Название книги:

Варяг. Я в роду старший

Автор:
Александр Мазин
Варяг. Я в роду старший

003

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 2,
в которой выясняется, что Тови-хёвдинг опаснее, чем предполагалось

– Не возьму! – твердо заявил Сергей. – Ты не знаешь леса. Вдобавок тебе не бегать надо, а поспать. Нурман тебя крепко приложил.

Возразить Машегу было нечего. Шишка на голове – размером с орех. И пошатывает изрядно.

– Что же, один пойдешь?

– Нет. Со мной Траин.

– Этот?!

– Он не так уж плох, – Сергей постарался, чтобы его голос звучал убедительно. – Геллир-ярл…

– Геллир-ярл тебе не друг! – возразил Машег. – И твоему князю тоже! Я поговорил с Марвой…

– Что?

– Да. Говорит она плоховато, но точно помнит: ее родню убил Гест. И с ним были другие нурманы. Гест служит Геллиру, Геллир служит Стемиду. Хороша служба, если твой человек убивает твоих же данников! Как можно верить предателю? И ему, и его сыну!

– Может, это и не Геллир там набезобразил, – не слишком твердо возразил Сергей. – Может, без его ведома…

– Сам-то веришь? – Машег перешел с хузарского на ромейский. Для убедительности.

– Неважно. Я должен узнать, где встали даны и сколько их. Это и в наших интересах: вызнать, насколько они опасны. Траин идет со мной. А ты отправляешься отдыхать. И Марву с собой возьми. Присмотришь, чтобы она не начудила. И ты будешь отдыхать, а не новую подружку пежить!

– Это уж как получится, – Машег захихикал. Но тут же стал серьезным: – Не дай себя убить, брат! Я тебя еще со своим отцом не познакомил. Ты ему понравишься. А еще у меня три сестренки есть…

– Да ну тебя! – Сергей отвернулся, чтобы скрыть выступившие слезы. Чертовы подростковые гормоны. Все эмоции на максимуме.

Он прекрасно понимал: его единственный друг здесь – это Машег. И хузарин прав: с Геллиром надо быть очень осторожным. Если его люди разбойничают на территории, которую должны защищать, веры ему точно нет. И еще: князь должен узнать об этом. Пусть они и родичи по браку, но вряд ли Стемид оставит это без последствий. Но это если Сергей благополучно доберется до Белозера. А что будет, если Геллир узнает, о чем кричала Марва на ярмарке?

Да понятно, что будет. Вернее, кого не будет. Ни Марвы, ни Сергея.

Хотя… В этом мире плевать хотели на женскую болтовню и свидетельства безродной девки. Если с одной стороны закона окажется Марва, а с другой – родич князя, то результат очевиден.

Вывод: доверять ярлу нельзя, но придется оказать ему услугу. И надеяться, что Геллир сдержит слово.

Первым делом Сергей выяснил, с какой стороны пришли даны. Это оказалось несложно: их видели многие. Ушли они, кстати, по другой тропе: прямо в лес. Именно туда и предложил направиться Траин.

– В лес? Ты серьезно?

– А почему нет? – Траин нахмурился. Отец недвусмысленно заявил, что старшим будет Сергей. Но признать главенство парня, чья макушка немногим выше твоего носа, немного обидно.

– Потому что я не встречал данов, которые передвигаются верхом на лосях.

– Это ты к чему? – Траин чувствовал, что над ним издеваются. Очень хотелось врезать…

Но, как в этом ни трудно было признаться даже себе, Траин побаивался этого мелкого варяга. Было в нем что-то такое… властное.

– К тому, что даны пришли сюда на корабле. И мы знаем, с какой стороны. И еще мы знаем, что мимо городка они не проходили. Что скажешь?

– Их надо искать вверх по течению!

– Именно так. И вряд ли они причалили где-то далеко.

Так и оказалось. Встали даны примерно в полукилометре. В уютной протоке напротив песчаной косы. Собственно, даже не в протоке, а в затоне, поскольку спустя метров сто другой конец ее терялся в пойменном болоте.

Ожидаемо. Сергей и сам выбрал бы это местечко… Если бы собирался напасть на городок.

И прежде чем напасть, послал бы пару человек – разведать, что почем. Или отправился лично. Кто лучше вождя определит, как взять укрепленный городок с минимальными потерями?

Сергей и ярлов сынок укрылись за кустами на расстоянии примерно сотни шагов.

Оттуда открывался замечательный вид на драккары данов, стоявшие практически борт к борту. Протока-то узенькая.

– Слышь, Траин, а давно Гест с твоим отцом ходит? – будто невзначай поинтересовался Сергей.

– Да года два… – ответил Траин, чье внимание полностью сосредоточилось на лагере данов.

Два года. Когда именно убили родителей Марвы, Сергей не знал. Надо будет уточнить.

Дальний берег протоки был заболочен, а вот ближний к парням высокий и сухой. На нем даны и расположились. Расчистили местечко, пустив срубленный кустарник на маскировку кораблей. Теперь со стороны реки их заметить непросто. Даже если знать, что ищешь. Хотя в узкой водной щели драккары с уложенными на палубу мачтами и прятать особо не нужно. Идешь себе тихонько вдоль бережка на лодочке, и раз – над тобой уже нависает страшная драконья морда.

Вот поэтому они по реке и не пошли.

– Я сорок пять насчитал, – прошептал Траин. – Двое на палубе, остальные на берегу.

– Больше, – огорчил Сергей. – На кораблях вижу восьмерых. Но это те, кого вижу. Хёвдинга ихнего я тоже не наблюдаю. И второго, который Дёрруд. Думаю, и остальные, что у нас на ярмарке были, тоже где-то бродят. Так что, Траин, данов никак не меньше шести десятков.

Траин тихонько выругался.

Двойное превосходство в силе у данов. Если дойдет до драки…

Сидеть в кустах было скучно. Хотелось сделать что-то… неординарное.

– Я сейчас к ним выйду, – шепнул Сергей. – Попробую вызнать, чего хотят. А ты тут покарауль. Если со мной нехорошо выйдет… Ну ты понял.

Траин поглядел с уважением, кивнул:

– Если с тобой по-плохому, отец узнает.

Звучало не слишком обнадеживающе.

Сергей понимал, что рискует. Вряд ли Геллир бросится выручать Сергея. Особенно когда узнает, что у данов аж два корабля с полными командами. По уму, надо им обоим возвращаться. Доложить, а дальше пусть Геллир и решает. Он – ярл, ему положено.

Умно – но скучно.

А вот сунуть руку дракону в пасть – это весело.

Страха не было. Только азарт.

Удивительно, но секретов вокруг лагеря данов не было. И дозорных тоже. Во всяком случае, Сергей никого не заметил, хотя подобрался совсем близко. Достаточно, чтобы слышать, о чем говорят.

Ничего интересного. Ну разве что дела у хирда – не очень и кое-кто винит в этом хёвдинга. Пока все ограничивалось недовольным ворчанием, но понятно, что Тови Торвисону очень нужна успешная операция. Ограбление города и ярмарки – самое то для поднятия рейтинга. Впрочем, и принятие на службу варяжскому конунгу тоже сойдет. Если на хороших условиях.

Однако об этом варианте викинги, похоже, еще не знали. Иначе обсуждали бы именно его.

А, была не была!

Сергей нацепил на физиономию улыбку и выбрался из кустов.

Его даже не сразу заметили. Надо полагать, потому что шел уверенно и выглядел достаточно стильно. В понимании нурманов. И только когда присел у одного из костров и вежливо поздоровался, четверка данов, занимавшихся военно-хозяйственными работами, изумленно уставились на него.

Вернее, сначала на него, а потом зашарили взглядами по окрестностям, выискивая опасность.

– Я один, – сообщил Сергей, присаживаясь на бревнышко. – Пришел в гости к Тови, сыну Торви. Геллир-ярл послал меня. Хочет уточнить, сколько вас, славных данов, будет у него на пиру?

Главное – заинтриговать. Вокруг Сергея тут же образовалось плотное кольцо крайне заинтригованных датчан. И каждый хотел немедленно узнать…

Собственно, что именно узнать, понять было трудно. Потому что спрашивали все разом и голоса не понижая. А голоса у викингов – зычные. А поскольку ближайшие не только спрашивали, но и пытались привлечь внимание именно к себе, то в какой-то момент Сергея едва не разобрали на части. Дергать и трясти его прекратили, когда, растолкав народ и буквально отшвырнув в сторону самых упертых, над Сергеем навис викинг, который бы даже прошлому Сергею не уступил ростом. Да этот дан и троллю не уступил бы. Однако громадина оказался не главным, он просто расчистил путь нурману постарше и без правого глаза. Впрочем, можно было не сомневаться, что даже одним глазом тот видит больше, чем большинство – двумя.

– Говори, волчонок!

Сергей встряхнулся, поправил пояс, поддернул кольчугу.

– Я не волчонок! Я – Вартислав Дерзкий из хирда Стемида-конунга! – сообщил он, не повышая голоса. – Геллир-ярл пригласил вашего хёвдинга на пир в честь присоединения своего хирда к войску Стемида-конунга. Но Тови-хёвдинг…

Больше Сергей ничего сказать не успел.

Гвалт возобновился с новой силой.

– Молчать всем!!! – гаркнул одноглазый, подождал, когда его команда будет исполнена, и рыкнул: – Что ты сейчас наболтал? Какое еще присоединение?

– Ваш хёвдинг Тови Торвисон договорился с ярлом Геллиром о том, что он и его воины будут служить Стемиду-конунгу за полмарки в месяц каждому из вас, кормежку и две меры пива каждому ежедневно.

– Это все? – спокойно поинтересовался одноглазый.

– И еще бочонок на всех раз в десять дней, – дополнил Сергей.

То, что самому хёвдингу предложено не полмарки, а десять, Сергей афишировать не стал. Пусть об этой «мелочи» сам расскажет.

Снова поднялся гвалт, и на этот раз одноглазый тишины не потребовал. Подождал, пока викинги повопят всласть, и вмешался лишь тогда, когда кто-то из споривших треснул по роже своего оппонента.

По его знаку двухметровый громила ухватил пострадавшего за рубаху, а агрессора шлепнул ладошкой по щеке, отправив в нокаут.

Засим одноглазый снял с пояса обшитую мехом флягу и, выдернув пробку, протянул емкость Сергею:

– Пей, молодой.

Тот, естественно, отказываться не стал. Во фляжке оказалась обычная вода, но Сергею она была ценнее лучшего хузарского вина. Потому что теперь он вроде как считался гостем, пусть даже и не в доме, но и это лучше, чем ничего.

Гость-то гость, но отпускать его явно не собирались.

 

По обе стороны от Сергея уселась парочка данов общим весом вчетверо больше него, а так и не представившийся одноглазый пристроился напротив и принялся беззастенчиво вызнавать информацию о том, кто таков Геллир-ярл, сколько с ним людей и прочее.

Сергей прикинулся простофилей и честно отвечал на вопросы. Иногда немного преувеличивал, ну так это же в нурманских традициях – преувеличивать. Добычу, собственные подвиги, боевую мощь. Вот и сказал Сергей, что у ярла в хирде – две большие сотни. Но здесь не все, а только один корабль. Другие вот-вот должны подойти. И служат Геллиру отличные воины, хотя не такие крутые, как хирды конунга Стемида и его сыновей. Уж он-то, Варт Дерзкий, знает, потому что служит в хирде, а по-здешнему – дружине среднего сына конунга, который недавно захватил хузарский город, потом славно пограбил ромеев, а на следующий год собирается…

Словом, старательно агитировал за то, что служить конунгу Стемиду и его ярлам гораздо выгоднее, чем с ними враждовать.

Подтянулись другие даны, что поавторитетней. Заняли места поближе к рассказчику.

Сергею очень мешал несолидный внешний вид. Будь ему лет на десять больше, он бы их точно впечатлил. Но даже и в этом мальчишеском образе Сергей кое-чего добился. Алчных огоньков в глазах – точно.

Наконец одноглазый решил, что узнал достаточно, и началось обсуждение. Сергея хирдманы не стеснялись. Тут юный вид сработал в плюс.

Теперь уже Сергей смог кое-что выяснить. Например, что Тови со товарищи откололся от воинства Кнуда-конунга по собственной инициативе. Воинство Кнуда ушло по своим делам, а Тови решил задержаться в богатой Гардарике и поживиться тем, что плохо лежит. Вернее, плохо охраняется. Особенно данов Новгород впечатлил. Датская братва с удовольствием бы его разграбила. Но, во-первых, Кнуд не велел, а во-вторых, в сам город данов не пустили. На всякий случай.

В итоге Кнуд сходил куда надо, взял, что хотел, повоевал за чужие интересы, но за немалые деньги, и, удовлетворенный, отправился домой, к папе, главному конунгу данов.

А Тови-хёвдинг, которому от общего пирога досталось на два раза куснуть, решил, что его люди заслуживают большего. Предъявить претензии Кнуду было рискованно, а главное, бессмысленно, и недовольный хёвдинг просто «потерялся».

Еще Сергей узнал, что одноглазого зовут Вандиль Крепкая Сеть и Тови Торвисону он приходится дядей по матери. Очень близкое родство.

Пару раз Сергей обозначал желание уйти. Мол, Геллир-ярл ждет с докладом. Но ему говорили «сиди», и он сидел.

Интересно, Траин еще здесь? Было бы неплохо, если бы он отправился к папе. И не угодил по пути в объятья Торвисона с коллегами.

И было бы совсем хорошо, если бы Геллир-ярл приготовился не только к пиру. Судя по разговорам данов, они не были склонны к сотрудничеству. Нахапать побольше – и домой. Примерно таков был настрой большинства.

Впрочем, Сергей знал: решать не большинству, а хёвдингу. Демократия у викингов была. Например, при выборе нового конунга. Такая, чисто нурманская демократия, когда любой желающий мог взобраться на большой камень, ударить себя кулаком в грудину и заявить, что конунг отныне он. И если вольный нурманский народ его не отбуцкал, а поддержал вооруженным большинством, то мир обретал нового конунга.

А вот Тови выбранным хёвдингом не был. Зато у него был корабль. Так что он набрал команду из родни и социально близких товарищей и предложил свою поддержку Кнуду-конунгу. И тот предложение с удовольствием принял, поскольку Тови пришел к конунгу не просто так, а на двух собственных драккарах. Второй корабль принадлежал дядюшке Тови Вандилю. Вот им, дяде и племяннику, и предстояло решить, будет ли у Стемида еще одна нурманская дружина или, наоборот, на одну нурманскую дружину у князя станет меньше. Сергей оценил количество и уровень подготовки данов и не сомневался, кто выйдет победителем, если Геллир и Тови не договорятся.

В общем, даны ждали хёвдинга. И Сергей вместе с ними.

Но хёвдинг так и не появился. Вместо него пришел Дёрруд. Один.

– Ого, какую рыбку ты поймал в свою сеть, Вандиль! – обрадовался он.

– Меня не поймали! – изобразил обиду Сергей. – Я сам пришел!

– Да сюда кто угодно прийти может, – проворчал Дёрруд, отобрал у соратника фляжку, приложился… И выплюнул, скривившись: вода.

– А ты как думал, Убийца! – захохотал тот, отбирая флягу.

– А я думал, хоть у кого из вас ума хватит дозорных выставить, – проворчал Дёрруд, сдергивая с огня насаженную на вертел рыбину. Полусырую. Но викинга это не смутило. Разорвал пополам и принялся жрать.

– Да кто нас тут найдет, – возразил ему кто-то.

– Вот он нашел! – Дёрруд ткнул рыбиной в Сергея. – И этот не один был. Их двое было. Где твой приятель, малыш?

– Думаю, уже в городке.

Молодец Траин. Успел смыться.

– Ах ты цверг[5] болотный! – Сидевший слева дан попытался схватить Сергея за волосы, но тот кувырком ушел назад, встал на ноги и обнажил саблю.

Добровольно отдаваться в руки викингов он не собирался.

– Не трогать! – рявкнул Вандиль.

Он тоже выхватил меч, и побыстрее других, но рубить Сергея не стал. Поднял клинок над головой, останавливая схватившихся за оружие бойцов.

А клинок-то непростой. Сергею такой даже в руки брать не надо, чтобы определить: лучшая франкская сталь. Знаменитый сварной булат. В прошлой жизни Сергей таких не одну сотню продал и в собственном арсенале имел восемь экземпляров. За такую прелесть нурманы золотом по весу платят.

– Спрячь железо, дренг! Ума лишился?

– Я ему не девка – за волосы меня дергать! – Сергей спрятал саблю, которая стоила, пожалуй, подороже, чем клинок одноглазого Вандиля. – Сам ты цверг! За уд себя подергай! Его ты, может, поймаешь, если в штанах отыщешь!

Дёрруд засмеялся. «Хвататель» же проявить агрессию не рискнул. Буркнул что-то злобное и отошел подальше.

– Тебя не тронут, – пообещал Крепкая Сеть. – Почему не сказал, что вас – двое?

– Так не спрашивали, – пожал плечами Сергей.

– А что один пришел?

– Убили бы меня, Геллир-ярл узнал бы.

– Не боишься умереть? – невнятно поинтересовался Дёрруд, догрызая рыбину.

– Все умрут, – Сергей еще раз пожал плечами. – Славное дело – умереть в бою. Там, – он показал наверх, – всегда найдется местечко для храбреца.

– Ты правильный дренг! – одобрил Дёрруд, становясь рядом и покровительственно кладя руку на Сергеево плечо. – А за такие правильные слова я бы выпил. Но выпил пива. Если пить воду за славную смерть, можно в воде и утонуть.

– Пиво будет, – пообещал Сергей.

Если Убийца на его стороне, то кто тогда против?

– Геллир-ярл готовит и пиво, и угощение. Я за тем и пришел: узнать, сколько всего готовить?

– Пусть готовит все, что есть! – хохотнул Дёрруд. – После нас ничего не останется!

Двусмысленно получилось. Но пусть с этим разбирается сам Геллир. Сергею хватило того, что даны его отпустили.

Глава 3,
в которой Сергей вступает в поединок, который ему не выиграть, а Геллир-ярл отдает то, что ему не принадлежит

– …с оружием и всей взятой добычей! – завершил Сергей историю их недолгого, но насыщенного черноморского вояжа.

Пир продолжался уже часа два, и половину этого времени Сергей «работал» скальдом, прерываясь лишь для того, чтобы смочить горло ягодным «морсиком». Спиртосодержащие напитки он игнорировал. По двум причинам: относительно невысокое сопротивление юного организма алкоголю и очень серьезные сомнения в благонадежности данов.

Надо полагать, Геллир его сомнения разделял и даже выдал своим указание: не нажираться. Которое эти викинги на службе у варягов выполняли… скажем так, частично.

Даны заявились на торжественное мероприятие во всей красе. То есть в полном боевом. И – пешком. Их замечательные драккары остались в заводи. Возможно, слова Сергея о том, что сюда вот-вот должны пожаловать еще полторы сотни хирдманов Геллира, не прошли мимо нурманских ушей. Жаль только, что эти полторы сотни существовали только в фантазиях Сергея. Выслушав его доклад, ярл надолго задумался. И нетрудно догадаться, о чем. Сергей поставил бы золотой динарий против стеклянной бусины, что не надейся ярл заполучить данов под свое (формально, конечно, Стемидово) руководство, он бы просто смылся, оставив городок разбираться с викингами самостоятельно.

А что бы Сергей сделал на его месте?

Да то же, что и всегда. Послал бы гонцов в Белозеро, а сам, объединившись с заугловской дружиной, начал готовить городок к обороне.

Но это он, Сергей. А вот Геллир точно не станет класть своих хирдманов за какой-то словенский городишко. Да сам бы его и ограбил, если бы не опасался гнева Стемида.

Поразмышляв минуток пять и задав Сергею еще пару вопросов, Геллир все же решил рискнуть.

Пиру – быть.

Заугловский наместник, немолодой уже гридень, поставленный на должность скорее для порядка, чем для войны, в сомнительном мероприятии участвовать отказался. Видно было: ярлу он не доверяет, но послать подальше по понятным причинам не может. Так что и мебель необходимую выделил, и продукты. Геллир пообещал списать их стоимость с налогов. Наместник обещание принял. Понятно было: не даст добром, ярл возьмет силой. Единственное, что наместник сумел выговорить: пир пройдет не в самом городе, а на ярмарочной поляне. Мол, там места побольше.

Геллир не возражал, и на какое-то время городок оказался в относительной безопасности. Весьма относительной. Вряд ли полтора десятка местных дружинников смогут противостоять почти сотне данов. Даже за частоколом и при поддержке местного ополчения.

Вот если бы к ним присоединились хирдманы Геллира…

Впрочем, поглядев на хирдманов Геллира поближе, Сергей пришел в выводу, что Заугло пал бы в любом случае. Бойцов у Геллира вдвое меньше, чем данов. Причем матерые бойцы были где-то на уровне Геста, если не ниже. Чего-то стоили только двое: сам Геллир и его кормчий. О дренгах же и говорить не стоит. Типичный уровень молодняка – Траин с Клепом. Три десятка данов разгонят весь Геллиров хирд, даже особо не вспотев.

Тем более желанным было присоединение Тови к Геллирову хирду.

Потому сейчас ярл изо всех сил старался понравиться будущим соратникам. Щедро кормил, не менее щедро поил и совсем увлекательно рассказывал о том, как хорошо сражаться под стягом Стемида, особенно если непосредственный командир он, ярл Геллир Свирепый.

Тови-хёвдинг ел, пил, кивал благосклонно и слушал. Но не бахвальство и посулы ярла, а байки Сергея о «крымском походе».

Впрочем, Геллир тоже слушал их с интересом, так что Сергей был на этом пиру звездой. Конкурировать с ним могли бы местные девки, но местных на пиру не было совсем. Там, пяток холопов для «принести-унести».

Не было на пиру и Машега.

– Ты – наше тайное оружие, – сказал ему Сергей еще до начала «праздника». – Если даны начнут безобразничать, ты со стены начнешь их убивать. Вождя ты знаешь. С него и начнешь. Хотя нет, – подумав, Сергей внес поправку. – Сначала здоровяка, которого Убийцей кличут. Этого никто, кроме тебя, завалить не сможет. Потом – Торвисона.

Хузарин расцвел. Можно не сомневаться: Торвисона парень прикончит с особым удовольствием. Шишка у него на макушке – с лесной орех. Но головокружение прошло и тошноты не было.

– Если решишь с девкой поиграть, то давай сейчас, – предупредил Сергей. – Чтобы к вечеру закончил.

– Да я могу хоть до утра!.. – начал друг, но Сергей перебил:

– Брат, я на тебя надеюсь!

Хузарин вмиг посерьезнел, потер шишку и пообещал:

– Верь мне. Со стены я любого возьму.

Ну да. Ярмарка же сразу за частоколом, а со ста шагов Машег и впрямь выцелит любого.

Сергей в очередной раз промочил горло «морсиком» и по требованию публики поведал еще одну байку. В лицах, как здесь принято, изложил историю о поединке Машега с хускарлом Скьёном. Том самом, который хузарин выиграл, вися вниз головой, и чьим результатом, помимо серебра и дружбы, стало славное прозвище Последняя Стрела.

Зря рассказал. Тут же аж трое Торвисоновых дренгов заявили, что их бы точно не подстрелили. Так что подайте сюда этого хузарина, и они докажут, что…

– Он болеет, – сообщил Сергей. – У Тови-хёвдинга не рука, а медвежья лапа. Раз приложит, второго не требуется.

Лесть не засчиталась. Тови был далеко не глуп. К сожалению.

– Хузарин не сможет, если кто-то сомневается, то я, Варт Дерзкий, готов сыграть за него. Вниз головой я висеть не стану, но любой, кто атакует меня с тридцати шагов, получит стрелу раньше, чем дотронется до меня клинком.

 

– Нет! – опередив пьяненьких дренгов, рявкнул Тови, потому что видел, как стреляет из лука Сергей.

Но был кое-кто, кому приказ хёвдинга был не более чем дружеской рекомендацией.

– Я бы попробовал.

Улыбка не сделала свирепое лицо Дёрруда добрее. Скорее наоборот.

Сергей счел за лучшее промолчать. С дренгами он управился бы. А вот этот… Заработать прозвище «Убийца» в обществе убийц – это надо наворотить что-то особенное. Нет, связываться с Дёррудом ему совсем не хотелось. Тем более он тоже видел, как стреляет из лука Сергей. И это дана ничуть не беспокоило.

– Что? Ты больше не Дерзкий? Не бойся, малыш. Дёрруд Сиггтрюггсон не станет тебя рубить.

Ну и имечко у его папы. Надо быть нурманом, чтобы выговорить его без запинки.

– Не убью. Нашлепаю по попке, чтоб не задирался к старшим.

– Вот гад. Специально выжидал удобный момент. А Сергей-то думал: дан ему симпатизирует.

– Кто боится? Я? Бери свой щит, сын Сюггтрюгга! Поглядим, кто кого нашлепает!

Язык опять обогнал ум. Тот включился, когда Сергей уже вскочил из-за стола и наговорил лишку.

Но обратного хода теперь нет.

Солнце, коснувшееся вершин деревьев, – за спиной. Небольшой, но плюс. Тридцать. Не шагов, метров. Примерно. Дистанция – тоже плюс. Сергей рассчитывал на меньшее расстояние, но Дёрруд решил, что его дистанция эффективного броска побольше, чем у молодежи. А вот сам Дёрруд – это один большой минус. Он даже меча не взял. Только копье, древком которого дан демонстративно постучал по ляжке. Мол, именно этой штуковиной я тебе по заднице и надаю.

У Сергея будет три стрелы и три-четыре секунды. Машегу хватило бы с лихвой. Но он – не Машег.

А здоровый буйвол этот дан. Ростом под метр девяносто, но издали высоким не кажется. Из-за ширины плеч, наверное.

«Ну ничего, – подбодрил себя Сергей. – В большую мишень попасть легче».

Вопреки ожиданиям Дёрруд с ходу в атаку не бросился. Ждал, когда начнет Сергей. В принципе, он мог бы попробовать. Первую стрелу дан, конечно, отобьет. Он опытный и следит не за стрелой, а за стрелком. Отобьет, возможно, и вторую, но третья… А может, две сразу послать? Нет, не стоит. Лук у Сергея не тот. Вернее, сила не та. Начальная скорость будет заметно ниже…

Дёрруд опустил щит. Ухмыляется. Вот же гад…

Рука сама пошла к уху. Хлопок – и первая стрела ушла точно в переносицу дану. Но тот даже щита поднимать не стал. Качнулся влево одновременно со спуском тетивы, и стрела ушла куда-то в сторону реки.

А вот второй выстрел, в плечо, Убийце пришлось принять на щит. И силу его дан, наверное, оценил, поскольку вдарило знатно и наконечник доску насквозь пробил.

Но этот выстрел был стартовым. Дёрруд сорвался с места и…

Рука Сергея нырнула в колчан и извлекла не одну, а две стрелы. Лишняя секунда, чтобы перехватить правильно, большой палец цепляет тетиву кольцом… Раз!.. Два!

Второй стрелой он должен был попасть дану в ляжку. Не мог не попасть, потому что тот на бегу вскинул щит, прикрывая лицо…

И приседая!

Сергей не успел отреагировать. Слишком поторопился. И результат: обе стрелы вошли в щит, за которым здоровенный дан как-то ухитрился спрятаться целиком.

И тут же рванул с низкого старта. Не глядя. Ориентируясь на длинную тень, которую отбрасывал Сергей. И вовремя среагировав, когда Сергей метнулся в сторону, пытаясь зайти с фланга.

Но послать стрелу он все же успел. В шлем. Пробить не пробьет, но долбанет прилично.

И долбанула бы, если б Дёрруд не успел втянуть голову в плечи.

Но он успел. И в следующий миг оказался уже рядом.

Сергей успел только рвануть саблю из ножен, махнуть почти наугад, попав во что-то твердое, да так, что саблю едва из руки не вырвало, еле удержал.

Но это уже неважно, потому что Сергей уже летел, снесенный мощным толчком щита, роняя лук, падая на спину, кувырком через левое плечо приходя на ноги, понимая, что сейчас его…

И ничего.

Дёрруд стоял в пяти шагах. Не спешил добивать. Помахивал палкой. Ну да. Это же не бой, не поединок. Так, баловство.

– Такой-то палкой по заднице лупить поудобней будет, – сообщил дан, похлопав по ноге лишенным наконечника древком. – Но я не буду. Даже денег за попорченное копье с тебя не возьму. Должно быть, пожадничал его хозяин, плохое дерево поставил.

– Это было хорошее дерево, Убийца! – возмутился незнакомый Сергею дан. Хозяин бывшего копья, надо полагать. – Зимний ясень! Я сам его резал!

– Ну, значит, у мальца удар лучше, чем я думал. А раз так, то я тем более не спрошу с него за копье. А вдруг он и меня так… Вжик – и нет у меня головы!

Пошутил. Всем данам сразу стало весело. Даже владельцу копья. И Геллировы нурманы тоже поржали. За компанию. И еще потому, что дан Сергея не убил.

– Садись рядом, Дерзкий! – Дёрруд ухватил Сергея за руку, увлек на сторону данов, впихнул на скамью между собой и здоровяком-нурманом с проплешиной ожога на голове, отобрал у дана кружку и сунул Сергею: – Выпей, Дерзкий, и рассказывай дальше. Думается мне, ты – хитрец и самое интересное приберег напоследок.

Датское пиво (Тови не пожабился, выставил несколько бочонков из собственных запасов) воняло кислятиной, и от того, что в нем побывали усы обожженного хирдмана, качество напитка не улучшилось. Сергей с удовольствием выплеснул бы эту бурду, но нельзя.

Рассказывать не хотелось. Хотелось сбросить пропотевшую одежду, окунуться в речку, вдохнуть воздух, который не воняет горелым жиром, потом и блевотиной.

Но вместо этого Сергей допил пиво (хорошо хоть, осталось всего на пару глотков) и рассказал о том, как ромеи колотились о стены Самкерца, пока хузары не вышвырнули их на ту сторону пролива.

В финале он изобразил в лицах унижение гордого ромейского хёвдинга (так он перевел на нурманский звание «друнгарий»), превратив сдачу города хузарам в победу варяжской дипломатии над ромейской. Да, собственно, так оно и было. Всё же просто. Кто вернулся домой с добычей, тот и герой. А кто не вернулся… Тот тоже герой, но уже не в этом мире.

Закончил…

И поймал взгляд хёвдингова дяди.

Вандиль Крепкая Сеть сидел во главе стола справа от своего племянника Тови. Не самое почетное место. Самое занял Геллир-ярл лично.

Справа от ярла – Тови-хёвдинг.

Слева – ярлов кормчий Оттар Рыбак, тощий сутулый нурман почти двухметрового роста. Этот, пожалуй, мог бы потягаться с кем-нибудь из хускарлов Тови.

От Крепкой Сети Сергея отделяло только два человека, одним из которых был Дёрруд.

И выражение лица Вандиля Крепкой Сети Сергею не понравилось. Дан глядел на него совсем не так, как смотрят на паренька, только что сумевшего привлечь внимание десятков взрослых и суровых дяденек. Дядя хёвдинга взирал на Сергея с той грустью, с которой хозяин глядит на породистого жеребчика-трехлетку, ухитрившегося сломать ногу в первом же боевом походе.

Чуйка матерого воеводы подсказывала: хочешь жить – беги.

Но пришлось потерпеть. Только минут через десять Сергей выбрался из-за стола (никто ему не препятствовал), чтобы избавиться от излишков жидкости.

Вот только обратно не вернулся. Решил понаблюдать за пиром со стороны, с пригорка.

И от того, что Сергей увидел, его подозрения превратились в уверенность.

Во-первых, нурманы Геллира и нурманы Тови не смешивались. Каждая команда – за своей веткой выстроившихся подковой столов.

Это неправильно. Совместные попойки как раз и предназначены для налаживания связей и сплачивания коллектива. И вожди за этим обычно следят. Но не эти и не сейчас. Между собой общаются, да. Причем в основном говорит Геллир. Тови лишь слушает, кивает время от времени.

Во-вторых, за эти пару часов никто из данов не напился до потери соображения. Включая молодежь, для которой напиться на халяву – абсолютная норма.

В-третьих… В-третьих, Сергей вдруг очень ясно осознал, что должно случиться.

Подозрения превратились в уверенность.

Может, поэтому Дёрруд Убийца не стал его убивать? Чтобы не торопить события?

Так или иначе, но Сергею надо принять решение. Собственно, оно теперь единственное. Вернуться в городок, забрать Машега с Марвой и – в лес. Нурманский ярл ему такой же чужой, как и хёвдинг данов. Это их разборки, вот пусть и разбираются. А к тому времени, когда всё закончится, Сергей, Машег и Марва будут достаточно далеко, чтобы группы зачистки, которые даны наверняка отправят на поиски беглецов, их не догнали.

Жаль, что не будет «попутки» к Белозеру. Зато живы останутся. И весть князю принесут о данах-разбойниках.

Сергей уже почти решился, когда в планы вмешалась природа.

Пошел дождь.

Вообще-то водичка с неба северян не особо смущает. Тем более и стрелы в дождь совсем плохо летят.

И кушать под дождем хоть неудобно, но тоже можно.

5Цверги (карлики), они же дварфы, они же черные альвы. Не слишком хорошие представители скандинавской мифологии.

Издательство:
Эксмо
Серии:
Варяг
Книги этой серии:
Поделиться: