Название книги:

Крымская война 2014. Часть 2

Автор:
Николай Марчук
Крымская война 2014. Часть 2

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 4

Сколько я продрых, не знаю, но когда проснулся, на улице уже царила ночь, освещаемая лишь зарницами пожаров, да вспышками взрывов. Проснулся, от тихого шелеста, что-то шуршало совсем рядом, буквально в нескольких метрах от меня. Боясь спугнуть, того, кто рядом шебаршится, я, не делая резких движений, плавно переместился к окошку, даже не ступал ногами, а «перетек» к стене, прижавшись к ней, и обращаясь вслух, как тот мультяшных герой – БольшоеУххо. Снаружи дома, возле самого окошка, лежала девушка и тихо молилась. Совсем тихо, еле слышно, её присутствие выдавало лишь тяжелое, сбившееся дыхание, которое мешало произносить слова молитвы.

– Господи…у…елай, так,..обы они …еня не …аметили, – еле слышно, прошептал, тонкий девичий голос за стеной.

Из отрывков слов, понял, что девушка от кого-то прячется. А уже через секунду, увидел, кто её преследовал. По стене дома «мазнул» широкий луч мощного фонаря и раздались громкие радостные возгласы – девушку, сжавшуюся в комок, под стеной дома, заметили.

– Вон, вон она, – закричал мужской голос. – Что, красавица, думала, что спряталась? Врешь, от нас не уйдешь.

– Красавыца, зачэм бэжишь от такой красывый джыгыт?! – совсем рядом, с окошком, раздался густой бас, с ярко-выраженным кавказским акцентом. – Мы тэбя любыть будем…долго любыт…тэбэ понравыться…если не умрешь. Ха-ха-ха!

Ну, ё-мое! Ну, почему, эти два страдающие спермотаксикозом павлина, решили припереться именно под стены моего подвала? Им, что других стен мало? Девчонку, надо спасать, это даже не обговаривается.

Осторожно, переступая ногами по заваленному всяким хламом полу. Я выбрался из подвала и, пройдя вдоль стены дома, притаился за пристройкой к балкону. Всего, в десяти метрах от меня, на земле лежала хрупкая девичья фигурка, на которой были остатки какого-то форменного мундира, а над ней возвышались два мужика. Один, высокий и могучий кавказец, с заросшей по самые глаза бородой, а другой, невысокого роста, лысоватый толстяк, неопределенной национальности. Толстяк держал в руках фонарь, лучом которого освещал девушку, а бородатый, вытащив, из небольшого рюкзачка сложенную плащ-палатку, осматривался вокруг, прикидывая, где бы её расстелить. Видимо, на этой самой плащ-палатки, они и хотели «употребить» девчушку.

– Вай, что ты там шепчешь, все врэмя? – низко нагнувшись, спросил кавказец. – Молишься? Давай, молись, может твой бог поможет.

Выждав несколько секунд, чтобы здоровенное тело кавказца не перекрывало толстяка, я, глубоко выдохнул и плавно утопил спуск пистолета. Шесть пуль вылетели в одно мгновение. Кавказец получил три пули в затылок, а толстяк – две в лицо, одна пуля ушла в пустоту. Оба мужчины повалились на землю, причем друг на друга. Вначале упал толстяк, он ткнулся, развороченным лицом в зеленое полотно, расстеленной на земле плащ-палатки, а через несколько мгновений на него, сверху навалился кавказец, у которого верхняя часть черепа, представляла из себя, кровавое месиво – пули, вырвали большие куски лобной кости.

Девушка, громко и пронзительно, закричала от ужаса. Да, так, что с легкостью могла бы посоревноваться с пожарной сиреной.

– Заткнись дура! – сквозь зубы «шикнул» я. – Возьми себя в руки, нам сваливать отсюда надо, а то сейчас сбегутся приятели этих двух басмачей и проще будет застрелиться, чем всех обслуживать!

Девушка, закрыла рот ладонями обеих рук и что есть силы, сжала их. Её глаза были полны страха и одновременно такой надежды, что я чуть было не прослезился… шучу, хрен, меня сейчас заставишь пустить слезу.

Напрягшись, что есть сил, я с большим трудом смог перевернуть на спину тело бородача…здоров же, зараза, килограмм сто пятьдесят…никак не меньше!

Забрав два автомата – АКС-74, с рамочными прикладами, плотно обмотанными резиновыми жгутами, я выпотрошил подсумки, освободив их от автоматных магазинов. Гранат было три. Два стальных «яйца» РГД, спрятал в подсумок, а ребристую «феньку» засунул в штаны бородачу, предварительно выдернув чеку и зажав предохранительный рычаг, поясом штанов, туда же засунул и две стодолларовые банкноты, которые нашел в нагрудном кармане толстяка. Когда тела найдут, то обязательно попытаются снять ремень, чтобы вытащить баксы…а нам этого только и надо, глядишь, еще пару басмачей в «минус» выведем!

Закончив быстрый шмон, я схватил девушку за руку и потащил в темноту, фонарь так и остался лежать на земле, освещая стену дома. Ничего, мне и зарева пожаришь за глаза, хватит, чтобы рассмотреть дорогу. Девушка бежала следом, не отпуская моей руки, видимо она боялась, что я её брошу. Бежать было неудобно, мешали автоматы, отдышка…и рука девчушки, которая никак не хотела меня отпускать.

Пробежав вдоль дома, свернули в сторону, а потом «нырнули» в темную подворотню, а из неё, мы уже выбежали на небольшой пустырь, который упирался в забор детского садика. Перемахнув, через невысокий забор, я увлек девушку за собой. Так, стоп! Где-то здесь должен быть вход в корпус. Ага, вот и он. Что, тут у нас? Металлопластиковая дверь? Очень хорошо. Да, еще заполнение не стеклопакет, а сендвич-панель, ну, это вообще, подарок судьбы.

Вытащив нож, я быстро разрезал тонкий пластик сендвич-панели, потом слой вспененного полистирола, а потом еще раз, пластик, она собственно, поэтому и называется сендвич-панель, потому что там три слоя: два слоя пластика, а между ними плотный пенопласт. Вырезав небольшой круг, диметров сантиметров двадцать, я просунул руку внутрь и повернул «барашек» замка. Дверь доброжелательно распахнулась внутрь. Пропустив девушку мимо себя, я рассек ножом внутренний слой пластика и, отрезав квадрат приличных размеров, вставил его снаружи, прикрыв тем самым, прорезанную мной дыру. Ночью, да с расстояния в пару метров, никто и не заметит подмену, ну, а днем, как бог даст. Закрыв дверь изнутри, и подсвечивая себе зажигалкой, провел девушку по темным коридорам детского садика. Девушка, покорно шла за мной, не выказывая и малейшего намека на сопротивление. Поднявшись на второй этаж, я нашел дверь кабинета заведующей садика. Дверь была обычной «бумагой», дешевой и поэтому очень распространенным вариантов в бюджетных учреждения, вы уж мне поверьте, я этих «бюджетов» столько помог «распилить», что страшно умирать – точно после смерти в ад попаду.

Дверь вылетела после первого же пинка, оказывается, монтажники еще и сэкономили во время установки коробки, не закрепив её, как следует. Просторный кабинет: шкаф, телевизор, стена с грамотами и кубками, большое кожаное кресло и огромных размеров «министерский» стол….да! заведующей в скромности не откажешь. Пока девушка рылась в шкафу, ища, что-нибудь из одежды, я «вскрыл» ящики стола. Ух, ты! Собственно говоря, то, ради чего я и вскрыл кабинет, лежало в двух, нижних ящиках стола – дюжина плиток шоколада, несколько коробок конфет, три бутылки дорого вина…и, внимание, оркестр туш – бутылка армянского, пятизвездочного семилетней выдержки коньяка…аж, слюни изо рта побежали!!!

– Ну, что есть что-нибудь подходящее? – спросил я у девушки, выкладывая найденные «сокровища» на поверхность стола.

– Ничего нет, – с грустью в голосе, прошептала девушка, держа в руках плащ, размерами больше похожий на чехол для автомобиля. – Она раз в десять толще, чем я.

– Ты, бы, столько сладкого ела, то тоже была бы толстой, – показал я на стопки плиток шоколада и пачки конфет. – Не переживай, садик большой, обязательно, что-нибудь найдем. Не все же здесь толстые коровы. Найдем самую младшую группу, там обязательно, что-нибудь будет. В ясли, обычно отправляют самых молодых, их ведь не жалко, а там такие нервы нужны, что народ обычно работает худой, как топ-модели.

 Собрав, сладости и спиртное, в большой бумажный пакет, который стоял в углу, я повел девушку дальше по коридору. Теперь освещал себе дорогу, небольшим ультрафиолетовым фонариком, найденным в верхнем ящике стола, такие девайсы, чаще всего используют для проверки подлинности денежных купюр (что-то мне подсказывает, что заведующая садика взятки брала не только сладостями и спиртным, деньгами она, явно не пренебрегала).

Младшую группу нашли на этом же этаже, в самом конце коридора. Среди сменной одежды воспитателей, действительно нашлись вещи, по размеру подходящие девушке – облегающие ласины, футболка, мокасины на шнуровке и спортивная кофта на молнии, ярко-красного цвета с огромной эмблемой на спине знаменитого бренда, правда, логотип был написан с ошибкой, что говорило, о том, что перед нами дешевая подделка. Хотя, откуда у воспитателей детского сада могут быть деньги на оригинальные брендовые вещи?!

В санблоке группы размещалась душевая кабинка, старого советского образца – три стены, облицованные потрескавшимся кафелем и полиэтиленовая занавеска с непонятным рисунком. В электрическом бойлере на сто литров, что висел за стеной, «душевой кабины» была слегка теплая вода. Оставив девушку смывать с себя грязь, я прошел в закуток, который примыкал к санблоку и налив в большой таз воды из пятилитровых пластиковых бутылей, попытался смыть грязь, кровь и налипший перегной со своей верхней одежды, получилось из рук вон плохо – одежда намокла, а все вышеперечисленное отстиралось лишь наполовину и то, я больше не смыл, сколько размазал все это тонким слоем по всей поверхности одежды. Ну и хрен с ним, вонь идущая от одежды уменьшилась и, слава богу. После постирушек, кое-как сам обмылся. Вода плескалась прямо на пол, но меня это мало беспокоило, сомневаюсь, что в ближайшие пару лет в этот садик будут ходить дети.

Девушка вылезла из кабинки, только через полчаса, видимо стойко решила использовать всю воду до конца. Ей было проще, во-первых, мылась она целиком и с применением мыла и шампуни, а во-вторых, после водных процедур, она одевала чистую, пусть и чужую одежду, а я в чем бегал два дня, в том и остался. Только сейчас я заметил, во что, все это время была одета девушка – милицейский темно-синий мундир. Вернее, это была рванина, которая совсем недавно была форменной рубашкой, юбкой и кителем. На правом плече кителя сохранился курсантский пагон. Сейчас все это представляло собой жалкое зрелище. Ох, и досталось этой дивчине, не позавидуешь!

 

Пока барышня принимала ванну, я успел пробежаться по второму этажу и найти комнату завхоза, где экспроприировал кое-какие вещи и инструмент. Вернувшись обратно в группу, я с помощью молотка и гвоздей заколотил обе двери ведущие внутрь. Теперь их останется только выбить, иначе внутрь не попасть. Завтра я собирался уходить другой дорогой – через окно, которое располагалась над пристройкой, с крыши, которой вела вниз металлическая лестница.

– Ну, что барышня давайте познакомимся? – сказал я, когда девушка вышла из душевой кабины, сейчас она была замотана в простыню. – Меня зовут Алексей, можно просто – Леша.

– Валерия, можно, просто – Лера, – ответила девушка.

Сейчас, я смог её хорошенько рассмотреть. Невысокая, примерно метр шестьдесят, хрупкое телосложение, стройная и даже на вид, очень гибкая. Лицо открытое, красивое, нос слегка полноват, но это её не портит, а скорее, добавляет некую изюминку, что вместе с огромными глазами и слегка припухлыми губами делает мордашку девушки, настолько выразительным и красивым, что поневоле притягивает взгляд. А еще, на лице была россыпь мелких веснушек. Ну и конечно, волосы у барышни, оказались рыжего цвета. Ну, а как иначе, как будто, кто там наверху, знает, что мне всегда нравились девушки с натуральными рыжими волосами. Фигурой девчонку бог не обделил – точенная, стройная, с хорошо заметной, слегка округлой грудью, тонкой, осиной талией…и очень аппетитными ягодицами. Но все это я рассмотрел намного позже, когда девушка влезла в новую одежду, которая обтянула все её формы, как тонкая латексная перчатка, обтягивает ладонь. А, сейчас она сидела передо мной, закутанная в мокрую простыню, котрая скрывала её формы.

Мы расположились в детской спальне, здесь были маленькие узкие окна, практически под самым потолком, поэтому можно было не бояться, что свет фонарика заметят с улицы. Чтобы еще больше замаскироваться, я закрыл окна матрасами с детских кроватей, они как раз подходили по размеру. Эти же матрасы были скинуты на пол, и мы с Лерой разместились прямо на них. В роли светильников выступали ароматические свечи, упаковку которых, я нашел в ящике стола воспитательницы группы.

– Ну, рассказывай Лера, как тебя угораздило вляпаться в такую передрягу, – выдавив пальцами пробку внутрь бутылки, я налил вино в детскую кружку с веселым утенком на боку. – Только ешь побольше шоколада, не хватало еще, чтобы тебя от вина «развезло».

– А, вы, что вино не будете? – спросила девушка, намекая на то, что я налил вино только в одну посудину.

– Нет, я буду коньяк. Тебе, извини, не предлагаю, его и так мало, – с этими словами, я выдернул пробку из бутылки и, взболтав её, принюхался к горлышку.

 По комнате разлился стойкий аромат крепкого алкоголя. Вытащив из кармана лежащей на полу куртки серебряную фляжку, влил в неё половину емкости бутылки, а то, что осталось, как раз поместилось в большую кружку, красного цвета, с логотипом известной на весь мир торговой марки кофе.

– Ну, давай, Лерка, за пацанов! Не чокаясь! Пусть земля им будет пухом! Погибли, как настоящие герои, держали дорогу, сколько могли, ни один не ушел, все там остались! За вас пацаны, пусть в том мире у вас все будет хорошо, раз в этом не получилось, – медленно, цедя глоток за глотком, я выпил содержимое кружки – четверть литра.

Выпив коньяк, я медленно, с шипением выдохнул и осторожно поставил кружку на пол, донышком вверх. Не закусил. Лишь, глубоко вздохнул, вспоминая лица парней, девушек, молодых мужчин и женщин, которые еще вчера утром были живы, а сейчас уже мертвы. Кто остался под завалами разрушенного взрывом здания интерната, кто-то лежит сейчас на земле, перепаханной взрывами, среди руин СТО или на склоне холмистой гряды. Кто, где. Вредная старуха, с косой в руках, собрала сегодня хороший урожай. Знатный!

– А, вы сепаратист? – вопрос девушки, вернул меня в реальность.

Прежде, чем ответить, я выбрал из стопки, плитку горького шоколада и, кусая его большими кусками, съел в один присест. Сладкого захотелось, просто жуть. Организм требовал глюкозы, как будто от неё зависела моя жизнь. И только после четвертой, по счету, съеденной шоколадки, я понял, что можно остановиться.

– Нет, я не сепаратист. А с чего ты так решила?

– Ну, вы ведь, явно были против тех двоих, что хотели меня изнасиловать. Вот, я и подумала, что если вы не с ними, значит, против них. То есть вы – сепаратист.

– Лера, давай, ты мне с самого начала расскажешь, как очутилась под стенами того дома, а я в свою очередь расскажу тебе, то, что сам знаю, и только потом, ты будешь обзывать меня разными обидными словами. Договорились?

– Ой, вы меня не так поняли, – всплеснув руками, произнесла девушка, – я не хотела вас обидеть.

От этого жеста, мокрая простыня немного сползла вниз, оголив левую грудь. Я нервно сглотнул подступивший к горлу комок. Только сейчас, вспомнил, что моя жена, уже как два месяца гостит у родственников, а я все это время был чем-то постоянно занят и совершенно не думал о противоположном поле.

– Да, я и не обиделся. Ты, давай не тяни, а то, я недавно, одни чудо-пилюли принимал, а они могут меня «выключить» в любой момент. Так, что если, вдруг шарахнусь в обморок, не пугайся, это будет всего лишь, очень глубокий сон.

– Я даже не знаю, с чего начать. Это больше похоже на страшный сон, – выпив, для смелости вина, начала свой рассказ девушка: – Наша группа, должна была проходить практику в разных городах Крыма, но почему-то, в самый последний момент, всех посадили в автобус и привезли сюда, в Керчь. Тут, произошла, какие-то массовые беспорядки, связанные, с желание некоторых жителей Керчи, о немедленном присоединении Крыма к России. А когда приехали в города, то несколько часов сидели в автобусе и чего-то ждали, потом, приехали несколько мужчин с автоматами и нас, вновь разделили на две группы. Шестерых, девчонок и меня в том числе, оставили в автобусе, а всех парней, куда-то увезли на большом, армейском грузовике. В автобусе, мы просидели минут сорок, за это время приезжали несколько раз вооруженные мужчины, они заходили в автобус, глазели на нас, а потом увозили с собой, понравившихся им девчат. Я осталась последней, к тому времени, поняла, куда и зачем их увозят. Ну и как только майор Мехдиев, отвлекся, убежала из автобуса. Бежала, не разбирая дороги, пока не наткнулась на несколько милицейских машин, думала, что мне помогут, а оказалось, что там такие же бандиты, как и те, что увозили девчонок, я снова убежала, они погнались за мной…ну, а потом, я встретила вас…и, вы…вы… – девчонка не выдержала и заплакала.

Я, молча, не говоря, ни слова смотрел, как она рыдает, закрыв руками лицо. Не утешал, не лез с объятиями, просто, смотрел и ждал, когда прекратиться, этот плач Ярославны. Поучается, что этот самый майор Мехдиев, элементарно, продал, целый взвод курсантов «ментовского» ВУЗа. Лихо! Скорей всего, тыщ десять «зелени» срубил. Зараза, найти бы его, да, посмотреть какого цвета у него ливер!

А, курсанты, тоже хорошо. Их как стадо баранов уводят на забой, а они ушами хлопают и даже не делают попыток сопротивляться. Даже, когда шесть девчонок остались наедине с одним майором, ведь могли же убежать…но, нет, покорно сидели и ждали, когда приедут новые покупатели. Дуры! Хотя, чего это я? Они, как бы и не совсем виноваты, сейчас у нас все общество такое – стадо баранов, которое могут уводить на убой, а оставшиеся даже не пикнут, так и будут покорно ждать своей очереди, чтобы встать и пойти под нож мясника. Еще бы, мы ведь теперь демократическое общество, либералов и талерастов.

– Вы, это. Вы, не подумайте, что я вас осуждаю. Я, наоборот, я хотела сказать вам большое спасибо. Понимаете? – вытерев слезы, и продолжая всхлипывать, прошептала девушка.

– Ну, спасибо, что хоть не осуждаешь, – съязвил я. – Ты, давай, приходи в себя. Нам еще, знаешь, сколько всего надо сделать. Завтра будем прорываться к своим.

– К «своим»? Это к сепаратистам? – осторожно спросила девушка.

– Да, с какого лешего, ты решила, что мы сепаратисты? – удивленно спросил я. – Сдалась нам эта Россия, нас и здесь неплохо кормят.

– Но, просто, как начались беспорядки, по телевизору сказали, что в Керчи и в некоторых других городах Крыма, проходят митинги и столкновения с органами правопорядка, именно из-за того, что, часть, жителей полуострова хочет немедленного, присоединения к России.

– А, когда ты успела телевизор посмотреть? – недоуменно, спросил я. – Беспорядки, ведь начались только вчера?

– Почему, вчера? – теперь удивилась девушка. – Позавчера! Позавчера утром, неизвестные террористы взорвали газовый терминал и несколько зданий в Керчи. В Феодосии, обстреляли из гранатометов нефтебазу, а в Симферополе и Евпатории прогремели взрывы на рынках. Пока только в Севастополе все спокойно. Поэтому, все и думают, что это дело рук России, а иначе как все это объяснить.

– Логику включи! Твоих подруг в автобусе, что российские военнослужащие выбирали, как проституток на трассе?

– Нет, там были кавказцы и арабы. Я, даже, одного негра видела. Чёрный, при чёрный, как сажа, – тихо ответила девушка.

– Ну, так и прикинь кому все это выгодно! А беспорядки, точно начались позавчера?

– Да, а что?

– Да, так, ничего, – ответил я.

Получается, что в подвале я проспал больше суток. Ничего себе! Вот это укатали сивку, крутые горки. А точнее, не горки, а еврейские чудо – пилюлю.

– Извините, что я вас отвлекаю от мыслей, – осторожно спросила девушка. – Но, если вы в Керчи не сепаратисты, то почему здесь идут такие ожесточенные бои? Больше нигде в Крыму, такого не происходит. Там в основном митинги, драки на улицах. Ну, там погромы. А у вас, тут, настоящая война, с танками и вертолетами. Мы когда на автобусе к городу подъезжали, я видела на обочинах сгоревшую бронетехнику. Много техники.

– Ну, недаром же мы город-герой! – с нескрываемой гордостью ответил я. – Подожди, сейчас, малехо оклемаемся, перегруппируемся и в атаку пойдем. Шучу. Просто, так получилось. Долго объяснять, да и незачем тебе это.

– А как вы думаете, это все скоро прекратиться?

– Что, это?

– Ну, все эти волнения и массовые беспорядки.

– Лера, ты, наверное, еще не совсем поняла, что происходит вокруг. Подумай, сама – тебя и твоих одногруппников, продали, как скот на рынке. И это сделал ваш непосредственный начальник, а это значит, что он был свято уверен, в своей безопасности. По украинскому городу бегают вооруженные до зубов наемники со всего мира, которые ни капельки не стесняясь, покупают для своих нужд курсанток эмведешного ВУЗа. В самом городе идут бои с применением танков и артиллерии. И ты еще спрашиваешь, скоро ли это закончиться? Это только начало!

– Начало, чего?

– А, хрен его знает, – честно ответил я. – Не знаю. Возможно, это начало, конца. Конца всему человечеству. Может уже через пару месяцев начнется Третья мировая война, хотя нет, Третья уже была, ну, тогда, Четвертая мировая война.

– А, когда была Третья мировая война. По истории их было всего две: Первая и Вторая, – недоуменно спросила девушка.

– Ну, а Холодная война, которая закончилась, когда СССР развалился. Вот её и надо считать Третьей, соответственно, следующая по счету – Четвертая.

– Так, вроде, война и называлась – Холодной, потому что до открытого боестолкновения не дошло.

– Ага, как же, не дошло. Делалось все это намного тише и чужими руками. Да, после сорок пятого года, началась такая череда «малых» войн, в которых СССР воевала против США, что только диву даешься, как это все не переросло в обмен ядерными ударами. Вьетнам, Северная Корея и Афганистан – самые значимые события, этой, как ты выражаешься «холодной» войны, а были еще: Лаос, Ангола, Эфиопия, Египет…на всех материках, кроме Антарктиды, успели схлестнуться.

– Так, вы думаете, что сейчас тоже Россия и США решили устроить «войнушку» между собой, но только теперь у нас…в Крыму?

– Ой, Лерка, ты такие вопросы задаешь, как будто, я – Путин или Обама. Откуда я знаю, кто за всем этим стоит? – помахав, для пущей убедительности, рукой в воздухе, я налил себе вина в кружку. Коньяк, не стал трогать, он еще пригодится. – Мне, проще сказать, кому эта война не выгодна, чем тем, кому она принесет бонусы и дивиденды.

– И кому же она не выгодна? – спросила девушка, глядя, как я залпом выпиваю кружку вина.

– Исландии.

– Кому? Исландии?

– Ну, да. Исландия, находится очень далеко и её жителям, наверное, все равно, что происходит в Крыму. Ну, еще: Перу, ЮАР…не знаю, Монголия, может быть…

– Шутите? – обиженно спросила Лера. – А, я думала, что вы серьезно.

 

– Лера, ты сама прикинь. Крым – это «авианосец» в Черном море. Любая страна имеющая выход к Черному морю, хотела бы заполучить полуостров. Любая!

– Но, ведь, у США нет выхода к Черному морю, зачем им Крым? – торжествующе, произнесла девушка.

– А, типа, с Вьетнамом, Ираком, Афганистаном, Югославией, Ливией, Сирией, у США, есть общие границы, – скептически спросил я, «набулькивая» себе еще одну кружку вина. – Америка сказала, что в сферу их влияния входит весь мир. Так, что им есть дело и до нас. Тем более, что в Крыму расположен Российский Черноморский флот. Это же представь, какая возможность «накакать» в тапочки к Путину, если развязать гражданскую войну близ границ с Россией, да еще и там где расположена самая мощная российская «иностранная» база. Я очень сильно удивляюсь. Почему раньше до этого они не додумались. Видимо, все ждали, когда к власти придут другие политики. Но, наши политики продажные, как проститутки – кто больше заплатит, того и обслуживают. А, у «москалии» сейчас бабла, как у дебила соплей, они сами могут, кого угодно купить. Вот и получается, что Америка вкладывает денег, чтобы одни победили на выборах, а потом Россия этим же платит, но уже за совершенно другие решения. А наши политики, вне зависимости от «окраски», как те умные телята, что сосут одновременно две титьки. Думаю, что, просто, звездно-полосатым, надоело впустую тратить деньги на «мирное» решение проблемы, вот, они и решили, по старинки управиться – поддержать желание маленького, но очень гордого народа, в стремлении к независимости. Этих «цветных» революций и всяких там арабских весен, сколько уже отгремело. И ничего, прокатывает! Значит и у нас проконает! Чем мы хуже других?

– Да, что вы такое говорит?! – от возмущения, девушка расплескала вино из своей кружки. – Это, же – КРЫМ! Понимаете?! КРЫМ?!

– И, что? Ну, Крым и что? Вон, в Москве в девяносто третьем из танков по зданию Думы пуляли и ничего. Югославия, та, вообще, чуть ли не в самом центре Европы. И что? Разорвали на части, бомбили, даже химическое оружие применяли. Или ты думаешь, что Украина и Крым – это, какая-то священная корова, которую нельзя трогать? Или, что, мы какая-то сверхдержава, у которой есть ядерное оружие? Да, сама, посуди, у нас, в столице государства, в самом центре – люди в палатках живут, как дикари! На нас окружающий мир смотрит и думает, что если в столице такое происходит, то на периферии и того хуже. Мы – посмешище для всего мира. Или ты хочешь сказать, что этот Евромайдан, который был у нас зимой, нужен кому-то в Европе, или этот Антимайдан, нужен кому-то в России. Нет! Ни там, ни там, эти «майданы» не нужны! Они нужны только здесь и выгодны они только местным политикам, потому что одни хотят воровать кредиты запада, а другие кредиты востока. Вот и все! Ты, уж мне поверь, я этих «бюджетов», на местном уровне, столько помог «распилить», что могу считаться в этом деле профессором. Запомни, в этом мире решают всё – деньги! И только они. А все эти сказки про независимость, демократичность, самоопределение – это все для обычных людей, таких как ты или я. Просто, «западу» и «востоку» надоело играться в «майданы» и они решили форсировать события, вот и «замутили» небольшую войнушку в Крыму, чтобы раз и навсегда расставить все точки над «И». Кто в этой войне победит, тот и будет контролировать весь черноморский регион.

– Но, ведь будут толпы беженцев, и от международной общественности не утаишь, всего, что здесь происходит.

– Глупая, – заплетающимся языком произнес я. Не надо было пить столько вина, скорее всего меня сейчас «вырубит». – Крым – это не полуостров, это остров. Куда здесь бежать? Да, Перекопский перешеек, перекрыть, это как два пальца об…об асфальт. Он же узкий. Все? Куда ты побежишь? На лодке поплывешь? Плыви. Море, это не суша, его легко контролировать. Пойми – мы здесь в ловушке, нам не убежать….

Договорить, я не успел, глаза слиплись, в мозгу щелкнул «рубильник»…и свет погас.


Издательство:
Автор
Поделиться: