Litres Baner
Название книги:

Имподион

Автор:
Алика Лира
Имподион

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

1

Мрак опустился на город. Звёзды ярко светят над бесконечной россыпью сонных домов. В одной из таких мнимых крепостей проводит свои бессонные ночи человек, который не может вместить собственные мысли в тесной голове. Она могла бы писать книги или рассказы, но страх превыше. Страх, что будет ненужной, непонятой, пришедшей к полному забвению писательницей. Поэтому девушка просто вела личный маленький блог-монолог в надежде, что хоть пара человек отыщутся во всей вселенной и прочтут её домыслы.

Тёплый мягкий свет исходит от экрана ноутбука, в который уткнула нос неспящая глубокой ночью некая писательница под ником «Cassiopeia».

«Всем привет, на связи Кассиопея, и я хочу рассказать о своих идеях. Накопилось, знаете ли, столько, что течёт за края воображаемого бокала с мыслями.

У меня есть маленькое пристрастие любить наш мир, но считать, что люди губят всё это, как паразиты на теле природы. Так вот, я думаю, что наказание за содеянное невозможно избежать. Кара приходила и раньше, как пишут в древнейших источниках, так что нас всех может ожидать забвение. Оно где-то там, за тёмным уголком огромной вселенной. Выжидает назначенного времени, чтобы кинуться с острыми, как лезвия, когтями и диким оскалом на нашу маленькую планетку.

Девочка, повёрнутая на бесконечной цепочке апокалипсисов, или просто сумасшедшая? Не знаю, как вы, а я задаю иногда себе такой вопрос.

Я видела Их, подобно сну или видению. Их сложно описать. Они придут, и всё заберут. Эти существа всегда всё забирают.

Монстры не злые, нет, и не специально уничтожают мир, просто они для этого созданы, просто они его создали.

Их много: камень, огонь, вода и воздух – известный мне минимум, открывшийся в виденьях. Высокие и потрясающие разум, ужасающе красивые исполины. У них нет глаз, но они видят всё и вся. И уж поверьте мне, даже не имея глаз, Их взгляд пронзительно-уничтожающий. Руки исполинов могут дотянуться до любого уголочка и тайного, как, казалось бы, места. Нам не сбежать…

Особенно часто вижу картины такого зелёного, не просто зелёного цвета, а сотканного из тысяч листьев, из цветов, ветвей и прочей зелени. И я вижу, как Оно «мстит» нам. Или просто выполняет, то, что должно? Люди много лет уничтожают то, из чего состоит его тело, душа, сердце и мысли, а Оно уничтожит нас. Человеческая кровь будет падать на землю, и пропитывать собой каждый сантиметр, удобрять почву и дарить ей новую жизнь, вдыхать в неё новую душу. Воспоминания потеряют всякую ценность, потому что наши жизни оборвутся на полуслове, и мы не успеем, да и некому будет, рассказать.

Я могу всё это просто выдумать, мои любители почитать чужие мысли, но это также может оказаться правдой. Увидим позже. Даже если для себя вы решите, что это фантазии поэта или писателя, то, пожалуйста, я за свободу мыслей и за собственное мнение. Но, закрывая глаза, или не закрывая, вижу, как гиганты пришли и их много. На нас на всех хватит. Они будут вытягивать из нашего (как мы думаем) мира то, из чего созданы. Будут впитывать в себя свою же суть, свою тело-составляющую, обеспечивая себе новую жизнь, или, вероятно, продолжение старой.

Огонь когда-то породил огонь, чтобы потом прийти и переродиться. Вода создала воду, и она будет падать с неба каплями дождя. Мы, возможно, даже не поймём, что это идёт конец. Будем радоваться дождю, или не радоваться, что ещё печальней. Но Оно соберётся воедино у нас на глазах и переродится в новое Совершенство. А когда придёт титан из воздуха, мы упадём, намертво лишённые жизней, лишённые дыхания, потерявшие душу и утратившие сердцебиение. Мы ничтожны. Вокруг целая бесконечность, устремлённая, чтобы раздавить наши жизни вместе с тем, что мы уже успели обрести. И внутри нас целая бесконечность, которая, также, может нас раздавить, вместе с мыслями о том, что мы ещё обрести не успели, но вполне могли бы. Вместе с нашими мечтами, пустыми надеждами и безысходностью событий, которую лишь на секунду осознаем и потеряем это осознание вместе со способностью жить. Я вообще ставлю под сомнение человеческую жизнь, возможно, это просто сон, или что-то типа того. Может мы голограмма, компьютерная игра, эксперимент или некий отголосок уже давно прошедших событий. Может мы эхо вселенских масштабов. И всё это, я имею в виду Конец, уже произошло и, возможно, много столетий назад, но проекция этого происшествия отпечаталась в нас. Немыслимый осколок прошлого, настолько огромный, что заимел собственное право на существование и оброс жизнью. Просто мы заблокировали себя или не осознаём, что конец не близок, конец уже был. Это как звезда, она горит где-то там, в «небе», и мы видим яркое свечение, а потом звезда умирает, но свет её всё ещё виден. Так и наши жизни. Когда-то люди «горели», как звёзды, освещая собой родных, близких и всех, кто попадает под лучи, а потом исчезли (или нас уничтожили). Но мы до сих пор видим собственное «свечение», и свечение тех, кто сиял для нас.

Мы сохранили свойство представлять в мечтах нашу жизнь. Обычно она отличается от той, которой мы живём на самом деле, но поэтому-то и отличается, ведь люди её уже прожили. И это просто отголоски наших судеб сейчас живут и гуляют по галактикам воображения, показывая жизнь такой, какой она была. Поэтому мы не меняем свою жизнь, ведь нельзя изменить то, что уже прошло.

В следующий раз, когда будешь закрывать глаза, подумай об этом. Попытайся вспомнить, почувствовать настоящую жизнь и, возможно, достигнешь кристальной ясности своего сознания и, как написано в Дзэн, горы снова станут горами…» – такими словами начинала свой блог та, что решила проникнуть в наши мысли через всемирную паутину.

Голова стала намного легче, избавившись от щепотки мыслей. Закрыв крышку ноутбука, девушка поняла, что в комнате повисла темнота. Кажется, давно уже настало время полежать в горячей воде и в частоте тела и мыслей отойти ко сну. Но, в отличие от тела, мысли не так-то просто отмыть.

Я сломалась. Лежу в ванне и лью солёные. Даже в горячей воде мне холодно. Пожалуйста, не делай глупостей. Слышишь?

Да

Опять засыпаю под утро, и будильник в очередной раз будет надрывать свой голос, чтобы меня пробудить.

2

Утро начинается, как и любое другое – рано. Поход на работу, общение с коллегами – всё это немного ей чуждо. Хочется жить, а не делать вид, что живёшь. Коллеги думают, что девушка странная. Достаточно лишь надеть яркую вещь, отличную от массы, выкрасить волосы в сочные цвета радуги, сделать интересную стрижку, да даже надеть всего лишь одну серьгу или кафф на ухо, и люди косятся, как на инопланетное существо. А уж если имеешь собственное мнение, да ещё и говоришь его вслух без страха на осуждение, то это вообще ни в какие ворота. Сразу обвиняют, что с ума сошла, раз такое говорит, ведь кто-то там (начальница, родители, сосед) так не считает. Куда катится этот мир? Что с людьми происходит? Вы не понимаете что ли, народ, ваша жизнь в каком-то тупике. Уму непостижимо. Бежите вечно куда-то, не останавливаясь, не видите чудес, происходящих у вас под носом. Слепые, глухие, немые марионетки.

Сижу вот спокойно у себя в кабинете, заполняю рабочие журналы. Слышу, уже кто-то к двери крадётся. Характерное приближение звука щёлканья шлёпок о пятки и пластиковый скрип поворота ручки двери заставляют меня бессознательно насторожиться. Даже тело немного съёжилось. Не нравится мне, когда мою тишину нарушают и пробираются в личное пространство.

Ларисэль один из самых активных видов сплетниц, обитавших на просторах нашей работы. Она зашла в кабинет с фальшивой, противной из-за этого фактора мне, улыбкой:

– привет, Аврора

Так, кстати, меня зовут. Правильней Аурора, конечно, но вот люди говорят через «в».

– Привет, – скучающе ответила я.

– Мне надо отойти на 5 минут, посмотришь за моим постом?

– Да, – выкидываю сухо и резко, впрочем, как и всегда

– Кстати, так и живёшь на съёмной квартире?

– Да, – ни капли не удивилась этому вопросу, видать все темы для перетирки с другими змеюками закончились.

– А, говорят, съёмные хаты подорожали, твой хозяин квартиры тоже цену повысил? Да?

(Как же люди меня угнетают) – Слушай, тебе же там вроде отлучиться надо было, – показываю Эль максимум незаинтересованности.

– Да, да. Ты, конечно, как обычно, очень разговорчива – с недовольно-перекошенным лицом ушла от Роры сплетница-сыщик, издалека крича что-то типа «потом ещё поболтаем».

По всем меркам местной общественности, странная девушка пошла на покинутый пост, заменить коллегу, надеясь, что там её не найдёт очередная деталь шипящего гадючьего пучка.

Не припоминаю, озвучивала ли я основное место работы Ауроры. По профессии она медсестра. Обычная работа, обычная больница, вроде, как и все другие. Должностные обязанности ей нравятся. А персонал, сующий нос во всё, что можно и нельзя, по большей части, нет. Аурора девочка не конфликтная, терпеливая, поэтому просто не разговаривает с нежелательными собеседниками. А вот грубость и наглость, особенно со стороны начальства, терпеть ненавидит. И не терпит. Из-за её смелости и бесстрашия перед лицом руководства имя девушки потихоньку превратилось в имя нарицательное. Например, когда старшая медсестра больше не может упиваться собственной властью из-за мятежа кратковременно-осмелевшего сотрудника, с пеной у рта она шипит: «Что это за Аврораподобные выходки?!». Не нравится ей, когда люди отстаивают свою точку зрения, справедливость и свою правоту, даже основанную на официальных регламентах, как должностных, так и в законе прописанных. Согласитесь, это грубейшее узкомыслие и превышение данной ей власти.

По большей части, каждый рабочий день протекает рутинно и однообразно. Скука смертная. То ли дело сны. В них уж точно скучать не приходится. А когда ещё не время спать, то самое время убегать от реальности в истории книг. Проживать целые жизни с персонажами. Ходить с ними одной дорогой, бороться со злом, разделять с ними боль и радость, предательства и любовь. Каждая страница книги для меня – новый шаг из маленькой жизни длиной в трилогию. Например, когда рука перелистывает на последнюю страницу, сердце подпрыгивает куда-то выше головы от волнения, а потом резко падает в пропасть конца. И всё. История канула в точку. От этой маленькой жизни останется лишь воспоминание. В принципе, так же, как и от нашей реальной жизни. И как можно быть полностью уверенным, что мы не герои фантастического романа? Что мы знаем о том, как чувствуют себя персонажи книг, как они видят жизнь, как, в принципе, существует их мир. Книжная реальность может быть даже более реальной, чем наша, всё зависит от наблюдателя и точки, из которой происходит наблюдение.

 

Очень жаль, что я не персонаж из книг. Как было бы просто уходить, перевернув последний лист. Просто было бы отправиться в забытие, на пыльные полки с такими же забвенными персонажами, после прочтения последней страницы. Захлопнулась книга, заснул персонаж мёртвым сном. На ресницах прочитавшего останется лёгкий дымок впечатлений, в памяти постепенно рассеется вся точная информация, полученная вот-вот, остаётся лишь приятное и хорошее. Будет жить лишь тонкий шлейф памяти о книге в целом. Персонаж канет в лету.

Когда заканчивается книга, и начинается мир читателя? На последней странице душа будто пустеет, словно она тоже закончилась. Бывает, так скучаешь по персонажам прочитанной книги, что новую начать неимоверно тяжко. После одних книг можно в сию же минуту начать читать что-либо другое и это будет просто. А вот после тех, что западают в самую глубинную глубину, можно месяцами не иметь возможности начать читать новое произведение. И это для меня, как отдать честь. Было бы предательством тысячи слов и десятки часов жить с персонажами на страницах книги, просочить сквозь каждую клетку своего тела тот печатный мир, сквозь каждую струнку души и мыслей пропустить, а потом взять и сразу уйти в другую историю, как ни в чём не бывало. Такое поведение было недопустимо.

3

Моя жизнь тянется густой смолой, как и у миллионов людей. Часы и годы уходят на обучение в школе, затем колледж, работа. Впоследствии, работа становится вторым домом, а может даже и первым. Мы пытаемся зарабатывать на жизнь, при этом тратя жизнь на зарабатывание. Вот и всё, к чему мы стремимся? Нас создали, чтобы убивать здоровье на работе, на которой мы не хотим находиться? А когда нам делать то, что правда хочется? Хотя, по моим наблюдениям, многие уже и не хотят ничего, и о мечтах позабыли. Работа и ненавистные дела ради «жизни» затмили собой всё и затянули глаза мутной плёнкой.

Мёртвая улица где-то на берегу горизонта. Лёгкий туман покрывает всё видимое пространство. Я иду на работу. Вот бы всё бросить и вернуться в твои объятия. Всё настолько пропитано морозным одиночеством, что я ненароком замечаю пронизывающие улицу ниточки грусти. Пугаюсь каждого шороха, сердце колотится, будто сошло с ума. Когда ты не рядом, мне так не спокойно. Паническая атака. Тяжёлое сбитое дыхание завладевает грудной клеткой. Дышу по методике, вроде бы помогает. Чувствую прилив адреналина – ну вот я снова на коне. Звенящая от одиночества улица всё такая же звенящая, но тем ниткам не удалось пронзить всё на своём пути. Меня они обошли. Темнота отпускает, слышу гул бегающей по кровеносным сосудам крови в своей голове. Пальцы коченеют, как на морозе, пока я пишу, отвлекают от фундаментальной моей проблемы: просачивающаяся во все пространства тьма, всеобъемлющая и всепоглощающая. Но не меня (не в этот раз). Этим утром начинаю свой путь по дороге рабочего дня, пытаясь вбирать в себя минимум негатива. Приходится общаться с теми, с кем не хочется. Терпеть женский коллектив – змеиная связка, питающаяся сплетнями. Но должность хорошая, вроде как. Задняя часть моего естества в тепле, говорят, это уже хорошо, хотя бы на морозе не стыть.

В бессмысленных диалогах проходит почти весь день. Куда не пойди, люди будут докучать своими вопросами. Неужели вам станет легче от знания подробностей моей жизни? Хоть вообще по больнице не двигайся. Вижу, вон уже рты пораскрывали, орудия на изготовке. Выстрел:

– Аврора, когда уже рожать будешь?

– Когда забеременею

– Ну, логично, – недовольным тоном бубнит Мартина, не добившись информации. Тут втиснулась Эль:

– А ты просто не хочешь, или не получается?

Я молчу, делая вид, что не замечаю сразу две появившиеся занозы.

– А квартиру покупать ещё не собираешься?

– Нет

– Ааа, наверно деньги копишь, или закидываешь в банк? – в надежде на продолжение разговора перетирает одно и то же Мартина

– Нет

(да сколько можно то, а!)

– Пора бы уже, – никак не успокоится Ларисэль

– Я сама решу, что и когда мне пора, – отрезала я и ушла туда, где нет людей.

И приблизительно в таком стиле протекают все диалоги с коллегами, они настолько «заботливы», что даже вне моего присутствия делятся своими «переживаниями» друг с другом о том, как же я бедная ещё дом себе не купила, а то на съёмной дорого же.

Плевать они хотели на меня и на мою беременность. Даже помыслить не способны, что такие личные вопросы могут открыть раны, о которых этим змеям даже и в голову не приходило. Они просто хотят новые темы, как можно больше тем для тупой болтовни. Я как-то одной так ответила, мол может я не могу иметь детей, может страдаю от этого факта, плачу ночами, антидепрессанты пью в надежде на заглушение психо-травмы. Может лечения всевозможные прохожу, пытаюсь забеременеть, да вот не получается. А тут ещё вы изо дня в день, да по нескольку раз, напоминаете мне об этой внутренней боли. Даже в группы собираетесь, да как ковырнёте мою рану, что мне потом дома умереть хочется. Вчера легла спать и начала плакать. Хочу, но не могу уснуть. Ноги ниже голеностопа и кисти рук вызывают отвращение, зудят и кричат мне, что им тут не место. Тело никак удобно не уложить. В панике я придурью дёргаюсь под одеялом, пытаясь хоть как-то угомонить конечности. Потом усмиряю паническую атаку и вечное желание сбежать куда-то. Накидываю ей эту тему, а она опешила, рот раскрыла, хрипы какие-то вместо слов издаёт. Потом в себя пришла, извинялась, якобы не знала, что всё так. Только к чему мне эти извинения? Не знаешь, не лезь.

Когда на работе выдаётся свободная минута, я смотрю в окно, там бурлит жизнь прекрасного мира. Дыхание природы бьёт в меня, прямо через стекло. Сюда бы сейчас подругу, хотя как сказать, в женскую дружбу я не очень-то верю, но она тоже умеет останавливаться и наблюдать. Видит красоту в тех местах, где примитивный человек не заметит ничего. Подруга эта с самого детства мне природнилась. С этой девушкой могу поделиться любыми своими думами, и она поймёт, или хотя бы попытается понять. Я её называю Аквамарин. И она тоже странная.

4

«Веду очередной репортаж из своих снов…

Они тут как дома. У меня им, похоже, нравится. Огромные и бесчувственные.

Я всё вспоминаю свой детский сон. Он снился мне несколько месяцев, каждую ночь. Там я убегаю от одного такого существа, прячусь в полуразрушенной многоэтажке. Людей в округе вообще не видно, будто их и не было вовсе. На улице сгущались тучи, где-то гром гремит, сверкает. В общем, как и положено в страшных снах. Смеркается, что ещё хуже – я боюсь темноты. Забегаю в подъезд, поднимаюсь на второй этаж. Везде лежат обломившиеся куски потолка и стен, кучами обсыпанная штукатурка и обломки перил. В свою квартиру попасть не могу, обрушены лестницы и площадка. Добираюсь до квартиры соседей напротив. Дёргаю двери – открыто. Забегаю и без осторожностей пробираюсь по завалам в комнату, не имеющую стен граничащих с улицей. Сажусь на пол, с поджатыми к животу коленками, и втискиваюсь в угол, затаив дыхание. Думаю, что так Оно меня не найдёт, но существо будто сквозь стены видит. Направляется прямиком ко мне, и я решаюсь бежать, иначе смерть. Бегу сломя голову, по мусору и кускам развалившегося дома, и даже не боюсь ноги сломать. Бегу, не замечая ничего вокруг, только то существо. Знаю, что оно рядом, и даже не оглядываюсь. В спину приходит поток его дыхания и запах, на удивление приятный, сладкий такой, до жути приторный. И я думаю, зачем бежать, он везде найдёт, и останавливаюсь. Стою, не оборачиваясь, глаза закрыла, жду конца, а он не наступает. Вдыхаю поглубже, всё ещё с закрытыми глазами, чувствую ладонями тёплый ветер, ногами чувствую, как дрожит земля от этих Существ. Решаю повернуться. И вот смотрю ему прямо в «лицо». Глаз у него нет, но я чувствую его тяжёлый «взгляд». Оно не двигается, только гордо расправляет плечи и источает свою уверенность победы. Думаю, что если мне суждено умереть, то должна же я унести с собой хотя бы одного такого негодяя, разрушающего наш Дом. И вот я расставляю руки в стороны, высвобождаю разум и разрываюсь на мелкие осколки, острые и очень тонкие. Пролетаю прямо сквозь монстра. Просачиваясь через его плоть, режу каждый сантиметрик этого «тела». Пронзаю даже его мысли (он был так уверен в победе, что они стали почти материальными). Стремлюсь к сердцу и пролетаю насквозь. Осколки сыпятся со звоном на землю, а вместе с ними рухнул и этот жутко-прекрасный злодей. Последнее, что я вижу, это его бездыханность и осколки себя, затем просыпаюсь.

Холодный пот покрывает моё тело, дыхание сбилось, а в груди, кажется, комок забился в какой-то закуток и думает, что там безопасно. Вокруг, прямо в собственной комнате, ощущаю этот жутко-сладкий запах. На простынях подо мной земля и россыпь осколков, прямо как тех, что во сне. Ступор. Не могу даже пошевелиться, хочу кричать, но не получается. Кажется, что звук моего голоса застрял где-то во мне, но ему не просочиться, не вырваться. И я просыпаюсь…снова».

Надо запостить это, появляется такая больная мысль. Пока не забыла ничего.

На всякий случай шарю руками по простыне под одеялом, боясь, вдруг снова сон.

Нет, слава Богам. Бегу к ноутбуку…

5

Изо рта пошёл белый пар, внезапно, будто на улице резко стало минус 40. По коже пробежали дикие стаи леденящих мурашек, волнами накрывая меня с головой. На секунду я замерла прямо не закончив делать шаг, застыла в позе человечка с дорожного знака. Боковым зрением заметила, что застыл и весь окружающий пейзаж, тонкий слой льда пополз по улице, покрывая все поверхности. Я слышала этот хруст, с которым маленькая волна льда бежала ровной грядой, не щадя ничего на своём пути. Холодный безжалостный треск волны разносился по улице, отражаясь и разлетаясь повсеместно. Ледяные кристаллики воздуха проникали мне в лёгкие, резали изнутри и сковывали дыхание. Пар изо рта стал очень густым, он-то и отвлёк меня. Обратив на него внимание, я поняла, что это невероятно и немыслимо, так как на улице плюсовая температура. Дышать стало легче, белая выдыхаемая мною гуща исчезла прямо на глазах. Наст, покрывший всё в округе, исчез в долю секунды. Движение мира восстановилось («хоть немного передохнул» – подумала я). Закончив свой шаг, я продолжила идти на работу. Леденящие мысли больше не возвращались.

Утро начинается не с кофе, как сейчас модно говорить. Аврорино утро начинается с планёрки в кабинете начальства. Стоит там, как вялый цветок, засыпает на ходу. Лепестки рук повисли мёртвым грузом, стебель спины искривился под собственной тяжестью, мысли спутаны. Очень громко болит голова. Всё тяжелее становится просыпаться и поднимать своё тело с кровати, тащить его в ванну. Потом этот мешок с костями надо транспортировать на работу и как-то пережить текущий день. Эксплуатировать тело с каждой минутой всё трудней, кажется, она потеряла правила пользования. Сны мучают Рору всё с большей частотой. Иногда грань между сном и реальностью так размыта, что девушка не понимает, где находится сейчас. Не знает, где заканчивается правда и начинается воображение. И есть ли вообще эта правда?

Как обычно сижу утром в своём кабинете и заполняю журналы. Тишину нарушает стук в дверь

– Аврора? Ты тут? – открывая дверь кабинета, спрашивает Ирен.

– О, заходи скорей! – немного оживилась я.

–А у меня есть хорошая новость, – хитро улыбается, – Прикинь, к нам вчера наконец-то приехал этот мужик, у которого мы кухню заказали. Я такая довольная!

(Мне остаётся лишь улыбаться в ответ, всегда приятно смотреть на радостную подругу).

– Блиин, он так долго к нам ехал, мы больше месяца назад заказали эту дурацкую кухню. Думали уже не дождёмся

– Даа, кажется, он ехал к вам с кухней через Ксат, – не убираю с лица улыбки

– Вообще, это какой-то знакомый А́ндрия, чёрт нас дёрнул у него заказать. Теперь всем буду говорить, что у него долго и некачественно. А́ндрию даже двери на шкафчики самому пришлось устанавливать, – возмущаясь, подобно маленькому ребёнку, сказала Решка (На самом деле простая история происхождения прозвища: Ирен – Иренка – Ирешка – Решка. Всё предельно примитивно).

 

– Знаешь, Решка, у знакомых лучше вообще не заказывать ничего, зачастую получается именно так, как у вас.

В ответ моя подруга с резко континентальным климатом эмоций сощурилась и опустила голову. Надеюсь, я её не обидела.

Она посидела так секунды три и резко подняла лицо, окрашенное восторгом. Глаза были полны света.

– А у меня есть распрекраснейшее Шантэ Марто двадцатилетней выдержки!

– Ооо, с этого стоило начать, – улыбаюсь во весь рот, наполняясь восторгом, – ума не приложу, где ты взяла такую роскошь, ты мне обязательно это расскажешь!

Решка уже встала со стула и направилась к выходу:

– Нагряну как-нибудь к тебе с ночёвкой. Хотя, вряд ли мы будем спать. Разопьём лучшее красное всех времён и пойдём гулять по ночным улицам, пока не встретим рассвет на нашей любимой крыше. Может даже почитаем твои стихи, – улыбается она по-детски хитро. (Значит не «может», а почитаем)

Сказав это, Решка пробубнила, что позже ещё забежит, и ушла делать свою работу. А я улыбалась ей, обещая скорую встречу.

День протекает шаблонно, всё идёт по расписанию, как и в любой другой. Уколы, иголки, уколы, системы, иголки, уколы. И так, кажется, бесконечное количество кругов. Ноги гудят и отваливаются. В середине дня присядешь на стул и даже как-то странно ощущаешь себя, будто в рай попал.

Пытаюсь игнорировать все попытки разговоров со мной, ну, конечно же, не считая Решку. Думаю, стоит уже немного вам о ней рассказать. Всё-таки, она одна из немногих людей, с которыми мне интересно и есть о чём поговорить. Рост Ирен, примерно, метр семьдесят пять. Плюс ко всему, обожает высокий каблук или шпильку (не на работе, конечно). Но и там умудряется носить платформу сантиметров десять. Я думаю, если бы нам пришлось на войну пойти, не дайте Боги, она бы и туда каблук напялила. Так что вполне обычный рост, в купе с высоким каблуком на постоянной основе, создают впечатление очень высокой оклионки. Фигура – гитарные изгибы. Глаза у неё огромные и такие чистые, добрые, как у ребёнка. Улыбка белоснежная. Ирен обожает зубных мастеров, посещает их постоянно, отчаянная женщина. Вообще Решка улыбашка, не знаю, что должно произойти, чтоб улыбка сошла с её лица. Мысли наивные. Доверчивая очень. Думает, что все люди такие же хорошие и добрые с чистыми помыслами. Платья – её слабость, особенно коротенькие. Волосы Решкины светло-русые, спадают ниже поясницы ровными струнами. Играет на музыкальных инструментах (гитара, фортепиано, труба и ещё несколько, которых я даже названия не знаю).

Как вы уже знаете, трудимся мы в одном отделении. И подруга всегда напоминает мне, что на работе надо ещё и подкусывать (именно «подкусывать» – это её коронное словечко; она вообще не использует слово «кушать»). Бывает, я заработаюсь, а тут она со своей улыбкой – прожектор во тьме: «Рора, пошли подкусим». Ну как не пойти. Постоянно приходит ко мне советоваться о жизни, будто я что-то о ней знаю лучше. Нам обеим по двадцать четыре года, мы росли вместе, ну что я могу ей насоветовать?

Есть ли у неё изъяны? Конечно, кто же без них, но об этом позже (или никогда).

6

Терплю рабочий день. Иногда ради интереса проваливаюсь сознанием в какую-то дрёму, как в зазеркалье попадаю. Закрываю глаза и падаю в пропасть, лечу лицом вниз, размахивая конечностями. Ты видишь пролетающее мимо тело и слышишь свист воздуха. Я падаю в пропасть. Падаю и падаю, будто это бездна. Я падаю туда даже не закрывая глаз. И только ты меня постоянно ловишь. Только ты ловишь со свистом скользящее в пустоту тело. Твоя реакция порой не такая молниеносная, как хотелось бы, но, всё же, ты ловишь. В любое время дня и ночи готов прийти на помощь. Вокруг была лишь тьма и непонятное неизвестное пространство. Руки в полёте пытались нащупать хоть что-то, хотя бы за что-нибудь ухватиться, но ничего не было. Это лишь пустая тьма. Потом появился ты и рассёк пространство и время собой, как неимоверно острой катаной. И я перестала падать.

Вроде всё реально, вот оно, прямо передо мной, а нет. В какой-то момент приходят те самые Титаны (наверно помахать мне рукой) и я понимаю, что всё вокруг нереально. Что это плоды моего больного воображения, детища сонных параличей, ужасных снов и (предполагаю) некоторых проблем с психикой. Пробуждаюсь.

Как избавиться от сильного ощущения нереальности мира? От него тошнит и укачивает. Так не пойдёт, как же эксплуатировать себя с такими психическими проблемами, может врачу показаться? Так наверно упрячут сразу в больничку и пиши пропало. Знаю же, что часто «выпадаю из реальности». Некоторые моменты в жизни для меня как сон, накрытый туманной пеленой. Я не осознаю и не понимаю, как происходит какая-либо ситуация. Мне кажется, что в эти моменты «провала» в моей голове живёт совершенно другой человек.

Близкие люди часто говорят мне о какой-либо ситуации: «этого не было» или «это было не так». Но я уверена, что было именно так, как говорю я, я же это своими глазами видела. Помню всё: как говорила слова и как делала действия. Но получается, что этого не происходило? Даже мои воспоминания фальшивы, как в таких условиях можно верить во что-то масштабное, например в Имподион. Может всё это лишь один огромный сон или галлюцинация. Я в замешательстве.

Во всём виноват недосып, по крайней мере, на него легко всё спирать.

Мне приходится постоянно забивать свою голову различными мыслями. Думать, какие воспоминания правда, а какие только кажутся правдой, моей правдой. А когда замолкают мысли, я вновь вижу Титанов. Это всё будто бред, никто не поверит в то, что я пишу. Но, вот она я, и вот она моя проблема.

Ладно, надо заканчивать с этим нытьём, это же не книга о психологических заболеваниях. Я просто знаю одно – мне нужно держаться.

Рабочий день закончен, и тут появляются силы. Бежать! Надо бежать скорее домой, продолжать свой блог, а то уже добрая куча мыслей накопилась и полезла из ушей.

7

«Здравствуйте, снова с вами я – Кассиопея. Уже наверно соскучились? (улыбаюсь сама себе)

Вы вероятно всё думаете, что ж я вам заливаю о каких-то таинственных образах и ни слова не пишу о романтике, как это принято в нашем мире. Кажется, будто в каждой книге, в каждой песне и везде-везде есть куча слов о любви. Так вот, именно поэтому я решила, что мой блог будет лишён такой возможности.

Самой бы только темп этот выдержать.

Дабы избежать ванильной ватрушки, сцены разговоров со вторыми половинками были вырезаны. При написании моих блогов ни одна любовь не пострадала.

Никакой любви, помните? (улыбаюсь)

Возможно, покажется вам, что в этом решении блог мой бездушен и умерщвлён, лишь родившись. Но я хочу порадовать себя хотя бы в этом желании. Пусть этот мой мир будет наполнен рассказами о Других и о другом. Мой мир, в котором сны реальны, а реальность – занудный сон. Сон, в котором все живут по шаблону. Люди тянут дни от субботы до субботы, думая, что выходной – это их островок спасения. А нет. После снова рабочая неделя, диктатура, очень хорошо закрашенная под демократию. И свобода выбора из того, что уже ограничили рамками и стандартами. Свобода выбора, как же (возмущённо бурчу эту фразу на выдохе).

Вот даже взять наш материк, Оклион, самый большой из трёх существующих на планете. На наших землях ценится свобода голоса, якобы, но, по мне, это далеко не так. Наглая ложь. Вот и песни у нас о любви, и рассказы с книгами, видимо потому, что в реальной жизни людям просто некогда любить.

Вот бы узнать, что там сквозь океаны у соседей Хоклион и Эрэдис. Людям всегда хорошо, там где их нет. Вот они и шепчутся, что эти материки более прогрессивны в плане самовыражения. «Вот там демократия» – говорят на кухнях наши местные, пока попивают горячительное.

Люди – маленькие пешки в руках единиц, кто сумели забраться наверх. Работяги-трудяги, которым некогда жить собственной жизнью. Люди, якобы, работают на благо нашего огромного материка, в то время, как «главные лица» живут «на всю катушку». Я бы вот хотела путешествовать по красивым местам. Возможно, целые дни просиживать за своим творчеством так, чтобы буквы перед глазами летали. Любить и быть любимой, в конце-то концов. Хочу встречать рассветы и прощаться с солнцем на закате. Видеть звёзды. Я просто обожаю всё это. А в задымлённом, испорченном от смога городе не увидишь звёзд, небо затянуто гарью наших производств. Хочу просто быть свободным человеком, идти куда хочется и когда хочется. Послать к чертям собачьим рамки и стереотипы, вживлённые в головы народу со времён слюней и подгузников.


Издательство:
Автор
Поделиться: