Название книги:

Резюме

Автор:
Олег Механик
Резюме

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пожимаю плечами, мол как скажете. Что дальше?

А дальше она задаёт мне задачку. Расчерчивает лист на колонки, рисует кружочки. Подписывает их «менеджер 1», «менеджер 2», «менеджер 3». Под кружочками столбиками выводит цифры.

«Можешь не стараться! Я уже знаю ответ на эту задачу. Неужели ты не придумала ничего умнее, чем задать мне задачу, которая выскакивает в поисковике первой, когда туда вбиваешь вопрос «Задачи, которые задают на собеседовании». Да и сама по себе задачка так себе, можно и самому дойти, если заморочиться.»

– Что будете делать, чтобы добиться выручки в десять миллионов?

«Что буду делать? Построю в ряд менеджеров один, два и три и по очереди дам им подсрачника, чтобы духу их на фирме не было. Потом заключу договора с парой тройкой фирм на поставку товара ( в вашем случае керамической плитки) лимонов так на тридцать и возьму с них предоплату. Все эти бабки переведу на счёт подставной фирмы (думаю симпатичная главбух мне поможет за небольшую долю и кое что ещё), а потом за пятнадцать процентов обналичу их в помойке. А дальше ищи меня свищи. Кстати это будет даже не выручка в десять лимонов, а чистая прибыль. Чем тебе не решение задачи?»

– А я как-нибудь ограничен в средствах? – задаю этот вопрос, делая вид, что мучительно размышляю над задачей.

– Нет, вы же директор.

– Тогда я возьму на работу менеджера номер четыре, который закроет мне недостающий план.

– Совершенно верно. Я смотрю у вас голова неплохо работает.

« У меня всё неплохо работает, хотя тебе эта информация не к чему.»

– Пожалуй, мне пока достаточно информации, касаемой вас. Забегая вперёд, скажу, что на это место есть ещё пара достойных кандидатов и ещё я не беседовала с человеком оставшимся в классе. В любом случае, шансы у вас неплохие. В ближайшие дни я свяжусь с вашими предыдущими работодателями и мы назначим ещё одну встречу, уже с собственником.

– С предыдущими работодателями? – переспрашиваю я, словно не расслышал предыдущей фразы.

– Да, а вас что-то смущает?

– Есть один момент. А вам не кажется, что предыдущие работодатели, упустившие хорошего, приносящего прибыль работника, будут не совсем объективны, давая ему характеристику.

«Как сказал! Даже сам не понял, чё наворотил.»

– Мы это учитываем и всегда делаем поправку на ветер. В любом случае, какая-то часть объективной информации должна пройти.

– Нет проблем, звоните, там есть все телефоны.

«Вот и ещё один крючок, о котором мне следовало бы догадаться».

– Ну, хорошо – она протягивает мне ручку, с наклеенными, загнутыми как у птеродактиля когтями, которые в два раза длиннее коротких пальцев, – тогда до встречи.

***

Ещё один полезный опыт показывает мне, что даже успешно пройденное собеседование это ещё далеко не всё.

По крайней мере есть несколько очевидных плюсов. Во-первых, моё резюме работает. Недавно обретённая личина будет отлично рекламировать меня в соцсетях, это второе. В-третьих, теперь я приобрёл опыт прохождения собеседования. Здесь я не вижу ничего страшного.

Будем считать, что я прошёл три уровня компьютерной игры. Дальше сложнее. Пока я не могу себе даже представить, как решить задачу с обзвоном предыдущих работодателей. Я в красках представляю разговор, который состоится уже сегодня вечером.

– Здравствуйте, Вам звонят из конторы Рога и Копыта.

– Да я весь во внимании!

– Я звоню по поводу Антонова Сергея Викторовича.

– Это чё ещё за хрен?

– Как, вы забыли фамилию вашего заместителя?

– Слушайте, идите вы на хуй! Нет у меня никакого заместителя. Меня уже тошнит от ваших коллекторских контор…

Я наткнулся на стену. Получается, что все мои труды и достижения рано или поздно будут разбиваться об эту стену.

В комнате накурено, хоть топор вешай. Прикуриваю одну сигарету от другой, словно количество пропущенного через лёгкие дыма может добавить ума. На вопрос, который передо мной стоит нет ответа даже в сети. Может и есть, даже наверняка есть, только я не могу его правильно сформулировать. Здесь не нужны такие вопросы в лоб типа: как объебать топ менеджеров фирмы, чтобы они дали положительную характеристику человеку, которого в глаза не видели. Нужно искать схожие ситуации, аналоги, которые уже имели место. Вот только как их найти?

В почту упало аж три письма с приглашениями на собеседования. Это всё говно-конторы в которых мне вряд ли что светит, но сходить нужно. Это поможет мне собраться, да и лишняя практика не помешает. По крайней мере нужно играть до конца.

С вечера погладил рубаху и принял душ. Тщательно выскребая подбородок перед зеркалом, внезапно замираю. Я перестал себя узнавать. Что это за фраер передо мной? Он ещё не поступил на работу, но ведёт себя так, словно работал всю жизнь. Откуда взялась эта манера, гладить рубаху и бриться на ночь? Может это признаки вяло текущей шизофрении. Ничего, я не дам ей развиться. Осталось всего каких-то пятнадцать дней.

***

– Вы у нас Антонов? Проходите, присаживайтесь!

Неестественно длинная шея обмотана газовым шарфиком; огромные очки с толстыми в два пальца линзами, из под которых виднеется только розовое пятнышко носа; две ниточки, не знающих помады губ, и треугольный подбородок. Вылитая черепаха Тортилла. Интересно сколько ей лет?

– Меня зовут Эльвира Михайловна и я являюсь менеджером по персоналу компании «Элит – Групп»!

– Очень приятно!

«Могла бы и не говорить. Я с первого взгляда на тебя понял, что ты Эльвира Михайловна. Человек с таким внешним видом и противным скрипучим голосом не может иметь другого имени, чем наша школьная химичка. Какое бишь у неё было погоняло? Вспомнил: Кислота!»

– Сергей Иванович, я внимательно изучила ваше резюме, поэтому не будем терять время на рассказы про ваш опыт. Там всё отражено довольно ёмко и лаконично.

«Вот это здорово! Кислота, ты меня приятно удивляешь. И правда, зачем терять время на лишние разговоры, если всё и так уже есть в протоколе».

– Давайте заострим внимание на тех моментах, которые, мне не совсем понятны. – Маленькая головка склоняется к отпечатанным листам, выставляя напоказ жидкие крашеные волосы с огромной бороздой проплешины. – Где же? – костлявый палец, закованный в огромный как у средневекового рыцаря железный перстень, перелистывает страницу, потом возвращает её назад.

В наступившей тишине слышится только тиканье настенных часов.

«А я то дурак обрадовался. Нет не такая уж ты белая и пушистая». Сейчас она напоминает мне следака с колоритной фамилией Лепёшка, который однажды допрашивал меня аж пять часов подряд. Лепёшка крутился как уж, рыл землю, всматривался в показания свидетелей, пытаясь найти крючок, зацепив меня которым можно было укатать на длительный срок. Тогда Лепёшка потерпел фиаско. Он просто сгорел, пал жертвой своих же эмоций и слабой нервной системы. Он не знал, что такого как я можно победить только нокаутом. С таким как я нельзя вести длительную и вязкую борьбу. Это в первую очередь чревато для вашего здоровья.

– Ага вот! Ваше первое учебное заведение ТГТУ, дата поступления сентябрь девяносто седьмого года, дата окончания июль две тысячи второго года. В то же время вы указали место своей первой работы…– палец в перстне в очередной раз переворачивает листок. – Старший продавец в компании «Пальмира», где вы работали с двухтысячного по две тысячи третий год…

«У-у-у! Эко тебя занесло! Глубоко же ты копаешь, Лепёшка-Кислота-Тортилла».

– Ну да, а что здесь не так?

– Как же вы могли совмещать работу на такой серьёзной должности и учёбу в институте?

– Очень просто, я учился заочно.

– Заочно?

Разочарование, презрение, отвращение, брезгливость. Все эти эмоции она смогла уместить в тот плевок с которым вернула мне опрометчиво произнесённое слово.

– Базовое образование вы получили заочно? – Она как будто не верила своим ушам.

С такой же интонацией и выражением лица она могла спросить: Так вы что, гомосексуалист?

Разговор с самого начала зашёл в тупик. Нужно признать, что это нокаут. Черепаха неожиданно вытащила лапку из своего панциря и пробила мне между перчаток. Бессмысленно продолжать общение с человеком, которого больше всего интересует качество образования кандидата. Не опыт и заслуги сорокалетнего лба, а его образование, которое он получил двадцать лет назад.

– Я и два последующих заочно получил. А что? – эти слова я бросаю резко на выпаде, пытаясь пробить бронированное стекло очков.

– Дело в том, что требования нашей компании к кандидату это дневное образование. Если вы внимательно читали профиль должности, то должны были увидеть.

– Извините, не заметил! А у вас случайно не было требований о золотой медали в школе, или наличии грамот за успешную сдачу металлолома? Может вам нужно с аттестата зрелости начинать?

– Сергей Иванович, я думаю, что ваша ирония здесь неуместна. Есть требования, которые…

– Вы уж меня извините Эльвира…как вас там… Михайловна, но всё это похоже на бред. Задавать вопрос о качестве образования сорокалетнему мужику с кучей положительного опыта, всё равно что спрашивать совершившего подвиг солдата: А ты что, не партийный? Хрен тебе, а не медаль. Вашего собственника, если конечно он адекватный человек, в первую очередь интересует эффективность его сотрудника. Как наличие дневного образования влияет на эффективность?

Кислота, видимо не ожидала такого эмоционального взрыва с моей стороны и выглядит несколько растерянной.

– Непосредственно! Человек, получивший полное качественное образование, более дисциплинирован и грамотен! – теперь уже она обороняется, причём делает это неумело, как получивший пару веских плюх горе-боксёр машет руками, тыча ими в пустоту.

– Значит дисциплинированным и грамотным человека может сделать только дневное образование? Ну даже если это и так, кто вам сказал, что дисциплинированный и грамотный человек будет эффективным. Ведь вы ищете на работу не слесаря, не инженера, а директора. Вы представляете, что станет с этой грамотностью и знаниями за двадцать прожитых лет? За эти двадцать лет человек десять раз получит по башке, а жена и алкоголь выпилят у него значительную часть мозга. Добавьте к этому кризисы среднего возраста, стрессы, смену политических режимов. Какого человека вы получите на выходе? Он будет явно не тем розовощёким пареньком, который вышел из дверей института, сжимая в ручонке свой красный диплом.

 

– Мне очень жаль, Сергей Иванович. Вынуждена констатировать, что ваша кандидатура нам не подходит. – Кислота включает тон судьи, зачитывающей приговор, и, сложив в стопочку листочки с моим резюме, небрежно отбрасывает их на край стола.

Нужно вставать и уходить, но я ещё не закончил. Незаконченный разговор, как не доведённый до конца половой акт. Нет уж, мадам, я должен хотя бы достичь оргазма, коль скоро вступил в этот неприятный контакт.

– Мне тоже очень жаль. Жаль вашего собственника. Сейчас вы как ревнивая мамаша, благодаря которой её здоровый пятидесятилетний сынок никак не может жениться. Все невесты ей не по душе, та кривая, та тупая, эта блядь. А сынок столько лет ведётся на эту чушь, веря не своим глазам, а словам мамаши. Он не может понять, что в ней просто ревность говорит…

– Молодой человек, мы по-моему закончили с вами. Что вы несёте, какая ревность! – Теперь она полностью перевоплотилась в ту Кислоту, которую я знал. Тот же хищный оскал, те же, начинающие чернеть от злобы тонкие губы.

«Антонов, а ну пошёл вон из класса! И без родителей не появляйся!»

– Какая ревность? Да такая, обыкновенная человеческая ревность. Ведь это у тебя, Эльвира, был красный диплом, это ты закончила несколько институтов и все на дневном отделении. Это себя ты считаешь достойным кандидатом и только себя. Ты как эта мамаша, у которой нет шансов женить на себе её чадо, но она делает всё, чтобы испортить ему жизнь…

– Так, я сейчас охрану вызову. – Кислота уверенно хватает телефонную трубку.

– Да ухожу я. А на счёт своей кандидатуры и правда подумай. Если у тебя есть дневное образование, то почему не ты? – пружинкой вскакиваю со стула. – Пока Эльвира. – Уже подходя к двери, поворачиваюсь и добавляю:

– И не надо благодарить!

***

Опаньки, а это ещё что за консилиум? Я замираю на пороге большого кабинета. За длинным, овальным как большая фасолина столом сидят по обе стороны аж четыре человека. Пятый восседает в торце стола на огромном троне с длинной обитой мягкой кожей спинкой. Сразу видно, что этот царь. Тогда кто же остальные?

– Заходите, пожалуйста, присаживайтесь! – говорит царь, а блондинка с длинными как у куклы Барби волосами указывает мне на стул рядом с ней. Я застенчиво здороваюсь, отодвигаю громоздкий стул, грохотом нарушая гробовую тишину, сажусь. Я чувствую себя нерадивым сотрудником, который снова опоздал на важное совещание. Моё место в центре стола, поэтому я попадаю под перекрёстный обстрел жалящих оценивающих взглядов всех пятерых.

– Меня зовут Андрей Вениаминович и я директор этой компании. – представляется царь. Он моложавый, худенький и очкастый. Одет в белую водолазку с закатанными до локтей рукавами. Совсем не тянет на настоящего царя. Больше похож на шута, заскочившего на царский трон, пока его величество изволят почивать.

– Очень приятно! – подношу руку к груди и низко преклоняю голову. Подсмотренные в сети манеры не позволяют тянуться к царю через весь стол, отбивая ему петюню.

– Это мои коллеги, – царь ведёт рукой с права налево, представляя мне свою свиту. – Тамара Ивановна, заместитель по персоналу.

Вид спереди показал, что кукле Барби не менее пятидесяти лет, но всё равно, выглядит она ничего, впрочем, как и должна выглядеть кукла из девяностых. – Марат Халилович, наш коммерческий директор. – Молодой пацанчик азиатской наружности приветливо машет ручкой. Глаза спрятались в узких щёлках век. Ты у нас будешь Чингиз Ханом.

– Дмитрий Иванович, начальник снабжения.

Квадратное, кирпичного цвета лицо не меняет своего заскучавшего выражения. Ну что, по крайней мере, он соответствует нарисованному мной образу снабженца.

– А это Алла Денисовна, наш финансовый директор.

Прямо напротив меня два огромных омута, два влажных манящих лона, которые вызывают непроизвольную эрекцию. Вполне привлекательное личико тридцатилетней бабы с вздёрнутым носиком и надутыми силиконом губами. В своём поклоне и затянувшейся сладкой улыбке пытаюсь выразить ей наибольшее почтение. Она оценивает мой знак. В глазах мелькнули и тут же пропали две искорки, в уголках рта прячется еле заметная улыбка.

Так это что получается? Я попал на перекрёстный допрос? Что-то новенькое.

– Сергей Иванович, в первую очередь интересует последнее место вашей работы и всё что с этим связано. Ваши должностные обязанности, достижения и так далее…– Царь кладёт подбородок на жилистый волосатый кулак, словно собрался слушать захватывающую историю с интригующей развязкой.

«Никакой интриги, граждане фраера. Всё по мотивам рассказа, который вы наверняка успели прочитать».

И всё же стараюсь изложить заученную уже историю интересно и эмоционально. Чувствую себя обезьяной в клетке, на которую со всех сторон пялятся садистские взгляды пришедших на экскурсию в зоопарк школяров. Вспомнилась эта зашуганная мартышка, в которую все тыкали пальцами, пытались накормить её засохшим печеньем и соевыми конфетами, которые просовывали в клетку. Мартышка металась по клетке, не зная, куда ей деться от десятков диких взглядов, в конце концов, видимо устала и начала мастурбировать.

Сейчас главное не начать метаться как эта мартышка, бегая взглядом с одного на другого, в противном случае можно, как и она закончить публичной мастурбацией.

Я нахожу опору в огромных, излучающих огонь глазах финансистки. Рассказываю про фирму, ситуацию на рынке, сложных клиентов, высокую себестоимость и низкую маржу, а сам утопаю. Как бы не завязнуть в этом болоте, которое так и норовит засосать. Она смотрит на меня, как удав на кролика, так бы и проглотила, вобрала всего в своё ненасытное лоно, терзала и мяла там внутри, выжимая все соки до последней капельки. Её взгляд ползёт вниз по моему подбородку, ласкает шею, словно кончик языка спускается вниз по груди, оставляя влажный покрывающийся гусиной кожей след, останавливается на ладонях, которыми я активно жестикулирую. Я пытаюсь вернуть её взгляд, который задержался там, в районе моих запястий. Что её так заинтересовало? Может быть котлы?

«Карп, ты на руки то его посмотри! Из него такой же водила, как из Промокашки скрипач!»

Вдруг я понимаю, куда она смотрит. Паучок! Я забыл заклеить его пластырем. Бля-я, вот это попандос. Хватаю со стола ручку, зажимаю её между пальцев и как ни в чём не бывало, продолжаю отвечать на сыплющиеся со всех сторон вопросы.

– Какой был оборот?

– Сколько человек в штате?

– Кто непосредственно находился в вашем подчинении?

– Какие изменения вы ввели в течении своей службы?

Каждый хочет показать степень своей компетентности. Каждый хочет засветить свой запредельный айкью, стараясь задать вопрос, который сможет поставить меня в тупик. Таких вопросов нет, фраера, просто я умею от них уходить, или переводить в другую плоскость.

– Как вы относитесь к откатам? – внезапно встревает со своим вопросом луноликий улыбчивый азиат.

«Молодец Чингиз Хан, бьёшь не в бровь а в глаз. Если отвечу, что положительно, значит сам не брезгую левым лове; отрицательно, покажусь некомпетентным дураком, не умеющим в нужный момент закрыть вопрос».

Морщу лоб, выдерживаю длинную паузу, а затем перевожу взгляд от Чингиз Хана к Царю.

– Хорошо тут у вас Андрей Вениаминович. Не успел устроиться, уже откат предлагают.

Пять, четыре, три, два, один, старт…гробовая тишина взрывается громким смехом. Заливисто хохочет Царь, Барби прыскает в ладони, тряся худенькими плечами, Чингиз Хан важно смеётся и одобрительно кивает большой головой. Громче всех заливается до сих пор державшийся невозмутимо снабженец . Тема его оживила, завела. Так алкаша заводит разговор о стакане. Только Аллочка не смеётся, она хитро улыбается, заглядывая мне в глаза. Всё выражение её лица говорит о том, что она меня раскусила.

«Я знаю, что ты не тот, за кого себя выдаёшь» – азбукой Морзе телеграфируют мне искорки в огромных глазах.

«Сдай меня, Аллочка, сдай» – телеграфирую в ответ.

«Не сейчас, я с тобой ещё поиграю».

– А кто сейчас вместо Арутюняна? – я в первый раз услышал её голос. Он оказывается неестественно низким для женщины. Глаза удава смотрят в упор. «Идите ко мне, бандерлоги!» На губах всё та же улыбка.

«Вот ты как, значит? Какого на хрен Арутюняна? Понятно, что речь идёт о той конторе, где я, якобы работал. Этот Арутюнян оттуда. Только кто он и кем там числится. Знает ли о нём ещё кто-то из сидящих здесь? В любом случае, делать нечего и нужно идти ва-банк».

– Ашота Хачиковича? – непринуждённо спрашиваю Аллочку.

«Ну всё, вот он момент истины!»

Есть! Она кивает головой.

– Вместо него сейчас Смирнов Петя. Этот молодой из недавно пришедших. Да-а молодёжь уже не та. Но что поделаешь, это было решение самого Хачика…ммм…Ашота Хачиковича.

Она продолжает улыбаться.

«Хочешь поиграть со мной как кошка с мышкой, а потом сдать? Смотрите, мол, перед вами самозванец. Лже Сергей Иванович третий. Нет уж, давай расставим точки над «I»».

– А вы с ним знакомы?

– Да, раньше вместе работали. – Качает головой, улыбается. Она мне подыгрывает.

– Мы кстати с ним до сих пор в дружеских отношениях. Часто собираемся семьями, шашлычок и всё такое…Могу от вас привет ему передать.

– Да уж, обязательно передайте!

«А ты, я смотрю, огонь. Может быть, у тебя на меня далеко идущие планы? Может кролик зря радуется, ведь соседство с удавом не сулит ничего хорошего. Тем более кролик мечтает о беленькой крольчихе, ради которой, кстати, вынужден торчать в этом зоопарке».

Разговор перевалил за экватор и близится к хэппи энду. Всё складывается, как нельзя лучше, у меня появился неожиданный союзник.

– Хорошо! – Царь потирает волосатые руки, видимо, пришла пора подводить итог.

– В целом, вы производите неплохое впечатление. Насколько я понимаю, с нашей вакансией вы знакомы?

«Фиг его знает! Вроде читал что-то. В целом ничего хорошего здесь не светит, иначе я б вас не отбраковал».

– Да, конечно! Если я не путаю, директор филиала.

– Совершенно верно! Есть у нас один филиал в Тобольске и туда срочно требуется руководитель.

«В Тобольске?! Вот ни хрена себе! Про Тобольск я чё то не помню».

– Филиал сейчас убыточный, нужен кризисный менеджер, который его сможет вытянуть. Судя по вашему послужному списку и нашему личному контакту, вы должны справиться.

«Поднимать со дна затонувшую шарагу? Уж не зиц ли председателя вы ищите?»

– Я немного запамятовал, что там на счёт оклада? – я деловито кручу ручкой между пальцев.

– Стартовый оклад двадцать пять, остальное премиальные бонусы. Это уж как поработаете. Да, когда филиал выйдет в прибыль, оклад сразу же удвоится.

Я просто не верю своим ушам.

« Двадцать пять штук? Ты устроил спектакль с кучей этих клоунов ради человека, которого хочешь взять работать директором за четвертной? А тебе не кажется что это перебор?»

– Я не совсем понимаю. Вы мне скажите, сколько я буду получать в месяц? – пытаюсь поймать, прячущийся за стёклами взгляд Царя.

– Так я же сказал, двадцать пять плюс бонусы. Думаю в среднем тысяч тридцать сорок выйдет.

– И чё я за сорокет буду торчать в какой то сраной дыре и ждать пока за мной придут мусора? – это уже вслух. Просто, какая тут к чёрту игра, когда тебя битый час разводят как лоха.

Царь и его свита вмиг проглотили языки. Даже Аллочка удав перестала улыбаться и вмиг побледнела.

– Чё замолчал то Вениаминыч? Давай говорить начистоту. Вы ищете зиц-председателя, чувака, который в случае чего будет отвечать за лопнувшую контору. Так?

– Сергей Иванович, вы почему так разговариваете. Мы не на…

– А где мы? Вы ищете лоха и разыгрываете перед ним этот дешёвый спектакль. – я выщёлкиваю из пачки сигарету, зло хватаю её зубами, прикуриваю от зажигалки. Только пикните мне, что здесь не курят. Дым от первой затяжки зависает над полированным столом, как облако над озером.

– Ну это ещё можно понять. Я два момента не могу уразуметь. Почему так дёшево? Человек всё-таки своей свободой рискует. Ну если вы даже хотите конченного лоха найти, который на всё это подпишется, почему таким макаром? Вам нужно по ночлежкам и вокзалам шнырять. Там найдёте себе подходящую кандидатуру, от которой только паспорт нужен.

 

– Не понимаю, о чём вы говорите, но…

– Всё ты понимаешь…– хочу ещё что то сказать, но захлёбываюсь подкатившими к горлу эмоциями. – Ну вас всех, идите вы на хуй.

Встаю, запинаюсь за ножку стула, отшвыриваю его в сторону и иду к выходу.

***

Я снова в своём любимом горизонтальном положении. Скрещенные ноги закинуты на подлокотник дивана, дым вертикальной струёй бьёт в потолок. За вечер я выпустил его больше, чем три огромных трубы городской ТЭЦ.

Настроение ни к чёрту. Мой предварительный анализ оказался верным. Не зря я безжалостно отбраковывал все эти шараги. Среди них нет ни одной путной. Все они ищут козла отпущения. Это не что иное, как замануха для лохов. Видимо мои изначальные мысли о том, что директора никому не нужны были правильными. Неужели это конец, и я упёрся лбом в стену? Может быть бухну̀ть? Позвонить Ленке, пьяным голосом признаться ей в любви, сказать, что я почти было нашёл работу. Меня уже брали и были неплохие шансы, но кто виноват, что в этом городишке нет ни одной нормальной конторы? Может она потечёт, скажет, ну и ладно, не расстраивайся. Знаешь, ты мне и так понравился. Мне не нужно всех этих должностей и денег. Мне нужна любовь, которую ты, уверена, можешь мне дать. А это пари? Да это было так, для прикола.

Размечтался! Конечно этого всего не будет. Да и пари я не с ней заключал. Это условие, которое я поставил сам себе. Контракт с двух сторон подписанный одним человеком. И условия этого контракта я должен соблюсти. По другому никак. Значит другого пути нет. Или всё-таки есть?

Пытаюсь сесть, но голова плывёт от лошадиной дозы никотина. Отваливаюсь назад на подушку. Осталось три конторы. Те, которые я отложил на последний момент. Вот он и настал. Остаётся двенадцать дней. Пытаюсь снова собрать мозги в кучу. Что у нас есть? У нас имеется неплохое, проверенное на опыте резюме, есть неплохая, хоть и придуманная история в соцсетях, а так же есть человек, который может уболтать кого угодно и сыграть любую роль. А что, набор то вполне приличный. Чего же я боюсь. Следующий шаг очевиден.

Свесившись с дивана стягиваю со столика ноутбук. Кладу его на впадину, на месте которой ещё две недели назад был довольно приличный животик. Адреса трёх заветных контор хранятся в почтовой папке «Черновики». Резюме уже прилеплены к письмам, так что остаётся три раза нажать на кнопку «Отправить».

Клац, клац, клац…сделано. Что дальше? А вот теперь можно и подумать. А дальше, если я даже попаду на собеседование и успешно его пройду в дело вступят СБ-шники. У этих контор эти службы есть по любому. Что будут делать СБ-шники? А чё тут гадать? Вбиваю в поисковую строку «Задачи и функции службы безопасности предприятия». Тут же открываю несколько окошек с сайтами. Раскатываю по экрану несколько портянок с определениями.

Бла бла бла…производственной деятельности…

Бла бла бла…несанцкционированного доступа к информации…

Бла бла бла…допуска предметам коммерческой тайны.

И ещё много всякой чуши, не имеющей отношения к моему случаю.

Вот! Мой взгляд выделяет жирным одну строчку.

«поддерживает контакты с правоохранительными органами».

Ну допустим, что в эти службы и набирают бывших военных и мусоров. Их задача не допустить в структуру людей, которые могут её ослабить, или развалить. Значит, что они будут делать в первую очередь? Они будут пробивать человека по всевозможным базам. Был ли под следствием, не состоит ли на учёте, как нарколыга, или алконафт, не имеет ли порочащих связей, не состоит ли в конкурирующей структуре, и так далее. Но чего мне думать о том, что далее, с меня хватит и первого пункта. Пробьют меня по паспорту и вуаля. Да вы у нас, Сергей Иванович, ходок! За вами два реальных срока и аж пять статей. И куда ж это вы с таким послужным списком намылились? А не капнуть ли нашим друзьям в мусарне, чтобы пробили тебя на предмет мошенничества?

Тупик, тупик, тупик!!!

Крышка ноутбука хлопает, словно в последний раз. Можно забивать гвозди и закапывать.

***

Новость застала меня к вечеру следующего дня, когда я пытался плавно погрузиться в запой. Сначала осторожно ступал в неприятную по ощущениям водичку, долго стоял, делал ещё шаг, раз за разом погружаясь всё глубже. Рыжеватая ватерлиния в литровой бутылке плавно опускалась вниз и почти достигла экватора, когда я так, чтобы занять себя чем нибудь посмотрел в почту. Одно непрочитанное письмо жирной размытой кляксой чернело сверху списка. Надпись в адресной строке, заставила меня напрячься, чтобы вновь сфокусировать зрение.

«Мега-Альянс»

Это было письмо от одной из тех отложенных на крайний день контор, в котором говорилось, что меня приглашают на собеседование. Оно должно состояться через два дня в пятницу. Должно, но теперь уже вряд ли состоится. Какой смысл тратить последние силы и часы на задачу, у которой нет решения. Уж лучше я с головой погружусь в это забвение, пахнущее жжёной карамелью, а когда не станет хватать кислорода и захочется вынырнуть, сделаю всё, чтобы остаться на дне.

Эта новость уже не могла меня обрадовать и вдохновить на дальнейшие действия, но теперь она крепко засела в моей голове. С каждой выпитой стопкой, с каждым шагом в глубину я мысленно попадал на это собеседование. Чтобы изменить направление мыслей, бегущих в одном русле, решил сыграть в покер. Игра с самого начала не задалась, и я понял, что потерял форму.

Перед тем, как в очередной раз хлопнуть крышкой ноутбука, зачем то набрал в поисковой строке название конторы. В заставке голубое небо и улыбающийся во весь рот редкозубый малыш. Почему все пытаются прикрыть свой далеко не детский бизнес детскими лицами. Зачем то тычу в иконку «контакты». Выпадает портянка с множественными наименованиями отделов и служб. Вот она, служба безопасности. Тычу в иконку. На экране в шахматном порядке вырастает несколько квадратиков, внутри которых размещены цветные фотки. Вот оно, новое веянье моды. Всех нужно знать в лицо. Ты должен видеть, что и директор и бухгалтер и даже начальник службы безопасности не какие-то монстры, а что ни на есть настоящие люди.

«Маркелов Эдуард Викторович – Начальник службы безопасности». Гласит надпись под фотографией мордастого красномордого короткостриженного субъекта средних лет.

– Ну что, Эдик, давай знакомиться. – Стучу стопкой в иконку. – Меня зовут Серёга, я нормальный пацан в самом расцвете сил. Но из за тебя, Эдик, скоро мне придётся расстаться с жизнью. Да да, из за тебя! И не надо пялить на меня свои маленькие круглые глазки. Ты, Эдик, паразит, нехороший человек, который мешает нормальным пацанам найти своё место в жизни. А сам то ты кто, Эдя? Ты чё у нас святой? Да если я сейчас покопаюсь в твоей…

Молния ударяет меня в голову. Я подбираюсь на диване и забиваю в Гугле полное имя Эдика. Ё-моё, четыреста шестьдесят тысяч результатов. Нужно сузить круг. Забиваю город. Вот, это уже лучше, но всё равно Эдиков так много, что от них начинает кружиться голова. Смотрю в картинки и тут же нахожу своего. Вот он, сидит на пеньке, как сестрица Алёнушка. В руке у него зайчик, которого он держит за уши. Значит охотиться любишь, Эдик? Посмотрим, что ещё ты у нас любишь. Уже через час я обнаруживаю, что Эдик прописался во всех возможных соцсетях. Он есть даже в инстаграмме. Горы фоток, где он в трусах, в камуфляжной и даже ментовской форме, на охоте, на Мальдивах, на задании, с друзьями, с бабами, с женой, снова с друзьями, на машине, на моцике, на квадроцикле, на вездеходе, на обрыве, на фоне египетской пирамиды, на лодке с одним веслом, на лыжах, на коньках, с автоматом, с пистолетом, с ружьём, с дрелью…Горы фоток, горы постов и комментариев, тысячи друзей. Я чувствую, что из этого материала можно что то слепить, но как слепить, а главное что? Мозги разжиженные алкоголем очень трудно собрать в кучу. Ясно одно: в компании подружки, которая уже наполовину раздета и то и дело приглашает меня снова прильнуть к её стеклянному горлышку и с головой нырнуть в её разверзнутое лоно, я ничего не придумаю.


Издательство:
Автор
Поделиться: