Litres Baner
Название книги:

Мертвая долина. Том первый

Автор:
Александра Лисина
Мертвая долина. Том первый

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Ели чужаки уверенно и неспешно. Совсем не так, как положено вечно голодным бродягам. На горячее мясо не набрасывались, хлебные лепешки не хватали всей пятерней. Насыщались неторопливо, со здоровым аппетитом, который не мог не разгуляться после долгого представления. В общем, так, как могут есть люди, уверенные в завтрашнем дне и совсем не привыкшие к пустому кошельку. Видно, дела у них действительно шли хорошо. И, видно, необычные трюки действительно приносили неплохой доход.

Устроившийся под столом пес тоже громко хрустел костью, которая была принесена трактирщиком немедленно. И даже старик проявил недюжинный интерес к трапезе. Видимо, хоть годы и брали уже свое, но поесть дедуля любил. Вон как трескает кашу с тушеным мясом. Судя по всему, зубы еще не все потерял. Одна только девушка ела вяло и неохотно. Но зато она не забывала то и дело подкладывать деду самые аппетитные кусочки и постоянно следила за ним краешком глаза, готовая в любой момент вскочить и заботливо подать что-нибудь еще.

Трактирщик был просто счастлив. Вместе с артистами в зал набилось столько народу, что он с двумя слугами едва успевал подавать на столы и забирать грязную посуду. Пиво лилось рекой. Взволнованные люди азартно спорили и бурно обсуждали особенно понравившиеся трюки. Так же азартно косились на чужаков, но мешать им не смели: хищно поглядывающий с пола пес явно не был таким же смирным, как на сцене, а уж зубы у него оказались такими внушительными, что без труда перекусили коровью бедренную кость у самого основания. Настоящее чудовище. Так что неудивительно, что тот стол старались вежливо огибать стороной даже слуги.

Наконец чужаки насытились и с удовлетворенным вздохом отодвинули от себя блюдо с остатками жареного гуся. Потом дождались, пока наестся медленно, с явным трудом жующий старик, и вопросительно глянули на девушку.

– Когда поедем?

– Как дедушка решит. – Она пожала плечами и тронула старика за плечо: – Дедуль, ты не сильно устал?

– Нет, – невнятно буркнул тот, догрызая мясо на кости.

– Куда хочешь пойти дальше? На север? На юг?

Старик со вздохом отложил кость и опустил на стол перемотанные какими-то тряпками ладони, позволив девушке вытереть испачканные жиром пальцы. Потом отбросил с лица бесконечно мешающиеся лохмы и с укором спросил:

– Когда ты меня пострижешь наконец?

– Бабушка год не велела, – неожиданно строго посмотрела девушка. – Ты же не хочешь обидеть ее память?

– Нет.

– Тогда терпи. Еще половина срока осталась.

Дед тяжко вздохнул. Но вдруг встрепенулся, как-то странно наклонил голову и, пристально взглянув на внучку, скрипучим голосом попросил:

– Спой мне, Гайка. Спой что-нибудь… для настроения. А потом и поедем. Куда-нибудь на юг. Где тепло. И где мои старые кости наконец хоть немного согреются.

Девушка тут же кивнула.

– Хорошо, дедушка. Что ты хочешь, чтобы я спела?

– Все равно. Я хочу послушать твой голос.

Господин Ридолас краем глаза отметил, как разулыбался до ушей трактирщик и как мгновенно примолк весь остальной народ, а потом с удивлением понял, что все с нетерпением ждут песни. Причем ждут так, словно она действительно того стоила.

Девушка отодвинула от себя тарелку, знаком велела слугам убрать со стола. Достала из дорожного мешка простенькую лютню и, легонько перебрав отозвавшиеся нежным перезвоном струны, вопросительно взглянула на сидящих рядом мужчин.

– А без слов можно?

– Конечно, – пожал широкими плечами бронзоволосый.

– Мне без разницы, – кивнул второй. Третий знаком показал, что тоже не возражает, и она успокоенно отвернулась. А потом снова тронула необычный инструмент и, улыбнувшись деду, тихонько замурлыкала какую-то необычную мелодию, которую, благодаря воцарившейся в зале тишине, могли слышать все желающие.

Господин Ридолас в третий раз за сегодняшнее утро несказанно удивился – голос у девушки действительно оказался потрясающим: высоким, звонким и до того чистым, что в это просто не верилось. Если бы она захотела, то могла бы прослыть знатной певуньей. Такой голос не отказались бы послушать и взыскательные горожане. Он бы украсил собой любой храм. Любой хор. Даже так, без всяких слов и раскрытия своей истинной силы. А если она когда-нибудь решится спеть по-настоящему…

Циркач пораженно покачал головой.

Да-а-а… надо думать, что весь трактир восторженно замер. Кажется, Ир был прав: голос у девушки изумительный. Недаром затаили дыхание все присутствующие, включая даже женщин. Недаром мужчины отставили пиво в сторону и притихли, а слуги прекратили шнырять по переполненному залу. Потому что по-другому было просто нельзя. И нельзя было не восхищаться поразительным звучанием этого дивного голоса, который совершенно неожиданно объявился на пыльных дорогах Благословенной долины.

Когда девушка замолкла, трактир дружно вздохнул. Но она словно не заметила. Ласково потрепав незаметно пролезшего под ее ладонь пса, уверенно встала, помогла закряхтевшему деду подняться и, заботливо придерживая, проводила его до дверей.

– Не нужно, – отрицательно качнул головой трактирщик, когда один из ее спутников (тот самый силач, что ломал недавно подковы всем на зависть) положил на стол две серебрушки. – За такой голос не жалко и большего. Айд с вами.

– Дарэ, – коротко поклонился бронзоволосый, но деньги не забрал, а затем отвернулся и вместе с двумя другими быстро вышел.

Господин Ридолас проследил за ними до самой двери, ощущая странную ущербность от царящей вокруг тишины. Остро пожалел, что девушка так быстро замолчала. С неожиданной грустью подумал о том, что его время действительно подошло к концу, а потом уронил взгляд в тарелку и прикрыл глаза, чтобы никто не увидел появившуюся там тоску и обреченное понимание своего ближайшего будущего.

Глава 2

Завидев издалека створки городских ворот, неутомимые кони непроизвольно ускорили шаг и вопросительно оглянулись на молчаливых хозяев. Дескать, ну что? Нам туда или еще немного погуляем? Однако те не обратили никакого внимания – их пристальные взгляды были устремлены на вырастающую из Пустыни громаду древнего города, который для всех них был когда-то родным, но к которому с некоторых пор они совершенно не знали, как относиться.

Скарон-Ол встретил гостей неласково: неистовым южным солнцем, под лучами которого немилосердно накалялись доспехи; порывами колючего ветра, так и норовящего швырнуть горсть песка в узкую щель забрала; и абсолютно пустой дорогой, на которой в это раннее утро не виднелось ни одного прохожего. Только голая равнина за спиной, плавно переходящая в самую настоящую Степь; жаркая Пустыня впереди, начало которой угадывалось за последним изгибом своенравной Кайры; палящее солнце в ослепительно чистых небесах и мерный цокот копыт четырех могучих вороных, на которых восседали закованные в такие же черные доспехи всадники.

– Что-то там пусто, – недобро прищурился Гор, изучая далекие ворота. – Ни телег, ни толпы на входе. Ас, ты уверен, что твои не подведут?

– Обещали встретить, – хмуро отозвался Алый, тоже внимательно разглядывая город. – А для торговцев пока рано: они только через оборот подтянутся. Или думаешь, мы зря еще по ночи выехали? Проверь-ка на всякий случай свою дейри.

– Я твою лучше проверю, – фыркнул из-под шлема Адамант. – А ты пока за Бером присмотри.

– Нет, ну что такое-то?! Ну чего опять «Бер»?! – недовольно вскинулся Изумруд, резко натянув поводья и заставив Буцефала остановиться. – Почему всегда только я?! Можно подумать, в последнее время со мной было больше всех проблем!

– С тобой может возникнуть больше всех проблем, потому что, как выяснилось, от твоей дурацкой силы трудно защититься даже нам. Или забыл, что мы не хотели привлекать к себе внимание? И для чего именно надели амулеты, скрывающие ауру?

Бер насупился.

– Я себя контролирую.

– Пока, – согласился с братом Ван, тоже придержав коня. – Но если от тебя последует хоть один взбрык, то все наши усилия пойдут прахом. Ас, и правда: взгляни на него еще разок – ничего лишнего в ауре не торчит? И меня заодно проверь. Что-то неспокойно вдруг стало.

– Бер, держи себя в руках, – вместо ответа посоветовал Алый, едва повернув голову.

– Блин! Да держу я! Держу!

– Я сказал «держи», а не «заводись». Ты у нас один тут непредсказуемый.

– Да?! А кто нам полдома спалил, когда ему палец прищемили?!

Ас, обернувшись, внимательно посмотрел на возмущенного брата. Долго так посмотрел. И до того выразительно, что Бер, уже набравший воздуха в грудь для непечатной тирады, послушно сник. А потом как-то разом сдулся и, перехватив такие же выразительные взгляды от Вана и Гора, неохотно признал:

– Этот город действует мне на нервы.

– Мы почувствовали, – хмыкнул Ван. – Где-то с пол-оборота назад. Да и глазищи твои красноречивее всяких слов. Из-за них даже мне становится нехорошо.

Бер, тихо ругнувшись снова, поспешно пригасил радужки, чтобы не горели ненормальными изумрудами, и виновато вздохнул.

– Ничего не могу с собой поделать. Чем ближе подъезжаем, тем мне тревожнее.

– Причину пояснить можешь? – лаконично осведомился Гор.

– В том-то и дело, что нет. Но мне все время кажется, что впереди нас ждет… нечто. Не могу описать. Просто чувствую, что что-то не так, и все.

Скароны многозначительно переглянулись.

– А ты вторым зрением пробовал смотреть?

– Да, – совсем помрачнел Изумруд. – Именно после этого мне стало тревожно.

Ас заметно нахмурился и снова повернулся к городу, следом за братьями заставив коня замереть на месте. «Если уж вечно насмешливый и несерьезный Изумруд говорит, что ему не по себе, следует обратить на это внимание. Возможно, мы чего-то не замечаем?»

Он чуть сузил глаза, пристально изучая свою бывшую родину, но в лучах утреннего солнца Скарон-Ол выглядел на редкость величественно и красиво. Высокая наружная стена, в которой чувствовалась несокрушимая мощь; мощные ворота, под которыми приютилась почти незаметная с такого расстояния караулка; далекие крыши, поблескивающие крохотными металлическими искорками; и – множество разноцветных аур между ними, наглядно свидетельствующих о том, что местное население в большинстве своем обладает недюжинными магическими способностями.

 

Правда, распределялись эти ауры неравномерно: большая их часть концентрировалась в центре города и имела насыщенные цвета старших кланов; средняя зона выглядела гораздо скромнее и лишь изредка радовала взор красно-сине-зелеными сполохами; наконец, со стороны наружной стены ауры магов практически не встречались, а если и встречались, то, судя по цветовой гамме, в которой преобладали фиолетовые и желтые тона, принадлежали не скаронам. Видимо, их обладателями являлись гости города и пришлые чужаки, приехавшие сюда на заработки или ради учебы в воинских школах.

Но самое интересное в том, что границы между этими тремя зонами были довольно четко очерчены и смутно напоминали широкие кольца, каждое из которых, охватывая город по окружности, явно имело свое назначение и статус. Более того, внутри этих колец существовало свое собственное разделение: красные тона Алого клана преимущественно горели в нижне-левой части внутреннего круга, чуть выше располагались Сапфиры, а справа такую же по размерам территорию практически поровну поделили Адаманты и Изумруды. Тогда как все остальные ютились снаружи и занимали гораздо более скромное положение.

Касательно своих Ас, присмотревшись повнимательнее, мог только сказать, что их там немало. А еще то, что близкое расположение аур делало Алый квартал похожим на одно большое ярко-красное пятно, при взгляде на которое возникало острое желание подойти поближе и изучить данный феномен в подробностях. В отношении других кланов он ничего особенного не испытал, кроме ровного отношения к Сапфиру, обоснованной подозрительности к Изумруду и легкого беспокойства по поводу Адаманта. Он не исключал, что у братьев в этот момент возникли иные ощущения по отношению к кланам. Хотя даже это не могло объяснить причину внезапной тревоги Бера.

– Не знаю, – наконец обронил он, отводя взгляд. – Ничего плохого не чувствую.

– Плохого и я не чувствую, – недовольно буркнул Бер. – Разве я сказал, что там что-то плохое? Но меня туда словно бы… тянет. И вот это мне не нравится!

Гор странно повел плечом.

– Я тоже ощущаю клан. Но довольно смутно.

– И я, – задумчиво отозвался Ван, машинально пытаясь почесать затылок, но наткнулся пальцами на горячий металл и, спохватившись, убрал руку. – Однако это не мешает мне жить. На мой взгляд, было бы любопытственно, как говорит Гайдэ, взглянуть на него поближе. Кстати, Ас, ты уверен, что нам надо таскать на себе полный доспех?

Алый, не оборачиваясь, кивнул.

– Не стоит открывать лица и демонстрировать, что мы не принадлежим кланам. Это привлечет внимание. А мне бы хотелось осмотреться до того, как идти во дворец. И выяснить заодно, сможем ли мы добыть себе амулеты без посторонней помощи. Пока наши дейри закрыты, для местных мы – просто чужаки. Но как только станет ясно, что это не совсем так… а то, что мы не в кланах, будет видно издалека… возникнут вопросы.

– Скароны никогда не выходят из кланов, по крайней мере, живыми, – согласно вздохнул Ван, поправляя шлем. – А наше состояние даже у нас самих вызывает большие вопросы. Если бы не Гайдэ… но светить ее нельзя. И нельзя показывать, что мы ни демона не разбираемся в местных порядках. Так что ты прав: придется и дальше потеть в этих железках.

Бер уныло покосился на жаркое солнце.

– Я бы слазил туда по-тихому, а уж потом разговаривал с кланами. В конце концов, если они упрутся рогом, можем и без них обойтись. В том числе и в плане приобретения амулетов.

– Думаешь, это будет так просто? – насмешливо фыркнул Ван.

– Нет. Но хотелось бы надеяться на лучшее.

– Ас, ты ничего не чувствуешь? – неожиданно спросил Гор, как-то по-особенному прищурившись, и Ван инстинктивно отодвинулся, почувствовав в брате мимолетное присутствие Тени.

Алый, правильно оценив изменившиеся глаза Адаманта, настороженно качнул головой.

– Пока нет. А что?

– Да так, ничего, – тряхнул головой Гор и, вернувшись к своему обычному виду, отмахнулся. – Брат вроде шевельнулся внутри, но опять затих. Все в порядке.

– С тобой у нас не возникнет проблем? – так же настороженно спросил Ас.

– Будем надеяться.

– Смотри, – беспокойно заерзал в седле Бер, тоже кинув на Гора подозрительный взгляд. – Хватит нам буйного меня, чтобы связываться еще и с твоим непонятным братцем. Если проголодаешься, дай знать – мы тебе быстренько двинем в морду и веревками… веревками сверху… нет, лучше сразу в кандалы! Жить рядом с вечно голодным вурдалаком я совершенно не намерен!

– Раньше же жил? – Адамант неожиданно улыбнулся. Так выразительно, что у остальных холодок пробежал между лопатками. – Не волнуйся: в качестве пищи ты для меня совершенно неинтересен.

– Какое счастье… – пробормотал Бер. – Ас, не пора ли нам дальше? Где там твои побитые Алые, которым мы не все зубы вышибли в прошлый раз? Забыли, может, о сроках? Или передумали насчет амулета и решили нас кинуть?

– Ну и словечек ты нахватался, – со смешком заметил Ван.

– Это все Гайдэ виновата. До встречи с ней я был замечательным, примерным, очень послушным и вообще…

– Пора, – внезапно кивнул Ас и решительно тронул поводья. – Все, едем – нас встречают.

– Очень хорошо, – не скрывая облегчения, выдохнул Бер. – А то мне опять не по себе.

Гор с сомнением взглянул на ставшего в последнее время нервным брата, словно гадая, не стоит ли принять более решительные меры, но потом подъехал ближе и положил руку ему на плечо, ненадолго впустив в себя Тень. Бер сперва вздрогнул от неожиданности, ошарашенно обернулся и в изумлении воззрился на стремительно бегущие по рукаву дорожки инея. Но потом прислушался к себе, озадаченно моргнул и… облегченно выдохнул.

– Спасибо, брат. Не знаю, как ты это делаешь, но мне легче.

– Тень съедает эмоции, – спокойно пояснил Адамант, не торопясь убирать руку. – Хорошие ли, плохие… ей все равно, чем питаться. И иногда это может пригодиться. Чувствуешь разницу?

– Да. Меня как будто… приморозило? – с легким удивлением осознал причину перемен Изумруд.

– Это всего лишь Тень. И еще один наш брат, который хранит тебя от нее. Не бойся.

– Да я и не боюсь. Кажется, еще немного, и я вообще чувствовать разучусь.

Ас тоже покосился на притихшего Бера, снова подметил подозрительную черноту в глазах Гора, внимательно проследил за тем, как потихоньку тает на адароне свежевыпавший иней, и удовлетворенно кивнул. Ну вот, теперь все правильно: как только брат пришел в себя, подспудное ощущение тревоги, грызшее его нутро последние пол-оборота, куда-то рассосалось.

Ненадолго обернувшись и встретившись взглядом с Гором, Ас едва заметно кивнул. Получил от брата такой же быстрый кивок и, убедившись, что неуравновешенный Изумруд находится под пристальным наблюдением, успокоенно отвернулся.

Вот теперь порядок. Теперь, если Бера вдруг опять занесет, Адамант приведет его в чувство. И, будем надеяться, сумеет сделать это так, чтобы не засветиться самому. У братьев и так было слишком шаткое положение, чтобы рисковать. Так что пусть Гор присмотрит. По крайней мере, спокойствия у него хватит на троих.

Так, что там на воротах?

Снова взглянув на Скарон-Ол вторым зрением, Ас быстро нашел возле караулки знакомую дейри, которую еще пару минок назад там не было, и мысленно хмыкнул. Щас, как говорит сестренка, Алые смогли бы забыть, кому обязаны жизнью! Явились как миленькие! Вон, мнутся у ворот и с надеждой всматриваются вдаль, пытаясь увидеть так называемого «владыку», которому еще в Рейдане умудрились принести клятву верности и которого с нетерпением готовились встречать. Вот только не знали они, что аура у «владыки» была скрыта амулетом мастера Драмта. А раз не знали, то пока и не видели. Хотя нет… уже увидели: выехали за ворота… все трое… и теперь осторожно движутся навстречу.

– Надо же, – приятно удивился Ван. – Ас, ты прав: кажется, они с утра тут болтаются. Ты бы зов им отправил, что ли?

– Только что, – усмехнулся Алый, чуть пришпоривая коня. – Бер, держи язык за зубами. Ван, сдай назад. Вроде бы у Алых с Сапфирами натянутые отношения.

Ван только фыркнул.

– Я им эти отношения сам натяну с превеликим удовольствием. Пусть только заикнутся на мой счет.

– Не будут они заикаться, – зловеще улыбнулся Гор, мрачновато сверкнув из-под шлема совершенно черными глазами. – Назвав Аса «владыкой», заикаться они теперь могут лишь от самого факта его присутствия. И никак иначе.

Ас на смешок не отреагировал. Однако амулет под рубахой все-таки почувствовал: чем ближе подъезжали Алые, тем отчетливее нагревался артефакт. Правда, когда до скаронов осталось всего несколько десятков шагов, он так же неожиданно остыл.

Троица скаронов действительно оказалась Алыми. Это было видно по цвету дейри, красноватому оттенку адароновых доспехов и даже лошадиных попон. На левой руке у каждого красовались массивные перстни, обладающие примерно теми же способностями, что и амулет Аса. Лица, правда, были закрыты шлемами, однако гадать долго не пришлось: едва достигнув Теней, чужаки немедленно сняли головные уборы и с некоторой долей неуверенности оглядели доспехи Фантомов.

– Господин?

Ас выехал вперед и властно кивнул переднему – немолодому уже воину с приметным шрамом, который был получен той памятной ночью в Рейдане. Внешне довольно мрачный и изрядно жесткий человек, при виде «владыки» он внезапно посветлел лицом так, словно вдруг увидел исполнение своей заветной мечты. Надо сказать, длилось это всего несколько синов. Но с учетом того, насколько скароны ценили сдержанность, можно было предположить, насколько обрадовала его эта встреча. Быть может, только голос и выдавал сумасшедшее напряжение. Но и с этой проблемой скарон справился довольно быстро.

– Здравствуй, Раэрн. Вы вовремя.

Алые прижали кулаки к груди и почтительно поклонились.

– Добро пожаловать в Скарон-Ол, господин.

– Что вы успели?

– Как вы велели, господин, – отрапортовал Раэрн. – Для вас снят дом во Внешнем городе, приготовлены комнаты, найдены надежный кузнец и маг из числа чужаков, а еще я подал прошение главе клана о личной аудиенции.

– О нас сказал?

– Нет, – спокойно ответил скарон. – А-сат Аро не спрашивал о причинах, поэтому отвечать мне не пришлось.

Ас ненадолго задумался.

– Хорошо. Как оцениваешь наши дейри? Достаточно ли хорошо они закрыты?

Раэрн мельком оглядел братьев и очень осторожно поинтересовался:

– Господин совсем не желает, чтобы его узнали?

– Совсем.

– Тогда я бы посоветовал вам дополнительно закрыть амулет власти. Дейри-то вам удалось хорошо спрятать, однако амулет сам по себе имеет неплохой магический фон.

– Вот как ты нас узнал…

– Да, господин, – едва обозначил улыбку Алый. Но такую легкую, что она вполне могла просто показаться. – Если желаете остаться неузнанным, вам и вашим спутникам придется постоянно носить шлемы и маски. Никуда не выходить без охранных амулетов. Стараться избегать любых встреч и ни при каких условиях не обращаться к магии. Если кто-то поймет, что под масками скрываются скароны, не состоящие в кланах, к вам появится много вопросов.

– Бер, ты слышал? – чуть повернув голову, осведомился Ас.

Изумруд тяжело вздохнул.

– Еще бы. Хотя совсем не уверен, что у меня получится.

– Это касается и Адаманта, – добавил Раэрн, выразительно покосившись в сторону Гора. – Ваш друг очень силен, мой господин. Некоторое время назад я почувствовал близость Тени. Думаю, если бы это случилось в городе, вы бы непременно привлекли к себе внимание.

– Блин, – с чувством выдал Бер любимое словечко сестры. – Это что ж, я теперь и встревожиться лишний раз не могу?!

– Мы наложили на дом особую защиту, господин, – неожиданно вмешался в разговор второй Алый. – Возможно, она не самая сильная, но ее назначение именно в том, чтобы гасить всплески магии. Так что небольшие отклонения общего фона она скроет. Мы подумали, вам это пригодится.

Ван радостно дрогнул, Гор одобрительно хмыкнул, а Бер заметно повеселел.

– Еще как!

– Конечно, – буркнул Адамант. – Если что, тебя можно будет запереть там хоть на месяц и больше ни о чем не беспокоиться.

– Хорошая идея, – признал Ас, оглядев склонивших головы Алых. – Спасибо, не ожидал. Кое для кого это станет большим подспорьем. А кому-то позволит не светить каждый миг своим неуравновешенным даром.

Раэрн странно хмыкнул и хитро покосился на Бера.

– Вообще-то… сила Изумруда практически не влияет на магический фон, мой господин. Изумруд способен изменить настроение, повлиять на чужие эмоции, тонко воздействовать на разум, но для того, чтобы его сила стала заметной, он должен потерять над собой контроль. Например так, как это случилось в Рейдане. Во всех остальных случаях его влияние остается практически незаметным. В отличие от Сапфира, Адаманта и вас, мой господин.

 

– Что?! – ошеломленно вскинулся Бер. – Выходит, зря они на меня напраслину возводят?!

– Мы заметили силу только Адаманта, – подтвердили Алые. – Хотя вы ощутили в первую очередь влияние Изумруда. Но в этом – одна из главных его особенностей. Жаль, что вы этого не знали, господин.

– Твою маму! Жаль, что я этого не знал!

Ас от излишне эмоционального вопля Бера скривился, но тут уж ничего не поделаешь: они действительно многое забыли и очень многого не понимали. А Беру сегодня крупно повезло, иначе сидеть бы ему взаперти в течение всего времени пребывания в Скарон-Оле. Но если за него теперь можно особо не беспокоиться, то тогда их задача выглядит немного проще. Все-таки Ван неплохо умеет себя контролировать, Гор без причин не призывает Тень, а сам Ас… за очень редким исключением… способен держать в узде свой Огонь. Осталось только с амулетом вопрос решить, и все – можно считать, что они готовы войти в Скарон-Ол.

– Позвольте мне, господин? – неожиданно предложил Раэрн, когда рука Аса сама собой потянулась к амулету. – Насколько я понял, ваши силы проснулись не так давно, поэтому энергия амулета еще нестабильна. К тому же он очень много времени провел вне клана… если позволите, я сделаю для него защиту. На время. А потом, если будет угодно, вы замените ее по собственному усмотрению.

Ас кивнул.

– Вы позволите к нему прикоснуться, мой господин? – зачем-то уточнил скарон, по-прежнему не двигаясь с места.

– Позволяю.

Только тогда Раэрн, подъехав ближе, осторожно протянул руку и еще осторожнее, самыми кончиками пальцев, прикоснулся к оправе предоставленного амулета. Правда, расположенный в центре камень тронуть не посмел. Но тот даже так негодующе засветился неприятными кроваво-алыми огнями и нагрелся до такой степени, что Ас с трудом удержал его в руке.

– Все, – немного нервно улыбнувшись, отодвинулся Раэрн. – Теперь, если вы не станете обращаться к его силе напрямую, узнать вас будет трудно. Амулет теперь выглядит для всех как обычный, средней руки артефакт.

– Что случится, если я его все-таки активирую?

– Активация произойдет лишь в том случае, если вы выпустите свою силу из-под контроля. В иных обстоятельствах он останется спокойным.

– Неплохо, – удовлетворенно кивнул Ас, возвращая амулет на место. – Что еще нам следует знать, помимо того, что ты уже сказал?

Раэрн пожал плечами.

– Ничего, господин. Остальное, я полагаю, можно будет обсудить на месте.

Тени многозначительно переглянулись, а потом Бер все-таки не утерпел и, приблизившись к Асу, тихонько спросил:

– Брат, а тебе это, случаем, ничего не напоминает? Ничто не шевелится в памяти?

Алый чуть сузил глаза, непроизвольно метнувшись взглядом в сторону ярко-алого пятна в центре Скарон-Ола. Какое-то время просто смотрел, словно действительно силясь что-то припомнить, но потом решительно тряхнул головой, отвернулся и сухо бросил за спину:

– Все. Едем. Мы и так задержались.

– Как скажешь, – без особого энтузиазма откликнулся Ван. Гор просто молча кивнул и толкнул пятками своего вороного.

– Ас! – не пожелал уняться Изумруд. – Ты не ответил на мой вопрос!

– Нет, Бер, – не оборачиваясь, отозвался Алый. – Это было в прошлой жизни, о которой я ничего не хочу знать. А теперь едем. У нас мало времени.


Издательство:
ИДДК
Серии:
Игрок
Поделиться: