Litres Baner
Название книги:

Мертвая долина. Том первый

Автор:
Александра Лисина
Мертвая долина. Том первый

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Да, пусть вера их извращена и превратно истолкована. Пускай в головах у них царит полный хаос. Пусть многолетняя изоляция сделала их во многом ущербными… но я до сих пор надеюсь, что это можно исправить. Пусть не сейчас, пусть не сразу, а только через пару поколений нормальной жизни, но это наверняка можно сделать. Еще не все потеряно. Еще есть шансы. Есть надежда. Есть выход. Даже для них. И я как Ишта просто не могу упустить возможности возродить этот необычный край. Только уже без Тварей. Без крови, льющейся на алтари по любому поводу. Без зачатых в жадности детей, чьими жизнями оплачивается чужая свобода. Без боли. Без страха. Без непонимания. Так, как должно быть. И так, как должны жить нормальные люди.

Для этого я пришла в Невирон. Для этого сюда пришли мои друзья и названые братья. Для этого мы прячемся под масками бродячих циркачей. И для этого же так стремимся узнать слабые места нашего общего врага. Причем как мне кажется, Пирамиды – один из ключиков для решения этой задачи. И, как мне снова кажется, сегодня у нас появился неплохой шанс к ним подобраться.

Надо только немного подождать.

Надо только добраться до первой попавшейся развилки.

Надо снова попасться на глаза тому забавному дядьке из деревни, которого при нашем появлении аж перекосило, но который потом очень сильно о чем-то задумался, а еще через пол-оборота как-то резко погрустнел и разом передумал отбивать об нас свои кулаки.

«Дядька», кстати, мне неожиданно понравился. И показался достаточно умным человеком, с которым можно попробовать договориться. К тому же его здесь хорошо знали. К нему обращались по имени. И он, вполне возможно, имел пропуск хотя бы в один из нужных нам городов.

А раз так, то нам следовало встретиться как можно скорее. На этой вот самой дороге, которая, как я уже сказала, тут одна-единственная. Следовательно, он тоже поедет по ней. Причем поедет очень скоро – что ему делать в деревне после того, как мы сорвали там такой богатый куш? И верно – нечего. А значит, он оттуда уедет. Сегодня же. И значит, примерно к полудню нас нагонит: я специально попросила Лина идти неспешным шагом. И заодно велела повнимательнее присмотреться к дороге, чтобы отыскать подходящее место для еще одного небольшого представления. Которое должно стать тем более убедительным, раз наш будущий собеседник – не самый плохой в этом мире актер и способен быстро раскусить любую халтуру.

То есть наша сегодняшняя игра должна быть очень качественной. Вернее, она должна быть настоящей. Непридуманной. Для того чтобы упомянутый дядька ей искренне поверил, и для того, чтобы у него не возникло в отношении нас ни тени сомнений.

«Развилка, – бодро сообщил Лин, едва я дошла до этой важной мысли. – Через пару минок будет еще одна дорога. Подойдет?»

Мы с загримированным до полной неузнаваемости Роданом понимающе переглянулись, почти одновременно выглянули наружу, огляделись, перехватили вопросительные взгляды от обоих хвардов, а потом так же дружно кивнули.

– Да. Это – именно то, что надо.

Я свистнула Локу.

– Дуй-ка на пригорок, серый. Когда они покажутся, подашь знак.

Хвард понятливо кивнул и тут же умчался назад – следить за пустой дорогой. Мейр и Дей проворно соскочили с облучка, отправившись искать подходящее место для саботажа. А Эррей, сидящий вместе со мной на краю повозки, хитро прищурился.

– Какой вариант работаем?

– Сломанное колесо, – хмыкнула я, аккуратно приглаживая свои короткие волосы. – Думаю, это будет веская причина, по которой они могли нагнать нас так быстро.

– Тогда ищем нужную ямку, – кивнул Эррей и тоже спрыгнул на землю. Но потом не удержался и насмешливо посмотрел на обряженного в лохмотья, заросшего, как медведь, перекрашенного до состояния естественной седины и размалеванного до отвращения Родана. – А вы, дедушка, пожалуй, еще полежите. В вашем возрасте вредно ходить по земле своими ножками. Вдруг подломятся?

– Убью, – внятно пообещал Родан мерзким скрипучим голосом.

– Да что вы, дедуля? У вас и сил-то не хватит!

«Дедуля» тихо зарычал, потому что в последнее время выбранная маска начала его откровенно тяготить, и в отместку запустил в нахала каким-то тюком. Увесистым, конечно. Совсем не по «старческой» руке. Но так удачно, что Рорн чуть не рухнул, получив этим снарядом аккурат в грудь. После чего возмущенно вскинулся и запустил им обратно, едва не задев по пути меня. Однако Родан был начеку и ловко увернулся, ничуть не смутившись теснотой повозки. В результате тюк бодро вылетел с противоположной стороны, чувствительно двинув Лина по крупу. Заставил его взлягнуть от неожиданности и резко ускорить ход… точнее, подпрыгнуть и рвануть вперед с почти демонической прытью… и вот этого наша старенькая повозка выдержать, конечно, уже не смогла. На неровной дороге переднее колесо попало в какую-то выбоину, телегу высоко подбросило; меня, совершенно не готовую к такому повороту событий, некрасиво уронили на спину. Родан, не удержав равновесия, опасно пошатнулся и с проклятиями рухнул сверху. Почти сразу откуда-то снизу раздался страшный скрип. Эррей снаружи испуганно ойкнул. Повозку опасно перекосило. Ушедшие вперед Мейр и Дей изумленно обернулись. А Лин, выворотив с мясом дышло, ошарашенно повернулся.

«Эй! А что это было?!»

– Ну вот, – растерянно сказал Родан совершенно обычным голосом, кажется, первым осознав случившуюся неприятность. – Теперь нам не придется ничего разыгрывать: кажется, передняя ось полетела.

– Твою… – тихо выдохнула я откуда-то снизу. – Слезь с меня, болван! Раздавишь!

Хас вздрогнул, запоздало сообразив, что навалился на какую-никакую, но все-таки даму, поспешно отпрянул, оставив меня барахтаться и с руганью выбираться самой. А потом, как ошпаренный, выскочил наружу и прямо с ходу засветил Эррею такой сочный, совсем не стариковский пинок, что тот едва не взвыл.

– Ай! Дедуль, за что?!

– За дело! – рявкнул «дедушка», оскалившись не хуже Лока. – Придурок! Из-за тебя у нас телега сломалась! Понял?!

– Да она… и должна была… вроде…

– Понарошку, идиот! А ты что сделал?!

– Ничего! – возмущенно потер ушибленное место Эррей.

– Я тебе щас покажу «ничего»! Я тебе щас!..

– Уау-у! – внезапно провыл из-за поворота Лок, заставив Фантомов замереть в угрожающих позах. – Уау-у! У-у!

Что значило: полундра! Корабль на горизонте!

– Живо по местам! – шепотом рявкнула я на обозлившихся братьев. – Дед, а ну давай в повозку! У тебя ноги плохо ходят! Эр, отстань от него! Потом отношения выяснять будете! Мер, Дей – к дышлу! Лин, изобрази тупую скотину! Тупую, я сказала, а не задумчивую! Так, молодец… суета вокруг колеса! Иначе всех прибью!

Фантомы на мгновение замерли, как застигнутые врасплох воры, но я рыкнула погромче, и этого оказалось вполне достаточно, чтобы старенький «дедушка» одним гигантским прыжком вернулся к накренившейся повозке, ласточкой заскочив внутрь и пластом рухнув на криво лежащие тюки; шейри послушно заржал, замерев в неудобной позе; остальные слетелись к нему, словно вспугнутые воробьи, и тут же сгрудились вокруг покореженной оси. Причем когда стало ясно, что поломалась она серьезно и грозит нам длительным простоем, в воздухе разлилось совершенно искреннее и очень правдоподобное шипение, которому позавидовала бы любая гадюка. А когда из-за пригорка выскочил громадный волк, а вдалеке наметились первые клубы дорожной пыли, красноречиво сообщая о приближении гостей, под днищем послышалась такая же искренняя ругань. Приглушенная, но до того сочная, что я расслабилась и успокоено откинулась на спину.

Все.

Теперь они точно правдоподобны, как никогда. Надо бы и мне подготовиться. Еще секунд тридцать – и снова пора на сцену. Антракт закончился. Новый акт. Камеры… свет… мотор…

Я глубоко вдохнула и, дождавшись, пока со стороны пригорка послышится нарастающий грохот колес, решительно полезла наружу.

Глава 4

Ворота они миновали без проблем: неподкупные стражи, едва завидев Алых, лишь отдали честь и молча отступили, позволяя старшему клану провести внутрь непонятных чужаков. Ни вопросов, ни сомнений, ни колебаний, ни платы за проезд. Просто абсолютное доверие, исключающее саму возможность неповиновения или предательства.

– Обычно приезжим объясняют наши правила, – заметив недоумение «владыки», пояснил Раэрн. Остальные двое скаронов хранили мудрое молчание. – Без приглашения за пределы Внешнего города не выходить, при встрече с кланами язык держать за зубами, на рожон не лезть, первыми не заговаривать и ни при каких обстоятельствах ничего для себя не требовать. Однако поскольку вы идете с нами, то вас пропустили без обычного предупреждения. Считается, что за стражей это сделаем мы.

– Да? – заинтересованно повертел головой Бер. – Ну тогда поясняй, если взялся.

– Я только что это сделал.

– Гм. Неужели это все, что ты можешь рассказать о своем городе?

– Я просто обозначил основные моменты, – усмехнулся Алый. – Поскольку вы пользуетесь масками, то отношение к вам будет, как к чужакам.

– То есть поганое, – заключил Ван, кинув быстрый взгляд на оставшуюся по правую руку крепостную стену. – Кстати, куда вы нас ведете?

– Во Внешний город. Чужаки обитают именно там. Чуть выше селятся младшие кланы. В самом центре, как вы могли заметить по дейри, старшие. Но туда вам пока не стоит заходить. По крайней мере, без сопровождения.

– А если зайдем? – заинтересованно привстал в стременах Изумруд.

Раэрн повел закованным в адарон плечом.

– Будут большие проблемы.

– У кого? У нас?

– Нет, – усмехнулся Алый. – У тех, кто попытается вас остановить. У них, естественно, ничего не получится, однако при этом вы лишитесь маскировки. Поэтому сами решайте, стоит ли рисковать.

– Почему ты называешь эту часть города Внешней? – вмешался Ас, когда Бер ненадолго задумался.

– Потому что она ближе всего к наружной стене, господин, – тут же ответил Раэрн, ничем не выдав удивления, что «владыка» не знает таких простых вещей. – Мы сюда редко заходим – как правило, только к кузням, которые стоят в юго-восточной части. Школы у нас свои – чужаки туда не допускаются. И расположены они в пределах Старого и Нового города. Там, где кланы. А больше нам тут нечего делать. Это – территория пришлых. И мы сейчас находимся на ней только потому, что здесь вас никто не узнает.

 

– Расскажи о кланах, – взяв новые сведения на заметку, велел Ас. – Нас долго не было, так что рассказывай так, как если бы мы в самом деле оказались чужаками.

Раэрн тут же наклонил голову и придержал коня, поравнявшись с Тенями.

– Как прикажете, господин. Что именно вы желаете знать?

– Все: как живете, чем дышите, каких законов придерживаетесь, кто сейчас у власти…

– Господина интересует только Алый клан?

– Нет, – мгновение помедлив, решил Ас. – Понимаю, что насчет других ты знаешь немного, но нам все равно будет полезно. Можешь начать со старших.

– Хорошо, – кивнул Алый и, на какое-то время задумавшись, принялся коротко обрисовывать ситуацию.

Как и утверждал Лин, в Скарон-Оле в последние несколько сотен лет вся полнота власти принадлежала главам четырех старших кланов и была такой же незыблемой и нерушимой, как крепостные стены города. В их подчинении находились все до единого жители города, их приказы никогда не оспаривались и не обсуждались, их поступки совершались, исходя из вероятного блага всего народа, поэтому даже в отсутствие повелителей в городе сохранялись строжайший порядок и железная дисциплина.

Кланы действительно подразделялись на младшие и старшие, но внутри каждого из них существовало дополнительное разделение на внутренние роды. Причем если в младших кланах скароны где рождались, там и умирали, то со старшими дело обстояло несколько иначе.

– В нашем клане сейчас семнадцать родов, мой господин, – с нескрываемой гордостью сообщил Раэрн. – И в каждом молодые воины достигают высших ступеней посвящения. Таким образом, что первый род никогда не оскудевает хорошими бойцами и способен противостоять на равных любому противнику. Правда, в последние десять лет условия для перехода ужесточились, но это пошло только на пользу клану.

– Что еще за переходы из рода в род? – встрепенулся любопытный Бер.

– Старая традиция, – пожал плечами Алый. – В старших кланах принято, что любой воин, кем бы он ни родился, способен перейти в более высокий род. При условии, конечно, что докажет состоятельность этого поступка и продемонстрирует главе мастерство соответствующего уровня. Это одинаково верно в отношении и Изумруда, и Сапфира, и Адаманта.

– Хочешь сказать, что вы делите роды не по кровным узам?

– Нет. Зачем? Все воины клана являются друг для друга кровными братьями. Отличия лишь в уровне мастерства и подготовке. Существует двадцать одна ступень посвящения, соответственно которым и определяется положение каждого из них.

Бер удивленно покрутил головой.

– Надо же… а какой тогда смысл делиться на роды?

– «Род» – это условное название, – тонко улыбнулся Раэрн. – Наверное, вам станет понятнее, если назвать это разделением не на роды, а на ранги.

– В смысле если я, скажем, когда-то имел довольно низкий ранг, то впоследствии, поднапрягшись и освоив некие навыки, имею все шансы перейти на более высокий уровень?

– Совершенно верно. Три низших ступени посвящения отведены у нас для семнадцатого рода; еще по две приходятся на шестнадцатый и пятнадцатый. Остальные отличаются друг от друга всего на одну ступень, но каждый стремится когда-нибудь достигнуть самого верха. К примеру, я и мои спутники находимся на пятой ступени мастерства из семнадцати возможных, и это достаточно высоко. Но вот моя младшая сестра два года назад сумела заполучить первую. Поэтому, хоть мы и происходим от одних родителей, в данный момент она входит в первый род, а я – нет.

Бер озадаченно крякнул.

– То есть твоя сестра достигла больших успехов, чем ты, в воинском деле и только поэтому перешла в другой род?

– Именно, – кивнул Раэрн. – Несмотря на то что мы рождены одними родителями, сейчас она фактически приходится приемной дочерью главе клана и при необходимости может отдавать приказы от его имени.

– И никто не возражает?

– Для семьи это очень почетно. Кровные узы не утрачиваются при переходе из рода в род. Так что, несмотря на повышение, Аша была и остается моей сестрой.

– Хорошо. А кто тогда командует в этих ваших так называемых «родах»? Нет, в первом я догадался – глава клана, а в остальных?

Алый с легким удивлением покосился на несведущего Изумруда.

– Разумеется, сильнейший. До тех пор пока не перейдет на ступень выше и не передаст свой пост преемнику.

– Это же неудобно, – изумленно моргнул Ван. – Кто же передает власть так часто? Насколько я понимаю, всякий глава рода стремится как можно быстрее подняться наверх?

– Конечно, – спокойно кивнул Алый.

– А как же дела рода?! Новичок что, каждый раз должен вникать в них заново?!

– Зачем? – нахмурился вдруг Раэрн. – Для этого есть магия клана и сила Огня, позволяющая передавать знания и умения. Со сменой главы род ничего не теряет. И преемственность сохраняется полностью.

– Но для этого нужно поделиться не только знаниями, но и памятью, – вставил свое веское слово Гор. – Неужели ваши главы идут на такое всякий раз, когда у рода меняется повелитель?

Алые дружно повернули головы к Адаманту и непонимающе моргнули.

– Это происходит во всех старших кланах, – наконец замедленно ответил Раэрн, отчего Ас мысленно ругнулся. – Чужакам трудно понять, однако именно так обстоят дела. Править должны только сильнейшие.

– Сильнейшие не всегда означает, что лучшие, – негромко фыркнул Бер, вызвав еще один недоумевающий взгляд от Алого. – Небось, и владык вы себе так выбираете? А если они вдруг окажутся недостойными?

Раэрн нахмурился еще сильнее.

– Недостойные не доживают до испытаний. Их уничтожает клан. Наша магия. Или же глава, если услышит неподобающие мысли и увидит позорящие клан поступки.

– Магия не всеведуща. Люди не всеведущи тем более. А если ваш глава ошибется?

– Глава клана не может ошибиться.

– Что, совсем? – насмешливо поинтересовался Бер, однако Алые мгновенно посерьезнели, и говорливый Изумруд предпочел прикусить язык, а поймав от Аса многозначительный взгляд, еще и отвернулся, сообразив, что в чужой город со своими законами не ходят. И раз уж они тут настолько верят в непогрешимость своих повелителей, переубеждать этих твердолобых в обратном абсолютно бессмысленно. Скароны – это ж такой народ…

«Вот именно», – молча согласился с братом Ван и поспешил сменить тему.

– А что насчет Сапфиров? Там такие же порядки?

– Почти, – помедлив, все-таки отозвался Раэрн. – За исключением того, что родов у них девятнадцать. У Адамантов всего пять – они всегда были в меньшинстве, а Изумруды, если вам интересно…

– Что? – тут же навострил уши Бер.

Раэрн настороженно на него покосился.

– У Изумрудов сейчас двадцать два рода. На данный момент они самые многочисленные, но это связано с особенностями их дара и тем, что они легче всего образуют семьи.

– Еще бы, – неслышно хихикнул Ван. – Есть у нас один знакомый Изумруд, которого прямо хлебом не корми – дай порезвиться…

– Вань, придержи-ка свой длинный язычок, – недовольно отозвался Бер. – Сам знаешь – я не могу это контролировать.

– А ты постарайся. Не думаю, что тебе стоит повторять здесь свои столичные подвиги – местные леди могут этого не понять.

Изумруд насупился и промолчал, а Ван перехватил быстрые взгляды от Алых и осекся.

– Это правда, – с совершенно непроницаемым лицом кивнул Раэрн. – Пока вы выглядите как чужаки, любые намеки в эту сторону могут быть рассмотрены как оскорбление. Мой господин, простите за наглость, но можно задать вам один вопрос?

Ас вздохнул.

– О том, почему мы не знаем таких важных вещей?

– Да, – настороженно кивнул Алый, обменявшись с собратьями еще одним быстрым взглядом.

Шетт… но деваться некуда: вопиющая безграмотность Теней настолько очевидна, что ее не удастся скрыть никакими уловками. Им срочно нужна была информация о местных порядках. И информаторов лучше, чем эти странно преданные скароны, внезапно решившие, что амулет клана дает Асу какие-то особые права, пожалуй, не найти.

Сложность в другом: не принесет ли такая откровенность проблем?

– Это долгая история, – наконец отозвался Ас. – Нас долго не было дома. И в силу ряда обстоятельств наша память лишилась многих сведений, которые когда-то были для нас естественными.

– В ваших дейри есть следы Тени…

Ас кивнул.

– И это – главная из причин. Хотя, конечно, не единственная.

Алые нахмурились, заколебались, едва не заставив Теней всерьез забеспокоиться, но потом Раэрн снова повернулся и очень осторожно спросил:

– Чем мы можем помочь вам, господин?

Ас, едва не решивший, что зря согласился на его присутствие, перевел дух. Все же система подчинения скаронов – это нечто невероятное. Даже в такой двусмысленной ситуации Алые не струсили и не отвернулись от чужаков. Кажется, их вера в амулет была настолько велика, что даже полнейшее незнание пришельцами законов не смогло ее смутить.

Шетт. Неужели они настолько чтут своих повелителей? И неужели для них настолько важен тот долг, который тянется еще с Рейданы?!

– Расскажи то, что знаешь, – негромко попросил Ас, мысленно поражаясь покладистости сородичей. – И начни, пожалуй, с воинских чинов…

Под тихую размеренную речь Бер потихоньку разглядывал проплывающие мимо дома. С любопытством глазел на тщательно выбеленные стены, напрочь лишенные каких бы то ни было украшений; на узкие окна, больше похожие на бойницы; плоские крыши, крохотные балкончики, высокие заборы, через которые не вдруг и перемахнешь; невероятно узкие улочки, сливающиеся друг с другом в самый настоящий лабиринт… и мысленно поражался. Если присмотреться повнимательнее, то становилось ясно, что стены у домов не просто каменные, а еще и невероятно толстые, как будто заранее рассчитаны на удары тарана; крыши исключительно черепичные, а местами покрыты каким-то особым составом, чтобы стрелами было просто так не поджечь; улицы не просто узкие, но еще и путаные, извилистые – в любой момент можно юркнуть куда-нибудь и надолго пропасть из виду. А можно незаметно обойти врага с тыла и неожиданно ударить. Прямых путей и широких проспектов, как в столице Валлиона, здесь вообще не водилось. Чтобы куда-то попасть, следовало предварительно поплутать, попетлять и при этом чудом не заблудиться. Неудивительно, что до нужного места им пришлось добираться почти два оборота. А если учесть, что на каждом доме стояла магическая защита… и это в квартале, где жили только чужаки…

Мм-м-м…

Бер почувствовал, что совсем не прочь задержаться тут подольше. Причем чем дальше они углублялись в нескончаемый лабиринт улиц, тем больше они ему нравились. И, что удивительно, для него совершенно не составляло труда ориентироваться. Он откуда-то прекрасно знал, где находится наружная крепостная стена, где центр, а где… и это почему-то вызывало в душе непонятное беспокойство… поселились его сородичи. Те самые Изумруды, про которых он так много слышал, но с которыми в действительности еще ни разу не встречался.

А еще его беспокоило ощущение присутствия поблизости чего-то магического, большого и почти разумного. Чего-то, что, как ему казалось, пристально наблюдает за ним издалека. И от этого непонятного ощущения по коже то и дело пробегали волнительные мурашки. Не пугливые, не тревожные, не панические, а именно что волнительные. Как у влюбленного парня перед встречей с красивой девушкой. Причем объяснить подобное состояние Бер никак не мог, но именно поэтому оно его и беспокоило. Особенно тем, что усиливалось всякий раз, когда ему доводилось обратить внутренний взор в сторону громадного облака чужих дейри, зависшего над облюбованным Изумрудами кварталом.

– Эй, не спи! – вдруг толкнулся локтем Ван, заставив брата очнуться от наваждения. – Или опять о бабах мечтаешь?

Бер хотел было огрызнуться, но усилием воли заставил себя смолчать. Рассказывать о своих ощущениях он посчитал преждевременным. Кроме того, что в какой-то момент понял, что ОЧЕНЬ хотел бы посмотреть на настоящего Изумруда. Зачем, для чего – сам не понимал, однако желание все равно оставалось. Необъяснимое, иррациональное, но весьма настойчивое.

– Да что с тобой? – потихоньку шепнул Ван, внезапно почувствовавший, что брату опять не по себе. – Что опять случилось?

– Потом, – мотнул головой Изумруд, краешком глаза покосившись на манящее облако. – Дома объясню.

Ван нахмурился, но настаивать не стал. Только сделал Гору выразительный знак и на всякий случай остался поблизости, опасаясь повторения истории у ворот. Все же Бер без нужного амулета чувствовал себя неуверенно. Они все это заметили после отъезда из Рейданы. И пусть остальные находились не в лучшем положении, пусть ко всему этому добавлялось беспокойство за друзей, все равно – Бер переносил разлуку гораздо тяжелее. А когда на горизонте показался Скарон-Ол, его вообще как подменили.

 

«Держись, брат, – мысленно шепнул Ван, незаметно сжав плечо Изумруда. – Держись, скоро будем на месте…»

Бер чуть кивнул, показывая, что услышал, но снова не проронил ни слова. И до самого конца этой продолжительной поездки был ненормально задумчив, невнимателен и очень рассеян. Причем настолько, что даже глазом не повел в сторону прохожих, среди которых в какой-то момент начали попадаться очень даже симпатичные девицы.

Гор, какое-то время пристально наблюдавший за ним, сперва обеспокоился, но потом понял, что зря. Кажется, Бер не собирался делать глупостей. А если и погрузился в непонятную задумчивость, то что ж – всем им сейчас не по себе. И всех грызла тревога за побратимов. Каждому требовался пресловутый амулет, обещающий обуздать непонятные магические способности. Причем если Изумруд в случае срыва грозил просто выдать их с головой, Ван был способен затопить половину города, а Ас мог всего лишь устроить грандиозный пожар, то касательно своих возможностей Адамант еще не определился. И не понял, какие именно чувства вызывала в нем незнакомая прародина. Кроме, пожалуй, того, что обычно дремлющий брат-Тень на этот раз слишком долго не желал возвращаться обратно и нет-нет, да обдавал изнутри неприятным холодком иного мира. Или беззвучно шептал что-то на абсолютно незнакомом языке, время от времени заставляя поглядывать по сторонам, чтобы убедиться, что это простое наваждение.

«Следи за собой, – в какой-то момент стал различимым потусторонний голос в голове. – Если сорвутся твои братья, город пострадает, но устоит. Если сорвешься ты – он неминуемо погибнет».

Гор вздрогнул: шетт… никогда раньше Тень не была так сильна! В Рейдане, едва проснувшись, он ощущал брата довольно смутно, каким-то непонятным образом улавливая его желания. Потом это чувство стало отчетливее. А сейчас – голос?!

«Брат?!»

«Запомни, Адамант: твоя сила – это сила Тени, – отчетливо повторила Тень, заметно окрепнув и снова обдав его изнутри легким холодком. – Если ты пожелаешь, то все, что тебя окружает, исчезнет. А следом исчезнешь и ты сам, потому что жить в Пустоте не способен ни один человек».

«Так я уже давно не человек», – машинально отозвался Гор.

«Глупец! – неожиданно зло прошипел в ответ призрачный брат, и холода в груди Адаманта стало гораздо больше. – Пока чувствуешь, ты – человек! Пока способен переживать, любить, бояться! Лишь когда надежда окончательно угаснет, чувства покажутся бесполезными, а чужая боль станет безразличной, только тогда от тебя не останется ничего человеческого!»

«Брат…»

«Никогда не забывай, кем ты был! – рыкнуло сердито в голове. – И подумай о том, кем ты можешь стать, если посмеешь от себя отказаться!»

Гор озадаченно нахмурился. Он не ощущал себя человеком в полном смысле этого слова уже больше сотни лет. А когда понял, что не сможет прожить без подпитки извне, это чувство выросло настолько, что он едва не начал считать себя чудовищем. Правда, Гайдэ сумела на какое-то время сгладить это мерзкое ощущение, но сейчас Ишты не было, и в преддверии грядущих дней наедине с вечно голодной Тенью оно снова начало потихоньку расти.

«Это неправильно, – рыкнул брат-Тень чуть потише. – Не ты один связан с Тенью. Мы все такие. Просто другие переносят ее присутствие легче, но это лишь потому, что они слабы!»

«Думаешь, я этому рад?», – невесело хмыкнул Гор.

«Ты должен не радоваться, а понимать разницу! И помнить о том, что за ошибку придется расплачиваться!»

«Я помню, брат. Всегда об этом помню, поверь… Скажи лучше, что с нами происходит? У меня такое чувство, что мы стали другими: Бер уже который час на взводе, Ас, напротив, чересчур доверчив, а я впервые за много лет вспомнил, что такое страх. Один Ван пока в порядке, но надолго ли?»

«Сапфиру везде хорошо и удобно, – так же внезапно успокоившись, шепнул брат. – Спокойствие океана нелегко поколебать, для этого требуется нечто большее, чем простая смена обстановки. Это – одна из особенностей его силы. А на вас так действует близость кланов».

«Почему?» – непонимающе спросил Гор.

«Потому что вы свободны. Вы не в кланах. И потому, что кланы, наоборот, стремятся вобрать вас в себя».

«Не понимаю…»

«Истинная сила скаронов не в оружии, – негромко, но весомо откликнулась Тень. – Запомни: наш народ по-настоящему силен лишь своим единством. Не магией, не адароном… Клан – как семья. Его воины – как братья. Быть в клане – физическая потребность, потому что он дает уверенность, силу, общность взглядов и, конечно же, защиту. Для всех, кроме вас. Но вы тоже – скароны. Когда-то вы были в кланах. Ощущали эту уверенность, слышали своих братьев, чувствовали их поддержку и помощь. Ваши души не успели это забыть, поэтому сейчас тебя так тянет вперед. И поэтому же, оставшись в одиночестве, вы с братьями инстинктивно принялись искать замену. А нашли… друг друга».

Гор ошарашенно замер.

«Что?!»

«Воины других кланов редко могут похвастать кровным родством, – со странным смешком согласилась Тень. – Но у вас не оставалось выбора: вы не привыкли жить вне кланов. Каждый из нас в такой ситуации ищет тех, на кого можно опереться. А оказавшись в Тени, вы сделали то единственное, что могло вас спасти – объединились. Создали свой собственный клан. Вы – четверо».

Адамант поперхнулся.

«Вы стали братьями не столько по крови, сколько по духу, а это иногда значит больше, чем просто семья. К тому же вас привязал друг к другу Знак Ишты, а это уже серьезнее. Неужели сам не чувствуешь?»

«Чувствую, – вздрогнул Гор, машинально посмотрев на правую ладонь, где под кожаной перчаткой потеплел шестилистник Гайдэ. – Но пока еще не совсем понимаю».

«Поймешь, – усмехнулась Тень, пощекотав изнутри уже привычным холодком. – И когда-нибудь осознаешь, что только это удерживает вас от того, чтобы не ринуться к главам своих бывших кланов с просьбами о возвращении. Поверь, ни один скарон на вашем месте не устоял бы. Никому из нынешних это не под силу. Но вы с некоторых пор стоите выше остальных. В этом – ваше преимущество и ваша же слабость».

Гор нахмурился, но потом неуверенно уточнил:

«Ты предлагаешь нам не вступать снова в кланы?»

«Я предлагаю пока оставить все как есть. Осмотритесь хорошенько. Приглядитесь к сородичам. Прочувствуйте разницу. Тогда, возможно, у вас появится шанс… хотя нет. Пока об этом слишком рано говорить».

«Брат…»

«Потом, – непреклонно ответила Тень. – Это не к спеху. Я не хочу торопить события. Но могу дать совет».

«Я слушаю», – моментально подобрался Адамант.

«Взгляни на своих братьев повнимательнее. Посмотри на их ауры».

«Они же закрыты амулетами!»

«Посмотри на них моими глазами, дурень, – фыркнула Тень. – Или ты до сих пор ничему не научился?»

Гор мрачно покосился по сторонам, мельком оглядел любопытствующих прохожих, которые провожали их кавалькаду крайне заинтересованными взглядами. Подметил неподалеку несколько магических аур (видимо, квартал кузнецов близко) и нахмурился.

«Брат, ты шутишь? Предлагаешь у всех на виду впустить в себя Тень?!»

«Не впустить – всего лишь посмотреть моими глазами, – нетерпеливо отозвался призрак. – Это не нарушит вашу маскировку. Здесь я чувствую себя свободнее. Здесь – наш с тобой клан, и вокруг тебя витают отголоски его силы. Поэтому никакого риска нет. Смотри».

Гор снова вздрогнул, ощутив изнутри ледяное прикосновение Тени, но послушно поднял глаза и внимательно посмотрел на едущих впереди братьев. Слегка удивился тому, что окружающий мир словно бы подернулся серой пеленой, в которой утонули все яркие краски, но быстро привык. К тому же на этом фоне он действительно очень хорошо увидел чужие ауры, несмотря на все ухищрения и защитные амулеты.

«Что это, брат? – озадаченно спросил Адамант, уставившись на ярко-красный факел, за которым почти не виднелись очертания человеческой фигуры. – Мне кажется или дейри Аса стала выглядеть иначе? Поначалу, когда мы только возродились, я видел ее просто серой; потом появились первые отголоски огня; в Рейдане она окончательно покраснела и расширилась, но это… когда он успел?!»

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
ИДДК
Серии:
Игрок
Поделиться: