Название книги:

Свидетельства достоверности Библии

Автор:
Джош Макдауэлл
Свидетельства достоверности Библии

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Структура книги

Ссылки

Ссылки на использованные источники я оформил не так, как это обычно делают. После каждой цитаты в скобках указывается фамилия автора, первые буквы ключевых слов заглавия и номера страниц(ы) источника. (Например, Bruce, ВР, 21–23). Все выходные данные приводятся в библиографии в конце книги.

Если же ссылка не выделена кавычками (или не оформлена в виде отдельного блока), это значит, что данный материал взят из упомянутого источника, но пересказан своими словами и не является точной цитатой. Я же, как и подобает, отдаю должное автору.

Расположение материала

Я решил отказаться от традиционного расположения материала в книге. Использованная мной система позволяет во время выступления быстро и легко ориентироваться в печатном тексте.

Традиционная система:

I.

А.

1.

а.

1)

а)

Использованный мной метод:

1А.

1Б.

1В.

1Г.

1Д.

1Е.

Однако в связи с тем, что текст книги сформатирован в колонках, нумерация подразделов будет выглядеть следующим образом:

1А.

1Б.

2Б.

2А.

В начале каждой главы вы найдете обзор ее содержания.

Указатели

После библиографии в конце книги помещены: 1) отдельный список авторов библиографических работ и 2) предметный указатель. Они помогут вам в работе со ссылками и примечаниями.

Биографические очерки

В конце книги приводятся также крат кие биографии некоторых авторов использованных в книге источников.

Выражение признательности

По словам Роберта Маунса, декана Колледжа гуманитарных наук в Западном университете Кентукки в Поттере, для написания подобной книги необходимы преданность делу и широта видения: «Перед учеными стоит, в общем, довольно незавидная задача, для выполнения которой требуется полная самоотдача. Я убежден, что молодые люди с аналитическим даром и философским складом ума должны знать, что служить Богу можно и в тиши кабинетов, среди плодов научных изысканий».

Публикация любой книги требует усилий многих людей. Они играют важную, но часто незаметную роль. Это в особенности верно по отношению к данной книге, учитывая все те изменения и дополнения, которые внесены в новое издание. Поэтому мне хотелось бы выразить свою глубокую благодарность многим и многим людям.

Костяк работавших над первым томом «Свидетельств» составляли одиннадцать студентов из девяти университетов. Это: Даг Уайлдер из Университета штата Мичиган; Фил Эдвардс из Университета штата Огайо; Рон Лутьенс из Университета Грин-Баулинга; Уэйн Траут из Политехнического института штата Вирджиния; Брент Нелсон из Университета штата Индиана; Дэвид Шелдон из Университета штата Огайо; Фрэнк Дикерсон из Университета штата Огайо; Стив Смит из Политехнического института штата Вирджиния; Джеймс Дэвис из Политехнического института штата Луизиана; Линн Смит из Университета Западного Техаса и Стик Юстик из Университета города Сакраменто.

Основная исследовательская команда по подготовке второго тома «Свидетельств» состояла из четырнадцати студентов, представлявших четырнадцать различных университетов. Это: Рон Лутьенс из Университета Грин-Баулинга; Джеймс Дэвис из Политехнического института штата Луизиана; Фрэнк Дикерсон из Университета штата Огайо; Джей Гэри из Технологического института штата Джорджия; Рей Моран из Университета Бейлора; Джон Остин из Университета штата

Вирджиния; Ричард Бэкем из Университета штата Луизиана; Дейв Уилсон из Семинарии Тринити; Терри Шоуп из Университета штата Арканзас; Джон Слоан из Университета Западного Техаса; Фейт Остин из Университета штата Аризона; Стефани Росс из Университета Северного Техаса; Бет Виэзи из Университета Аризоны и Нэнси Томпсон из Колледжа Чэффи.

Билл Уоткинс работал над набором текста, оформлением и правкой переработанного и дополненного издания «Свидетельств».

Доктор Джеймс Беверли из Богословской семинарии Онтарио помог критическими замечаниями и советом по поводу оформления, содержания и исправления «Свидетельств достоверности Библии».

Доктор Норм Гейслер из Южной Евангелической семинарии в Шарлотте, штат Нью-Йорк, взял на себя роль главного редактора переработанного издания «Свидетельств достоверности Библии» вместе с командой из восемнадцати студентов своей семинарии, которые обеспечили проверку, написание и редакцию нового тома. Это: Тодд Б. Вик; Бенджамин Хластан; Стив Брайт; Дуэйн Хансен; Сабрина Барнс; Д. Скотт Хендерсон; Кеннет Ли Худ; Дуглас И. Поттер; Скотт Матцкерс; Гэвин Т. Хед; Дэвид Л. Джонсон; Стивен

М. Пуриер; Эрик Ф. Ларок; Джанис И. Хластен; Джефф Спенсер; Малколм Армстронг; Брюс Лэндон и Фрэнк Тарик. Миссис Лорел Могел, секретарь доктора Гейслера, оказала неоценимую помощь в наборе текста на компьютере и общей координации данного проекта.

Билл Уилсон выступил выпускающим редактором переработанных «Свидетельств достоверности Библии», а Маркус Маранто – помощником редактора. По части научного редактирования Биллу помогала его команда из Богословской семинарии Далласа. Это: Николас Элсоп; Дэвид Хенер; Ронни Редди; Майк Свигел и Джон Зарива.

Мой сын, Шон Макдауэлл, высказал ценные критические замечания по всему изданию, а также переписал заново главу о постмодернизме.

Дэйв Беллис в течение двадцати двух лет координировал и направлял долгую и кропотливую работу нашей исследовательской группы, вникая во все детали с самого начала и до окончания проекта.

Марк Робертс из издательского дома «Thomas Nelson» терпеливо направлял нашу работу, давал руководящие указания и помогал в написании поправок и дополнений для нового издания.

Ли Холлэвей, редактор издательского дома «Thomas Nelson», обеспечила редакторскую правку рукописи и руководство всем издательским процессом.

Выражаю благодарность квалифицированной команде из более чем пятидесяти верных людей – они с энтузиазмом стояли на защите надежды, которая есть упование каждого из нас.

Джош Макдауэлл

Бог изменил мою жизнь

Фома Аквинский писал: «Каждый в душе жаждет обрести смысл жизни и счастье». Я испытал это, будучи еще подростком. Я хотел стать счастливым и найти смысл жизни. Я страстно искал ответ на три самых главных вопроса: «Кто я? Зачем я родился? Куда я иду?» Но это один из самых трудных вопросов в жизни. Думаю, что девяносто процентов людей не в состоянии ответить на них. Я же непременно хотел понять, зачем человек рождается в этот мир. И с юных лет бился над этим вопросом.

Там, где я тогда жил, в церковь, казалось, ходили все. Я решил попробовать найти ответы на мучившие меня вопросы религиозности и потому стал посещать церковь. Я не пропускал ни одного собрания, отправлялся на них утром, днем и вечером. По-видимому, я попал не в ту церковь, потому что чувствовал себя в этих стенах еще хуже, чем вне церкви. Правда, я ходил туда все же не без пользы, и выражалась она в семидесяти пяти центах в неделю. Я клал в тарелку для сбора пожертвований двадцать пять центов, а выходя из церкви, забирал семьдесят пять, чтобы купить молочный коктейль!

Я вырос на ферме в Мичигане, а многие фермеры – люди очень практичные. Мой отец, фермер, всегда учил меня: «Если что-то не работает, выбрось это из головы!» Поэтому я оставил религию.

Затем я решил, что ответ на мои вопросы о счастье и смысле жизни может дать образование. Поэтому я поступил в университет. Но как же я разочаровался! Пожалуй, столько университетов не сменил больше никто в истории человечества. В университете можно найти что угодно, но пытаться обрести там смысл жизни – дело бессмысленное и напрасное.

Думаю, для многих преподавателей в моем первом университете я был самым нелюбимым студентом. Я приходил к ним в кабинеты и забрасывал их вопросами. Завидев меня на улице, они притворялись, что не замечают меня, и старались свернуть куда-нибудь в сторону, чтобы не вступать со мной в разговоры. Очень скоро я понял, что в университете мне не найти ответов на тревожившие меня вопросы. Мне стало ясно, что и сами преподаватели, и остальные студенты, как и я, пребывают в отчаянии от множества вопросов и неразрешимых проблем. Несколько лет назад в одном студенческом городке я видел студента, на спине которого красовалась надпись: «Не ходите за мной, я заблудился». Мне кажется, в университете любого можно назвать заблудшим. Так что образование не могло дать мне исчерпывающего ответа на мои вопросы!

Тогда я решил, что, наверное, справлюсь со своими проблемами, если получу престижную должность. Просто нужно найти какую-нибудь благородную задачу, посвятить ей всего себя и добиться известности. Самым престижным в университете, что позволяло к тому же держать в своих руках все финансовые ниточки, было стать студенческим лидером. И я активно занялся общественной работой – скоро меня выбрали студенческим вожаком. Мне нравилось знать в университете всех и каждого, принимать важные решения и тратить университетские деньги как мне заблагорассудится. Скоро, однако, ощущение новизны прошло, как и во всем другом, что я уже перепробовал.

Каждое утро в понедельник я просыпался с головной болью после бурно проведенной воскресной ночи. И каждый раз я думал: «Ну вот, впереди снова пять скучных серых дней». Счастье для меня заключалось в трех вечерах в конце недели, когда можно было кутить, развлекаться и ни о чем не думать. Но потом опять начинался круговорот будничных рабочих дней. Я стал уставать от этой бессмысленной жизни. Мне хотелось понять, для чего я живу и в чем смысл моего существования. Но все, за что бы я ни брался, одинаково опустошало меня, и нигде я не находил ответа на свои вопросы.

Примерно в это же время я заметил в университете небольшую группу людей из восьми студентов и двух преподавателей. Они заметно отличались от всех остальных. Казалось, они знают, что делают и куда идут. Кроме того, они обладали качеством, которое я высоко ценю в людях: твердыми убеждениями. Мне нравится общаться с такими людьми, пусть даже я сам мыслю иначе. Те, у кого всегда есть собственное мнение, очень активны и динамичны, а мне это по душе.

 

Привлекло меня в этих людях и еще одно качество. Они относились друг к другу с любовью. Причем любили эти студенты и преподаватели не только друг друга – они почтительно и дружелюбно относились и к тем, кто не принадлежал к их кругу. К тому же они не просто рассуждали о любви, но и вели себя соответственно. Я впервые столкнулся с подобным поведением, и мне самому захотелось стать таким же. Я решил подружиться с этими людьми.

Недели через две в студенческом клубе я уже сидел за одним столом с несколькими членами этой группы. Вскоре разговор коснулся Бога. Я тут мало что понимал, поэтому предпочел сделать вид, что меня эта тема совершенно не интересует. Я откинулся в кресле и пренебрежительным тоном заявил: «Христианство? Это только для слабаков, но не для думающих натур». Однако в глубине души я очень хотел обрести то, что имели эти люди. Но гордость и мое положение в университете мешали мне открыто сказать им о моем желании. Я повернулся к одной девушке из этой группы и спросил ее: «Скажи мне, что именно изменило твою жизнь? Почему вы все так разительно отличаетесь от других студентов и преподавателей?»

Она посмотрела мне прямо в глаза и произнесла два слова, которые я никак не ожидал услышать в высокоинтеллектуальной беседе в университетском кампусе: «Иисус Христос».

«Иисус Христос? – изумился я. – Знаешь, не держи меня за младенца. Я сыт по горло всей этой религией, Библией и церковью».

Она тут же возразила: «Но я не произносила слова “религия”, я сказала “Иисус Христос”».

Удивленный смелостью девушки и ее твердостью, я извинился за свою реакцию. «Я просто устал от религии и религиозных людей, – пояснил я, – и не хочу иметь с этим ничего общего».

И тогда моим новым друзьям пришла в голову совершенно неожиданная идея. Они предложили мне, студенту юридического факультета, рассмотреть с интеллектуальных позиций утверждение о том, что Иисус Христос есть Сын Божий. Сначала я подумал, что они шутят. Эти христиане иногда ведут себя так неразумно. Разве можно предположить, что столь иллюзорное явление, как христианство, устоит перед разумом? В ответ на их предложение я только засмеялся.

Но они не сдавались. Изо дня в день они продолжали напоминать мне о своем предложении и наконец загнали меня в угол. Мне все это настолько надоело, что я принял их вызов. Доказывать я ничего не собирался, но рассчитывал опровергнуть их утверждения. Я решил написать книгу и в ней выставить христианство нелепым и смешным. Я ушел из университета и объездил Соединенные Штаты и Европу, собирая необходимые свидетельства, чтобы доказать, что христианство – большой обман и сплошное притворство.

Как-то я сидел в библиотеке в Лондоне и вдруг услышал внутри себя голос, который сказал мне: «Джош, ты ничего не сможешь доказать». Я тут же заглушил в себе этот голос. Но теперь почти каждый день я слышал все тот же внутренний голос. Чем больше я углублялся в мои исследования, тем отчетливее этот голос звучал во мне. Я вернулся в Соединенные Штаты, восстановился в университете, но по ночам мне не спалось. Я ложился в десять вечера и до четырех утра лежал с открытыми глазами, пытаясь мысленно опровергнуть многочисленные свидетельства в пользу того, что Иисус Христос есть Сын Бога.

Наконец я начал осознавать, что готов совершить интеллектуальное мошенничество. Мой разум утверждал, что все свидетельства об Иисусе Христе истинны, но воля моя пыталась увлечь меня в другом направлении. Я приложил столько сил, чтобы отыскать истину, а теперь, найдя ее, не хотел за ней следовать. Призыв Христа из Откровения 3:20 воспринимался мною теперь как обращенный лично ко мне: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною». Но я боялся, что, став христианином, должен буду полностью сокрушить свое внутреннее «я», свое эго. Я ведь отдавал себе отчет, что мое обращение положит конец всем развлечениям и греховным удовольствиям.

Я понимал, что должен как-то разрешить этот внутренний конфликт, потому что уже не мог думать ни о чем другом. Я всегда считал себя здравомыслящим человеком, умеющим принимать ответственные решения. И вот однажды я все же решил испытать на собственной жизни обетования Христа. Это случилось поздно ночью в Юнион-Сити, штат Мичиган, когда я заканчивал второй курс университета. Я стал христианином. Меня могут спросить: «Почему ты так уверен, что стал христианином?» Но это действительно так! Я уединился с одним другом-христианином и помолился, причем в молитве провозгласил четыре момента, которые помогли мне установить личные взаимоотношения с Богом.

Во-первых, я сказал: «Господь Иисус, спасибо за то, что Ты умер на кресте вместо меня». Я осознавал, что даже если бы я был на земле единственным человеком, Христос все равно пошел бы на крест ради моего спасения. Можно предположить, что меня привели ко Христу неоспоримые доводы разума, основывавшиеся на свидетельствах, которые я собрал о Нем. Но это не так. Просто Бог использовал эти свидетельства для того, чтобы хоть немного приоткрыть дверь моего сердца. Я пришел к Богу, потому что осознал Его великую ко мне любовь, которая побудила Его умереть вместо меня.

Во-вторых, я сказал: «Я признаю себя грешником». Меня не нужно было убеждать в этом. Я знал, что в моей жизни были вещи, абсолютно несовместимые с требованиями святого, справедливого и праведного Бога. В Библии сказано: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин. 1:9). Поэтому я сказал: «Господи, прости меня».

В-третьих, я заявил: «Прямо сейчас я открываю дверь моего сердца и моей жизни и доверяюсь Тебе как Спасителю и Господу. Иисус, руководи моей жизнью. Измени меня изнутри и очисти. Сделай меня таким, каким Ты хочешь видеть меня».

И последним моим провозглашением в молитве было следующее: «Спасибо за то, что Ты вошел в мою жизнь».

После моей молитвы не произошло ничего необыкновенного. Молнии не засверкали. Ангельские крылья у меня не выросли. Если честно, мне стало намного хуже, чем до молитвы, и я даже почувствовал тошноту. Я боялся, что впоследствии, разумно все взвесив, я пожалею о решении, к которому подтолкнули меня чувства. Но более всего я боялся того, что скажут мои друзья, когда узнают об этом. Я понимал, что совершил очень серьезный шаг.

Но в последующие полтора года жизнь моя коренным образом изменилась. Я стал иначе относиться к людям, и это, пожалуй, самое важное. Во время учебы в университете я распланировал всю свою жизнь на двадцать пять лет вперед. Моей

Иногда я заставал маму в коровнике скорчившейся в куче навоза за коровьими стойлами – отец жестоко избивал ее поливочным шлангом, так что она потом не могла встать. В такие минуты во мне закипала ярость, и я клялся себе, что, когда вырасту, убью отца.

главной мечтой было стать губернатором штата Мичиган. На людей я смотрел как на трамплин для достижения мной успеха на политическом поприще. Я вообще полагал, что люди существуют для того, чтобы их использовать. Но после того, как я доверился Христу, я стал думать по-другому. У меня больше не возникало желания использовать других ради моих целей – теперь я хотел служить людям. Моя жизнь перестала вращаться вокруг меня самого, в нее вошли чужие нужды и интересы. И изменение это было поразительным.

Еще одно изменение касалось моего раздражительного характера. Я мог вспылить от одного только неласкового взгляда. У меня до сих пор сохранились шрамы после драки на первом курсе, когда я чуть не убил человека. Вспышки ярости были для меня настолько привычными, что я даже не пытался как-то с этим бороться. Но однажды, когда все подталкивало меня к приступу ярости, я вдруг с удивлением обнаружил, что полностью контролирую свои эмоции и не испытываю никакого раздражения. До идеала, конечно, далеко, но разительные перемены в моем характере очевидны.

Но, пожалуй, самое серьезное изменение во мне касается ненависти и обид. Все мое детство было отравлено ненавистью по отношению к человеку, которого я ненавидел как никого на свете. Я презирал все, что он делал или говорил. Еще мальчиком я, бывало, лежал по ночам в своей постели и представлял, как убью его и полиция меня не поймает. Этим человеком был мой отец.

Отец мой был известным всему городу алкоголиком. Не припомню, чтобы когда-нибудь я видел его трезвым. Ребята в школе часто смеялись над тем, что мой отец валяется пьяным в придорожных канавах, выставляя себя на посмешище. Их шутки и насмешки глубоко ранили меня, но я и вида не показывал. Я смеялся вместе со всеми. Свою боль я таил глубоко в душе.

Иногда я заставал маму в коровнике скорчившейся в куче навоза за коровьими стойлами – отец жестоко избивал ее поливочным шлангом, так что она потом не могла встать. В такие минуты во мне закипала ярость, и я клялся себе, что, когда вырасту, убью отца. Когда отец напивался и к нам заходили люди, я хватал его за воротник, волоком тащил в коровник и там привязывал к стене. Затем я прятал его грузовик на заднем дворе и говорил всем, кто бы ни приходил, что отец отлучился по делам. Я связывал отцу руки и ноги, а конец веревки завязывал петлей и накидывал ему на шею. Втайне я надеялся, что он начнет вырываться и задушит себя.

За два месяца до окончания средней школы я вернулся домой после свидания с девушкой и услышал приглушенные стоны матери. Я вбежал к ней в комнату и увидел ее лежащей на постели. «Сынок, твой отец разбил мое сердце, – сказала она, обняв меня и крепко прижав к себе, – я больше не хочу жить. Мне бы только дожить до твоего окончания школы, а потом можно умирать».

Через два месяца после выпускного вечера моя мама умерла. Я верю, что она умерла от разбитого сердца. Я ненавидел отца за это. Если бы вскоре после похорон матери я не уехал из дома, я бы, наверное, убил его.

Но после того, как я решил довериться Иисусу как Спасителю и Господу, мою жизнь наполнила Божия любовь. Бог забрал у меня ненависть к отцу и обратил ее в любовь. Через пять месяцев после обращения ко Христу я посмотрел отцу прямо в глаза и сказал: «Папа, я люблю тебя». Я не хотел любить этого человека, но Бог совершил это во мне. Божия любовь полностью изменила мое сердце.

Потом я перевелся в университет Уитона и, уже учась там, попал по вине пьяного водителя в серьезную автомобильную аварию. После больницы меня привезли домой отлежаться еще какое-то время. Однажды ко мне в комнату вошел отец. Что интересно, в тот день он был совершенно трезвым. Он стал ходить взад и вперед по комнате – казалось, он чувствует себя неловко. Наконец у него вырвалось: «Как ты можешь любить такого отца, как я?»

Я ответил: «Папа, полгода назад я ненавидел и презирал тебя. Но теперь я доверился Иисусу Христу, принял Божие прощение, и Он полностью изменил всю мою жизнь. Я не могу объяснить тебе всего, папа. Но Бог забрал мою ненависть к тебе и заменил ее Своей любовью».

Мы проговорили почти час, и затем он сказал: «Сынок, если Бог может и в моей жизни сделать то же, что Он сделал в твоей, тогда я хочу предоставить Ему эту возможность». И он помолился: «Бог, если Ты действительно Бог и Иисус умер на кресте, чтобы простить меня за все дурное, что я сделал своей семье, тогда Ты нужен мне. Если Иисус может сделать в моей жизни то, что Он сделал в жизни моего сына, тогда я хочу довериться Ему как Спасителю и Господу». Я испытал величайшую радость, услышав из уст отца эту молитву, исходившую из самого его сердца.

После того как я доверился Христу, моя жизнь менялась коренным образом, но происходило это в течение полутора лет. У отца же жизнь стала другой прямо на глазах. Словно кто-то протянул сверху невидимую руку и включил внутри него свет. После своего обращения он только однажды прикоснулся к рюмке со спиртным. Тогда он поднес рюмку ко рту, но так и не отпил, навсегда расставшись с алкоголем после сорока лет беспробудного пьянства! Он освободился от алкогольной зависимости. Через четырнадцать месяцев он умер от алкогольной интоксикации организма. Но за эти четырнадцать месяцев больше ста человек в нашем небольшом городке посвятили свою жизнь Иисусу Христу, потому что они воочию увидели, какие перемены произошли в жизни алкоголика, которого знал весь город, – моего папы.

Вы можете смеяться над христианством. Можете издеваться и шутить над ним. Но это действенная и могущественная сила. Если вы доверитесь Христу, вы увидите, как все ваши поступки и жизненные принципы изменятся, потому что Иисус Христос коренным образом меняет жизнь людей.

 

Невозможно насильно заставить человека принять христианство. Я не смогу прожить за вас вашу жизнь, а вы не проживете мою. Я могу лишь поделиться с вами тем, что знаю и что пережил сам. Но решать, как распорядиться услышанным, вам придется самим.

Может быть, вам поможет та молитва, которой когда-то помолился я: «Господь Иисус, Ты нужен мне. Спасибо за то, что Ты умер на кресте вместо меня. Прости меня и очисти. Прямо сейчас я доверяюсь Тебе как Спасителю и Господу. Сделай меня таким, каким Ты хочешь видеть меня. Во имя Христа, аминь».

Джош Макдауэлл


Издательство:
Библия для всех
Книги этой серии:
Поделится: