Название книги:

Второй Великий Катаклизм

Автор:
Дем Михайлов
Второй Великий Катаклизм

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

Ужасные твари явились вскоре после грома. Явились во время багрового заката. Явились в огненно-красной вспышке. И раскаленными камнями упали на вечернюю мирную землю.

Два тяжких валуна рухнули на вспаханное поле, что уже дало первые ростки, обещающие богатый урожай. Вспоров почву, оставив две глубокие борозды, накаленные камни замерли в неподвижности. Еще три небесных посланца ухнули в березовую рощу. С треском повалились расщепленные деревья, уронив зеленые кроны. Из деревни послышались первые встревоженные крики.

Первым к полю прибежал деревенский сторож, держащий перед собой яркий фонарь на длинном шесте. Сумерки стремительно сгущались, невооруженным взглядом почти ничего не различить – разве что медленно затухающий багровый камень, курящийся белым едким дымом. Охающий сторож с недоумением глядел на небо, оглядывался, не в силах понять, откуда явилось такое бедствие. Хорошо за околицей упало, по домам не угодило. Пока старый сторож бегал по полю, подоспели остальные мужики, на всякий случай вооружившиеся дубьем и вилами. Прихватили они и факелы. Камни к тому времени окончательно потухли, слились с наступающей темнотой ночи. Иссяк белый дым. Остался только неприятный чуждый запах, рвущий ноздри. Поле осветилось десятками огней. Вокруг гигантских валунов бродили удивленные жители, стуча по ним палками и уже прикидывая, каким способом от них избавляться. Впрягать упряжки быков и вытаскивать целиком? А может дробить и по частям? И какому светлому божеству молиться, дабы впредь подобного не случалось?

Может Иваве Великой и Сердобольной?

Аль еще кому – поди разберись кто в их царстве небесном заведует падающими из-под облаков каменюгами.

Успокоенные пересуды длились недолго – явившиеся с багровых небес остывшие гости вздрогнули, шевельнулись, по каменной скорлупе пробежала сеть трещин, рванули наружу облака горячего пара. Испуганно загомонившие жители поспешно отбежали прочь, в ужасе вознося молитвы почитаемым светлым богам.

И боги услышали.

Когда каменная скорлупа разлетелась сотнями кусачих осколков, ни один из них не коснулся стоящих у кромки поля жителей. Смертельный удар приняла на себя задрожавшая лазурная пелена, которая же мягко отодвинула разом всю толпу назад. С темного неба раздался требовательный женский голос, повелевший пастве вернуться в дома и запереть двери. Светлая богиня, Нахква Заступница, явилась на зов, почувствовав чуждую угрозу в этом мирном крае. И успела защитить селян, уберечь свою паству от неминуемой гибели. В сиянии лазурных вспышек на поле прибыл десяток храмовых воинов в блистающих доспехов и три жрицы в синих балахонах и золотых высоких шапках.

Посреди поля мелькнуло быстрое смутное движение. В следующий миг на одного из воинов прыгнула гигантская рычащая тень, сверкнули ужасающие клыки, раздался разъяренный долгий рев. Из-за деревьев донесся ответный рев, с погруженного в темноту поля прыгнул еще один шестилапый огромный зверь. Завязалась ожесточенная битва. Высверки магии, лязг щитов и звон мечей – все слилось воедино. Чудовища оказались сильны. Они убили шестерых воинов и одну жрицу. А ведь боевой славе и поразительной живучести храмовых воинов и жриц Нахкве было мало равных – меньшим числом им случалось сражаться против теневого дракона и выходить из битвы потрепанными, но живыми победителями. Тут же, на обычном крестьянском поле, полегло сразу семеро…

Наутро, когда жители покинули дома вместе с рассветом, опасность уже миновала. Ликующие крестьяне поспешили с щедрыми дарами к высящемуся на холме храму, во весь голос превознося великую богиню Нахкву Заступницу.

Этим утром к храмам спешили верующие в разных богов. Но благодарственная молитва звучала одна и та же. Сыпались на алтари звенящие монеты, со стуком ставились горшки с медом, молоком, вином, бережно укладывались рулоны разноцветных шелков и богатые меха, ложились ножны с прекрасными мечами, опускались тугие луки и колчаны отличных стрел.

Минувшей ночью с багровых небес явились страшные гости и лишь благодаря заступничеству богов все обошлось малой кровью. А кровь была – даже боги не вездесущи. Несколько небольших деревенек, пасек и хуторов были уничтожены подчистую. Атаковавшие их ужасные твари позднее были найдены и прикончены, но некоторым удалось уцелеть – как той паре страшных черных змей с головами как шипастые палицы, что превратили хуторок Яблоневая Роща в груду безжизненных развалин, а затем бесследно исчезли в темных водах болота Рэйвендарк…

Глава первая
Сердце надорванное мое… пальцы ножные спасительные…

– Вот так! Вот так, ученики мои! Вот так! – часто кивал игрок Брама-Брама Садху, облаченный лишь в розовую набедренную повязку, с побеленной известкой кожей, обладающий третьим уровнем персонажа и копной разделенных на косматые косички волос – Пуще! Пуще шевелите ими! Шевелите перстами ножными! Пуще! И хором – О РУМО-РАНА!

– О РУМО-РАНО! – послушно повторил я вместе с десятком других игроков, сидя на грязной мостовой площади Плосефонт и усердно шевеля пальцами босых ног.

– Да откроются чакры виртуальные! О РУМО-РАНО!

– О РУМО-РАНО!

Черт… а ведь права была Черная Баронесса – помогает! Отпускает!

– Пуще шевелите перстами ножными! Пуще! О РУМО-РАНО!

– О РУМО-РАНО!

Вокруг нас толклась плотная толпа, мелькали лица, меня толкали чьи-то колени, а я сидел и шевелил перстами ножными, чувствуя, как расслабляется плотно сжавшаяся где-то в животе пружина. Этот побеленный известкой монах знает свое дело!

– О РУМО-РАНО!

Небо над Плосефонтом мигнуло алым, серая туча окрасилась в кровавый цвет и сквозь нее пробила длинная рубиновая линия ушедшая к земле. Раздался долгий грохот грома. Вдалеке зазвучал тревожный набат.

– Мизинцы, мизинцы ножные выворачиваем, подгибаем! Да снизойдет благодать. Вот так, вот так! О РУМО-РАНО!

– О РУМО-РАНО…

Безуспешно пытаясь подвернуть мизинцы, я чувствовал, как остатки напряжения уходят из головы. Пусть ненадолго, но все же!

– Может и мы сядем? – послышался за моей спиной чей-то робкий голос.

– Ты дебил что ли такой фигней заниматься? – возразил ему хриплый бас.

– Вот значит Росгард Легендарный прямо дебил и зря перстами ножными шевелит, а ты не дебил, да?! – парировал робкий голос.

– К-хм… – задумался хриплый – Ладно… попробуем. Вдруг бонус какой дает?

– О РУМО-РАНО!

– Рос! Рос! – рядом со мной опустился на корточки один из бывших моих пассажиров из клана Неспящих – Еле отыскал тебя в этой толкотне. Сообщение про Орбита от тебя получил. Спасибо! Слушай, а вот чисто случайно, ты не знаешь, почему вдруг Зар’граад с места снялся и на Старый Континент попер?

– Знаю – меланхолично кивнул я и опять попытался подвернуть мизинцы.

– Поделишься, а? – с большой надеждой спросил собеседник.

– Чего не подпеваешь мастеру Брама-Брама Садху? – спросил я – Чего перстами не шевелишь?

– Ему? – фыркнул игрок – Да щас…

– Ну как хочешь – вздохнул я и возвел очи к небу, усиленно шевеля вразнобой ножными перстами.

– Ладно, ладно – на землю упали окованные золотом сапоги, две зеленые ножищи вытянулись вперед, задергались сосиски пальцев – Вот, шевелю. Ну?

– Под Зар’граадом огроменный Страж Древних сидит – отчетливо произнес я – Размером с половину материка. Ну может малость меньше. И он полным ходом идет на таран. Грядет столкновение миров. О РУМО-РАНО!

– Да ладно – скривился игрок – Все прикалываешься… – поглядев в мое отрешенное успокоенное лицо, он осекся, еще помолчал, с огромной скоростью зашевелил перстами ножными и затянул – О РУМО-РАНО!

– О РУМО-РАНО! – поддержал его я.

– О РУМО-РАНО! – подхватили остальные к вящему удовольствию мастера Садху.

Небеса над нами снова окрасились алым. Посланцы иных земель продолжали прибывать на адском воздушном экспрессе.

– Спасибо! – чуть пришел в себя после сокрушительной новости зеленый бородач и продолжил осторожное выспрашивание – А кто еще про это знает?

– Тебе первому сказал – абсолютно честно ответил я.

– Спасибо!

– Пока что.

– Что значит «пока что»? – к радости примешалась тревога.

– О РУМО-РАНО!

– Об этом надо сообщить всем – сказал я, глядя на рубиновый лазерный луч тянущийся над городом.

– Вот прямо всем-всем?

– Да – кивнул я – Всем-всем. Представляешь, что будет, когда два материка столкнутся?

– Омлет из двух яиц?

– Ну да. Какая скорость Зар’граада?

– Замеряют. Но поверь – прет он быстро. Слушай, Рос, насчет «рассказать прямо всем-всем». А может не надо пока?

– Надо – твердо припечатал я – Посему предлагаю ЧБ выступить главным глашатаем и сексуальным диктором одновременно. Пусть с эрогенной тревожинкой поведает всем о скором конце света и покажет ужасные картинки.

– К-хм… – поперхнулся собеседник – Нет, мне нравится. Очень нравится. И ЧБ могет, еще как могет. Но…

– О РУМО-РАНО! Шевелим, шевелим перстами ножными, ученики мои! Напрягаем большие персты, тянемся ими к небу лазурному, на солнце, на солнце их направляем! Дабы пронизало их свечением благодатным и даровало открытие чакр сиятельных! О РУМО-РАНО!

– Я прикончу его сейчас – прорычал зеленый гигант, неожиданно умело направляя большие пальцы ног на светило – Прикончу! Рос… зачем торопиться с такими новостями?

– Они имеют право знать – ответил я – Обалдел, конспиратор? Вы там совсем долбанулись со своими утаиваниями, тайными выгодами, изучением отходов аналитиков и прочими причудами? Скоро по нам ударит целый материк! А затем из него вылезет Страж-Колосс и покажет остаткам выживших такое…что даже особо оголтелым маньякам показывать нельзя.

– Тише-тише… я арт включил, чтобы не подслушивали, но орать то зачем? Понял я. Условия?

– Нет условий. Почти. Я сейчас тебе скину все что у меня есть по стражу. Там несколько видео. А через пару часов жду публичного выступления знаменитой и легендарной Черной Баронессы, великой главы клана Неспящих. И пусть она со страстным придыханием предупреждает о вселенской беде. Если не выступит – я выступлю. Но уже не так сексуально. У меня ведь нет обтягивающего черного кожаного костюма.

 

– О РУМО-РАНО! О да! О да! Проникает, проникает в меня свечение! Оно уже во мне! – закачался в экстазе мастер Брама-Брама Садху – Я чувствую это!

Многочисленные тревожные крики несколько смазали эффект от его духовного экстаза. Толпа Плосефонта качнулась, глянула в сторону, откуда донесся тяжкий грохот. На Альгору рухнул пяток огромных камней посланных небесной пращей аж с Зар’граада. Третий раз за час. Сильнее забил набат. Сейчас там грянет битва. Стражи и добровольцы против могучих чужеземных монстров. И монстры настолько сильны, что стражи гибнут по всей Вальдире. И не только они. Жрецы и жрицы, волшебные создания всех мастей, знаменитые герои прошедшие без царапинки множество битвы – все они оказались вполне по зубам нагрянувшим тварям. И гибли. Не пачками, но горстками. А замену такого рода воинам так быстро не сыскать…

– Я понял. Готов принять видео. И еще раз спасибо. Что нам предложил.

– Старых друзей и врагов не забываю – хмыкнул я, смотря, как подкрашенным красным солнечный свет освещает кончики моих ножных перстов.

– А мы кто? Друзья? Или враги?

– Принимай видео-гостинцы.

– Ок.

Пока шла невидимая взору процедура, мы продолжали светскую беседу:

– Ты сейчас куда?

– В Тишку – не раздумывая ответил я – Скоро и туда пара булыжников с Зарграада прилетит. Меня аж качает. Выспаться бы.

– Орбит как там?

– О РУМО-РАНО! – скрючился я – Шел бы ты уже, а?

– Ухожу, ухожу…

Подхватив боты позолоченные, собеседник убрался прочь и его место тут же заняла радостно улыбающаяся эльфийка с такими огромными глазами, что казалось, будто ей веки вырезал некий жестокий садист. Она уселась, что-то хотела сказать, но ее сцапала за шею огромная костистая ручища и переместила на пару метров левее.

– Извините, дедушка-великан – пискнула испуганно эльфийка и затихла, сосредоточенно шевеля пальчиками.

Я глянул на дедушка-великана с костистыми руками. И увидел недобро глядящего мускулистого старца с серой кожей, черными волосами с обильной сединой, в набедренной черной повязке и сапогах. Короче – я увидел изрядно постаревшего Конана Варвара, сквозь чью личину проглядывал знакомый скалящийся клыкастый череп.

– Росгард – прохрипел старец, опускаясь рядом подобно башне – Хвалю, хвалю…

– Аньрулл – поприветствовал я в ответ.

– О РУМО-РАНО! – заголосил колотящийся в экстазе мастер Садху, не подозревающий, что сидящий перед ним великан является богом смерти. Истинный облик Аньрулла видел только я. Или же всем присутствующим было плевать на монструозного скелета сидящего на мостовой.

Щелкнув проглядывающими сквозь призрачную плоть челюстями, Аньрулл зашевелил длинными перстами ножными. Когти-скальпели со свистом разрезали воздух на мельчайшие ломтики. Темное божество удовлетворенно заметило:

– Хорошее пыточное умение. Вижу, набираешься ума-разума, Росгард. Хвалю. Хвалю.

Секунду подумав, я решил не просвещать Аньрулла о истинной сути данного «умения». Впрочем, сути и не существовало. Это все фантазия мастера Брама-Брама Садху, могущего быть безобидным чудаком или же хорошо маскирующимся главной некоего клана, сбрасывающего моральное напряжение. Как я сейчас. Сбрасываю. Но признаться в такой слабости и глупости – уронить себя в глазах древнего божества. Посему я медленно кивнул и продолжил шевеление.

– Столько смертей грянуло – широко-широко оскалился скелет солнцу – И сколько еще погибелей грядет! Из тебя вышел отменный жнец, Росгард. Просто отменный. Ты косишь жизни сотнями.

– Я? – пораженно выдохнул я, поразившись обвинению чуть ли не в геноциде. Хотя не обвинению – скорее похвале. Но ее я вроде тоже не заслужил. Хотя…

– Материки сближается. Старое столкнется с новым. Волна с волной. Скала со скалой. Жизнь с жизнью. Смерть со смертью… и в конце останется лишь с-смерть! Такая разная и такая… единая в своей вечности.

– Я такого не хотел – с жесткой твердостью заверил я Аньрулла – Знай я – не воспользовался бы подаренным умением.

– Так ты знал – оскалился скелет.

– Откуда? Никто ничего не говорил.

– И ты поверил, что с-столь мощная магия дарована тебе просто так? Даром? Просто так?

Тут же захотелось с пылом заговорить, закричать, начать описывать все неимоверные трудности минувшего Великого Похода, о том, как едва-едва прорвались. Да, я не так уж много палил магией, больше наблюдал, но ведь все же участвовал! И сделал я все как надо. Нигде не напортачил, никого не подвел. И открыл новый материк. Потому и получил заслуженную награду!

Но вслух я не сказал ничего. Я понял Аньрулла – следовало проявить осторожность. Особенно после того, как я впервые увидел бьющегося под толщей материка Стража Колосса. В то время я думал, что это если не агония, то беспомощное трепыхание надежно запертой твари. Теперь же мне кажется, что Колосс ликовал. Радость его была так велика, что он не мог сдержаться. Ведь с каждым прыжком я делал «стежок за стежком», намертво сшивая два материка магическими струнами. Мне следовало тогда еще остановиться, обнародовать видео, спросить чужое мнение. Или найти на Зар’грааде какие-нибудь древние катакомбы, где сыскались бы заросшие паутиной каменные таблички с надписью: «Росгард! Не балуй, вишней тебя об загривок! Не сигай с материка на материк – а то худо будет!». Но я продолжил прыгать туда-сюда, зарабатывая для ГКР огромные деньги. И вот…

С другой стороны – всего не предугадать. Это была первоклассная ловушка демиургов Вальдиры, и я в нее радостно угодил. И не только я – никто что-то меня особо о возможных опасностях не предупреждал. Даже казалось бы всеведущая ЧБ и главы прочих кланов радостно запрыгнули в мой «самолет» вместе с грузом и весело прокатились. И никто не сказал – а может не будем запускать двигатели? Может сначала чуть обождем и исследуем?

Но все равно так хотелось покоя – хотя бы на Старом Континенте. А тут такое…

– Тебе на руку все эти смерти, да? – вздохнул я и с яростью подвернул мизинцы так сильно, что чуть не увидел сияющие чакры воочию.

– С-смерть – это прекрасно – ответил бог – Ослабление других богов – прекрасно! Но…

– Но?

Великан повернулся и клыкастый череп приблизился к моему лицу так близко, что я бы мог укусить Аньрулла за нос, имей он его.

– Но Страж… тот ужасный огромный Страж… – снова клацнули ужасные челюсти.

А я вспомнил ту давнюю уже битву – на Кольце Мира. Где Аньрулл схватился сразу с несколькими Стражами Древних. Исход битвы остался неизвестным – звезды утащили Аньрулла телепортацией. Неясно чем все там кончилось. Но кое-что все же известно – Аньрулл уцелел. Это раз. Он их называл своими слугами – это два. Они ему не покорились – это три. И они решительно на него напали. Это четыре. И большой вопрос справился он с ними или нет – финал столкновения случился не на моих глазах. Это пять.

Те звезды были не особо крупные. А тут исполин прущий на Старый Континент…

– Страж Колосс тебе не друг… – кивнул я.

– Страж Колосс – повторил Аньрулл – У него другое имя. Но и это подходит. И он мне не друг. У него нет друзей, кроме ему подобных. Я бы мог многое рассказать о том создании…

– Так расскажи.

А ведь верно – возраст у них примерно один. Оба явились из туманной далекой эпохи. Аньрулл знает многое о тех временах.

– Расскажу. Возможно – кивнул скелет – Возможно. Если мы заключим договор.

Вот оно…

Изюминка в кексе. Или камешек в булке.

– Договор?

– Ты и я. Договор между старыми друзьями. Выгодный для тебя. Выгодный для меня.

Темная ужасная могущественная тварь предлагает тебе договор. Самый естественный рефлекс – решительно отказаться. Так бы и я поступил еще пару месяцев назад. Сейчас же я сохранил спокойствие и неподвижность. Даже пальцами перестал шевелить. Чуть подумал, глянул на освещенным багровым солнцем скелета. И уточнил:

– Выгодный для меня?

– О да, Росгард Смертоносный. Выгодный для тебя. Причем первая выгода не будет стоить тебе вовсе ничего. Я одарю тебя в знак признательности за прошлые твои деяния. Я не забыл того, кто меня разбудил.

– Это был другой чужеземец. Я уже говорил.

– Да. Ты был всего лишь рычагом. В тот раз. Но у тебя и своя голова на плечах. К тому же почему не позолотить рычаг, что меня освободил? Ведь вы, смертные, так любите золото… но я не о нем. Я о городке Тишайшая Нега. Знаешь такой? Мой дар коснется его.

– Это важный для меня город – ровно ответил я, не пытаясь отрицать очевидное. Стало быть Аньрулл уже побывал там, оценил ситуацию.

– Да. Важный для тебя. Я знаю.

– А ты изменился, бог Аньрулл – заметил я, переводя взгляд на мастера Садху – Стал говорить иначе. Более… человечно… более современно…

– Современно… – повторил Аньрулл – О да. Я смерть. А смерть всегда современна. Как я услышал от одной чужеземки, глядящей на алмазные серьги в витрине магазина – это всегда в моде.

Древнее темное божество под личиной угрюмого великана бродит по мирным улицам, слушает чужеземцев, заглядывает в витрины магазинов. Запоминает такие слова как «современно», «всегда в моде». Перенимает стиль речи. А что он еще делает? Вряд ли лакомится пирожными с компотом. Строит черные планы по уничтожению всего живого? Вряд ли – ибо уже ни к чему. Скоро сюда явится озверевший материк и самолично устроит апокалипсис.

– Тишка… – напомнил я.

– Тишайшая Нега. Мне нравится название. Мертвенный покой в уютной темноте глубоко закопанного гроба – вот что напоминают мне эти слова.

– Хм…

– Падающие с небес камни. Чудовища выбирающиеся из них и крушащие все вокруг. Пара таких упала и на твою любимую Тишку. Есть погибшие.

Я дернулся, начал вставать. Тяжелая рука скелета придавила меня к земле.

– С ними справились. Но рано ликовать. Вскоре с небес упадут новые гости. Столь же зубастые и клыкастые. Но если мы заключим договор…

– Ты можешь защитить город? – понял я – Или даже целый континент?! Если так, то…

– Нет. Чудовища посылаются древней могущественной магией. Очень могущественной. Я могу лишь немного отклонить звенящие рубиновые струны. И не везде. Но над Тишкой – могу. Чуть-чуть. И страшные валуны станут падать не на крыши домов и головы мирных жителей. А в стороне. Скажем… полмили от черты города. Разве это не выгодно, Росгард?

– Более чем – кивнул я.

Само собой выгодно. Одно дело если валун рухнет на жилой дом, уничтожая постройку вместе с обитателями, а затем из каменного яйца вылезет монстр и начнет кромсать мечущихся в панике по улицам жителей, мешающих стражам и игрокам. И совсем другое если он упадет почти в километре от Тишки – тогда появится достаточно времени для переброски основных сил, к подготовке «теплой» встречи. Выгода высока. Никаких разрушений в городе, гораздо меньше смертей среди защитников. А если часть сухопутных чужеземных тварей ухнет в глубокие воды Найкала – они могут и вовсе не выплыть.

– Таково мое предложение, Росгард – скелет попытался улыбнуться, но получился жуткий оскал – Щедрое предложение. Что скажешь?

– А что потребуешь взамен?

– Немногое. Кое-что мне нужно отыскать. Кое-что узнать. Кое-куда отправить надежного партнера, что уже доказал свою смелость, решительность и находчивость. Дел много, Росгард. Очень много.

– Я не стану убивать мирных жителей, разрушать светлые храмы.

– Никто и не просит. Мне нужна от тебя помощь. Работа. А все упомянутые развлечения я оставлю себе. Убивать и разрушать – мое любимое хобби. Каков твой ответ, Росгард?

– Мне надо подумать.

– Час-с… – прошипел скелет и встал – Я даю тебе один час-с. И за это время ни один камень не упадет на крыши твоего любимого городка. Слово Аньрулла.

– Всего час…

– Конец света на горизонте. А ты просишь больше времени, Росгард?

– Я понял. Час.

– О РУМО-РАНО! – горько вздохнул я.

Уже и Плосефонт не дает отдохновения душевного.

С гулом сошедший с небес особо большой камень – просто гигантский – врезался в шпиль далекого храма и снес его подчистую. Вниз обрушился дождь битых кирпичей и осколки витражей. Прущий сюда Зар’граад великолепно играет в городки. Сметает все подчистую. И что не удар – так страйк. Или это термин из боулинга?

Аньрулл незаметно исчез, унеся с собой странную сумеречную тень, что затянула часть площади. Видимо черную ауру не так-то просто спрятать под призрачного великана.

– О да! Вот и оно! Переходим к пальчикам безымянным, сокровенным, деликатным, особо романтичным и невероятно харизматичным! – в экстазе закатил глаза мастер Брама-Брама Садху и отринув глупое мирское, я сосредоточился на его благословенных «отпускающих» словах. Редкостную чушь он несет. Но как от нее славно на душе становится! Ощущение как из детства – когда я сладко спал на уроках алгебры под бормотание вечно сонной учительницы. Продолжай же мастер Садху! Неси меня в безмятежное детство!

 

Мелькнула чья-то тень. Я испуганно оглянулся. Облегченно выдохнул – не по мою душу. Можно продолжать релаксировать. Главное не вспоминать про мамонта в гостиной. А черт…

Не вспоминать о лысом мамонте в гостиной.

Не вспоминать о мамонте в гостиной.

Кира беременна…

БЕРЕМЕННА!

А черт…

Выпуклый, почти осязаемый цветной мираж мальчишки Роса сладко дрыхнущего на задней парте задрожал и рассыпался сотнями звенящими осколков. Совсем как тот церковный витраж разбитый огромным валуном. Здравствуй, здравствуй, взрослая жизнь.

Раскинув ноги, упираясь ладонями в грязный камень площади Плосефонт, я откинулся назад, слепо уставился в расчерченное красными линиями небо и вяло зашевелил ножными перстами, вспоминая недавние события мира реального…

Встать с пола я смог не сразу. Я парень крепкий. Одним ударом меня не свалить. Но мне нанесли два удара одновременно, причем с разных сторон. Первый прилетел с той стороны двери. Второй – с этой. И врезал прямо по затылку. Я безвольно стек на пол и на время отключился, не реагируя на вопросы охранника и испуганные восклицания Киры.

Чуть полежал. И лишь когда Кира начала нести какую-то странную чушь про «если ты против, то…», я поднялся, обнял ее, поцеловал в макушку, рявкнул в домофон на начавшего надоедать охранника и велел впустить гостя. Вместе с его странным ящиком и нет, осматривать ящик не требуется. И да, нужно впустить и двух парней специалистов, собирающихся произвести какую-то установку. И нет, это вполне обычно, что прибывший гость одет необычно – мода у них такая там. И неважно, где именно «там».

Следом я предупредил нашу охрану. Пусть я уже не Великий Нави, но все же. Пусть бдят.

Выполнив все дела, следующие пять-шесть минут, пока там все организовывалось и поднималось на грузовом и пассажирском лифтах, я провел с Кирой в обнимку, бормоча такую ласковую успокаивающую ерунду, что стоит вспомнить – и до сих пор сразу в краску бросает. Не ожидал от себя такого… и откуда вылезло? Я ведь суровый отмороженный парень…

Когда в дверь вежливо позвонили, Кира уже полностью успокоилась, все поняла, чушь больше не несла и задумчиво глядела в открытый холодильник. И нет, я не знаю как я понял, что в дверь позвонили именно вежливо, а никак иначе. Но это был крайне вежливый деликатный звонок от профессионала своего дела. Дождавшись смс на телефон от «своих», я спокойно открыл дверь. Поздоровался с охранником, поблагодарил, извинился за хлопоты. Следом в дверь вплыл гигантский гроб. Да. Гроб.

Дубовый, с позолоченными четырьмя ручками по сторонам и таким же числом позолоченных ножек. Гроб большой, как для великана-толстяка. На древесине косовато пришлепнуты бумажные и пластиковые свидетельства прохождения границы, осмотра таможнями, информации от корпорации Вальдира, что груз крайне деликатный и хрупкий, подлежит бережному обращению. Да, это ящик. Но гроб. Стилистику ни с чем не перепутать. Те же жутковатые обводы, тот же блестящий темный лак на полированном дереве, плотно пригнанная крышка, а позолоченные детали только добавляют холодноватого испуга. Может поэтому и бумажки так косо наклеены – наклеивающий небось боялся, что сейчас приоткроется крышка и его схватит скрюченная рука мертвеца.

Гроб внесли, поставили посреди прихожей. Смущенно покашляли – гробовая стилистика не давала людям покоя, они не знали, что делать.

Выразить сочувствие в связи с почившим от ожирения восьмой степени родственником?

Справиться о нашем психическом самочувствии?

Проверить не мелькают ли огоньки безумия в глазах встретившего их хозяина квартиры?

Что за красную штуку жадно ест у холодильника вон та девушка с черными кругами под глазами?

Не два ли гроба с откинутыми крышками стоят за приоткрытой дверью спальни, откуда тянет странным холодком…

Ясность внесли вошедшие специалисты, что явно свыклись уже с внешним видом ящика и сразу спросили о главном – куда ставить и где монтировать игровой кокон? Мистика сразу пропала, осталась техническая скучная рутина.

Я указал жестом на свободную гостевую комнату, и они с деловитостью и молчаливость муравьев-рабочих устремились туда. Следом шагнул дюжий парень охранник. Приглядеть. Охрана дома облегченно распрощалась и покинула квартиру, утопав к лифту. Ребята вышколенные – я не услышал из коридора ни одного изумленного восклицания, чертыхания или еще чего. В узком кругу случившееся может потом и обсудят, но этого не услышит никто посторонний. В квартире разом стало меньше народу. Дверной проем освободился. Затихло довольное урчание насыщающейся Киры. И, будто специально дождавшись самого подходящего момента, вошел он…

Высокий. Тощий как молодой и вечно голодный бродячий кот. Кареглазый. Лохматый. Усталый. Похожий на сестру. Те же волосы, такая же кожа. Одет не по размеру – все слишком большое. И странное. Клетчатая теплая рубашка, висящие мешком серые джинсы, красные носки выглядывают между ремешками коричневых сандалий. И очень старая потрепанная синяя бейсболка, с чьего козырька свисают многочисленные гирлянды длинных и частично спутанных между собой разноцветных ниток, образующих странную вуаль перед глазами и лицом. Нитки нашиты специально, часть с узелками, будто это какие-то странные важные письмена что понятны только написавшему и что всегда перед его глазами. Бейсболка единственный старый предмет одежды. И, как мне показалось, единственный личный и сильно оберегаемый, судя по трем наложенным заплатам. Кто вообще штопает отжившую свою бейсболку? И как его вообще в самолет пустили в таком виде?

– Привет – вздохнул я и решительно шагнув вперед, заключил гостя в крепкие объятия – Напугал ты нас всех.

Тело у него напряженное. Закаменевшие плечи. И взгляд такой же. Застывший. Снова впечатление будто передо мной кот – только на этот раз не бродячий, а домашний, что случайно выпал из окна и впервые в жизни оказался в большом жестоком мире. И в голове у этого кота одна мысль – поскорее бы вернуться домой, забиться под шкаф и очень надолго затихнуть в безопасном сумраке.

Выпустив из объятий нежданного и долгожданного гостя – парадокс – пропустил его в зал, где его тут же взяла в оборот Кира. Пока я общался с охраной, пока дожидался, когда закончат распаковку жутковатого ящика, пролетел целый час. На перевернутой и приставленной к стене крышке «гроба» красовалась табличка с надписью. Я сумел разобрать, что это реквизит к фильму «Вампиры против Адских Великанов». Круть какая. Где он мог прихватить этот реквизит? Как ему могли его отдать? И не заявится ли сейчас сюда разгневанный режиссер с бутафорским осиновым колом в руках?

Завершив переговоры, проводив всех на выход, запер дверь, активировал сигнализацию, чуть постоял, уткнувшись горячим лбом в прохладную стену. Немного успокоившись, вернулся обратно. И обнаружил ожидаемое – Орбит дрых на диване, сбросив подушку на пол и уложив голову на старую бейсболку. Прикрытое пледом худощавое тело нервно подрагивало. Он что-то бормотал на незнакомом мне языке. Подобрав подушку, я бросил ее на кресло, взял из холодильника томатный сок и пошел искать любимую девушку. В ванне обнаружились мокрые пятна, влажные полотенца и сильных запах шампуня. Тут она точно была. Сама же Беда обнаружилась в спальне, где подтащила к себе все подушки, обложилась ими, укрылась одеялом чуть ли не с головой и вырубилась. Прекрасно… ну да – я же мужик, мне и разбираться со всеми делами и проблемами. Чуть постояв над Кирой и повздыхав – меня еще типало от ее новости, причем неслабо – вернулся в коридор, проверил дверь и сел за ноут. Зайдя в мессенджер, нашел первого попавшегося «серьезного» чела из Неспов, убедился, что он онлайн и написал короткое сообщение, сообщив важный факт – Орбит в России. У меня в гостях. Спит. Дрыгает левой ногой и правым ухом – не симптом ли это их семейного заболевания? Не пора ли от чумки укол сделать?

Чел оказался с юмором. Прислал пару радостных смайлов, пообещал срочно передать инфу ЧБ и тут же поинтересовался, что клану Неспящих надо сделать, чтобы мы не надругались над ценным заложником? И сколько нужно заплатить, чтобы мы все же надругались над ним? – многие из Неспов радостно скинутся на эту затею. Все до последней копейки из закромов и копилок выгребут. Про семейную чумку у ЧБ спросит – если потом не выйдет на связь, значит она его прикончила.


Издательство:
Автор
Поделиться: