Название книги:

Варяг. Я в роду старший

Автор:
Александр Мазин
Варяг. Я в роду старший

003

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Однако Тови решил воспользоваться поводом.

– Пойдем под крышу, ярл! – громогласно заявил он, поднимаясь. – Надеюсь, у здешних бондов найдется годный для пиршества дом?

Геллир тоже встал. Но с ответом медлил. Сергей понимал: ему не хочется пускать волков в овчарню. Наверняка тоже рассматривал вариант: запереться в городе и отбиваться из-за стен. Да, в этом случае Геллир рисковал потерять драккар, но если их убьют, корабль и так достанется данам. А за стенами хоть какой-то шанс отбиться от вдвое превосходящего противника.

– Это не мои бонды, – буркнул он наконец. – Я не могу им приказывать.

– Еще как можешь! – возразил Тови. – Или ты не человек их конунга? Да ведь и мы тоже люди твоего конунга. Или ты нас больше не зовешь?

Последняя фраза прозвучала угрозой. Теперь уже стояли не только вожди, но и большинство воинов с обеих сторон. И Сергею сверху было очень хорошо видно, на чьей стороне сила.

Атмосфера накалилась так, что дождю точно не охладить. Оружие пока оставалось в ножнах и чехлах, но – пока.

– Так что ты скажешь, ярл? Найдется ли внутри стен этого гарда[6] что-то подходящее для таких, как мы?

«Он впустит данов в Заугло, – подумал Сергей. – Без вариантов. Потому что Тови готов драться, а Геллир – нет».

Желающий уклониться всегда слабее того, кто готов идти до конца. Особенно если он и впрямь слабее.

Сергей глянул в сторону городка. Его ворота приоткрыты. Да, собственно, это не имело значения. Будь они затворены, горожане открыли бы их по приказу княжьего воеводы, коим числился Геллир. Княжий воевода – опора и защита. Будь на месте Геллира один из сыновей Стемида, он защитил бы город даже ценой своей дружины. Во всяком случае, попытался бы. Геллир – не станет. Он охотно пожертвует Заугло, если даны этим удовольствуются.

А они – могут. Потому что сражаться с Геллиром – терять людей. А зачем умирать, если добыча и так выйдет немалая и за нее даже драться не придется.

– Подходящее найдется, – мрачно буркнул Геллир. – Мы идем в город.

Ожидаемо. Только Сергей войдет в город первым. А еще ему больше не надо выбирать, за кого сражаться. Потому что сражения не будет. Будет грабеж и разбой.

Так что Сергей со всех ног бросился к воротам.

И еле успел. Потому что пара молодых парней как раз взялась их запирать.

Не дружинники. Смерды.

А еще один, постарше и при оружии – копье, более подходящем для охоты на кабана, чем для боя, – наставил это копье на Сергея.

Тот даже меча доставать не стал. Смахнул со лба дождевую воду (надо было шлем надеть, пока волосы не промокли) и поинтересовался:

– Что это вы надумали, герои? Зачем ворота запираете? За Кромку собрались?

– Дед сказал: нурманы все равно всех убьют, – мрачно сообщил тот, что постарше.

– А наместник ваш где? Люди его?

– На подворье сидят, – парень сплюнул. – Старшие ходили к нему. Сказал: тут воевода княжий. Он теперь старший. Дед сказал: какой он воевода? Такой же нурман. Со своими заодно будет.

– Умный у тебя дед, – отметил Сергей. – А он не сказал, что один нурман вас троих может палкой побить? Причем левой рукой.

– А что ж тогда делать? – с тоской проговорил парень. – Куда ни кинь, везде… – Он снова сплюнул.

И был прав. Сергей и в этой, и в прошлой жизни не раз дрался с много превосходящим противником. Но здесь и впрямь без шансов. Даже если бы наместник не устранился.

Впрочем, выбирать, как именно ты умрешь, уже кое-что.

– Зовут как? – спросил он.

– Ячменем.

– Охотник?

– Ну.

– А не хочешь, Ячмень, со мной уйти? К Белозеру?

Парень помотал головой:

– Родня моя здесь. Родню не брошу. Я после деда старший.

Жаль. Толковый местный охотник им пригодился бы.

Уходя наверх, к дому, где оставил Машега, Сергей оглянулся, увидел мельком в щель, что нурманы уже направляются к городу, а потом щель исчезла, и смерды, пыхтя от напряжения, поставили запорный брус.

Сергей покачал головой.

Ворота в Заугло хороши. Но не настолько, чтобы через них было невозможно перелезть. У нурманов это займет секунд десять, причем без всяких осадных приблуд. Выстроят живую лестницу – и готово.

Но Сергей осознавал: он пока слишком мелкий, чтобы спасать всех. Но спасти своих он, пожалуй, сможет.

Вопреки ожиданиям, Машег не трахался, а спал. Местная красотка, которой он еще на рынке глянулся, оказалась рядом. С интересом изучала хузарскую рубаху. Ну да. В здешних краях совсем другие узоры.

Марва тоже здесь. Увидела Сергея, зарделась, вскочила. И тут же нахмурилась, потому что Сергей глядел не на нее, а на местную.

– Ты чья? – спросил он.

– Батюшка мой в княжьих отроках был…

И тоже зарделась.

Ну да. Статус понятен. Нагуляла незамужняя девка дочку от дружинника. Отец же ее помер раньше, чем признал дитя официально. Или официально не признал. Так что статус наложницы ее мамаша не получила. Но по существующей традиции могла кормиться и подрабатывать чем может при здешней дружине. И дочь наследовала участь матери. То есть вроде бы свободная, но…

– Леса окрестные знаешь?

– Да… господин.

Ага. С понятием девушка.

– Как из городка выйти мимо ворот, знаешь?

– Та хот ждеш! – косноязыко влезла в разговор Марва.

Хоть здесь, значит?

Оказалось, Марва слазала на крышу постоялого двора, а крыша как раз на три локтя ниже края частокола. Собственно, наверняка так и задумывалось. Чтоб прямо с крыши оборону и держать.

– Вещи собирайте, – велел Сергей. – Нурманы скоро будут. А когда они будут, нас здесь уже быть не должно. Машег, брат, просыпайся. Не расстраивай отца.

– Чего? – Хузарин разлепил глаза, уже сев и нашарив саблю.

– Отец, говорю, расстроится, если тебя во сне убьют.

– Чего?

В ворота грохнули чем-то увесистым, и свирепый бас с сильным нурманским акцентом сообщил, что сделают с теми, кто не выполнит команду «отворяй». А зычный голосок у хускарла. До ворот метров пятьдесят, а будто рядом.

Машег, морщась, натянул сапог.

– Что с ногой? – насторожился Сергей.

– Голова болит, – пожаловался хузарин.

– Бегать, стрелять сможешь?

– Всегда, – друг вымученно улыбнулся. – А может, останемся? Пособим Геллиру от данов отбиться?

Бас у ворот продолжал стращать. Надо полагать, лезть через стену захватчикам было лениво.

– Геллир с данами заодно, – порадовал Сергей. – Это местные дурни закрыли ворота.

Со стороны ворот раздался короткий вопль. Кому-то сделали очень больно.

Сергей подхватил мешки, свой и Машега, левой рукой, закинул за спину и выскочил из клети в большой зал.

– Дорогу!

Босоногий холоп шарахнулся в сторону.

– Эй, стой! А плата?

Хозяин жилища.

В принципе, справедливо, но – время.

– Беги, дурень! Нурманы в городе!

– Эк!..

Сергей отпихнул «препятствие» и под нарастающий гул собравшихся в трапезной гостей ярмарки выскочил наружу.

На улочке никого, кроме пары привязанных к столбу лошадок. И лестница на месте.

– Машег, давай, родной!

Сергей пропустил хузарина вперед и полез следом, перехватываясь одной рукой.

Марва – за ним, вторая девка – последней.

Они почти успели.

Машег – уже у частокола. Сергей – на середине крыши, Марва – на самой верхней ступеньке лестницы… И тут вбежавший в переулок дан метнул копье. Вряд ли по умыслу. Скорее рефлекс сработал. Убегает – значит, враг.

Сергей дана не увидел. И не услышал, потому что шум в городке уже был изрядный. Так что это копье точно было – его, Сергея. Но – случайность. Именно в эту секунду Марва встала на край крыши и распрямилась.

Копье вошло ей в поясницу и вышло из груди. Крикнуть она не смогла, только открывала и закрывала рот.

Это и увидел оглянувшийся Сергей. Увидел и понял: ей уже не помочь.

Снизу завопил дан. Второго копья у него не было, так что он бросился к лестнице, сдернул вниз вторую девку, сжал зубами рукоять секиры и шустро полез наверх.

Сергей дождался, когда голова нурмана покажется над краем, и врезал дану ребром стопы в переносицу. Наземь дан рухнул вместе с лестницей, так и не выпустив перекладину, а Сергей швырнул мешки через частокол, а потом спрыгнул сам, подхватил мешки и припустил к лесу вслед за Машегом.

Когда еще два подоспевших дана вскарабкались на крышу, Сергей был уже достаточно далеко, чтобы его можно было достать копьем, а луков у данов не оказалось.

Машег осел наземь, едва они отбежали от опушки метров на сто. Вцепился двумя руками в голову и застонал.

– Так сильно болит? – спросил Сергей, присаживаясь рядом на корточки.

– Девчонки… – проскулил Машег. – Не надо было тащить их с собой…

Сергею вновь привиделось железко копья, выскочившее из груди Марвы.

– Твоя, может, и выжила, – сказал он. – Я не видел ее мертвой. Но может ей лучше было умереть сразу. Нурманы же. Как твоя голова?

– Болит. Погоди немного. Сейчас снова побежим.

– Мы не побежим!

Решение было внезапным и совершенно безумным.

– Даны взяли город, который отдал им Геллир. А теперь мы с тобой возьмем кое-что у данов. И поглядим, что им отдаст Геллир тогда.

Глава 4. Вдвоем против шестерых викингов

– Это те корабли?

– Ага.

Сергей глядел на стоянку данов с того же места, что и днем. Только в тот раз с ним был Траин, а сейчас – кое-кто понадежней. И ничего, что хузарин в лесу не особо. Для того, что Сергей задумал, Машег подходит лучше некуда. Жаль, конечно, что сейчас ночь, но и в темноте есть свои плюсы. Например, то, что данов у костра видно замечательно, а их с хузарином – нет.

 

А еще викинги снова не выставили дозор. Ну нельзя же считать дозором пару дремлющих у костра дренгов. Вдобавок повернувшихся лицом к огню.

– Шестеро, – подсчитал Машег. – Без броней. Легкая добыча.

Просто идеальная. Открытая полянка, подсветка от костра. А четверо из шести еще и дрыхнут, завернувшись в плащи. Понятно, что так теплее. Но пока выпутаешься…

И все равно немного напряженно. Викинги же. Если попадется хотя бы один такой, как Дёрруд или Вандиль Крепкая Сеть…

– Еще на кораблях может кто-то быть, – Сергей вытянул из колчана три стрелы и аккуратно воткнул в землю по правую руку.

– Они не боятся, – шепнул Машег. – Думаю, все у огня.

Резонно. У костра теплее, а нападения даны не ждут. Даже шлемов не надели. Если сюда и забредет случайно какой-нибудь охотник, что он сделает шестерым викингам?

– Мои – которые не спят и те двое слева, – сказал Машег. – Бьем?

– Бьем, – ответил Сергей, поднимаясь.

Первые две стрелы они отправили одновременно.

И оба попали. Машег – в шею дозорного, Сергей – в середину серого куля – спящего, завернувшись с головой, дана.

Второй дозорный успел повернуть голову, среагировав на удар стрелы, увидел черное оперение, торчащее из шеи приятеля, но успел лишь сказать:

– Ой!

Вторая стрела Машега вошла дану в основание черепа.

А третья угодила в лицо дана, выпроставшего голову из одеяла.

Дан завопил. Его сосед вскочил, с похвальной сноровкой ухватил лежащий рядом щит и спрятался за ним. Целиком.

Поэтому и оказался единственным, кто уцелел. Своего второго Сергей отправил в Валхаллу одной стрелой. Дан, проснувшись, вскочил на ноги и оказался идеальной мишенью.

Первая мишень Сергея тоже не шевелилась. Надо полагать, выстрел наугад оказался смертельным. Раненый бы тихо лежать не стал. Непременно бы себя проявил. Вот как викинг, которому Машег прострелил обе щеки разом. Бедолага метался по поляне, размахивая топором. То ли ошалел от боли, то ли искал, кого бы порешить.

Машег избавил его от страданий четвертой стрелой.

Потом друзья, не сговариваясь, двинулись в разные стороны, обходя укрывшегося за щитом. Дан оказался сообразительный: тоже на месте не остался, а осторожненько отступал в сторону составленных шалашиком копий. И добрался до них раньше, чем Сергей и Машег завершили охват.

Сергей старался двигаться как можно тише. Машег, наверное, тоже, но дан все равно его услышал. И показал себя молодцом. Выпрямился, не опуская щита, и метнул копье. На звук. Очень быстро.

Машег охнул. Наложенная на тетиву стрела ушла в никуда.

А вот Сергей не промахнулся. Всадил дану в поясницу на два вершка правее позвоночника.

Дан уронил щит, выгнулся назад и повалился наземь.

Сергей невероятным усилием воли сдержал порыв кинуться через поляну к другу.

Нельзя. Вдруг кто-то из данов спал на палубе?

– Брат, ты как? – крикнул он.

И вздохнул с облегчением, когда услышал:

– Цел!

– Стрелять можешь?

– Всегда!

Голосок хузарина звучал уже веселее.

Сергей сунул лук за спину, в налуч, и достал саблю.

Надо проверить корабли, а в темноте сабля надежнее лука. Но сначала – подстреленные.

Сергей подошел к дану, которому вогнал стрелу в почку. Совсем молодой. Лет шестнадцать. Мог бы стать отличным бойцом. Не станет. Сергей резанул саблей по горлу. Отдернул ногу, чтобы не испачкать сапог. Кровь отмыть труднее, чем глину.

Теперь тот, которого он подстрелил первым…

Серый с разводами плащ из плотной шерсти. Довольно тяжелый. Хвостовик торчит наружу. Только он. Стрела вошла глубоко. Слишком глубоко!

Чувство опасности обдало холодом спину. Сергей замер, не сделав последнего шага и не наклонившись.

Очень правильное решение. Потому что этот шаг точно стал бы его последним. Плащ взлетел… И накрыл бы Сергея, если бы тот стоял на полшага ближе. А так он успел увернуться и от плаща, и от укола ножа снизу вверх, и от бокового маха секиры.

С секирой ему просто повезло: удар был нацелен на кого-то повыше ростом.

А вот дальше началась карусель. И не сказать, что веселая.

Дан оказался высоченным и длинноруким. И руки у него, к сожалению, росли из очень правильного места, так что с ножом и с секирой он управлялся мастерски, сразу захватив инициативу, вынуждая Сергея непрерывно отступать и уворачиваться. Вдобавок дан угадал место, где находился Машег, и держал Сергея точно на линии выстрела. А когда лезвие секиры в надцатый раз лишь на сантиметр разминулось с носом Сергея, тот заподозрил, что длиннорукий дан не спешит его убивать, а осознанно гонит вверх по склону к зарослям, в которых засел Машег.

Чтобы проверить догадку, Сергей качнулся влево-вправо, и секира с идеальной точностью сначала чиркнула по левому плечу, а потом чувствительно приложила обухом по правому. Обухом, не лезвием! Дан куда больше опасался стрелы Машега, чем сабли Сергея.

Это нужно было использовать. Как противник дан Сергею был явно не по уровню. Все навыки, которые Сергей старательно отрабатывал с Харальдом, пасовали перед силой, скоростью и опытом этого викинга. Как боец Сергей здорово уступал самому себе прошлому – в лучшие годы. Уступал телом, но не разумом. А умение думать для воина едва ли не важнее умения действовать.

Когда тебя не хотят убивать раньше времени, это очевидное преимущество. И когда тебя считают наименее опасным из двух, это тоже преимущество. Правда, одноразовое, потому что дан опытен и с чуйкой у него все в порядке.

В общем, у Сергея была только одна попытка, и Сергей ее использовал.

Сделал вид, что поскользнулся, и плюхнулся набок.

Если бы дан хотел его убить, то прикончил бы в ту же секунду.

Но Сергей рассчитал правильно. Он был для викинга не столько противником, сколько живым барьером. И когда барьер «исчез», дан прыгнул влево-вперед, на долю мгновения опередив хлопок тетивы. Скорее всего, он уклонился бы и от второго выстрела…

Но Сергей упал не просто так. Он знал, что будет. И когда дан прыгнул, Сергей, извернувшись, хлестнул кончиком сабли по его босой ступне.

Второго прыжка у дана не вышло. На ноге с рассеченным сухожилием можно стоять. Некоторое время. Но не прыгать.

Вторая стрела Машега тоже прошла мимо цели. Потому что дан, рухнув, покатился к воде.

Сергей вскочил и бросился следом. Но не успел. Потому что стрела раз в десять проворнее человека.

Глава 5,
в которой драккары данов отправляются на дно

Пока Машег (голова его, кстати, перестала болеть, едва он вступил в бой) обшаривал покойников на предмет ништяков, Сергей изучал движимое имущество хёвдинга Тови и его дяди. Имущество было изрядным: два качественно изготовленных драккара в очень приличном состоянии. Сразу видно: ухаживали за кораблями как следует и водили умело. Незначительные повреждения располагались главным образом в надводной части и свидетельствовали о том, что корабли не раз бывали в переделках. Чего и следовало ожидать. В хорошем состоянии были также паруса, снасти, весла и прочее оборудование.

А вот ценностей Сергей не нашел. Ни в сундучках экипажа, ни в оружейных ящиках, ни в корабельных «сейфах» для общей казны. Удалось насобирать от силы килограмм серебра со всех хранилищ. Для большого хирда – сущая мелочь. Помимо денег – еще килограммов под двести оружия и амуниции. Причем далеко не первого сорта.

Главной ценностью были сами драккары, но что с ними делать, Сергей не знал.

Первоначальной идеей было их сжечь, оставив данов без средств передвижения. Но рука не поднималась губить такие прекрасные корабли.

Очень хотелось перегнать их в Белозеро… Но как?

Чтобы идти против течения, нужны гребцы. Минимум десяток на каждый корабль. Можно, конечно, и под парусом, но для этого тоже нужны люди. Сильные люди. Сергею с Машегом даже мачту в гнездо не установить. Все, что они могут, это сняться с якорей и вывести корабли на реку. И плыть затем по течению до того самого волока, где старостой – подлюка Сомик, который едва Сергея не прикончил. Нет, Сергей его тоже порезал неслабо. Если бы не кровоостанавливающие навыки Избора, быть бы Сомику за Кромкой. Однако вернись Сергей с Машегом в деревеньку волочан, радоваться им точно не будут. И нанять гребцов тоже вряд ли получится.

А даже если и получится, не факт, что их с Машегом не прибьют по дороге. Здесь ведь как: объявить себя владельцем имущества – это даже не полдела. Надо еще доказать, что ты достаточно силен, чтобы им владеть.

То есть корабли придется жечь. Или топить, если следов оставлять не хочешь. Технически последнее не так уж сложно. Выгнать драккары на реку, бросить якоря, прорубить днища, и дело сделано. На дно не уйдут, во всяком случае – сразу, сухое просмоленное дерево не тонет, но увидеть притопленные корабли издали будет непросто. И пусть даны гадают, куда делись их драккары.

– Что печалишься, брат?

Машег закончил с трофеями, тоже взобрался на корму, встал рядом.

Показалось: хузарин стал меньше ростом. Нет, скорее, Сергей подрос. Хотя… Маленький-то маленький, а четверых здоровенных нурманов отправил на ту сторону вечности.

– Думаю, что с драккарами делать.

– Как что? На дно их!

– Так жалко! – Сергей погладил отполированный ладонями кормчего румпель.

– Понимаю. Это словно коня убить. Но как иначе? Хотя…

Хузарин задумался ненадолго, а потом родил идею:

– А давай притопим их здесь! А потом, когда возможность будет, вернемся и поднимем. У нас так с лодками делают, если припрятать хотят, а местность открытая.

– Если их здесь притопить, то поднимем их не мы, а даны. Да и как ты их притопишь? Это ж не лодки.

– А мешки здесь есть?

– Полно! – ответил Сергей. – Только почти все – пустые.

– И хорошо! – воодушевился Машег. – Песком их набить – они корабли на дно и утянут.

– А может выйти! – теперь уже и Сергей воодушевился. – Неплохо придумал.

– Так просто же. Если кожаный мешок сеном набить, он плывет, а если песком – тонет. А для песка кожаный – необязательно. Любой сойдет.

А ведь может получиться!

Вот только объем работ оказался куда больше, чем Сергей предполагал. Отогнать драккары дальше в протоку оказалось нетрудно, а вот расфасовать по мешкам несколько тонн песка и камней, распределить по палубам так, чтобы корабли дали приличный крен, но при этом не перевернулись… Вот тут пришлось попотеть. Да и с парусами пришлось повозиться. Оставлять их в воде Сергей не захотел. Сгниют. Когда совместными усилиями, на волокушах, они оттащили свернутые шерстяные рулоны, весящие пудов по десять каждый, подальше в чащу, привязали к стволам и прикрыли ветками, уже рассвело. Зато остальное было более-менее просто: достаточно было выбить просмоленные шнуры, которые прокладывают между досками бортов. В образовавшиеся щели пошла вода, а минут через пятнадцать оба драккара, наклонясь на загруженный борт, ушли под воду. Неглубоко. Нос одного из кораблей даже выглядывал наружу. Но в глаза не бросался, потому что торчал у самого берега, в камышах. Воду, и без того мутную, тут же затянуло ряской. Попробуй теперь отыщи, если не знаешь точного места. Да и вряд ли данам придет в голову, что их корабли не угнали, а утопили в ста метрах от стоянки.

Пусть теперь викинги понапрягают мозги, решая задачку: куда и с кем улетели их «драконы моря».

И заодно пусть поразмыслят о том, куда подевалась их охрана.

Пять трупов из шести Сергей с Машегом утопили тут же, в протоке, насовав под одежду камней. А вот шестого викинга, того, что едва не прикончил Сергея, демонстративно усадили посреди поляны, вырезав из груди стрелу Машега и воткнув вместо нее одно из нурманских копий и вложив покойнику в руку топор поплоше.

Секиру, которой дан гонял Сергея, тот решил прихватить с собой. Качественная вещь. Пригодится.

Закончили они часа через два после рассвета, но Сергей был доволен.

Загадочно получилось.

Вот только устали друзья так, будто сутки бессменно ворочали веслами. Так измотались, что зайца на завтрак, вернее уже на ужин, потому что готовить сил не осталось, Машег сумел подстрелить только второй стрелой. Несмотря на то, что косой спокойно сидел в тридцати шагах.

Сергею очень хотелось поглядеть на данов, когда те обнаружат пропажу кораблей, но даже для него это было бы слишком большой дерзостью.

Поэтому ночь они провели на островке посреди болота. К восторгу обитавших там комаров.

Что, впрочем, не помешало друзьям проспать весь следующий день.

6Напомню, что гард – это город или городок. Именно от этого слова происходит скандинавское «Гардарика», коим норманны называли Древнюю Русь.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Серии:
Варяг
Книги этой серии:
Поделиться: