошла дальше. Оля решила выйти на воздух.

Был уже вечер. Тишина и покой. И тут Оля замечает странное свечение на антенне. Рядом с ходовым фонарём. Проморгалась. Бело-синее свечение никуда не делось. Странно, подумала Оля, погода ведь не способствует Огням Святого Витта. Пошла на капитанский мостик, чтобы сообщить и получить разъяснения.

На капитанском мостике перед капитаном батарея бутылок и закуска. Оля доложилась. Капитан покосился на антенну. Сказал, что ничего не видит. Подозрительно посмотрел на Олю и приказал на камбузе утихомириться.

Оля видит, что у капитана уже правый глаз не открывается. Оля подумала, что капитану не хватает чёрной повязки на глаз и попугая на плечо.

Оля стоит и разглядывает капитанский мостик изнутри. А посмотреть есть на что. Куча приборов, мониторов и просто маленьких лампочек. Тут капитан протягивает левую руку и отвешивает подзатыльник штурману. Штурман поднимает голову, сверяется с координатами и рекомендует манёвр. Капитан протягивает правую руку, отвешивает подзатыльник второму помощнику и когда тот очнулся, передаёт указание о манёвре.

Оля вернулась на палубу. Стало совсем темно. Оля тихонечко пристроилась на каком-то ящике, закуталась и стала рассматривать ходовые огни других кораблей впереди и сзади, движущихся тем же курсом. Как на проспекте Жукова, подумала Оля.

И тут на палубу приземляется большой альбатрос. Начал ходить по палубе и водит клювом направо-налево. Голодный, решила Оля. Достала бутерброд и аккуратно кинула птице. Альбатрос недоверчиво покосился на Олю, но всё же заглотнул бутерброд за одну секунду.

В голове у Оли прозвучало:

– Спасибо. Странные у тебя попутчики.

Альбатрос кивнул клювом на левый борт.

Оля удивлённо заметила четыре чёрные тени с какими-то железками в руках. Тени проскользнули к морскому контейнеру. Это был репетиционный контейнер. По документам там были мешки с речным питерским песком.

Оля аккуратно прокралась к левому борту и обнаружила канаты с альпинистскими кошками и небольшой катер рядом со своим судном.

Оля спряталась опять за ящик и начала думать чего делать.

Пираты вскрыли контейнер и начали прямо через борт перекидывать мешки на катер. Оля удивилась. Кому нужен простой песок?!

Оля увидела на палубе забытую механиками сварочную маску. Надела её. Тихонько подкралась к пиратам. Хрипловатым басом закричала:

– Не двигаться! Работает спецназ!

Трое кинулись в море через борт. А один упал на колени. Оля забрала из трясущихся пиратских рук пистолет-пулемёт.

Пират бормотал: "энтшульдигунг-энтшульдигунг". Вскочил и тоже бросился за борт.

Оля сняла сварочную маску. Покрутила пистолет-пулемёт в руках.

Как с ним обращаться?

Пошла закрывать контейнер и писать рапорт на имя капитана.

В Гамбурге пистолет отобрали.

Жаль, подумала Оля, вспомнив про соседей.

Ходовые испытания затянулись на месяц. Оля подписывала показания со словами Контрабанда и Диэтиламид лизергиновой кислоты.

Олины соседи стали замечать, что к Оле иногда прилетает большой альбатрос с громадным клювом.

Оля забирается на колени каменной скульптуре. На земле сидят альбатрос и жуткий кот. Все молчат и кушают горячие бутерброды

Сказка-3

Директор у Оли на работе собрал всех и объявляет, что заключили договор с фирмой БлаБлаНефтьГаз на разработку логистики из Сирии. Надо разработать инструкции по затарке, транспортировке и самое главное по безопасности. Кто поедет?

 

Все дружно посмотрели на Олю. После вояжа в Гамбург почему-то все были уверены, что Олю можно отправить даже к чертям в Ад и она вернётся.

Оля вздохнула и побрела копировать шаблонные заготовки инструкций, которые будет уже на месте подгонять под реальный Объект. Каждая строка в инструкции безопасности написана человеческой кровью. Ничего нельзя забыть.

Поезд Сапсан до Москвы. Самолёт до Хмеймим. И там Олю уже встречает представитель фирмы БлаБлаНефтьГаз. Представилась Светланой Абрамовой. Еврейка, подумала Оля. Либо она очень смелая, либо человек, отправивший её в Сирию, недальновидный.

Светлана объяснила, что за трансфер до Объекта отвечает майор Григорьев, который подойдёт через пол-часа в столовую, а Оля может пока позавтракать.

Кроме позавтракать Оля привычным движением засунула в карман парочку сторожевых любимых горячих бутербродов.

При знакомстве с Олей майор Григорьев удивился. Нахмурился. Долго молчал. Вздохнул. Выдал бумагу-наряд и ткнул пальцем в сторону склада к прапорщику Никитину. Потом перевёл палец на вертолётную площадку и приказал быть там через полчаса.

Прапор Никитин улыбнулся входящей Оле. Прочитал наряд. Удивлённо уставился на Олю. Ещё раз перечитал наряд. Два раза обошёл Олю бормоча:

– Дожили. Уже детей присылают.

И со словами:

– Где же я такой размер найду – ушёл на склад.

Когда прапор вынес каску, бронежилет и разгрузку у Ольги отвисла челюсть. Я что на войну попала?! Прапор ножом укоротил и подтянул амуницию. Объяснил где спрятана аптечка.

У вертолёта Олю уже ждали. Майор, трое солдат и кинолог с большой немецкой овчаркой. Майор, наверное, специально не предупредил солдат, потому что при виде такого маленького, но очень важного пассажира все дружно и мерзко заулыбались. Оля гордо поднялась в салон вертолёта и села сразу за пилотами.

Пристегнулась.

Уже через пять минут Оле надоело рассматривать выжженный солнцем песчаный пейзаж.

– Зачем собака? – Поинтересовалась Оля у соседа-солдата. Тот коротко ответил:

– Мины.

С ней надо дружить, подумала Оля. Достала из кармана бутерброд и взглядом спросила разрешения у кинолога. Тот принял бутерброд и положил перед овчаркой. Из чужих рук нельзя, поняла Оля. Спросила, как зовут собаку.

– Ласка – ответил кинолог.

– Спасибо. Раздалось в олиной голове.

Минут через пятнадцать Оля начала уже дремать.

Раздался жуткий громкий взрыв по левому борту. Вертолёт резко начал терять высоту.

– Аварийная посадка. Закричал майор.

Но посадки не было. Раздался второй взрыв уже по правому борту. Вертолёт завертело, как на сумасшедшем аттракционе, сильный удар снизу и свет в олиных глазах померк.

Оля очнулась. Первым делом Олю стошнило. Руки-ноги тряслись от слабости. Вертолёт превратился в обломки. Начала обходить людей. Ну как обходить. На четвереньках переползала по песку от одного россиянина до другого и рыдала над каждым. От кабины вообще ничего не осталось.

На грудь кинолога положила голову овчарка и скулила. На Олю скосила взгляд и страшно зарычала. Потом признала. Оля ощупала собаку. Двойной перелом левой передней лапы. Достала бинт и легонько перемотала. Чтобы только обозначить место травмы для будущих спасателей.

Вдруг Ласка подняла голову и зарычала куда-то за олину спину. Оля оглянулась и увидела два пикапа с громадными пулемётами за кабинами. Из пикапов посыпались бандиты и настороженно начали красться. Это те, кто нас сбил, поняла Ольга.

Оля схватила с песка ближайший автомат, заползла за вертолётное колесо и нажала на курок. Ничего не случилось. Предохранитель! Поняла Оля. Покрутила оружие, нашла какой-то рычажок и снова нажала на курок. Автомат очень сильно ударил в правое плечо. Рука сразу отсохла от боли. Ствол задрался вверх и влево. Все пули ушли в небо. Зато бандиты залегли.

Оля воткнула приклад в песок, навалилась на автомат сверху больным плечом и уже покучнее обстреляла бандитов. Закончились патроны. Как менять магазин в автомате Оля не знала. Да и где эти магазины?

Почему меня не забрасывают гранатами? Подумала Оля. Либо гранат нет, либо что надо в обломках вертолёта.

Переползла к другому мёртвому солдату и снова обстреляла бандитов. На третьем автомате Олю бандиты всё-таки достали. Две пули попали в бронежилет и одна в правую ногу. Нога даже подлетела выше головы от попадания пули.

Так сильно и грязно Оля никогда ещё не ругалась. Вместе с кровью начал из организма выходить адреналин. Слабость стала уже невыносимая.

В это время с запада послышались вертолётные двигатели.

Бандиты повыскакивали из песка и бросились к своим машинам.

– Наши! – подумала Оля.

Доползла до Ласки. Мёртвой хваткой вцепилась в ошейник. Сказала собаке, что бой окончен и вырубилась.

Очнулась Ольга в госпитале. Айболит объявил про два сломанных ребра и рваную рану правой икроножной мышцы.

Оля позвонила маме и предупредила, что командировка затягивается. Потом полезла в инет в поиске информации как оформить досрочную пенсию за участие в боевых действиях. Но оказалось, что Оля официально гражданский человек и может рассчитывать только на больничный.

Когда стало можно ходить, Оле военные люди выдали костыль и предписание на самолёт до Москвы. Оля потратила часа два, чтобы найти Ласку. Вцепилась в ошейник и закричала, что никуда не улетит без боевой подруги. Военные только обрадовались. Ласку уже давно комиссовали по ранению и по возрасту и военные просто не знали, что с ней делать. Кинолог ведь погиб.

Лигово. По дороге хромает на правую ногу Оля. Рядом хромает на левую переднюю лапу Ласка. Соседний страшный ротвейлер зашёлся в лае. Ласка даже не залаяла, а просто страшно хмыкнула. Ротвейлер поджал хвост и скрылся в будке.

– Симпатичный – раздалось в голове у Оли.

Оля даже остановилась:

– Отставить!!! Только щенков мне здесь не хватало!

Альбатрос с громадным клювом продолжал регулярно навещать Олю. Оля забирается на колени каменной скульптуре. На земле сидят альбатрос, овчарка и кот. Все молчат и кушают горячие бутерброды.


Издательство:
Автор