Litres Baner
Название книги:

Тень королевы

Автор:
Тень королевы

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Юлия Ляпина

* * *

Пролог

Длинная вереница карет покинула столицу через главные ворота.

– Их Величества в летний дворец поехали! – сказал усатый стражник, разглядывая всадников, сопровождающих два десятка экипажей с гербами.

– И старую ведьму с собой прихватили, – присвистнул его напарник, разглядев в море ярких красок огромную черную карету с белыми лентами вымпелов.

– Тихо ты! – усатый отвесил молодому весомый подзатыльник. – Ее Величество вдовствующая королева-мать изволит ехать в свое собственное загородное поместье!

– Лисий дом, что ли? – молодой стражник почитывал газеты и потому считал себя знатоком королевских дел. – Красивое местечко! Говорят, Серебряный Лис построил его для жены, когда еще в женихах ходил! А правда, королева-мать с невесткой поссорилась?

– Не твоего ума дело! – старший отошел в сторону, глянул вниз – повозки, сопровождающие королевский выезд, уже проехали сквозь ворота, и настало время впускать простых смертных, собирая установленную плату. – Пошли уже! Купцы ждут!

Глава 1

Королевство оборотней Орхан имело среди соседей не самую добрую славу. Что поделать, жили полузвери долго, силой и магией обладали немалой и границы свои оберегали жестко, да еще и норовили у соседей кусок земли отобрать. Впрочем, с появлением огнестрельного оружия сила оборотней перестала быть такой смертоносной – пуля догоняла и волка, и тигра, но люди все же остерегались двоеликих и не спешили менять старые привычки.

От захвата оборотнями соседей спасали не только крепости с пушками и добрые мушкеты, но и постоянные внутренние распри имеющих второй облик. Некоторые звери жили кланами, другие предпочитали уединение, но и те, и другие охраняли свои земли от посягательств себе подобных и нередко устраивали ритуальные схватки и дуэли. В одной из таких дуэлей Каверий Шестой, король оборотней, лишился жены и наследника. Взбесившийся медведь напал на беременную оборотницу, сидящую на трибуне, и буквально разорвал, не дав даже шанса знаменитой регенерации.

После случившегося король носил траур больше пяти лет, отвергая всех предлагаемых невест, а потом отправился с дипломатическим визитом в королевство людей и вернулся оттуда… с человечкой! Даже не с принцессой! Оборотни взвыли, наточили когти и зубы, но… король защитил свою молодую жену как умел, а умел Серебряный Лис немало. Да и сама маркиза де Ритт оказалась той еще занозой. Высокая, статная, как львица или тигрица, светловолосая и голубоглазая, она обладала недюжинной силой тела и духа и… умением «пригнуть» почти любого оборотня, кроме собственного мужа. За этот талант ее ненавидели особо.

Первый год молодая королева осваивалась во дворце. Следила за ремонтом в покоях, изучала нравы и обычаи, гоняла дам. Не беременела. Обладающие острым нюхом подданные вскоре уловили на платьях королевы запах травки, которую и оборотницы, и человечки принимали, чтобы не понести.

Волна жалобщиков хлынула в приемную короля и… вылетела оттуда, путаясь в ногах и хвостах! Каверий не стал ничего объяснять, просто выгнал сплетников, а за ужином сам подал слегка удивленной супруге кубок с противозачаточным зельем. Допущенные к ужину волки и тигры замерли, а человечка безмятежно улыбнулась и поблагодарила мужа за заботу о здоровье!

Правда, время показало, что и Каверий Шестой, и королева Вероника были правы – покушения продолжились. Ломались кареты, обрушивались балконы, в каминах тлели неполезные для здоровья травки. Будь Ее Величество на сносях, ей пришлось бы нелегко, а так все заканчивалось гневом короля да визитом лекаря.

Через три года, когда заговор тигров был раскрыт, страну облетела весть о беременности королевы. Сплетники снова заточили языки – а сумеет ли человечка выносить оборотня? А будет ли он сильным? А какой вообще облик будет у полукровки?

Обычно у пары оборотней дети рождались с тем набором генов, которые передавал более сильный в звериной ипостаси родитель. Так, у тигра и лисицы рождались в основном тигры. Но могли и лисы, если вдруг тигр старел и слабел, а лиса, напротив, была молодой и сильной. Однако, если вторым родителем был человек – результат был непредсказуемым. У тигра и человека мог родиться медвежонок! Или волк! Сам король Каверий тоже был исключением. Его отец был тигром, мать – черно-бурой лисой, а наследный принц получился серебряным лисом. И кто же родится у такого необычного правителя и его жены-человечки?

Споры и пересуды продолжались до родов. Наследный принц Лериан родился крепким мальчишкой с золотыми кудрями. Сильным. Красивым. И… неизвестно кем! Его первый оборот король и королева никому не показали. Скрыли даже запах, искупав младенца в полыни. И амулет навесили, чтобы случайно не перекинулся. И следили за ним пуще, чем за собой. До года вообще от себя не отпускали, даже колыбель в супружеской спальне поставили!

Вот уж зачесались языки! Кто же родился у королевской четы? Неужели белка? Или заяц? А может, и вовсе из подземных кто? А уж ласковое прозвище, которое дала сыну королева – «бурундучок», и вовсе заставляло представителей хищных кланов морщиться. Ну как можно наследника престола обзывать каким-то грызуном?

Король Каверий на все подходы и разговоры только усмехался своей тонкой лисьей улыбкой. Сама королева даже львам умудрилась показать свой характер, а лет через десять и улыбочку у мужа скопировала. Сладкую такую. И снова оборотни начали яриться. Зрело в семьях и кланах недовольство – король, конечно, молодец, внешнюю политику отлично ведет, со всеми соседями выгодные торговые союзы заключил, сестер замуж повыдавал, племянников к делу пристроил, дядюшек – и тех припряг: границы беречь да дела вести с гномами и эльфами. И вроде бы все в королевстве хорошо, да недовольные всегда найдутся.

Тому не дали поставить в армию гнилую кожу на постромки и седла. Этому отказали в покупке зерна для королевских амбаров. А тут и вовсе обида из обид – дочку фавориткой не сделали! Не позволили ее семейству руки в казну запустить! Непорядок! Что это за король, который каждую ночь спешит в спальню своей королевы? Однако, как ни пытались придворные красотки строить королю глазки, он хранил верность своей Веронике.

Тогда нашлись умные головы, решившие зайти с другой стороны. Как-то почти одновременно при дворе появились молодые смазливые оборотни из лисьих кланов. Крепкие волки с очаровательной желтизной в глазах, мощные молодые львы и даже молчаливые медведи – кто знает, чем можно зацепить королеву? Мускулами? Галантностью? Силой? Ее Величество все видела, понимала, но… напрочь игнорировала все попытки создать романтическую ситуацию, спасти, зажать в углу или совершить подвиг во имя ее красоты. Просто окидывала красавцев-оборотней скучающим взглядом и заявляла:

– Сожалею, милорды, но у вас нет того единственного, что может привлечь женщину.

Тигры, волки, лисы и медведи сникали, но не оставляли попыток добиться благосклонности. Впрочем, разгуляться им не давал король. Стоило Ее Величеству прилюдно удивиться невероятному количеству молодых и сильных оборотней, протирающих паркет дворца, как для каждого из них нашлось место службы на границе или в глубинке. В отчаянии один из волков возопил:

– Что же это за единственная вещь, которой нам не хватало, чтобы пленить вас, моя королева?

Ее Величество слегка прищурилась, оценивая стражников, удерживающих молодого нахала, и снизошла до ответа:

– Ум – то единственное, что может пленить женщину! – сказала она и снова улыбнулась своей лисьей улыбкой.

Сломленный волк даже не сопротивлялся, когда его грузили в повозку к другим «молодым и отважным», отправляющимся в пограничный гарнизон.

Очередной сюрприз подданным преподнес наследный принц Лериан. К пятнадцати годам, когда многие оборотни совершают первый осознанный оборот, он наконец убедил родителей снять с него амулет, предохраняющий от спонтанного оборота, и начал тренировать осознанное умение призвать своего зверя. Любопытные чуть из окон не вываливались, стараясь рассмотреть, кем же обернется принц, выбравший для первого оборота просторную площадку в саду королевы.

Когда среди ярких роз и блестящей зеленой листвы появилась полосатая черно-бело-рыжая шкура, стон разочарования разнесся на полмили окрест.

– Бурундучок? – выразил всеобщее возмущение маркиз Грембль, вторым обликом которого был заяц.

Молодой тигр, резвящийся на посыпанной песком площадке, распахнул пасть и рыкнул, заставив задрожать стекла в окнах дворца. Придворные поникли. Сменить королеву лишь потому, что наследник слаб, не выйдет!

Глава 2

Наследный принц рос и набирался сил, король правил, королева помогала. Мир и благоденствие наступили в королевстве. Мелкие клановые стычки, дуэли – все это не нарушало равновесия, которое вполне успешно поддерживала королевская семья. Между тем принц вырос, и настало время ему присмотреть невесту. Благородную деву из самых благородных родов королевства Орхан. Каждый бал превращался в смотрины. Юные оборотницы прихорашивались, тратили деньги на платья и шляпки, учились танцевать и петь – в общем, делали все, чтобы покорить наследного принца.

Их Величества полюбовались на хоровод невест, кружащих у трона, и… отправили сына в поездку по стране. Сначала придворные обрадовались – принц-то будет в замках да поместьях останавливаться, а там уж и дочку пригожую или внучку можно так ловко в постель подложить, что Его Высочеству враз жениться придется!

Да только не сбылись те честолюбивые мысли. Ночевал принц в чистом поле, в дворцы да замки не заглядывал. Все по избушкам бедняков ходил, а если и случалось под крышей заночевать, то в храме Первопредка походное одеяло стелил. Там уж никто его тревожить не смел! И где отыскал принц Лериан шипящую камышовую кошку, как лаской да уговорами заставил ее обернуться – про то его приближенные никому не сказывали. А поутру пошли молодые в ближайший храм и скрепили свой союз. И дальше поехали – показывать народу молодую принцессу.

 

Ох, сколько было столов поломано, подушек порвано, да кубков драгоценных побито, когда добрались новости до столицы! Только королева довольно улыбалась. А король рядом стоял и ручку ее поглаживал. Фу!

Пышная свадьба, делегации из других королевств, поздравления, подарки – и все под пристальным взглядом королевы. Человечка не стесняясь приставила к невестке в пажи оборотня-опоссума, разбирающегося в ядах, фрейлиной назначила оборотницу-пантеру, способную лапой сломать спину лошади, а в личные камеристки – хитропопую куницу, способную заморочить голову кому угодно!

Не успели молодые поклониться Первопредку, как кронпринцесса понесла. А на праздничном пиру короля Каверия отравили! Как в его кубок попал настой бруснивицы, узнать не удалось. Отследили лишь потому, что королеве тоже стало плохо – она часто отпивала из кубка мужа. Но этот хитрый яд не причинял смертельного вреда людям, лишь вызывал легкое расстройство желудка, что и неудивительно после долгой церемонии и пышного пира.

В организме же оборотней этот настой вел себя иначе – он ускорял старение полузверей. Выдать его наличие могли лишь быстро седеющие волосы, но кто различит седину у Серебряного Лиса? В общем, если бы не внимательность королевы Вероники, Его Величество умер бы быстро и тихо, но жена короля не умела быть тихой и скромной. Она собрала всех! Лекари, маги, ведьмы, лишь Первопредок знает кто явился во дворец, чтобы исцелить короля, и все… отказались.

– Никто не в силах исцелить вашего супруга, Ваше Величество, – сказала самая старая и дряхлая ведьма из приглашенных. – Его срок сократился, и проживет он недолго.

– Благодарю за правду! – из глаз королевы не упало ни одной слезинки.

Она отпустила всех магов и лекарей и сама сообщила мужу о скорой встрече с Первопредком. Целую неделю король улаживал дела. Писал письма сыну и внуку, проверял казну, раздавал милости, казнил и карал. А когда стало видно, как запали его виски и выцвели яркие прежде глаза, королева разогнала всех и приказала оставить их одних в большом каминном зале.

Слуги расстелили у огня огромную медвежью шкуру, уставили яствами низкие столики и ушли. Слабеющий король прилег, опираясь на горку подушек, и всмотрелся в обрамленное золотыми косами лицо своей королевы. Она была все так же хороша, как в тот день, когда он встретил ее.

Это было маленькое чудо – тогда, тридцать лет назад, он отправился к людям, чтобы подтвердить кое-какие договоры. Долгий путь, узкие улицы каменного города… его звериная натура требовала воли, и однажды он выбрался за пределы столицы с малой свитой. Просто на прогулку.

Они оставили коней у реки вместе с парочкой пажей-полукровок, сменили облик и разбежались по лесу – кто охотиться, кто просто побегать. Он тогда пожелал покататься в траве, но в лесу было еще сыро, и Серебряного лиса вынесло на луг. Она сидела там, под деревом, распустив золотые косы, и пела грустную песню. Он заслушался, подкрался ближе и, вдохнув ее теплый запах, не смог уйти. Прежде король оборотней считал, что такого не бывает. Что полукровки появляются на свет потому, что слишком горячие головы не могут удержать кое-что в штанах, но в тот момент он просто растворился в желании слиться с этой девушкой не только телом – всем, чем только возможно!

К счастью, леди Вероника Хайгроув, дочь маркиза Ритта, заметила необычайно крупного лиса и поспешила сесть в седло. Приземистая крепкая кобылка увезла ее в загородное поместье отца, а уже на следующий день к маркизу явились сваты и посыльный с приказом от короля людей – выдать дочь замуж.

Церемонию провели в тот же день на закате. Истинная дочь своего рода, маркиза не позволила себе ни слез, ни криков. Послушно надела платье своей маменьки, фамильные бриллианты и под руку с отцом прошлась по плетеной дорожке к алтарю. Худощавый светловолосый мужчина неопределенного возраста взял в свою ладонь ее дрожащие пальцы и мягко улыбнулся. Веронике стало чуть-чуть легче. Не старый, не страшный, не равнодушный – для столь знатной леди очень неплохая партия!

Свадебный пир был скромным. Да и то сказать – дюжина друзей жениха и родственники невесты, случившиеся в загородном доме – разве это много? Вероника сидела, скромно потупившись, не прикасаясь к еде и вину. Просто не было аппетита. Когда же тетушки и кузины повели ее в спальню, ей на миг захотелось убежать, но ее решительно подтолкнули в спину.

Супружеское ложе устроили в одной из «королевских» спален. Когда-то Его Величество останавливался в загородном поместье маркиза Ритта, и с той поры эта богато отделанная комната сохранялась в прежнем виде. Широкая кровать под высоким балдахином изумрудного цвета, темная резная мебель, гобелены на стенах и ковры на полу. Спальня напоминала шкатулку, наполненную дорогими безделушками.

Невесту раздели, обтерли влажным полотенцем, облачили в тонкую сорочку из приданого, усадили в постель, укрыв одеялом. Матушка поцеловала дочь в лоб и удалилась, уводя дам. Было холодно. Эту часть дома топили редко, особенно летом, а одеяла и подушки не успели просохнуть за то время, пока слуги готовили комнату для новобрачных.

Жениха не было довольно долго, так что, устав дрожать, леди Вероника закуталась плотнее, легла, наплевав на укладку волос, и задремала. А когда проснулась, рядом с ней на кровати лежал крупный серебристый лис. Тогда в людских королевствах была мода на необычных питомцев – кто холил фуро, кто хорька, кто приручил рысь, так что наличию лиса в доме девушка не удивилась. Просто заговорила с ним:

– Какой ты красавец! Ты убежал от шума? Можно тебя погладить? Какой красивый у тебя мех…

Так болтая ни о чем, Вероника потискала лиса и только потом сообразила, что за окном занимается бледный летний рассвет, а муж так и не появился в спальне!

– Рыжик, как ты думаешь, куда подевался мой жених? – спросила она, приподнимаясь на подушках. – Может, он уехал совсем? Или просто уснул пьяным под столом?

Лис фыркнул, крутанулся на широком ложе и стал… мужчиной! Нестарым, полуодетым мужчиной с серебристыми волосами:

– Не думал, дорогая невеста, что все лисы для вас рыжие, – с легкой насмешкой поддел он девушку.

– Милорд, – Вероника умела сдаваться красиво, – прошу меня простить, – сказал она, потупив взор. Потом бросила на мужа взгляд из-под ресниц: – Теперь я вижу, что мой супруг серебряный лис!

Король рассмеялся:

– А моя супруга, похоже, белая лиса! – тут Каверий благоговейно коснулся распущенных локонов невесты, и они надолго замолчали.

Первый брачный месяц они провели в поместье маркиза. Каждый день Вероника учила правила жизни в королевстве оборотней – этикет, традиции, принятые обращения. Каждую ночь она познавала тело своего мужа, делила с ним новый мир, который открылся ей в брачной постели. Каверий был опытным любовником и умел не спешить. Учил ее нежно, раскрывал, словно хрупкий бутон, позволяя в свой срок развернуться каждому лепестку. А потом им пришлось уехать в Орхан.

Глава 3

Новые подданные не ждали королеву. Несмотря на слухи, опередившие королевскую чету, на каждом постоялом дворе, в каждом замке их встречали десятки любопытных носов, желающих убедиться в том, что человечка сумела окрутить Серебряного лиса.

Каверий не стал медлить – сразу же, как приехал в столицу, представил жену Первопредку и надел на ее гордую голову венец из когтей оборотней. Корона короля была изготовлена из клыков, оправленных в золото, украшенное бриллиантами. Королеве достались когти и рубины. И алая мантия, отделанная мехом, и платье с декольте, выставляющим на обозрение подданных свежий укус-метку.

Тридцать лет вместе! Взрослый сын. Невестка, уже носящая дитя. И ковер у огня, последние несколько часов вместе. Вероника слабо улыбнулась – она не позволит себе оскорбить мужа слезами. Она поплачет потом, когда намотает кишки отравителя на кол, вбитый в мерзлую землю. А пока… Они пили вино, смеялись, вспоминая совместную жизнь, проказы сына, короткие поцелуи за гобеленами и долгие часы над бумагами и планами.

Когда в окна заглянул рассвет, а глаза королевы начали закрываться от усталости, Серебряный лис ласково взял жену за руку:

– Вероника, ты была мне хорошей женой и отличной королевой! Я знаю, что трон перейдет к Лериану, и верю, что наш сын достойно справится с ним. Но я прошу тебя… Не уезжай! Останься в стране. Хочешь – уйди в монастырь. Хочешь – живи во дворце вдовствующей королевы. Просто будь рядом. Наш сын еще очень молод, и его не раз попытаются сломать.

– Каверий, – Вероника грустно усмехнулась и погладила его истончившуюся руку, – я человек. Я проживу еще лет двадцать. В лучшем случае тридцать. И это будут годы старости. Ты, может, и не замечаешь, а мои фрейлины давно пересчитали мои седые прядки и морщинки.

– Я знаю, что ты человек, – усмехнулся своей особенной ухмылкой Серебряный лис, – но это хорошо. Потому что ты сможешь принять мой последний дар.

Больше ничего не объясняя, король изменился и в лисьем облике больно укусил жену за ладонь. Она тихонько вскрикнула, глядя на выступившие алые капельки, а Каверий снова стал человеком и протянул ей свою ладонь:

– Кусай, моя белая лисичка.

И она укусила. Просто устала, перенервничала, и вообще, было больно! Тяпнула от души! До крови! А он радостно слизнул кровь с ее руки, что-то прошептал и ткнул ей под нос свою ладонь:

– Выпей моей крови! Пару капель!

Устав бояться и удивляться, Вероника исполнила его волю. Последнюю. Король прошептал несколько слов и, сказав чуть громче:

– Все! – упал на шкуру, вытянулся и затих.

Королева осталась сидеть рядом, мерно поглаживая серебряные волосы супруга. Только к полудню, не слыша ни звука, слуги осмелились постучать. Дверь распахнулась, и бледная как смерть королева объявила:

– Король умер! Да здравствует король!

Потом все закрутилось согласно протоколу. Тело короля обмыли, нарядили в парадный мундир и уложили в давно приготовленный гроб. О, это был не первый, но самый шокирующий секрет для молодой королевы. Едва ее нога ступила на землю королевства оборотней, как с нее сняли мерки для пошива церемониального платья, мантии и… гроба. Каверий, помнится, смеялся над ее страхом и уверял, что его гроб давно готов и стоит в королевском склепе на тот случай, если внезапно понадобится.

– Как ты хотела, моя белая лиса? – уговаривал он ее, крепко обнимая. – По традиции членов королевской семьи хоронят в трех саркофагах. Их трудно изготовить быстро. Да еще все эти надписи на камне…

Тогда Вероника отказалась даже взглянуть на припасенный для супруга резной ящик. А вот теперь насмотрелась, ведь ее место было – рядом с гробом. Сын и невестка готовились к коронации. Шили парадные платья, полировали драгоценности, обсуждали меню. А ей хотелось укрыться от назойливых липких взглядов и ложных сочувственных слов, поэтому королева Вероника приказала подать самую длинную и густую траурную вуаль и укрылась за ней, сменив рубиновый венец на узкую полосу золота с черными бриллиантами. Траурный венец королевы оборотней включал в себя коготь усопшего супруга, но у Вероники не было сил выяснять – когда же Каверий расстался с этим когтем. Положено – пусть будет. Только бы ее не трогали!

Похороны прошли торжественно и пышно, как и полагается королевским похоронам. На поминальном обеде посол королевства, в котором родилась маркиза Ритт, спросил, желает ли она вернуться на родину? Подняв на взволнованного мужчину тяжелый взор, Вероника отрицательно покачала головой:

– Меня там никто не ждет, лорд Тренвиль, а здесь я еще могу принести пользу.

Ей все же предлагали уехать, не то ожидая конфликтов в королевской семье, не то провоцируя их. Ждали ссор с невесткой или сыном. Но вдовствующая королева-мать без споров отдала сыну ключи от сокровищницы, а невестке – украшения, отпустила слуг и придворных дам. А потом с малой свитой, состоящей всего из дюжины немолодых уже оборотней, перебралась во вдовий дворец.

Король Лериан мать не обидел – назначил щедрое содержание, оплатил ремонт обветшавшего здания и даже охранять повелел, как прежде.

Поначалу любопытные придворные наведывались во вдовий дворец часто. Но королева-мать пиров не задавала, на милости была скупа, а ездила в основном в монастыри да сиротские приюты, и постепенно поток гостей иссяк. К тому же вдовствующая королева не снимала траур и даже за столом появлялась в короткой черной вуалетке, скрывающей верхнюю часть лица и волосы.

Сплетникам было раздолье! Все сочли, что королева-человечка постарела и подурнела, поэтому и прячется за невесомой газовой сеткой. Были предположения, что Ее Величество просто не желает конкурировать с невесткой, вот и прячется за траурными одеяниями. Все же диковатая камышовая кошка, выросшая в глуши, не сразу привыкла к строгому дворцовому протоколу и тяжелым церемониальным одеяниям. А урожденная маркиза имела и осанку, и стать. Не зря ж ее и тигры побаивались!

 

Постепенно сплетни затихли. Во вдовьем дворце не происходило ничего нового, а королевский дворец всегда бурлил. Приезжали и уезжали послы, заключались союзы, молодая королева родила наследника… За всем этим королева-мать наблюдала со стороны. Сначала ей было слишком горько и больно, а потом… Она получила последний подарок своего короля.


Издательство:
Автор
Поделиться: