Название книги:

Резюме

Автор:
Олег Механик
Резюме

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

В своей жизни я примерял много шкур: играл бизнесменов, влиятельных чиновников, отмороженных бандитов и даже ментов. Но эти роли предназначались неискушённым зрителям, лохам всех мастей, которых мы с Мишаней разводили как кроликов на ферме. В этот раз придётся играть против серьёзных катал, шулеров, которые в этом деле собаку съели. Самые опытные из них раскусят подмену на раз. Это в основном профессиональные психологи, которые делают основную ставку на эмоции, характер, определяя слабые и сильные стороны человека. Это для меня семечки, ребята. На этом поле я вас укатаю. Побольше такого всякого, всех этих вопросов про хобби, самые сильные страхи, детские переживания. Я это люблю. Я из вас при желании слезу выдавлю, или заставлю обоссаться от смеха.

Посложнее будет с профессиональными вопросами, а так же с задачками на сообразительность. Но и здесь у меня есть небольшая фора. Благодаря многочисленным видео с этого сайта, я вычислил основные вопросы, которые совпадали у каждого следака ( так я теперь окрестил менеджеров по персоналу). Я узнал основные ловушки, возможные подножки, которые могут тебе поставить во время непринуждённого разговора. Понял, что важно и что не важно. По большому счёту важно всё: как ты себя ставишь, насколько уверенно себя ведёшь, как держишь удары; ( они по любому будут. Внезапный удар по печени – конёк профессионального следака).

Очень важно, как ты одет и какие у тебя котлы; важно умеешь ли ты быть жёстким и давить когда нужно. Дьявол кроется в мелочах, и все эти мелочи я вычислял и даже выписывал при просмотре этих видаков.

Внезапно я пришёл к одному печальному выводу: мне не в чем идти на собеседование, если оно состоится. Когда то у меня была пара классных костюмов, купленных для выхода в люди, но сейчас они безнадёжно устарели. Мода летит вперёд, и чувак в костюме начала нулевых, пусть он даже от Brioni, будет смотреться как конченный лох, отставший от времени. Человек, отставший от времени, не может претендовать на хорошее место под солнцем. Так они все думают. Они в этом уверены и не надо с ними спорить. Нужно их просто чуточку наебать. Это уже наш конёк и мы ещё посмотрим кто кого, правда Мишаня?

***

Итак, нужен новый модный прикид. Слава богу, теперь его можно купить в любом магазине, а при большом желании в интернете, даже не поднимая жопы с дивана. Один маленький вопрос. На что купить этот прикид? Понаблюдав, во что одеты самые выдающиеся фраера, успешно проходящие собеседование, я вычислил, что мне нужен клубный пиджак, желательно шерстяной, желательно с вставками на локтях; свитер, или джемпер, кремового или жёлтого цвета (это крутяк в сочетании с пиджаком, тем более на дворе зима). Чёрные брюки, зауженные к низу, и блестящие чёрные колёса от Карло Пазолини. Кожаный ремень, Hugo или Levis добавит шарма. Всё должно быть натюрель, никакого китайского бутора, опытный следак заметит подделку. Подделка это фальшь, маленькая ложь, которая рождает большое недоверие.

По скромным прикидкам на этот гардероб мне требовался минимум четвертак. А где же его взять? До сей поры, я проедаю лове с последней нашей делюги. И осталось его всего-то ничего, пятнаха с копейками. Так ведь ещё месяц жить, хотя бы он и последний. Передо мной нарисовалась ещё одна задача. Но это уже ближе к моей профессии. Следующий день я посвятил решению этой задачи.

***

У меня таки остался маленький кусочек от шикарной жизни и сегодня он должен быть со мной. Массивные круглые часы Сейко, отливают металлом. Большие, но невесомые, с автоматическим подзаводом, тремя циферблатами и золотистыми стрелочками в виде маленьких копий. Это моя единственная реликвия, которую я чуть было не прогулял. Когда то эти часы стоили около трёх штук баксов, но я их не покупал. Получил в счёт долга от одного барыги, которого мы с Мишаней кинули на контейнер китайского барахла. Давно это было, но часы до сих пор как новенькие. Я одеваю их только по серьёзному поводу. Сегодня один из таких поводов. На мне должна быть хотя бы одна стоящая вещь. Такие вещи вызывают уважение, повышают доверие, усыпляют бдительность. Несмотря на мой замызганный пуховик, вытянутый свитерок, линялые джинсы и дешёвую пидорку, всё внимание будут отвлекать эти котлы. Уж я то знаю, проверено десятки раз.

Я приехал в крупный торговый центр и теперь брожу по огромным проходам, катаюсь на эскалаторе, глазею на витрины и вывески. В первую очередь нужен костюм. Небольшой магазинчик с вывеской «Мистер Икс», в рекламном слогане обещает одеть настоящих деловых мужиков и зуб даёт, что здесь только ведущие европейские бренды. Это то, что нужно. Мужик я что ни на есть деловой, а европейские бренды стоят космических денег, значит народу здесь не будет. Это мне только на руку.

Прохожу мимо, заглядываю через стекло. Пиджаки, сорочки, галстуки, брюки, на вешалах, стенах, манекенах, которые почему-то чёрные, наверное из соображений политкорректности. Хотя, какая на хрен политкорректность, мы в Сибири, где чёрными называют только парней спустившихся с гор, а негритосов не видели и в помине. Явно скучающая молоденькая продавщица сидит подперев маленькую головку за стойкой в глубине помещения. Идеальный вариант. Пустой магазин, середина рабочего дня, вероятность того, что кто-то зайдёт в течении получаса минимальная. Полчаса мне вполне хватит.

Робко захожу, застенчиво улыбаясь девушке.

– Здравствуйте!

– Здравствуйте! – она вяло улыбается в ответ, с трудом выходя из анабиоза, вызванного долгим ничегонеделанием. – Вам подсказать что-то?

– Ещё как подсказать! – улыбаюсь шире, говорю экспрессивнее, бодрее. Я должен её разбудить. Она нужна мне весёлой и порхающей. – Костюм нужен приличный. Понимаете, прикатил в командировку, вот так по кэжуалу, а тут встреча серьёзная нарисовалась. Ну не в этом же рванье с председателем правления банка встречаться… – левой рукой небрежно дёргаю себя за свитер, так чтобы засветить котлы.

Она заметно оживляется, и натянутая улыбка сменяется вполне естественной и даже симпатичной.

– Конечно, что-нибудь подберём. Что вас интересует, костюмы, пиджаки, сорочки.

– Интересует, почему в этом городе такие красивые девушки? – она опускает глаза и её щёки вспыхивают румянцем. – Серьёзно, в Москве таких нет, там все страшные. Ну сами подумайте, народ большую часть жизни под землёй проводит.

– А вы из Москвы? – её голосок хлипкий, тонюсенький, как у зайчика из «Ну погоди».

– Из неё…– тяжело вздыхаю, состряпав недовольную физиономию. – Иногда нарочно хочется вырваться из этого ада, чтобы полюбоваться на настоящих сибирских красавиц.

– В Москве своих красавиц полно! – смеётся она.

– Я ж говорю про настоящих. В Москве что, губы надуты, груди вставлены, жир откачан, парик на голове. Не баба, а кукла. Здесь же всё по другому: что ни девчонка, то красавица. С вас картины писать нужно. – Вижу, что совсем засмущал девчонку. Как бы не перегнуть палку.

Уверенно прохожу между вешалов, с видом искушённого знатока, щупаю пиджаки.

– Это шерсть?

– Наполовину, если нужны шерстяные они вот здесь.

– Конечно, шерстяной нужен. Такой клубный, чтобы и с брюками и с джинсами, вдруг в ресторан, или в клуб придётся идти. Банкиры они тоже люди, потусоваться любят. А производство чьё?

– Эти вот «Мюллер», Германия.

– Германия? Отлично! Люблю немецкие вещи, особенно тачки.

Отбираю несколько пиджаков для примерки, иду к сорочкам и тоже отбираю пять штук.

– Вы уж меня извините. Я на счёт этих дел хуже женщины. Часами могу у зеркала торчать.

– Ничего страшного, стойте хоть два часа, пока всё не перемеряете. Она веселится! Она завелась!

В течении сорока минут я примерил восемь рубах, шесть пиджаков и теперь в ходу уже брюки и галстуки. Девчонка замучилась бегать, от примерочной к вешалкам с одеждой, в поисках нужного цвета и размера. Да, у неё сегодня тяжёлый день, учитывая то, чем он закончится. Ты уж прости меня, красавица.

Первым делом, что я сделал, войдя в примерочную, обнаружил камеру в уголке кабинки и, отворачивая лицо, быстро заклеил глазок пластырем. Нам лишний раз светиться ни к чему.

Настал момент кульминации. Я уже подобрал себе сорочку рубаху, галстук и брюки. Сейчас это всё одето на мне, плюс мои растоптанные говнодавы.

– Девушка! – высовываю улыбающееся лицо из-за шторки. Вы уж извините, полдня на меня потратили, а я даже не спросил, как вас зовут.

– Надежда! – улыбается девчонка.

– Меня Сергей, очень приятно! Наденька, у меня к тебе последняя просьба. Вон там наверху в углу висит сорочка красная такая с воротом стоечкой. Можешь мне её снять? Хочу тоже примерить.

– Конечно! – Она с готовностью идёт за маленькой стремянкой и тащит её в левый угол.

У меня минимум пятнадцать секунд, пока она заберётся на лестницу, и будет железным крючком доставать из под потолка заветную рубаху. Пятнадцать секунд это просто роскошь.

– У меня первую девушку Надей звали! – Одеваю пуховик, глухо застёгиваю. – Поэтому с этим именем у меня только наилучшие ассоциации! – Складываю джинсы и свитер, скатываю их в плотный рулон, кладу под мышку. Моё барахло мне ещё пригодится, не оставлять же его здесь, на память Наде.

– Вообще не встречал ни одной плохой девушки с этим именем. Выглядываю из-за шторки. Она уже на стремянке, тянется железным крюком вверх. Самое время. Выхожу из кабинки и плавными шагами, почти не отрывая ног от пола, при этом очень быстро, словно на коньках прокатываюсь через зал, выскальзываю за дверь.

Прощай Надя! Прости, но тебе придётся пролить из-за меня ведро слёз. Но всё проходит, Надя. Поверь, что через месяц ты будешь вспоминать обо мне с улыбкой, а через год будешь всем рассказывать эту историю, как увлекательное приключение, которое с тобой произошло. Но в чём можешь быть уверена, это в том, что ты меня не забудешь.

***

Следующая вылазка уже за туфлями. Для этого приходится сменить торговый центр, а то растроганная Надежда может начать поиски внезапно покинувшего её принца, да ещё подключить к этим поискам охрану и ментов.

 

В магазин, сохранивший совковое название Дом Обуви я вошёл уже более менее прикинутым. Бежевый пиджачок, шёлковая в мелкую клетку рубаха и зауженные брюки выдавали во мне джентльмена. Всё портили говнодавы, которые я немного подновил, купив в ларьке губку для обуви.

В огромном, разбитом на секции зале, есть обувь на любой вкус, от отечественной и китайской до европейской. Отдел с вывеской «Pazoliny» сиротливо приютился в уголке. Здесь будет посложнее. Обувь дорогая и на каждой паре болтается магнит, который не снять без специальной приспособы. Просто угнать коробку с туфлями не получится. Магнит зазвенит на рамке и меня тут же примут два крупных молодца в чёрных костюмах, которые прохаживаются неподалёку. При желании, можно найти такую приспособу, которая деактивирует этот магнит (в волшебной сети есть вся информация), только вот времени нет, да и специализация у меня не та. Скоро вообще директором стану и забуду про все эти штучки. А пока, приходится искать решение этой задачи.

Захожу, вальяжно прохаживаюсь вдоль стеллажей с обувью, хватаю первый попавшийся ботинок, кручу в руках, пробую подошву на изгиб. Пристальный оценивающий взгляд сверлит мой затылок.

– Здравствуйте!

«Ну наконец-то, а то думал так и будет пасти меня молча, как вертухай».

– Привет! – улыбаюсь и машу продавщице ручкой, как старой знакомой.

Расцвела, заужималась. Ещё, бы такой мистер к ней завалил. При пиджачке, галстучке, в дорогих котлах, да ещё воняет дорогими духами (это я в Эйвон зашёл, набрызгался).

– Вам что-то подсказать? – полненькая но аппетитная, огненно рыжая деваха приторно сладко улыбается.

– Да вроде всё понятно. Вот магазин, вот обувь, вот цены. Хотя есть один вопрос. Вы мне можете продать правый ботинок сорок первого размера, а левый сорок второго?

Глаза рыжей округлились.

– Нет, у нас такое не практикуется! – она улыбается, не понимая, шучу я, или серьёзно.

– Жаль, у меня одна нога больше другой. Врождённый дефект. Кстати это не у меня одного. И ещё не один производитель обуви не заморочился чтобы делать пары с разными размерами для таких, как я.

– Да уж, что есть, то есть! – рыжая разводит руками. – Хотя есть производители, которые шьют по индивидуальному заказу, но ценник…

– Здесь тоже ценник не хилый, пятнадцать-двадцать штук за пару это не мало, – бурчу себе под нос, продолжая деловито перебирать ботинки.

– Ну это же качество, бренд…– продолжает дискуссию рыжая, но я уже занят выбором ботинок.

Больше всего понравились демисезонные колёса с завышенной щиколоткой и позолоченными пряжками. Взвешиваю в руке ботинок, ну неужели это может стоить десять кусков? На подошве выбито «42», как раз мой размер. Насчёт разницы, это я так прогнал, чтобы разговор поддержать.

Сажусь на стул, скидываю растоптанные штиблеты, пытаюсь прикрыть дырку на носке и быстро натянуть ботинок. Посмотрел, оценил, отлично смотрится. Давно уже не носил таких дорогих колёс, обычно мокасины, или кроссовки.

– Принесите второй!

Рыжая метнулась в подсобку и уже через секунду притащила коробку.

Ну да, магнит тут как тут на правом ботинке. Одеваю второй, прохаживаюсь вдоль зала, поскрипывая новенькой подошвой. И правда, удобно и легко. Отвык я уже от дорогой обуви. Ничего, скоро забуду, что такое дешёвая, или…или переобуюсь в белые тапочки.

– Беру! – эффектно щёлкаю пальцами.

Рыжая, укладывая ботинки в коробку, поглядывает на меня. А что, теперь я завидный жених. Видела бы ты меня с утра, крошка, а лучше пять дней назад… Сейчас мне от тебя нужно только одно, чтобы ты сняла магнит.

Щёлк-щёлк! Вот так, отлично.

– С вас двадцать тысяч пятьсот рублей.

Достаю небольшой кожаный лопатник. Это тоже остатки прежней роскоши, мягкий, хрустящий из натуральной каймановой кожи. Только не спрашивайте, где взял. Вальяжно открываю, запускаю руку. Убираю улыбку с лица, делая вид, что что-то не так.

– Карта! – делаю растерянное лицо, будто пытаюсь что-то вспомнить. – Блин! Карту в магазине оставил, где галстук покупал. – В сердцах хлопаю ладошкой по полированной стойке.

– Ничего страшного, сходите, заберите, обувь я уже пробила, пока здесь полежит.

– Ага, ничего страшного, она на прилавке осталась, там ещё люди были. Вдруг взял кто, а на ней больше двухсот тысяч.

По вспыхнувшему лицу рыжей заметно, что ей передалось моё беспокойство.

– В банк нужно срочно позвонить, чтобы карту заблокировали, а у меня мобила села. – Нервно кусаю губы.

– Позвоните с моего! – Она протягивает мне неестественных размеров Самсунг.

– Да с моего-то проще, там контакт моего персонального менеджера, он в одну минуту все счета заблокирует. Слушай, У тебя зарядка от айфона есть? «Конечно нет. У неё же «Самсунг»».

– Нет…а от какого нужно?

– От десятки…– я жалобно смотрю ей в глаза. Светить эту свою десятку пока не спешу, потому что на поверку это старая пятёрочка, к тому же живая и ни сколько не подсевшая.

– Ты не можешь найти мне зарядку? Тут по любому у кого-то есть, вон в соседнем магазине может. Мне ненадолго, только подключиться и позвонить. – Я сложил ладони в молитвенном жесте. Осталось только на колени встать.

– Ладно, я сейчас! – она выскакивает из двери. Я вижу, как она поворачивает направо, заходит в соседний отдел. У меня десять секунд, чтобы исчезнуть. Один охранник, сложив руки за спиной, прохаживается как раз напротив двери, но ждать некогда. Беру со стола пакет с ботинками, выхожу из отдела. Уверенной танцующей походкой пересекаю зал по диагонали прохожу, мимо двух людей в чёрном, пролетаю через рамку, выхожу на улицу; спрыгиваю с крыльца направо, пробегаю в арку, попадаю в маленький двор, теряюсь между пятиэтажек.

Фуф, можно расслабиться. Это же надо сорокалетнему чуваку такие фортеля выкидывать. Пора уже остепениться, Сергей Иванович, вы же без пяти минут директор.

Сегодня я стал телезвездой. Уже этим вечером искушённые зрители, среди которых будут продавщицы, охранники, менты, просмотрят интереснейший фильм с моим участием. Зрители будут тяжело вздыхать, криво ухмыляться и качать головами. И это пожалуй всё. Внешность у меня что ни на есть обычная. Худой, среднего роста мужичёк, далеко не Бред Пит, чтобы можно было описать с первого взгляда. В общем, если я даже и попал в десятки камер, вряд ли это представляет какую-то опасность. Есть, конечно, вероятность, что фильм с моим участием покажут по местному ТВ, чтобы кто-нибудь из горожан опознал в своём знакомом, или соседе мелкого воришку. На этот счёт я подстраховался. Первым делом заходя в помещение я внимательно изучаю его и в пять сек могу определить, где стоят камеры. Ничего не поделаешь, приходится идти в ногу с прогрессом. Соответственно, нужно просто не торговать своим таблом вблизи камер, что я и делал.

***

В салоне красоты ещё легче. Теперь я джентльмен, который вызывает полный траст. Чего только стоят котлы и новенькие колёса от Пазолини. Меня постригли, сделали укладку и даже побрили опасной бритвой.

Как много в жизни неизведанных вещей, которые по-настоящему доставляют кайф. Одна из таких вещей, когда тебя бреет опасной бритвой симпатичная блондинка. Сначала она нежными движениями размазывает мыло по твоей морде и ты уже плывёшь, а потом по всему телу бегут мурашки, от плавных осторожных движений лезвия по коже. Блондинка с опасной бритвой, и вся твоя жизнь сейчас в её руках. Это что-то, с чем может сравниться только секс.

– Маникюр вам сделать? – томным голоском спрашивает блондинка, нежно вытирая моё лицо горячим полотенцем.

«Миньет, мне нужно сделать миньет».

– Да, конечно!

Ещё полчаса, благоухания с закрытыми глазами в удобном кресле, пока кто-то ковыряет твои ногти.

Мишаня, ты бы сейчас ржал, но я тебе скажу, как пацан пацану – ты много потерял , так и не сходив в салон красоты.

Заведение опять пришлось покидать по-английски. Снова повторилась версия с картой, только в этот раз я просто сказал администратору, что оставил её дома и занесу деньги через час. Просто сказал и она поверила. Ну как можно не поверить гладко выбритому мужику в Сэйко, Пазолини да ещё с первоклассным свежим маникюром.

***

Теперь я полностью готов для собеседования. Сижу и жду, как жених, у которого по непонятным причинам откладывается свадебная церемония. Три дня и ничего. Штиль в море, пустота в почтовом ящике, мёртвый потухший экран телефона.

Из пятнадцати отправленных резюме, пока не выстрелило ни одно. Что здесь не так? Я уже три дня не мою головы, чтобы не сбить укладку, даже отжимаюсь по тридцать раз с утра, чтобы приобрести форму. Когда смачивал горло в последний раз уже и вовсе забыл.

Три дня это очень много, это ни в какие ворота. Время тикает, обязательства по контракту с самим собой нужно будет выполнять в любом случае. Остаётся всего двадцать дней. Неужели придётся закончить всё вот так с укладкой, маникюром и в Карло Пазолини? Я представил себе лакированные боты с золотистыми пряжками, которые болтаются в двух сантиметрах от пола.

Дабы не предаваться унынию, вновь прочёсываю каналы Ю-Туба, в которых работодатели и рекрутёры делятся секретами найма. Я ищу ошибку, которую мог допустить при написании резюме, и к концу дня вдруг обнаруживаю её, просматривая интервью с каким-то супернавороченным специалистом по найму персонала. Этот дрищ в розовом свитерке и с огроменным кадыком, который являлся самой примечательной частью его внешности, рассказывал про то, какими критериями руководствуется он сам, при отборе кандидатов.

– Бумага всё стерпит! – первая же фраза дрища, сказанная подростковым ломающимся голоском, заставила меня насторожиться. Это же мои слова! Это именно то, о чём я думал, когда писал это резюме.

– Очень часто на первый этап собеседования попадают люди далёкие от профессии, не соответствующие должности, люди, которые просто приписывают себе массу опыта и навыков, которыми они по факту не обладают. По сути, на первом этапе никто не запрашивает копий трудовых книжек, рекомендаций предыдущих работодателей и прочих документальных фактов, которые могли бы доказать, что всё изложенное в резюме является правдой.

– Та-ак…ты это к чему клонишь, сучёнок! – я в упор уставился в монитор, откуда на меня смотрят два навыкате рыбьих глаза на крошечном прыщавом личике. – Откуда ты такой взялся? У тебя хоть секс то был с кем- нибудь, кроме твоей сальной ручонки, которой ты сейчас так активно жестикулируешь?

– Менеджеры по персоналу вынуждены просеивать более менее подходящих кандидатов из огромной массы людей, вся заслуга которых в том, что они просто переписали чьё-то хорошее резюме. Более того, многие незадачливые менеджеры даже не удосуживаются позвонить по предыдущим местам работы, указанным в резюме, тем или иным соискателем. Они делают ставку на первую встречу, считая, что личный контакт расставит все точки над «И»…

– Да-а, карась ты недожаренный, ты абсолютно прав. – Чувствую, как скрипят зубы. – На это я и рассчитывал. А ты я вижу, хочешь быть самым умным, засрать мне всю малину. Да ты знаешь, сука, что у меня на кону?

– Но это не совсем правильно, потому, что во-первых…– тонкий как спичка палец вырастает перед носом доходяги, – теряется много времени на собеседования с фэйковыми кандидатами. Во вторых…– спички стало две, – я считаю, что эта система отбора по резюме уже устарела. Посудите сами, в наш век, когда люди активно коммуницируют в соцсетях, когда вся жизнь человека, которому нечего скрывать, абсолютно прозрачна, я в первую очередь делаю основную ставку на изучение профилей кандидата, его статусов, его чатов, его бесед на форумах. Его фотографий. Да, да, фотографий. Если человек коммуникабелен, открыт, не скрытен (что согласитесь не очень хорошее качество для кандидата), его должно быть много в виртуальном пространстве. Это дань нашего времени, поэтому, при отборе кандидата, в первую очередь я оцениваю его активность именно в сетях. Иными словами, резюме является для меня вторичным документом, так, чтобы сверить некоторые данные, сделать выводы, но ни как не основополагающим фактором для приглашения человека на собеседование.

Глаза доктора смерть разгораются, и мне становится не по себе. «Если ему нечего скрывать! А если ему есть, что скрывать? Если его жизнь, душа, сплошные потёмки, он что, не человек? Что ж ты творишь гад? Ты же сейчас пытаешься выбросить на помойку все мои десятидневные труды. Ты меня пытаешься слить. А ведь я руководствовался благими намерениями. Я просто хотел получить хорошую работу, жениться на хорошей, красивой женщине, я хотел поменять свою жизнь. Считаешь, такие как я не достойны носить костюмы, сидеть в мягком кресле, подписывать ручкой паркер важные документы, кататься на служебном «Майбахе»? Но почему? Потому что моя морда не пестрит в каждой ячейке сети? Потому что моё накачанное тело не красуется на фоне океана? Потому что я в белой кепочке не фоткался на фоне египетской пирамиды? Или потому, что под моей фоткой где я в трусах валяюсь на песке, не размещена фраза Аристотеля, или Платона? Скажи мне, почему? Или потому что я вор? А они, они все не воруют? Они не воры? Среди вот этих в костюмчиках от «Бриони», сидящих в дорогих офисах, активно размещающих посты в соцсетях нет воров?

 

Чувак, ты ошибаешься. Ты оцениваешь людей только с одной стороны. Если человеку нечего скрывать, значит он хорош. Но с чего ты взял, куриные твои мозги, что если человек активно продвигает себя в соцсети, ему нечего скрывать? С чего ты взял, что всё, что есть там, это правда?

Я нажал на паузу и дрищ замер с открытым ртом, с ниточками слюней между тонкими губами. Закуриваю, тупо пялюсь на застывшую морду в мониторе, пускаю в неё дым. В первый раз за десять дней захотелось выпить.

Телефон завибрировал в кармане, когда я уже стоял на пороге, собираясь в магазин.

– Алё!

– Сергей Иванович? Здравствуте, это менеджер по персоналу Алина из компании «Альянс экспо». Сергей Иванович, в данный момент вы находитесь в поисках работы?

Молодой бодрый голосок вывел меня из одного ступора и тут же загнал в другой. Я несколько секунд просто стоял, не зная, что ответить.

– Сергей Иванович! – голосок засомневался, что на том конце его слышат.

– Да, да, я ищу работу…

– Не могли бы вы подойти на собеседование завтра с девяти до десяти, в офис по адресу…

Голос из трубки наполняет меня жизнью. Вот так-то чокнутый профессор, не всё так и плохо, как ты нарисовал. Есть ещё нормальные конторы, которые не используют твою методику.

***

Аппетитная попка, обтянутая тонким стрейтчем , танцует, виляет из стороны в сторону, маячит перед глазами. Нужно быть не мужиком, чтобы не поддаться этим чарующим гипнотическим движениям, увлекающим за собой. Каблуки цокают о лакированный пол, чёрный хвостик болтается как маятник. Я иду, как крыса за волшебной дудочкой, не отводя глаз от прелестей сопровождающей меня куколки. Идём по узкому коридору. Кругом двери, из-за которых слышится гомон, дребезжание телефонов, жужжание принтеров, урчание кофе-машин. Вот она офисная жизнь. Начинайте привыкать, Сергей Иванович.

– Большая у вас контора! – кричу вслед болтающемуся хвостику.

– Нет, это не наша контора…– она смеётся, не поворачивая головы. – Точнее не та контора, куда вы устраиваетесь. Мы просто компания по найму и проводим собеседование. Здесь мы снимаем офисы.

А-а, вон оно чё. Я немного разочарован.

Она открывает дверь и жестом руки приглашает меня войти. Большой кабинет разделён стеклянными перегородками на четыре одинаковых секции. В каждой секции только стол и два стула. В самой ближней к дверям за столом друг напротив друга сидят мужчина и женщина. Мужик в костюме активно жестикулирует, что-то объясняя невозмутимой собеседнице. Голосов не слышно, видимо шумоизоляция очень хорошая.

Хвостик открывает дверь угловой секции и приглашает меня войти.

– Заходите, присаживайтесь…– показывает на стул, сама садится напротив. Стол небольшой, квадратный и я вижу отражение своего лица в полированном глянце. Отражение меня радует. Недельное воздержание от пьянок, активная умственная деятельность явно пошла ему на пользу. Сейчас стёкла вокруг кажутся чёрными непроницаемыми. Я понимаю в чём фишка. Это зеркальная тонировка, нас видно снаружи, но мы ничего не видим изнутри.

– Мне кажется, что я где-то в Америке, в полицейском участке! – улыбаюсь Алине, подмечая красный огонёк камеры, размещённой на стене чуть правее её розового ушка.

Она смущённо улыбается. Совсем ещё молоденькая девочка-коп. «Кого ты хочешь кольнуть, девочка? Будь осторожна, перед тобой матёрый рецидивист».

– Да, это переговорные, спроектированы так, чтобы ничего не отвлекало от разговора.

Её тихий голос слышится чётко, даже немного звенит в ушах. Мы находимся словно в вакууме.

– Круто придумано! – хлопаю в ладоши, мол, давай начинать, время деньги. Как-никак я деловой человек.

– Ну что, давайте начнём наше собеседование!

–Я весь во внимании, мэм! – улыбаюсь, пытаясь разрядить обстановку, но она уже вошла в роль и уткнулась в синюю папочку.

– Сергей Иванович, в первую очередь мне бы хотелось узнать о предыдущих местах вашей работы. Интересует три последних. Расскажите, что вы там делали, какие были обязанности, что из себя представляли эти компании…

«Там же всё написано. Читай внимательно протокол. Ну точно, как следак, которому передали пухлую папку с твоим делом. Он подробно знает каждую деталь и всё равно просит рассказать всё лично.

Крошка, я бывал на допросах, очняках, опознаниях, судах. Меня такие матёрые фраера пытались кольнуть. Поверь, там не было этого американского интерьера, только слепящий свет лампы и лисья морда напротив. Лиса может долго притворяться доброй, но в любой удобный момент пытается ухватить тебя за горло. Я знаю, как вести себя с лисами, но ты далеко не лисичка. Ты белый пушистый котёнок, с которым одно удовольствие поиграться».

Я и не заметил, как вот так вот играючи рассказал отрепетированную сказку, про свой богатейший опыт. Рассказ вышел длинным, но интересным, судя по её незатухающим глазам. Наверное, я наболтал гораздо больше, чем планировал. Что поделаешь, не могу сдержаться, когда передо мной красотка, так и прёт из меня красноречие. Вот только бы лишнего не сболтнуть, того, что враз может выдать меня настоящего. Одну примету, я тщательно скрыл. Паучок теперь прячется под тонкой полоской пластыря.

Когда тебе дают сочинение на свободную тему, можно болтать что угодно и сколько угодно. Я рассказывал про бесконечные совещания, выполнение квартальных планов, тяжёлую работу с ленивым персоналом, работу по ротации кадров. Я представлял себя целеустремлённым лидером, который как бурлак тащил на себе все конторы, в которых до этого работал. Почему ушёл? Да потому что где у нас ценят людей, которые по-настоящему приносят прибыль. Мавр делает своё дело, мавр уходит. На каждом месте работы стоит определённая задача, выполнив которую становится не интересно. Вот и у этой конторы, наверное, есть проблема, задача, кризис, если они напнули одного директора и ищут другого. Это ведь всё не от хорошей жизни. Но если уж они ищут кризисного менеджера, человека, который решает проблемы, то он перед ними.

– Отлично!

Алина всё-таки решила меня перебить. Скорее всего, монолог затянулся. Ну и слава Богу. А то ведь я могу бесконечно…

– Я вас услышала! Теперь я скажу пару слов о самой компании и о том, какого кандидата они предпочитают увидеть.

Дальше было неуверенное «бла-бла-бла», про десять лет на рынке, про устоявшуюся клиентскую базу, про небольшие проблемы в связи с кризисом.


Издательство:
Автор
Поделиться: