Название книги:

Самая короткая помолвка

Автор:
Никки Логан
Самая короткая помолвка

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Nikki Logan

BODYGUARD… TO BRIDEGROOM?

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A. Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Copyright © 2015 by Nikki Logan

© «Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2016

* * *

Глава 1

Брэд Крюгер за три секунды просканировал взглядом толпу пассажиров из Лондона и определил того, кто ему нужен. Вот она. Кодовое имя «Аспирин». Его головная боль на ближайший месяц.

Брэд заметил, как Серафину Блейз деликатно препроводили в пустой коридор, она, казалось, не замечала, что удостоилась особенно пристального внимания миграционной службы. Ее одежда соответствовала погоде в пустыне, но никак не культурным нормам.

– Ну все, приехали, – сквозь зубы процедил Брэд и постарался подойти как можно ближе к пограничнику, который подозвал Серафину.

Возможно, поначалу внимание офицера и привлек ее неадекватный наряд, хотя наверняка удержала запись в компьютере, содержавшая сведения об аресте. Всем прибывшим полагалось получить въездную визу. Отказать могли по причинам куда менее существенным, чем неподобающая одежда и недавняя судимость.

Брэд подошел ближе. Невозмутимый сотрудник миграционной службы, взяв ее паспорт, задал несколько вопросов. Выслушав ответы, он нахмурился и углубился в изучение текста в мониторе. Тем временем длинноногая брюнетка неловко переминалась с ноги на ногу. Брэд уловил момент, когда девушка наконец осознала, что остальные прошли дальше и она осталась одна. Ее округлившиеся глаза снова уставились на служащего.

Да-да, дорогуша. Осталась только ты.

Поведение девушки резко изменилось: исчезла непринужденная легкость, голые плечи поникли, спина медленно напряглась. Возможно, вспомнилось последнее задержание.

Брэд быстро шепнул свое имя сотруднику миграционной службы и сказал о цели присутствия в аэропорту. Тот кивнул и, вернувшись за стойку, снял телефонную трубку. Служащий за первой стойкой ответил, обменялся взглядом с коллегой, вскинул глаза на Брэда и снова уставился на женщину. Слегка кивнул. Большего Брэду не потребовалось, и он включился в процесс.

Служащий потребовал показать багаж. Таможенник тщательно осмотрел его. Содержимое чемоданов не вызвало особого интереса. Компьютер выдал необходимые данные. Мужчины вышли из-за стойки и жестом показали следовать за ними. Не двигаясь с места, Серафина огляделась в поисках кого-нибудь, кто мог бы помочь. Желающих не находилось. Таможенник любезным жестом предложил пройти в комнату для переговоров. Серафина сделала несколько осторожных шагов. Когда они уже дошли до границы зоны прибытия, тот быстро кивнул в знак разрешения. Брэд молниеносно метнулся за ними.

Мало двоих, к ним присоединился еще и третий. Такой же мрачный и невозмутимый, в штатском, больше похожий на щеголеватого водителя. Или агента ЦРУ. Или водителя в ЦРУ.

Войдя в комнату, мужчины расположились по одну сторону звуконепроницаемого стекла и заговорили о ней, но не с ней. Один даже улыбнулся, что можно было принять за добрый знак, если бы за этим не последовал твердый и явно подозрительный взгляд в ее сторону.

«Водитель» снова заговорил, отчаянно размахивая руками.

– В чем проблема? – с напускной уверенностью громко спросила она.

Никто, кроме «водителя», не обратил на нее внимания.

У нее это был не первый случай неприятностей с властями, но впервые в консервативной стране, не похожей на Британию. Правда, базовые правила поведения здесь не отличались от общепринятых.

Не показывай своего страха. Держись вежливо.

– Может, мы наконец начнем, у меня заказана машина из аэропорта.

На всякий случай Серафина обворожительно улыбнулась. Напрасно. Разговор по-прежнему продолжался без нее. Потом высокий служащий, пожав руку «водителю», пролистал ее паспорт, проштамповал визу и передал документ «водителю».

Серафина вздрогнула, увидев, что стекло вдруг стало непрозрачным, и чуть не подскочила, когда дверь в ее половину комнаты распахнулась. Вошел «водитель» с ее чемоданом и документами.

– Добро пожаловать в Умм-Хорем.

Такие же загорелая кожа и темные волосы, как у других служащих, но говорит без арабского акцента. Серафина уставилась на него, ноги словно приклеились к полу.

– Вы свободны.

– Неужели? – Внутри вскипело обострившееся чувство справедливости. – Сначала объясните, за что меня задержали.

Похоже, мужчина не горел желанием поддерживать беседу. Надев темные очки, он повернулся и пошел вперед с ее вещами. Она за ним.

– Могу я забрать свои…

– Идите вперед, мисс Блейз. Пока мы не пройдем в ту дверь, вы находитесь в стране нелегально.

Исковерканные гласные. Да он австралиец. Резкая рявкающая манера говорить. Он не сотрудник охраны аэропорта и не переводчик. Кто он? И почему она должна идти за ним?

Впрочем, выбора не было.

– Простите, что происходит, почему меня отпустили просто так?

Он удостоил ее лишь легким кивком.

– Когда за вас заступается правящий шейх, у них нет выбора.

– Вы шейх?

– Я что, похож на шейха?

Кто знает? Может, они именно такие, с квадратным подбородком и аккуратной бородкой.

– Тогда как…

– Шейх Бахш Шакур – мой хозяин. Я выступаю от его имени.

А-а, теперь все проясняется.

– А почему этого шейха, Бахш-как-его-там, волнует, что со мной случилось?

И как он вообще узнал? Все произошло слишком быстро.

– Вы проведете достаточно много времени в его самом престижном отеле. Ему бы не понравилось, если бы вас задержали из-за формальностей.

Ее преступление было совсем незначительным. Поэтому-то она и решила указать его в миграционной карточке. Прозрачность, ответственность и все такое. Она потратила целое состояние на отдых в пустынном отеле шейха, и оказаться выдворенной из страны непозволительная роскошь. Аэропорт наверняка тоже принадлежит ему.

– Он понятия не имеет, что вы сделали, да?

– У шейха нет времени на такие мелочи.

Отличный способ сделать девушке комплимент.

– Значит, это ваша инициатива?

Подняв чемодан, как пушинку, он повел ее к служебному выходу.

На свободу. Вроде бы.

– Я кое-что им пообещал. Собственно, ничего такого, что могло бы нарушить ваши планы поваляться на солнце.

Он думает, она приехала пожариться на солнце. А ей надо спрятаться от жизни и самого ненавистного времени года.

– Что вы им пообещали?

– Пока не покидаете пределов Аль-Сакр Ризорт, вы гость шейха, находитесь под его покровительством. При соблюдении этих условий власти готовы смотреть на вашу недавнюю провинность сквозь пальцы и не возражают против вашего пребывания в Умм-Хореме.

– Вы так говорите, будто меня поймали при попытке ограбить банк.

– Вы удивитесь, когда поймете, как много я о вас знаю, мисс Блейз.

Она пыталась угадать, насколько серьезно то, что он говорит. Там и знать-то почти нечего. Последний раз ее задержали за несанкционированное проникновение. С целью защитить тех, кто не мог защититься самостоятельно. Все закончилось компромиссом.

– Вау! Похоже, кто-то слишком любопытен.

Он стиснул зубы. Она напомнила себе о том, как сильно эта культура отличалась от ее собственной.

– Территория отеля весьма обширна. Пока вы находитесь на ней, с вами будет все в порядке.

Ей указывали, как себя вести, и это раздражало. Как всегда.

– И что может остановить меня от того, чтобы исчезнуть в стеклянных джунглях Кафр-Фалах?

– Я.

Даже не видя его глаз, она прониклась к нему доверием, хотя, наверное, смогла бы убежать от него на какое-то расстояние, но его крепкая фигура говорила, что он с легкостью обставит ее на длинной дистанции.

– Помимо всего прочего, я поручился за вас.

– Значит, теперь я завишу не только от шейха, но и от его водителя?

– Я работаю в охране его королевского величества. – Он надеялся произвести впечатление словом «королевское»? С этим полный облом, приятель. Своей известностью Серафина могла соперничать с членами королевской семьи, но это никогда не давало никаких преимуществ. – В течение ближайшего месяца вы будете находиться под моей защитой.

Она тут же пожалела о своем поведении. Этот парень не виноват, что ее предал мужчина, которому так хотелось верить. И это накануне Рождества, самого нелюбимого ею праздника.

Мысль провести четыре недели, бодаясь с человеком по причине проблем, к которым он не имел отношения, совсем не привлекала. Она приехала залечь на дно.

– Господи, похоже, вы вытянули короткую спичку. Нянчиться со мной целый месяц.

Слово «нянчиться» явно задело его, как раньше слово «водитель».

– Наоборот. Короткой спичкой это не назовешь. Поймете, когда увидите, где мне предстоит провести это время.

За окном внедорожника во всем блеске и роскоши проносилась столица эмирата Кафр-Фалах. Впечатляющий город, выросший из песка всего за пару десятилетий. Доказательство победы человека над природой. Правда, Сере всегда хотелось, чтобы в один прекрасный день природа взяла реванш.

Она знала, что название города переводится как «селение на каналах», поскольку он вырос на месте крупной сети древних ирригационных сооружений, включавших в себя римские акведуки, и по ним до сих пор подавалась вода из подземных источников и горных родников.

Какое-то время Серафина смотрела на город, потом на пустыню, а в промежутке изучала его. Он сосредоточенно следил за дорогой. Темные волосы с аккуратной стрижкой, хрустящий воротничок строгой рубашки, полоска черной бороды, согласно требованиям местного этикета, причудливый шрам, рассекавший левую бровь.

 

– Значит, четыре недели мы проведем в компании друг друга. Как мне вас называть?

– А как вы назвали вашего последнего телохранителя?

– Ну, его звали Рассел. А вас?

– Зовите меня Брэд, мисс Блейз.

– Вы ведь знаете, что Блейз – это сценический псевдоним моего отца, верно? Составлено из начальных букв фамилии и имени. Видимо, в восьмидесятые годы так было принято.

– Понятно. Хотите, чтобы я использовал другую фамилию?

– Честно говоря, мне бы хотелось, чтобы вы вообще не называли меня по фамилии.

– Хорошо, Серафина.

– О боже, нет! Это не лучше, чем сценический псевдоним. Это имя наверняка выбирал какой-нибудь папин продюсер.

– А как вы сами себя называете?

– Сера.

– Хорошо. Как насчет того, чтобы установить некоторые базовые правила, Сера?

Ей до чертиков надоели эти альфа-самцы. Так просто ему с ней не справиться.

– Ну, ведь вы наверняка будете на этом настаивать.

– Выполнение некоторых условий обязательно. Я должен делать свою работу.

– Не уверена, что смогу выполнить ваши условия. Разве вы не читали мое досье? Там должна быть запись об этом.

От отца. Или от Рассела. Или от предыдущего охранника. От ее университетского тьютора. Или от няни. Как глубоко он копнул?

– Там есть несколько записей.

– Приятно осознавать, что я стою того, что обо мне написали.

Никакой реакции. Непробиваемая невозмутимость, приводящая в бешенство.

– Брэд, как насчет того, чтобы первое правило установила я?

– Говорите.

– Что скажете, если я попрошу, когда кому-нибудь из нас понадобится высказаться, снимать очки и смотреть в глаза? Как поступают вежливые люди.

Ну, говори уже, если хочешь продолжить.

Молчание становилось все напряженнее, пока не сделалось почти невыносимым. Но потом Брэд слегка наклонил голову, снял очки и, повернувшись к ней, посмотрел прямо в глаза. Во взгляде ни раскаяния, ни слабины. Глаза сверлили так, словно хотели просканировать ДНК. На какое-то мгновение она пожалела, что не придержала язык.

Светло-серые глаза в сочетании с загорелой кожей выглядели потрясающе.

М-да, уж лучше бы ты не снимал очки.

– Полагаю, вы понимаете, что являетесь настоящим наглядным пособием?

– Каким пособием?

– Очередной клиент пытается держать ситуацию в своих руках. Послушайте, Брэд. Я всю жизнь живу под присмотром профессионалов. Попадалась парочка уродов, но большинство достаточно милые люди. Некоторые даже очень симпатичные. И все они получали деньги за то, что находились рядом со мной. И вряд ли я хочу слишком много, прося смотреть мне в глаза во время разговора. Просто, чтобы я знала, что вы живой человек.

И вдруг она почувствовала странный прилив тепла в районе шеи.

– Правило номер один: вежливость во всех ее проявлениях.

И это значит?

– Правило номер два: я готов с уважением относиться к вашему праву на независимость, если будете уважать мои обязанности.

А если его обязанности и ее права вступят в противоречие?

– Иными словами, я должна делать то, что вы говорите?

– Иными словами, я прошу вас не сопротивляться без необходимости.

Хм. Неужели он действительно прочитал ее досье целиком?

– По-моему, это справедливо. Правило номер три: я за вас отвечаю, но я не ваш друг. Можете злиться, но не разочаровывайтесь, если наши отношения будут складываться не так, как вам хотелось бы.

О’кей. Она не собиралась грузить его проблемами и обижаться, если не дадут вывалить их на голову.

– Это меня полностью устраивает. Очень хорошо. Я здесь не для того, чтобы вести задушевные беседы. И напоследок?

– Правило номер четыре: если вам действительно понадобится помощь, обратитесь ко мне. Независимо ни от чего. Что бы ни случилось, я с этим разберусь.

Ну вот, опять. Всю жизнь за нее кто-то разбирался.

– Вам нравится держать все под контролем, правда?

– Мне платят за то, чтобы я контролировал обстановку.

– Ладно. Четыре недели – долгий срок. Все понемногу образуется. Вежливость, сотрудничество и действия на крайний случай. Думаю, мы обо всем договорились. Осталось придумать кодовое слово. Предлагаю «перец».

– Перец?

– Ну, знаете, на случай, если кому-то из нас понадобится нарушить соглашение.

Ей показалось, или он улыбнулся? Правда, потом огорошил настоящей шуткой. В своем роде.

– А если вы произнесете это слово, делая заказ в ресторане?

Ее мнение о нем слегка изменилось. В лучшую сторону.

– Тогда скажу «паприка».

– А если будете сажать огород?

– В пустыне Умм-Хорема?

Он посмотрел на нее, и – о чудо! – в глазах появился слабый намек на теплоту. Чуть-чуть дубовой коры, вместо зимней Темзы.

– Ладно. Пусть будет «перец».

И вдруг стало так хорошо оттого, что она одержала маленькую победу над этим человеком. Именно тогда, когда наметились слабые признаки легкого флирта.

Глава 2

Чем больше она говорила, тем более спокойно чувствовал себя Брэд в отношении собственных перспектив на предстоящий месяц. Она не из тех беспомощных принцесс, которые только машут руками, когда что-то идет не так, как им хочется. И не приставучая зануда. Конечно, может оказаться занозой в заднице, но по крайней мере не станет ждать, что он бросится спасать ее на каждом шагу. Насколько он понял, ее надо защитить от самой себя.

Она знаменитость, отпрыск богатого отца, он профессионал. Поэтому Брэд периодически присматривался к дорогим машинам, ехавшим параллельно с ними по шоссе из Кафр-Фалах дольше трех минут. Особенно в тех случаях, когда сильно тонированные стекла не позволяли рассмотреть того, кто внутри. Раньше это заставило бы его напрягаться, но сейчас надо присматривать за дочкой рок-звезды, а не охранять персонал ООН. Те дни позади.

Брэд хрустнул пальцами и снова бросил взгляд на свою клиентку. Сера углубилась в изучение бескрайней пустыни, глядя на большие дюны вдали.

Серафина Блейз. Двадцать четыре года. Дочь фронтмена готической рок-группы, кумира его молодости, который до сих пор выступает. Судя по напряженному концертному графику, Блейз еще не стар, чтобы иметь взрослую дочь. Впрочем, кто их знает, этих рок-музыкантов? Они начинали свою карь еру совсем молодыми и рано совершали ошибки.

Досье дочери кишело эпитетами типа «горячая», «порывистая», при этом «верная» и «преданная». И еще «склонная к правонарушениям». Приводились снимки громкого задержания в начале года вперемежку с отзывами о работе в качестве волонтера, блестящих достижениях в учебе и таланте в области фотографии. Возможно, лучше забыть о ее досье и составить собственное представление.

У нее немного острый язычок, но это свидетельство хорошо работающих мозгов. Далеко не каждому удавалось разговорить Брэда так, как она. Эта разведка боем вызывала невольное уважение. Весь облик этой женщины казался созданным резцом скульптора-постмодерниста и представлял собой сочетание идеально подходящих друг другу частей с очень нестандартным результатом. В ней все было длинным. Лицо, подбородок, нос. Волосы, пальцы, ноги. Она напоминала лучших арабских скакунов, при этом умудрялась оставаться женственной. Удивительно, но эта особенность ее внешности поражала сильней, чем классическая красота. Никаких драгоценностей, как на большинстве женщин, прилетевших тем же рейсом, только серебряные застежки на блузке. Блестящие каштановые волосы, спадавшие по плечам, украшали более чем достаточно.

С другой стороны, она явилась в консервативную мусульманскую страну с голыми руками и плечами. В ее случае с трудом верилось, что она ничего не читала об этом регионе. Уж не вызов ли это, молчаливый, намеренно брошенный Умм-Хорему. Возможно. Ее досье пестрело записями об участии в протестных акциях.

Аль-Сакр представлял собой эксклюзивную частную территорию.

Сера села ровней, чтобы лучше видеть то, что впереди. С каждым движением собранная напряженная женщина, которую он увидел в аэропорту, постепенно превращалась в спокойное, заинтересованное, восхищенное существо. А может быть, пустыня уже успела подчинить ее своей неуловимой магией. Хорошо, если так.

– Еще пятнадцать минут. Это ваша первая пустыня?

– Если не считать тех, над которыми пролетала, то да.

– Чего бы ни ожидали, вы ошибаетесь.

Сера промолчала, пристальней вглядываясь в пейзаж за лобовым стеклом. В это огромное «ничто», простиравшееся перед ними.

Через пять минут Брэд остановил машину у контрольного пункта. Местный охранник внимательно осмотрел машину, включая пустые сиденья, проверил документы Серы и, лишь найдя ее имя в списке гостей, пропустил их. Сера заметила, с какой непринужденностью тот обращается с мощным автоматом на плече. Впервые ее уверенность в себе, похоже, поколебалась.

– У вас тут много проблем?

– Забор в основном от диких животных.

Хотя это значительно облегчит ему работу, сокращая количество людей, входивших в круг его интересов, до небольшой горстки. На ближайшие недели предметом главного беспокойства станет Сера.

Они ехали по дороге посреди пустыни. Вокруг попадались в основном геометрические фигуры, вырезанные ветром из песка, и отдельные сухие кустарники. А когда поднялись на вершину, Сера заметила очертания отеля в центре огромного участка, со всех сторон ограниченного светло-золотыми песчаными дюнами.

Оазис. Впрочем, так оно и есть.

– Какая красота!

По форме отель напоминал драгоценную тиару.

Впереди замелькали финиковые пальмы, сначала по одной, потом группами. По обе стороны между песчаных холмов служебные помещения и жилье для персонала. Наконец группы пальм переросли в настоящую рощу, дорогу с обеих сторон обступили густые заросли унаби, из песка вдруг возникла каменная дорожка, выложенная елочкой и напоминавшая сказочную желтую дорогу в страну Оз.

– Вау!

Он любил момент, когда люди видели Аль-Сакр впервые. Брэд просканировал взглядом территорию, хотя знал, что здесь не может быть никого, кроме гостей и сотрудников.

– Оставайтесь здесь.

И вышел из машины, впустив в салон сухой горячий воздух. Еще раз огляделся по сторонам. Из массивных входных дверей отеля вышли двое служащих, кивнули Брэду и остановились, пока он помогал Сере выйти из внедорожника. Едва ноги коснулись земли, она решительно двинулась вперед.

– Привет!

Они представились Сере. Ее лицо светилось нескрываемым восторгом. Оставаться равнодушным к неповторимой красоте Аль-Сакра мог лишь безнадежно твердолобый человек.

Эта Сера больше похожа на девочку, чем на женщину. Брэда снова кольнуло странное незнакомое чувство.

– Мисс Блейз, добро пожаловать, – поприветствовал невысокий служащий на чистейшем английском, сунув ей в руку карточку гостя. – Меня зовут Акил. Я координатор по связям с гостями. Если вам что-нибудь понадобится, обращайтесь ко мне.

Высокий, представившись Эриком, подался вперед и пожал ей руку:

– А я ваш гид по Аль-Сакру. Буду вас сопровождать.

Из отеля вышли еще двое служащих с тележкой для багажа и молча забрали чемоданы Серы, пока Акил и Эрик, распахнув центральную дверь, проводили ее внутрь. Брэд последовал за ними навстречу прохладному воздуху кондиционера. Сколько бы раз он ни входил, всегда чувствовал себя так, словно находится в пещере Аладдина. Прохлада, темнота и немного волшебства. В фойе были очень удачно использованы элементы традиционной арабской архитектуры и мебели. Повсюду витал слабый аромат трав. На Серу это мгновенно произвело впечатление.

– Жаль, мой фотоаппарат остался в чемодане, – пробормотала она, осматриваясь.

Акил повернулся к ней с победоносной улыбкой:

– Красиво, правда? В ближайшее время вы часто будете бывать здесь. По разным поводам. Сюда, прошу вас.

Служащие отвели ее в гостиную для приема гостей, обставленную дорогими диванами и старинными низкими столиками. Эрик вернулся со стаканом сока из тропических фруктов для Серы.

– Пока вы отдыхаете, я переговорю с вашими помощниками, – буркнул Брэд.

Интересно, она его услышала? Все ее внимание было приковано к покачиванию плетеных занавесей в арочном проеме и ажурной решетке, украшавшей окно, выходившее в фойе.

Брэд подошел к Акилу и Эрику, оба мгновенно посерьезнели.

– Какое у тебя предписание? – тихо спросил Акил.

– Близкий контакт, – быстро ответил Брэд. Иначе говоря, он всегда должен находиться поблизости. – Куда вы ее поселите?

Акил посмотрел на схему расположения номеров.

– Свободен сьют номер десять.

Десятый – это хорошо. Достаточно далеко от других номеров, что обеспечит тишину и покой, и достаточно близко к основным зданиям на случай, если что-то понадобится. Кроме того, он сможет расположиться в соседнем одиннадцатом. В Аль-Сакре имелись сьюты из нескольких комнат, но чтобы здесь, на Аравийском полуострове, посторонние мужчина и женщина жили под одной крышей! Никогда, даже если ей угрожала серьезная опасность. Но лучше подстраховаться. Известность творит с людьми самые странные вещи. Брэд не собирался рисковать. Этого ему хватило в прошлом.

 

– Когда она в номере, никто не должен туда входить без моего ведома, – приказал он.

– Понятно.

Он обозначил еще несколько правил, которые им полагалось соблюдать, и вернулся в гостиную, где Сера, закончив изучать гардины, благополучно устроилась на роскошном традиционном узорчатом диване, потягивая сок. Ее улыбка сияла под стать пустыне за стенами отеля.

– Здесь просто потрясающе! – восхитилась она.

Внутри снова что-то кольнуло, на этот раз еще сильней. Брэд не хотел видеть, как она оттаивает. Не хотел замечать невинности, проглядывавшей сквозь напускную жесткость. Ему хотелось, чтобы клиентка оставалась самоуверенной и резкой. Чтобы она ему не нравилась. Так проще.

– Вы готовы пройти в свой номер?

Она посмотрела на стакан, до половины опустевший, потом на него.

Брэд поспешил сдержать улыбку, прежде чем она успела исказить его невозмутимое лицо.

– У вас будет его сколько угодно.

Сделав еще один большой глоток, она поставила стакан на подставку:

– Идемте.

Сера подумала, что с воздуха Аль-Сакр, должно быть, несколько напоминает скорпиона. От главного здания в разные стороны расходились длинные, похожие на лапы, аллеи, обрамленные деревьями, огибавшие большую дюну, на которой оно стояло. Вдоль аллей на расстоянии, обеспечивающем достаточное уединение, располагались индивидуальные домики-сьюты. Она заметила, что это не совсем обычные домики. Они чем-то напоминали шестиугольные шатры с такими же оштукатуренными белыми стенами и деревянными оконными рамами, как и основное здание, но под тростниковыми крышами, похожими на широкополые шляпы от солнца. В тени скрывались деревянные террасы.

Каждый раз, когда видела очередной домик, Сера вздыхала. Ничто здесь не напоминало о прессе с ее бесконечными приставаниями. Или о доме. Или о времени года.

– Вот мы и приехали.

Акил остановил багги в тени у домика, расположенного примерно посередине передней лапки скорпиона лицом к пустыне. Находясь здесь, легко поверить, что ты один наедине с ней. Насколько хватало глаз – никого и ничего. Сера подумала, что Брэд наверняка приехал сюда раньше ее. Действительно, он был уже здесь. Как только открыли дверь, он вошел в номер, проверил все помещение еще до того, как ей разрешили войти. Сера смущенно улыбнулась Акилу, тот пожал плечами.

Войдя внутрь, она поняла, что ждала не напрасно. Прохлада, полумрак, благоухание. Как в гостиной центрального корпуса. Хотя на этом сходство заканчивалось. Сьют умудрялся быть простым и вместе с тем самым роскошным из всего, что ей приходилось видеть. Шестиугольная комната, обставленная традиционной мебелью, не выглядела перенасыщенной. Длинные диваны, шикарный столик с кофемашиной и принадлежностями для кофе, письменный стол, посередине роскошная высокая кровать кинг-сайз. В трех из шести углов стеклянные двери с толстыми гардинами из того же узорчатого шелка, которым она восхищалась раньше.

Акил открыл одну из них.

За дверью до самого горизонта, где проглядывали смутные очертания гор, во всем своем великолепии расстилался золотой ковер Аравийской пустыни. А сразу перед ней между песками и кондиционированным убежищем синела глубокая чаша бассейна, наполовину выходившая на солнце, наполовину скрытая в тени.

Сера оперлась руками на стекло двери и наклонилась навстречу теплу, хлынувшему снаружи. Раскаленная пустыня. Прохладный бассейн. Кофемашина. Кровать, как из сказки о принцессе на горошине.

Она почувствовала, как напряжение, не покидавшее ее весь последний год, спадает, превращаясь в прах от жаркого дуновения пустыни.

– Это ваш дом на ближайший месяц, – сказал Акил. – Позвольте, я покажу вам остальное.

Всего несколько минут, и она убедилась, что в Аль-Сакре позаботились абсолютно обо всем, что могло ей понадобиться. Сплошные роскошь и комфорт.

– Мистер Крюгер будет находиться в соседнем сьюте, – добавил Акил и вручил Брэду старинный ключ ручной работы. – Его вещи уже там.

В комнату внесли багаж. Сера взяла всего один чемодан, но даже он казался лишним. Здесь можно благополучно провести весь месяц в купальнике, набрасывая платье лишь чтобы сходить поесть. Она взглянула на столик возле бассейна.

В том случае, если еда сама не будет являться сюда.

Сера почувствовала, что плечам стало немного легче, будто спала часть тяжести, сковывавшая их.

– Спасибо вам, Акил. Именно то, что мне нужно. Тишина. Красота. Природа. Настолько далеко от цивилизации, что даже у нее не будет причин рваться отсюда. Идеальное место, чтобы ненадолго залечь на дно.

И никакого намека на рождественское оживление.

– Мы гордимся, что можем предложить своим гостям то, что им нужно, – негромко ответил Акил и объяснил, как она может с ним связаться, если что-то понадобится. Попрощался и удалился.

Она прислонилась спиной к теплому стеклу двери, закрыла глаза и почувствовала, как еще какая-то часть напряжения растаяла в этом тепле.

Открыв глаза, она увидела, что Брэд все еще в комнате, молча ждет указаний.

Крюгер. Брэд Крюгер. Подходящее имя для сильного мужчины.

– Я хочу достать фотоаппарат. – Она с усилием оттолкнулась от двери, словно это могло помочь отбросить мысли о нем. – И еще я собираюсь искупаться. И поваляться в шезлонге. Хотя, возможно, и не в таком порядке. А вы пока могли бы расположиться у себя в номере. Когда закончите, мы обсудим, как будем жить дальше.

Он кивнул, сохраняя непроницаемое выражение, и вышел, оставив ее с тяжелым сердцем наедине с бесстрастной пустыней.

Брэд оторвал взгляд от знакомого пейзажа и встал с дивана. На то, чтобы «расположиться», у него ушли считаные минуты. А сколько нужно времени, чтобы распаковать небольшую сумку и разложить туалетные принадлежности в неприлично большой ванной?

Если бы британская охранная фирма не платила именно за близкий контакт с Серой, он бы остался в своей городской квартире и приезжал сюда каждое утро, чтобы присматривать за ней. Но близкий контакт подразумевал близость, а значит, придется бесплатно наслаждаться шестизвездочным сервисом в пустыне. Его взгляд снова устремился на пески, залитые роскошным мягким светом.

Определенно не самый плохой способ провести Рождество.

Издалека доносился плеск воды – Сера плавала в бассейне, – и Брэд уже начинал верить, что она будет слишком занята, чтобы выкинуть какой-нибудь фортель. Однако понимал: возможно, после драматического происшествия в аэропорту, ей требуется небольшая передышка. Поэтому, быстро разложив вещи, он притормозил еще минут на двадцать, а потом, немного потянув время, внимательно осмотрел периметр обоих домиков.

По опыту Брэд знал, что охраняемые персоны всегда хуже приспосабливаются к мысли о близком контакте, чем те, кто их охраняет, даже в тех случаях, когда их жизнь напрямую зависит от надежности охраны. Нащупать тонкую грань между слишком пристальным и недостаточно пристальным наблюдением за клиентом – это особое искусство. Нужно держаться достаточно спокойно, чтобы не раздражать клиента, но и не расслабляться, чтобы избежать рисков, от которых его нужно оберегать. Вместе с тем клиент не должен полагаться на телохранителя настолько, чтобы перестать прислушиваться к собственным ощущениям и инстинктам. Слишком полагаться и слишком восхищаться. Слегка свело живот, когда он вспомнил, как порой это опасно и как дорого ему обошлась подобная наука.

Индифферентное сотрудничество – наилучший вариант.

Именно этого он хочет добиться от Серы.

Их сьюты ничуть не изменились с тех пор, как он последний раз жил в Аль-Сакре. Те же три запертые изнутри стеклянные двери, большая двухстворчатая деревянная дверь в сторону аллеи, от которой сьют отделен изгородью, обеспечивавшей атмосферу приватности, в то время как вид на пустыню полностью открыт. Главное правило гласит: во время передвижения по пустыне нельзя приближаться к гостевым сьютам. Персоналу запрещалось входить к Сере, когда она в номере, кроме того, никому не разрешалось подниматься на дюну, чтобы увидеть территорию вокруг ее бассейна.

Хотя запрет не всегда означал беспрекословное исполнение. Инструкции, которые получил Брэд, сводились к тому, чтобы оградить ее от возможных неприятностей, пока не утихнет интерес прессы к ее недавним проблемам с законом. Но когда твой отец богат и знаменит, может случиться всякое. И Брэд не мог допустить промаха. Обжегшись на молоке, будешь дуть на воду.


Издательство:
Центрполиграф
Книги этой серии:
Поделится: