Название книги:

Переход. Невероятная история, приключившаяся не с нами

Автор:
Александр Стригалёв
Переход. Невероятная история, приключившаяся не с нами

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Обижаете…

– Ладно, ладно… Но ты должен понимать: погорю я – погоришь и ты. Никто больше не сможет отмазывать тебя от тюряги, которая, к слову, по тебе давно плачет. А еще сотни твоих джентльменов останутся из-за твоего глупого языка без работы… Но ближе к делу. У тебя и твоих парней двенадцать часов, чтобы найти этого Алекса Хока… Подумать только, он уже был у меня в руках…

– Мы будем стараться… А что будет с моим Чернышом?

– Что и всегда. На этот раз – срок за ограбление. А там, глядишь, из тюрьмы он уже никогда не выйдет. Таких ошибок, сам понимаешь, прощать нельзя… Да не всё ли тебе равно? Думай лучше о своей шкуре…

– Я всё понял…

Снова стукнули автомобильные дверцы. Машины укатили, оставив Алекса наедине с его мыслями.

Сидя в коллекторе, он тоже всё понял: Марта и Джек Сименс хотели его убить, и пару часов назад в камере он мило беседовал со своим несостоявшимся убийцей – Чернышом. Впрочем, киллер тоже не знал, что проводит время со своей несостоявшейся жертвой, – Алекса бы теперь родная мать не узнала. И вот что самое удивительное: от смерти его уберег некто Брюс Блэкит – человек, скончавшийся в больнице от рака. Покойник!

Всё это походило на бред сумасшедшего. Именно так сказал бы Алекс, не приключись эта история с ним…

Но главное, весь этот зловещий план – вовсе не плата Марты за измену Алекса. Цель – прибрать к рукам его бизнес… Как же он сразу-то не догадался? Секретарша Кэт – протеже Джека Сименса! Это он когда-то привел смазливую брюнетку к Алексу в офис, и Хок вскоре рассчитал миссис Вайт – пожилую даму, верой и правдой служившую ему секретарем не один год…

«Кэт – обычная шпионка, – продолжал выстраивать логическую цепочку Алекс, – а сцена с разоблачением неверного мужа – лишь видимый повод для ссоры… Но почему комиссару Марта сказала, что я уже вернулся домой? Меня же убили. А-а… МакКолли только делал вид, что разговаривает с ней: то, что я не убит, заказчику знать нельзя, деньги заплачены, а заказ не выполнен… И Джеку он не звонил… Вот артист. Но выходит, заказ теперь необходимо выполнить!»

От этого озарения Алексу легче не стало.

«Что же делать? – думал он. – Заявить в полицию? МакКолли только и ждет. Меня подозревают в нападении на какого-то старика: запрут в камере с каким-нибудь живодером Максом, а утром найдут в петле… Бежать из города? Не доберусь и до вокзала, а финал тот же… А если позвонить Марте, сказать, что жив-здоров и всё про них с Джеком знаю? Я благородно дам заговорщикам шанс не отправиться в тюрьму – пускай только заберут меня отсюда».

Всё, чего теперь недоставало Алексу, думал он, это телефона.

Хок выбрался из своего убежища и, окутанный сумраком и тревогой, побрел по улице. Но он и предположить не мог, что сделать один-единственный звонок окажется так сложно.

Впереди показалась пара прохожих. Мужчина и женщина интеллигентного вида шли под руку. Поравнявшись с ними, Алекс обратился к мужчине:

– Извините, что к вам обращаюсь. Я директор компании из Тавреля, здесь – проездом и меня ограбили. Не одолжите свой телефон – сделать один звонок?

Смущенный мужчина полез было в карман, но спутница его одернула:

– Ты что – не видишь, кому даешь? Хочешь остаться без телефона?

– Ах, это! – указав на свой заплывший глаз, попытался улыбнуться Алекс. – Не смотрите на внешний вид – он обманчив.

– Вали-ка ты отсюда, директор, пока полицию не позвали! – перешла дама на угрожающий фальцет.

– Зачем же сразу – полицию? Извините, что побеспокоил.

Какая-то бессильная ярость охватила Алекса. Но, понимая всю зыбкость своего положения, он взял себя в руки и поспешил перейти на другую сторону дороги.

«Бессердечные сволочи, – повторял Хок, чуть не плача, – сволочи…»

Навстречу ему шла компания молодых людей. Они громко разговаривали, потягивая из бутылок что-то веселящее.

– Ребята, я тут телефончик посеял, – начал Алекс как можно беспечнее, – дадите позвонить жене?

– А может, тебе еще и бабок насыпать, вонючка? – рассмеялся один из парней.

– Какой еще жене? – балагурил другой. – Может – своей «помойке» на свалку?

– Иди сюда! – зарычал третий и с силой ударил Алекса ногой в пах.

У Хока от боли выступили слезы. На четвереньках пополз он к дороге.

– Будет с него, – остановил приятеля первый. – А то еще до своей мусорки не доползет. Давай, чеши, пока не забили до смерти…

В этот момент неподалеку остановился автобус (рядом оказалась остановка). Алекс заскочил в него. Автобус тронулся. Вскарабкавшись на последнее сиденье, Хок перевел дух.

– Куда этот маршрут? – спросил он у пассажирки перед собой.

– На вокзал, – недовольно бросила женщина и встала, чтобы пересесть на другое сиденье.

Алекс увидел, как и остальные пассажиры начали вставать с мест.

Конечно… События последних часов превратили Алекса в заправского бродягу. Следы побоев, грязная одежда, целый день у реки отходов – всё это отнюдь не освежало.

Автобус следовал на вокзал… План со звонком Марте пока отпадал. Зато представился случай попробовать вернуться в Таврель поездом. Но в дело после очередной остановки неожиданно вмешалось новое обстоятельство.

Как из-под земли перед Алексом вырос кондуктор. Полная женщина железным голосом потребовала предъявить билет.

– У меня нет, – начал оправдываться Алекс, – но мне очень нужно на вокзал.

– А мне на Марс… Платить за проезд надо!

– Ну нет у меня, – Алекс умоляюще смотрел кондуктору в глаза своим единственным глазом, – мне бы только несколько остановок…

– Давай выметайся, – не унималась женщина в униформе. – Ездят тут всякие, нормальным людям из-за таких хоть не дыши.

– Да пускай проедет, – заступилась за Алекса какая-то сердобольная пассажирка, – автобус последний, куда такому, как не на вокзал?

– Пускай платит и едет, – не сдавалась кондуктор. – Я ж вот плачу в магазине за бананы. Хотите – купите ему билет, и пускай себе чешет на свой вокзал… Давай, на выход, или водитель дальше не поедет. Водитель, остановите автобус!

– Эй, урод, давай на выход, или я тебя сейчас сам в окно выброшу! – заплетающимся языком загнусавил впереди детина с бутылкой пива в руке. Второй рукой, как удавкой, он обвивал шею своей подружки. Та захихикала… Алексу стало ясно, что на автобусе до вокзала ему не добраться. Двери открылись, и Хок шагнул в темноту.

Холодный воздух за дверями после теплого салона казался открытым космосом. Но что это? Почти в тот же момент в автобусе пронзительно заголосила пассажирка: «Держи вора! Кошелек!»

Из соседних дверей пулей вылетел какой-то тип и, обогнув Алекса, побежал в сторону дворов.

– Эй, да они заодно! – закричал еще кто-то. – Вы что, не знаете? Один отвлекает, другой ворует.

– Хватайте хоть этого, а полиция найдет и того…

Испытывать судьбу Алекс больше не желал. А потому ринулся вслед за скрывшимся во мраке вором.

***

Над городом уже расползлась ночь. Алекс бежал по каким-то слабоосвещенным дворам, а миновав несколько, остановился отдышаться. «Ну и денек, – думал он, – влип так влип…»

– Ты чего за мной увязался? – услышал он вдруг рядом. – Думаешь, в долю возьму?

Невдалеке стоял мужчина, примерно такого же возраста, как сам Алекс, и рылся в кошельке.

– Так это ты… в автобусе? Никогда не видел негодяев за работой.

– У тебя есть редкая возможность, – продолжал невозмутимо незнакомец, что-то перекладывая во внутренний карман, после чего кошелек отфутболил.

– Может, у человека это были последние деньги.

– А тебе-то что? В первый раз вижу святого шаромыгу. Сам-то чего зайцем перся?

– Сравнил. У меня всё украли такие, как… А такие, как… Хотя чем я лучше? – Алекс махнул рукой и замолчал.

– Чего притих? Рассказывай, что там у тебя приключилось. Да не бойся – бить не буду.

В свете луны Хок смог рассмотреть этого человека: белобрысый, с пухлыми губами и смеющимися глазами.

Алексу давно хотелось излить кому-то душу. Забыв про осторожность, он поведал первому встречному о том, что с ним произошло.

– Да-а, влип ты, мужик, – заключил вор, когда Алекс закончил. – Можно, конечно, и бабе твоей позвонить, припугнуть там. У меня вот и телефончик с собой… Можно и в твой Таврель тебя даже подкинуть… Но я бы не спешил.

– Почему это?

– Да потому… Что ты сейчас можешь сделать? Призвать к совести? Свяжутся с МакКолли – и добром, уж поверь, это всё не кончится. Не забывай, что тебя подозревают в нападении на старика. А то, что тебя собственная жена заказала, – не докажешь… Тут нужно по-другому. Я бы, например, вывел на чистую воду всю шайку. Зло должно быть наказано. Как считаешь – должно?

– Странно такие речи слышать от воришки.

– А может, я и не вор вовсе…

– А кто – Робин Гуд?

– Может, и Робин Гуд… Подожди, я сейчас…

Мужчина отошел в сторону – так, чтобы его не было слышно, – и переговорил с кем-то по мобильному.

– Если хочешь попробовать выкарабкаться из своей истории, пойдем со мной, – сказал он, вернувшись. – Я познакомлю тебя с одним человеком, которому твой случай, похоже, любопытен.

– Что еще за человек?

– Там увидишь…

– А почему я должен тебе верить?

– Боюсь, у тебя нет выбора.

Алекс с грустью подумал, что вор прав…

Оба шли дворами, почти в кромешной темноте. Алекс спотыкался о какие-то коряги и камни, незнакомец подставлял ему локоть…

Хок следовал за человеком, которого видел впервые в жизни, неизвестно куда, неизвестно к кому и ловил себя на мысли, что раньше бы так ни за что не поступил, поскольку – неразумно. Но это же там, в другой жизни. А теперь у него не было выбора. К тому же мужчина не производил впечатления негодяя.

Была уже глубокая ночь, когда высотные дома закончились и начался частный сектор. На одной из неосвещенных дорог подошли к припаркованному автомобилю.

 

– Ну что, прокатимся? – подбросив связку ключей, весело подмигнул попутчик. – Падай. Только не запачкай сиденье. Меня, кстати, Марк зовут.

– Алекс, – представился в ответ Хок.

В его голове с новой силой забилась мысль о спасении. Машина, телефон и странный вор, не похожий на вора, подарили ему эту надежду. Никогда Алекс не думал, что столь простых вещей будет когда-нибудь достаточно, чтобы испытать что-то вроде счастья.

– Человеку для счастья много не надо, – словно уловив его мысли, произнес Марк. – К сожалению или к счастью, в этом приходится когда-нибудь убеждаться.

– Зачем ты это делаешь? Ты же меня не знаешь.

– Я немного научился разбираться в людях.

– А какой я, по-твоему, человек?

– Плохих людей нет. Есть плохие поступки… И ты, кстати, тоже неплохой малый, только малость запутался. Поверь, по этой причине ты сейчас здесь, а не в своей прошлой уютной жизни.

– И что же мне нужно сделать, чтобы всё стало, как прежде?

– Как прежде может уже и не быть. А может, наоборот… Всё в твоих руках.

Ехали недолго. Уже начало светать, когда впереди показалась какая-то серая полоска. По мере приближения всё громче раздавались птичьи крики. Это кричали вороны. Там простиралась свалка.

– Мы что, на помойку едем? – удивился Алекс.

– Кому помойка, а кому и спасение. Люди, Алекс, часто видят одно, а на поверку оно оказывается совсем другим. Но это даже неплохо. По крайней мере, в нашем случае.

***

Машина не спеша продвигалась вдоль огромной свалки, поднимая в небо стаи кричащих пернатых, затем свернула и двинулась вглубь бескрайних куч, зловеще нависающих, как фьорды, над маленькой одинокой машинкой.

Сделав еще несколько поворотов в этом лабиринте Минотавра, Марк притормозил напротив одной из мусорных стен. В сторону метнулась пара косматых собак – они застыли поодаль и недружелюбно поглядывали на нежданных гостей, оторвавших их, видимо, от завтрака.

Марк несколько раз посигналил фарами, и к удивлению Алекса то, что казалось мусорной стеной, вдруг содрогнулось, начало медленно разверзаться, раскрывая вход в некое пространство.

Алекс от удивления присвистнул. Вместо смердящей свалочной утробы его глазам предстало нутро гигантского ангара, подсвеченного вдоль белоснежных стен светильниками.

– Видел когда-нибудь такое? – улыбался Марк. – И не увидишь. Это сон. Но можешь себя не щипать – не проснешься.

В образовавшемся проеме Алекс заметил двух человек. Машина приблизилась к ним вплотную.

– Приехали, – уточнил Марк, выбираясь из кабины. Въездные ворота, чуть не прищемив морды любопытным псам, бесшумно затворились.

– Нашей свалке прибыло? – вполоборота разглядывая гостя, произнес один из незнакомцев. Это был вполне упитанный малый в джинсовом комбинезоне, не похожий на тех, кто питается отбросами. Изобразив пухлой рукой прощальный жест, он с трудом вписался в какой-то дверной проем в стене.

– Худоват, – заключил второй, еще толще первого, протискиваясь боком вслед за товарищем. – Ничего, парень, у нас поправишься…

– После вас тут что-то останется, – пошутил им вдогонку Марк.

– Кто это? – шепнул Хок. Но Марк приложил палец к губам…

Махнув рукой, чтобы Алекс следовал за ним, он поднялся по крутой металлической лестнице на небольшую площадку, где было врезано смотровое окошко.

– Смотри…

Из окна открывался хороший обзор. Двое чумазых оборванцев в замусоленных цветастых кепках, толкая перед собой тележки, спустя пару минут уже удалялись от ангара.

– Таллер и Трэвар отправились на работу. Узнаёшь толстяков? Увидишь таких где-нибудь в городе – обойдешь стороной.

– Вот это перевоплощение… А кем же они работают?

– Униформы не видишь? Бездомными, конечно. Открою тебе один маленький секрет: среди бродяг нашего брата хватает. Но далеко не каждый из бродяг – наш брат.

– Что же они делают?

– У каждого своя функция. Только если иной бродяга собирает бутылки, совсем не обязательно, что эти бутылки ему нужны.

– А что же ему нужно?

– Возможно, что и тебе…

Место, где очутился Алекс, больше напоминало какое-то казенное учреждение, нежели клоаку свалки. Длинный ярко освещенный коридор с множеством дверей уводил куда-то вглубь. В столь ранний час здесь уже вовсю сновал народ. Одни не обращали внимания на Алекса с Марком, другие приветливо улыбались.

В конце коридора, к еще большему удивлению Хока, оказался лифт. Зайдя в него, Алекс на панели насчитал девять кнопок.

– Тут что, девять этажей?

– Скорее, девять подвалов…

Преодолев спуск под землю и еще несколько коридоров, путники уперлись в металлическую дверь с запорным вентилем.

– Заходи, не бойся, – подтолкнул Алекса плечом Марк.

За дверью оказалось офисное помещение: шкафы с книгами, оргтехника… В аквариуме – рыбки, в горшке – пальма…

За массивным дубовым столом с резными ножками, уткнувшись в ноутбук, сидел мужчина в черной тройке. Оторвавшись от экрана, он вопросительно посмотрел вначале на Алекса, затем на Марка. Карие глаза на утомленном лице в обрамлении каштановых волос с проседью будто прожигали насквозь – от таких становится не по себе, особенно тому, кому есть что скрывать.

Марк вкратце рассказал, при каких обстоятельствах он познакомился с Алексом, и что с Хоком приключилось…

– Как я вам уже говорил, полагаю, – это случай, предусмотренный пунктом два нашего кодекса, поэтому счел нужным связаться с вами.

– Вы, господин Хок, стали жертвой обстоятельств, – не отвечая Марку, обратился хозяин кабинета к Алексу. – Но, как показывает практика, обстоятельства бывают сильнее жертвы, а стало быть, одному вам будет сложновато. Меня зовут Ричард Икс… Марк, оставьте, пожалуйста, нас одних.

***

– Наверное, вам интересно знать, куда вы попали, – начал Икс, оставшись наедине с Алексом.

– По правде говоря, ничего подобного я еще не видел и даже представить не мог, что такое может быть.

– Жизнь – как зеркало, – продолжал человек. – Но не потому, что в ней что-то отражается. А потому, что еще есть зазеркалье. И это зазеркалье, в силу некоторых обстоятельств, здесь.

– А Марк, все эти люди… Кто они?

– Они жертвы обстоятельств. Все находящиеся на этой свалке не знали, что когда-нибудь окажутся в зазеркалье… Тот же Марк был слесарем, обычным слесарем, каких много. Он каждое утро отправлялся на свой завод, после работы шел в свою общагу, пил свое пиво, смотрел телек, любил жену… Пока не взял в банке кредит на жилье. Но грянул кризис – банк потребовал вернуть деньги. Марк бы и рад, да на заводе начались массовые сокращения. Так он остался без работы. Дом у него отняли, всей семьей очутились в ночлежке рядом с такими же бедолагами. Но и это не всё. Жена не выдержала испытаний. И в один из дней, когда Марк вернулся с подработок, вместо жены и детей он нашел прощальную записку. Женщина написала, что больше так жить не может, поэтому уходит к другому.

– И что было дальше?

– А дальше мы нашли Марка под Западным мостом. Его успели вытащить из петли… В отчаянье он напал на директора своего завода – подкараулил и расквасил ему нос. А потом убежал и почему-то решил, что больше не жилец… У нас ему объяснили, что жизнь полосата и нередко то, что выглядит окончанием, на деле оказывается лишь началом. А энергию можно направить на что-то более полезное.

– Воровать в общественном транспорте?

– А, вы про это… Не волнуйтесь, та несчастная не станет обращаться в полицию – не в ее интересах… Но давайте пока о другом… Как, говорите, имя того полицейского, от которого вы сбежали?

– Комиссар МакКолли.

– МакКолли… – задумчиво повторил Ричард Икс. – А не могли бы вы поподробнее рассказать вашу историю?

Алекс в очередной раз описал весь свой путь из Тавреля. Когда же дошел до коллектора, в котором прятался, а затем до случайно подслушанного разговора между МакКолли и Фуфлоном, Икс его прервал.

– МакКолли называл своего собеседника «Фуфлон»?

– Да. Комиссар говорил, что если погорит он, то погорит и Фуфлон, поскольку они – одна шайка-лейка, и, как я понял, уже давно. Но об этом никто не знает…

– Я знал, что когда-нибудь эти пазлы начнут складываться, – холодно произнес Икс. – И похоже, время пришло…

– Какие пазлы?

– Жизнь, как вы уже поняли, полна сюрпризов, дорогой Алекс Хок. Видимо, я тоже должен поведать вам одну давнюю историю…

***

Алекс, к своему удивлению, узнал, что Ричард Икс – бывший полицейский. О службе в полиции он мечтал с детства. Манила романтика… Погони, задержания, борьба со злом… И как итог – торжество справедливости. Поэтому сразу после колледжа поступил в полицейскую школу.

Службу начинал младшим оперативным инспектором. А его напарником был не кто иной, как лейтенант Юджин МакКолли. Их служебные отношения со временем переросли и в приятельские. Ричард гордился дружбой с Юджином. Еще бы! Тот уже был заслуженным, уважаемым офицером, прошедшим огонь, воду и медные трубы, о чем свидетельствовали несколько рядов орденских планок на его парадном кителе. У Ричарда приятно замирало сердце, когда коллеги уважительно перешептывались за спиной: «Это напарник МакКолли».

Служба проходила вполне успешно, удача чудесным образом сопутствовала Ричарду с Юджином. Вместе они раскрыли много преступлений, задержали немало негодяев. Начальство было довольно перспективным молодым сотрудником, и в криминальных кругах о неподкупном напарнике МакКолли говорили уже со страхом и трепетом.

– Я уж было возомнил себя крутым полицейским, – продолжал, улыбаясь, Икс, – почти как МакКолли; считал, что лучше многих, решил даже, что незаменим… Но в один пасмурный день произошло то, что спустило меня с небес на землю, перевернуло всю мою жизнь. Это случилось десять лет назад…

В городе тогда объявилась банда, которая совершала дерзкие разбойные нападения на владельцев автотранспорта. Юджин с Ричардом выехали на оперативное патрулирование района. Но злоумышленники словно чувствовали, что в этот день им лучше не высовываться…

Покрутившись безрезультатно по району и изрядно проголодавшись, напарники притормозили на углу Большой и Малой улиц. На этом пятачке было удобно следить за потоками автотранспорта и в случае чего – оперативно отреагировать на сообщение дежурной части. Юджин остался в машине, а Ричард отправился за сэндвичами в пекарню в двух кварталах от стоянки.

– Я часто ходил в пекарню «Пончик», – рассказывал Икс. – Ее хозяин постоянным клиентам делал скидки. В то дежурство весь день до вечера лил дождь. На улице возле «Пончика» и в самом «Пончике» не было ни души. Перекинувшись несколькими фразами с хозяином, я забрал свой кулек с сэндвичами и поспешил обратно к машине. Не успели перекусить, как по рации услышали о нападении на инкассаторский броневик (кто-то вызвал полицию). Представляете, разбой произошел рядом с «Пончиком», откуда я только что вернулся. Мы еще с Юджином переглянулись… На место происшествия, конечно же, прибыли первыми.

Броневик стоял, перегородив дорогу. Двери были распахнуты, а в лужах крови – три инкассатора. Потом начали подкатывать другие полицейские машины, прокурорская… Появились телевизионщики. Помню, вокруг бегали репортеры с микрофонами, операторы с камерами. Затем были подробные, положенные в таких случаях, опросы…

Оказалось, инкассаторы перевозили дневную выручку сразу нескольких магазинов. Чтобы вот так остановиться посреди дороги и тем более выйти из броневика – на то у инкассаторов должна была иметься веская причина.

Мы изложили, как всё было во время дежурства. А ночью в дверь моего жилища раздался звонок… Я был задержан по подозрению в убийстве двух и более лиц. Эксперт установил: пули, извлеченные из убитых, – выпущены из моего табельного оружия с глушителем.

– Как это – из вашего оружия? – удивился Алекс.

– Этот же вопрос до сих пор мучает и меня. Пистолет всё время был при мне, подобрать еще один такой – невозможно. Эта улика разбивала любые алиби.

– Но были же еще показания МакКолли…

– Да, Юджин горячо и искренне за меня заступался. Следователям он говорил, что физически невозможно такое провернуть за три минуты, тем более в одиночку и не настолько опытному полицейскому, коим я еще, всё-таки, был. Те отвечали, что он меня просто плохо знает… МакКолли говорил, что может за меня поручиться… Следователи – что впечатление может быть обманчивым, оборотни в погонах, мол, на то и оборотни, что их не раскусишь так сразу…

– А вы?

– Я тоже защищался, как мог. Железную улику могли бы разбить железные доводы, – например, показания хозяина «Пончика».

– Ну!

– Оно-то так. Только тот тоже был найден застреленным. И тоже из моего пистолета…

За раскрытие преступления по «горячим следам» отличившиеся и их руководители были премированы. Я же сидел в следственном изоляторе и уже готовился предстать перед судом. Все мои коллеги, как по команде, отвернулись от меня. Один только МакКолли навещал – успокаивал, что вся эта история – недоразумение и скоро всё образуется. Не тут-то было… На суде прокурор потребовал высшей меры.

 

– А адвокаты?

– Мой адвокат убеждал суд, что улик недостаточно, да и по времени, опять же, невозможно… В какой-то момент даже показалось, что судьи тоже сомневаются: за несколько минут, в одиночку, хладнокровно расстрелять троих крепких инкассаторов, убрать свидетеля, а потом как ни в чем не бывало вернуться в машину и уплетать сэндвичи… Но прокурор неожиданно попросил суд дать слово свидетелю. Откуда он только взялся? Этот тип поклялся на Библии, что в тот вечер проходил мимо и всё видел. Он сказал, что с инкассаторами расправился человек в полицейской форме, и уверенно показал на меня. Это был не самый законопослушный гражданин. В прошлом у него уже имелись проблемы с законом. Но он был единственным свидетелем, и его показаний оказалось достаточно для вердикта. В общем, суд приговорил меня к повешению.

– Но вас же не повесили…

– Да… Потому что я, как и вы, сбежал.

По словам Икса, когда он услышал приговор, то забыл о том, что полицейский…

– Обхватив свое горло руками, я захрипел. А когда ко мне подбежал конвоир, выхватил из его кобуры пистолет и, приставив оружие к его виску, потребовал машину. На Восточной улице отпустил. Машину бросил на Западной. Двое суток, чуть больше вашего, просидел в канализационном колодце, два месяца скрывался по подвалам и чердакам. На одном из них меня, умирающего от голода, и нашли жители свалки.

– Уже тогда здесь жили люди?

– О, это отдельная история… И началась она отнюдь не вчера.

***

Ричард Икс продолжал свой рассказ, Алекс Хок внимательно слушал.

Немало сил, узнал Алекс из этого рассказа, было отдано трудолюбивыми людьми, чтобы незаметно для посторонних глаз обустроить многоэтажное подземное убежище для себе подобных. В нем находили приют все, кто нуждался в понимании и поддержке: разорившиеся, брошенные, оклеветанные, раздавленные жизнью и людьми.

Это была идея Фрэнка Шуберта, бывшего инженера одного из государственных конструкторских бюро по разработке высокотехнологичных имплантатов для инвалидов войн и созданию специальных компьютерных программ. Как и многих других, за грань социума его вытолкнули обстоятельства.

В свое время Шуберт возглавлял секретный правительственный проект, о существовании которого знали только он да несколько помощников, а также пара кураторов из департамента обороны страны.

Вдали от столицы, в условиях абсолютной секретности должна была появиться подземная лаборатория по производству химического оружия. Но не это главное…

Для производства и обслуживания химического оружия правительство намеревалось использовать не людей, а роботов. Осуществить грандиозный проект и было предложено Шуберту. Фрэнк, конечно же, согласился. Но не ради химоружия – о нем он думал меньше всего…

Гениальный ученый уже много лет трудился над проблемой искусственного интеллекта. Этой теме он посвятил немало научных работ. Шуберт верил, что союз человека и умной машины способен сделать мир надежнее и счастливее. Проект военных явился бы для изобретателя всего лишь необходимым экспериментальным полигоном.

В роли обслуживающего персонала секретной лаборатории Шуберт видел не просто чернорабочие машины, полностью зависящие от воли человека, а настоящие произведения научной мысли – гомункулов с автономным разумом и неограниченным спектром возможностей. В эту идею Фрэнк готов был вложить все свои силы и душу. Необходимые чертежи и теоретические расчеты у него давно имелись. Не было только возможности. И она представилась…

Строителей, возводивших объект, в старину просто бы убили. Но в данном случае всё было намного гуманнее. Привлекали наемных рабочих из Африки. В страну их ввозили в крытых каютах корабля, на объект доставляли в специальных автобусах без окон. Всё было так устроено, что рабочие не то что не знали, для каких целей строится здание, но даже в какой стороне света трудятся. К тому же ничего особенного в конструкции постройки, кроме того, что она уходит глубоко под землю, не было. Да и рабочим было всё равно: за нелюбопытство предусматривалась высокая зарплата с отличными условиями проживания. Ради того, чтобы увезти домой хорошие деньги, гастарбайтеры сами себе готовы были позашивать рты.

Сама стройплощадка была отгорожена от внешнего мира колючей проволокой с указателями радиоактивной опасности. Баннеры с четырех сторон строящегося объекта гласили, что здесь ведется строительство могильника радиоактивных отходов. Не сомневались в этом и охранники, курсировавшие вдоль периметра с собаками. Так что желающих от нечего делать прогуляться по зловещей местности не было. В итоге, за несколько лет на глазах у всех и от всех в тайне удалось возвести прекрасную многоуровневую лабораторию с цехами, офисами и другими специальными помещениями для обеспечения жизнедеятельности критически важного объекта.


Издательство:
Автор
Поделиться: