Litres Baner
Название книги:

Замуж за бывшего мужа

Автор:
Ивонн Линдсей
Замуж за бывшего мужа

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 3

Она ответила согласием.

Алиса Хорват испытала неимоверное облегчение, когда Валентин вышел из комнаты и сообщил ей, что свадьба состоится. Хотя в подборе пар она целиком полагалась на свою интуицию, которая ее никогда не подводила, но ситуация с внуком была особенная, и в душу пожилой женщины закрались небольшие сомнения. Теперь они развеялись.

Валентин присоединился к своему брату Гейлану и кузенам, приглашенным на торжество. Алиса украдкой достала из сумочки лекарство. Эта боль в груди последнее время доставляла ей массу неудобств. Она положила таблетку под язык, а в это время из офиса появилась Имоджин.

– С вами все в порядке, миссис Хорват? – спросила она.

– Да, дорогая. Я так рада, что вы решились на свадьбу.

– Ваш внук порой бывает очень убедителен.

Алиса взглянула на Имоджин. Легко понять, почему она привлекла Валентина. Помимо красивого лица, роскошных волос и изящной фигуры, Имоджин О’Коннор отличал острый ум и сильный характер. Пока Алиса собирала досье на Имоджин, она прониклась уважением и симпатией к девушке. Имоджин за прошедшие семь лет сумела создать сеть центров дошкольного воспитания, получив франшизу. Она стала успешной бизнес-леди. У нее отличная деловая хватка и хорошая голова на плечах. Но Алиса была заинтригована личной жизнью девушки, о которой почти не было информации. Имоджин практически ни с кем не встречалась после возвращения из Африки. Объяснялось ли это ее занятостью развитием бизнеса, или она не была эмоционально готова к новым отношениям после развода, Алиса не знала. Но она была рада, что Имоджин не завела новый роман.

Взглянув на высокую атлетическую фигуру внука, Алиса окончательно уверилась, что именно Имоджин с ее тонкой, но сильной натурой и есть та самая единственная, с которой Валентин должен создать семью и обрести счастье. Компьютерные данные и серия тестов, проведенных специалистами ее агентства, окончательно подтвердили ее интуитивную уверенность в правильности выбора партнеров для брака. Алиса никогда бы не рискнула поставить на карту счастье молодых людей. Жизнь слишком бесценна для подобных экспериментов. Сейчас она чувствовала это особенно остро.

Рассосав таблетку, Алиса почувствовала, что приступ стенокардии проходит, и улыбнулась невесте:

– Вернемся в зал?

– Попросите, пожалуйста, мою маму присоединиться ко мне, – нерешительно сказала Имоджин. – Я чувствую себя увереннее, когда она рядом.

– Конечно, – ответила Алиса. Она взяла Имоджин за руку и слегка ее пожала. – Ты не пожалеешь, дорогая. Конечно, путь к восстановлению отношений не будет усыпан розами, но я уверена, что на этот раз ваша любовь станет глубже, сильнее и на всю жизнь. Это мое пожелание тебе и Валентину.

– Поживем – увидим, – ответила Имоджин.

– Конечно. Вам обоим предстоит тяжелая работа.

Имоджин кивнула, и Алиса пошла в зал. Этих двоих ожидает интересная жизнь, подумалось ей.

* * *

Имоджин повторила за священником слова брачной клятвы и теперь слушала, как это делает Валентин. Церемония была простой и довольно безликой, что естественно, ведь они не участвовали в ее подготовке. Отчасти она напомнила ей их первую церемонию, с той лишь разницей, что сегодняшний священник был более оживлен и старался привнести эмоции по сравнению с бездушным чиновником, который регистрировал их брак в Африке.

Африка. Пора прекратить думать о ней. Это было сто лет назад.

Сегодня они начнут новую жизнь, на которую она согласилась. Имоджин все еще не могла понять, как Валентину удалось уговорить ее.

Она знала только, что он добился своего одним касанием ее губ пальцем. Его мимолетная ласка бурей отозвалась в ее теле. Она ни на кого и никогда так не реагировала. С одной стороны, отсутствие отношений было на руку, поскольку Имоджин с головой ушла в карьеру и расширение бизнеса. Но с другой – материнский инстинкт требовал своего. Вот поэтому Имоджин и решила обратиться в брачное агентство.

– А сейчас можете поцеловать новобрачную. – Голос священника прервал размышления Имоджин, вернув ее в реальность.

Она подняла взгляд на Валентина. Он серьезно посмотрел ей прямо в глаза и поднес к губам ее левую руку, целуя безымянный палец.

– Вот такое кольцо ты заслуживаешь, – пробормотал он и, распрямившись, приник к ее губам.

Имоджин невольно подалась ему навстречу и ответила на поцелуй, обняв Валентина за шею. Огненная лава желания прокатилась по всему телу. Валентин крепче прижал ее к себе и углубил поцелуй. Она почувствовала его возбуждение. Так между ними было всегда. Мир перестал существовать. Они видели и ощущали только друг друга.

Послышалось деликатное покашливание.

– Эй, ребята, оставьте хоть что-то на медовый месяц, – весело сказал Гейлан.

По рядам присутствующих прокатился смешок. Валентин оторвался от губ Имоджин. Она медленно возвращалась в реальность, изумленная тем, что произошло. Семь лет прошло. А точнее, семь лет три месяца две недели и пять дней с тех пор, как она ушла из его жизни. И ничего не изменилось в ее реакции на бывшего, а теперь нынешнего мужа.

– Ты в порядке? – участливо спросил Валентин, по-прежнему обнимая ее за талию.

– Кроме стертой помады, в остальном все нормально, – как можно холоднее ответила она, хотя внутри все горело.

Он улыбнулся, взял ее за руку, и они повернулись к гостям.

– Объявляю вас мужем и женой, – произнес священник, промокнув вспотевший лоб носовым платком.

Итак, они снова женаты. Имоджин все еще находилась во власти поцелуя и не окончательно верила в произошедшее. Но ее держал за руку высокий красавец в элегантном темном костюме, и все их поздравляли.

Подошла ее мать с мокрыми от слез щеками, чтобы поздравить новобрачных. Но, отстранившись после поздравления, она строго взглянула на Валентина и сказала:

– Надеюсь, что на этот раз вы ничего не испортите, молодой человек. Вам крупно повезло, что моя девочка решила дать вам еще один шанс. Берегите ее.

– Непременно, – пообещал Валентин.

Имоджин почувствовала неловкость после слов матери, но Валентин слегка сжал ее руку, показав, что не обиделся на слова Каролины О’Коннор. Она знала, что мать не поймет, почему она решила войти в ту же реку. А может быть, и поймет. В конце концов, отец Имоджин не раз тайно изменял ее матери. Это было одной из причин полного неприятия Имоджин супружеской неверности. Она всегда удивлялась, почему мать это терпит. Но такова Каролина О’Коннор. Она всю жизнь работала в сфере благотворительности, и ей льстило, что ее мужем является один из самых известных адвокатов по правам человека в мире. Каролина имела репутацию невозмутимой и спокойной женщины и прекрасной хозяйки светских раутов. Имоджин рано поняла, что в замужестве у нее все будет по-другому. И считала, что с Валентином, в которого была страстно влюблена, со взаимностью с его стороны, она будет счастлива. Сбудутся ли ее мечты теперь? Она вспомнила напутствие Алисы перед церемонией о тернистой дороге к счастью. Смогут ли они снова полюбить друг друга? Имоджин согласилась на этот брак исключительно ради возможности родить ребенка, которого будет любить. Но полюбить еще и мужа? Она бросила взгляд на Валентина. Она и доверять пока ему не могла, какая уж тут любовь?

При мысли о ребенке она внутренне затрепетала. Валентин сказал, что тоже хочет иметь детей. Станет ли ребенок связующим звеном между ними?

«А еще он сказал, что всегда был тебе верен», – нашептывал внутренний голос. Он и сейчас обещал, что ей не о чем беспокоиться. Но можно ли ему верить? Она своими глазами видела другую картину семь лет назад. Она не станет думать об этом сейчас. Она сделала свой выбор, согласившись стать его женой. И если три месяца пройдут без сучка без задоринки, они попытаются построить семью. А пока она будет ждать и надеяться.

Валентин старался побороть растущее раздражение. Он никогда не любил толпу. Сегодняшняя была веселой и шумной, собралась в его честь, чтобы отпраздновать его свадьбу. Тем не менее он не обязан их всех любить. Ему хотелось одного: поскорее избавиться от гостей и увезти Имоджин в свадебное путешествие в Раротонгу на частном самолете семьи Хорват. Он вспомнил недавний поцелуй, которым они скрепили свой союз. Это было лучшее, что с ним произошло за последние семь лет. Однако он понимал, что одного секса будет мало, если они хотят создать семейный союз.

Валентин твердо верил, что семья создается на основе любви и искреннего доверия друг другу. Сейчас его главная задача – завоевать доверие Имоджин и доказать ей, что он надежный партнер по жизни. Ради этого он на все готов. Но усилия должны быть обоюдными. Он должен быть уверен, что Имоджин не покинет его снова.

Ее первый уход был для него критическим. Он справился с ним единственным доступным ему способом – с головой ушел в работу. Валентин подписал новый контракт на волонтерскую работу в горячей точке, работал с утра до ночи, много оперировал, порой рисковал жизнью в попытке забыть Имоджин.

Он посмотрел в ту часть зала, где Имоджин общалась со своими друзьями. Боже, до чего же она хороша! Но кроме красоты, Имоджин обладает и другими качествами, которые ему предстоит открыть. Им не хватило времени глубже узнать друг друга во время первого брака. Сейчас эта возможность предоставилась. Сегодня Валентин был шокирован, увидев шедшую к алтарю Имоджин, и, хотя разум протестовал, тело ликовало. И если бы он поцеловал ее у алтаря так, как ему хотелось, он не смог бы от нее оторваться.

Лицо Имоджин засветилось, когда она искренне рассмеялась какой-то шутке подруги. Валентин снова почувствовал возбуждение. Ему следует серьезно над собой поработать, чтобы обуздать сексуальную энергию, заложником которой он стал, встретившись с Имоджин. Им предстоит лучше узнать друг друга, и не только в постели.

– Жалеешь о совершенном?

Валентин обернулся на голос своего брата Гейлана.

 

– Нет. А что?

– Поначалу я сомневался, что дело дойдет до свадебного торта, и боялся, что моим сотрудникам придется им питаться до конца недели. – Гейлан возглавлял сеть курортных отелей семьи Хорват со штаб-квартирой здесь, в Вашингтоне.

Валентин сдержанно улыбнулся.

– Рад, что им не придется этого делать.

Гейлан посмотрел на брата.

– Что-то изменилось. Ты в порядке?

– Почему спрашиваешь?

– Не знаю. Ты хотел жениться. Это точно. Но я был уверен, что свадьбе не бывать, когда увидел идущую по проходу Имоджин. Вы оба были решительно настроены на отказ от свадьбы. Почему ты передумал? Только не говори, что это волшебные чары нашей бабули подействовали, – закончил Гейлан со смехом.

Валентин молчал какое-то время. Он всегда был откровенен с братом и кузеном Ильей. Все трое были очень близки. Но сейчас ему не хотелось объяснять брату, почему он уговорил Имоджин заключить этот брак.

– Возможно, без бабушки не обошлось, – туманно пояснил Валентин. – Но пока рано делать выводы. Нам предстоит испытательный срок три месяца.

– Ты говоришь так, словно не веришь, что будет легко.

– Путь к чему-то стоящему не бывает легким. Мы оба это знаем, не так ли? Нам с Имоджин предстоит большая работа. В глубине души она все еще считает, что я ей изменил.

Гейлан в недоумении уставился на брата.

– Да ты самый лояльный человек из всех, кого я знаю. И с кем же, по ее мнению, у тебя был роман?

– С одной из моих коллег.

– Она была горячая штучка?

– О да. И остается такой.

Гейлан изумленно уставился на Валентина.

– Ты говоришь о ней в настоящем времени, брат?

– Да. Она возглавляет научно-исследовательское отделение в моей компании в Нью-Йорке.

Гейлан присвистнул.

– Ничего себе дела. Это может осложнить ситуацию. Ты сказал Имоджин?

– Нет. Но надеюсь, что мы преодолеем это препятствие, прежде чем оно станет проблемой.

– Если кто и способен на это, то только ты, брат мой. Ты заслуживаешь счастья. Я искренне надеюсь, что Имоджин и есть та единственная, с кем ты его обретешь.

– Я тоже очень на это надеюсь, – сказал Валентин.

Глава 4

Самолет поражал великолепием. На борту имелась даже хозяйская спальня с роскошной ванной комнатой. Имоджин показалось странным принимать ванну в небе, но она не стала развивать эту мысль. Она чувствовала себя усталой и опустошенной. Каждая клеточка тела молила об отдыхе. Она с вожделением взглянула на широкую удобную кровать, застеленную белым покрывалом.

Валентин вошел в спальню следом за ней.

– Устала? – спросил он, ослабив узел галстука.

– Чувствую себя совершенно разбитой, – призналась Имоджин.

День оказался действительно трудным во многих отношениях. Но главное, она поняла, что ее по-прежнему влечет к экс-супругу. Ну, то есть к новому мужу. Он был так убедителен, уговаривая ее дать их браку еще один шанс, что она почти поверила, что могла тогда ошибиться. Может быть, ей следовало дать ему шанс объясниться, а не действовать сгоряча, в порыве эмоций. Но пример родной матери и нежелание следовать по ее стопам, смирившись с ролью обманутой жены, заставили Имоджин реагировать не раздумывая. Что, если она поступила опрометчиво?

Она взглянула на Валентина. Его лицо было усталым и напряженным.

– Вероятно, ты тоже устал. Насколько я помню, ты не любитель светских мероприятий.

– Ты правильно помнишь. Послушай, нам лететь до Раротонги целых четырнадцать часов. Надо поспать, чтобы прибыть на острова Кука свежими и отдохнувшими.

– Хочешь спать здесь? – предложила Имоджин. – Я могу поспать в салоне.

– Нет, ты располагайся на кровати. Я помню, как важно для тебя удобное спальное место.

Имоджин порозовела. Память услужливо подбросила несколько картинок. Вот они кувыркаются на узкой двуспальной кровати, занимаясь чем угодно, только не сном. Вот их тела переплелись, составив единое целое, несмотря на жару Экваториальной Африки. Она так быстро привыкла спать с ним в одной постели, что после развода и возвращения в Нью-Йорк долгое время по привычке пыталась ночью дотронуться до мужа, забывая, что его уже нет рядом.

Она отвернулась, чтобы ненароком не ляпнуть лишнего, например, предложить лечь спать вместе. В конце концов, перед ними общая цель – создание семьи. Однако она не высказала эту мысль вслух, понимая, что не готова на подобный шаг. Во всяком случае, пока.

– Спасибо, – выдавила она наконец. – Хочешь первым принять душ?

Валентин рассмеялся.

– Что смешного? – спросила она.

– Мы. Ужас до чего культурные и вежливые.

Имоджин хихикнула в ответ.

– Да уж. Что весьма странно в данных обстоятельствах.

– Значит, мы стали лучше, чем были раньше. – Валентин серьезно посмотрел на Имоджин. – Я говорил тебе правду в офисе перед церемонией, Имоджин. И готов подписаться под каждым словом. Ты не пожалеешь о своем решении.

Имоджин проглотила подступивший к горлу ком и молча кивнула. Ей не хватало слов, но ее охватило знакомое волнение, когда он прошел мимо нее в ванную и закрыл за собой дверь. Послышался шум льющейся воды. Имоджин застонала, представив, как упругие струи воды льются на его сильное обнаженное тело. Тело, которое она когда-то знала лучше своего собственного. Она скинула туфли и упала на кровать. Затем потянула за молнию на платье и снова поднялась. Платье скользнуло вниз и легло у ног легким облаком. Имоджин выступила из него и повесила на спинку стула.

Она поймала свое отражение в зеркале: белопенное кружевное бюстье и такие же трусики, снежно-белые ажурные подвязки и белые чулки – абсолютное воплощение невинности. Она дотронулась до своего обнаженного бедра и вздрогнула. Ее тело было настроено на одну волну с доносящимися из ванной звуками, а воображение живо рисовало обнаженного Валентина под струя ми воды.

Душ перестал работать, и Имоджин метнулась к чемодану, выхватив из него лежавший сверху халат. Неужели она упаковала чемодан всего лишь накануне? Ей показалась, что минула вечность. Она встряхнула любимый шелковый халатик в ярко-красных маках и ахнула при виде облака разлетевшихся розовых лепестков. Такой сюрприз могла подготовить только мать. Каролина была рядом с дочерью все время. И несмотря на собственный не очень удачный брак и беспокойство за судьбу дочери, она добавила этой странной свадьбе немного романтики.

Дверь ванной открылась.

– Ты в порядке? Мне показалось, что я слышал какой-то шум. – Валентин вошел в спальню в набедренной повязке из полотенца.

От такого зрелища все рациональные мысли испарились. Идеальные пропорции его тела, словно выточенные из мрамора резцом гениального Микеланджело, ласкали взор. Разница лишь в том, что его тело не холодное, как мрамор, а живое и теплое и немедленно ответило бы на ее прикосновение, став еще горячее. Ее женское начало жаждало немедленного воссоединения. Ей снова хотелось познать этого мужчину.

– Это розовые лепестки? – спросил он, выводя ее из соблазнительного транса, грозившего полностью завладеть ее бедной головой.

Он подошел ближе, и Имоджин торопливо засунула руки в рукава халата и запахнула его на талии.

– Не суетись из-за меня, – поддразнил Валентин, блестя глазами и беззастенчиво поедая взглядом ее точеную фигурку.

– Извини, я сейчас уберу. Это мама…

– Эй, не стоит паниковать. Все в порядке. – Он протянул руку и подхватил ее под локоть, не давая Имоджин наклониться. – Расслабься, ОК? Лепестки роз – непременный атрибут новобрачных в медовый месяц. Разве ты со мной не согласна?

Ее рука горела в том месте, где он дотронулся, возбуждая еще сильнее ее смятенные чувства. Имоджин крепко сжала губы, прежде чем ответить.

– Но мы ведь не совсем типичные новобрачные, правда?

– Мы и прежде не отличались заурядностью, – согласился Валентин.

От его слов щеки Имоджин заалели, как маков цвет. Она внутренне застонала. Ну почему она все время краснеет в его присутствии? Никто другой не вызывает у нее подобной реакции. Она кивнула на полотенце:

– Ты в этом собираешься спать?

– Пожалуй, экипаж удивится, увидев меня в подобном прикиде, – ухмыльнулся Валентин. – У меня есть пижама в дорожной сумке. Я переоденусь здесь, пока ты принимаешь душ, если не возражаешь.

Ага, они снова вернулись на стезю вежливости. Это вполне устраивало Имоджин. Она сейчас была растеряна и не знала, как себя вести. Имоджин была уверена в одном: нужно дистанцироваться от Валентина, пока она не сотворила какую-нибудь глупость. Например, не прижалась губами к его сокам или не слизнула капельку воды, катившуюся по плоскому животу.

– Тогда спокойной ночи, – натянуто произнесла она, взяв сумочку с туалетными принадлежностями.

– Доброй ночи, Имоджин, – проникновенно ответил Валентин.

Она едва удержалась, чтобы не подставить ему губы для поцелуя на ночь, хотя прекрасно осознавала, чем это может закончиться. Она еще не была к этому готова.

Валентин наблюдал из иллюминатора открывающийся вид, от которого захватывало дух. На бирюзовой поверхности океана пенились белые барашки волн, разбиваясь о скалу на острове, где им предстояло провести медовый месяц. Самолет снижался, и Валентин мог различить полоску бесконечных песчаных пляжей и качающиеся на ветру макушки высоких пальм.

– Посмотри, какая красота, – обратился он к Имоджин.

– Да, великолепное зрелище, – согласилась она, перегнувшись через Валентина, чтобы получше рассмотреть пейзаж. – И никакой промозглой зимы, как в Нью-Йорке. Я так понимаю, что в этом полушарии сейчас лето, да?

Валентин что-то невнятно буркнул в ответ. Неужели она не чувствует, что касается грудью его руки? Неужели не понимает, что с ним делает ее близость? Едва уловимый аромат ее тела сводит его с ума. И воздержание станет для него здесь самым большим испытанием. Он немедленно должен обсудить это с Имоджин. В противном случае он просто свихнется.

Валентин шевельнулся, и Имоджин мгновенно отпрянула.

– Извини, – пробормотала она и покрепче затянула ремень безопасности.

– Не проблема, – ответил он, хотя ее невольное прикосновение оказалось-таки для него проблемой. – Похоже, мы садимся.

Имоджин потянулась к его руке.

– Не возражаешь? Я всегда нервничаю при посадке.

Он взял ее за руку. Их пальцы переплелись, и Валентин ощутил, как крепко Имоджин вцепилась в его руку, пока самолет снижался сквозь облака.

– Не знал, что ты боишься посадки, – удивился Валентин.

– Мы не летали вместе, поэтому ты не мог знать такие подробности.

Слова прозвучали легко, но он понимал, что за ними кроется гораздо больше.

– Ты права, нам еще многое предстоит узнать друг о друге.

Шасси коснулось земли, и хватка Имоджин стала еще крепче. Самолет рулил по взлетно-посадочной полосе, постепенно замедляя движение. Из кабины пилота появилась улыбающаяся стюардесса.

– Через пару минут можно будет выходить, – сообщила она. – Как только подадут трап, я провожу вас до паспортного контроля и таможни. Это займет совсем немного времени.

– Спасибо, Дженни, – тепло улыбнулся Валентин стюардессе, почувствовав, что Имоджин вынула руку.

– Она симпатичная, – заметила Имоджин. – Хорошо ее знаешь?

Валентин пожал плечами. Ему пришло в голову, что любое, даже самое невинное, замечание чревато последствиями.

– Настолько, насколько любого члена экипажей, обслуживающих «Хорват эйрлайнз». Я часто летаю по работе и многих знаю. Муж Дженни, Эш, один из сегодняшних пилотов. Политика нашей компании предусматривает совместные полеты супругов, если оба работают на нас.

Он почувствовал, как Имоджин немного расслабилась. Неужели оттого, что узнала про замужество Дженни? До того случая с Карлой Имоджин никогда его не ревновала. Неужели сейчас это может стать проблемой? Конечно, Имоджин сейчас очень ранима. Она положилась на волю судьбы, согласившись на повторный брак с ним.

Как только они устроятся, Валентин намерен обсудить условия их нового брака и взаимные ожидания. Он не хотел снова потерпеть фиаско. Валентин всегда был первым, и в учебе, и в бизнесе. Он всегда достигал поставленной цели. Неудача в браке мучила его, занозой сидела в сознании. Хотя он знал, что ни в чем не виноват перед Имоджин, но не сумел убедить ее в этом. Ее неуверенность заставила девушку решиться на развод. А он ее не остановил. Стало быть, подвел. Сейчас он обязан исправить ситуацию и сделать все возможное, чтобы подобное не повторилось.

Вскоре они уже были в здании аэропорта. Их приветствовала невысокая миловидная женщина.

– Добро пожаловать на острова Кука, – улыбнулась она, повесив им на шею традиционные цветочные гирлянды. – Я Кими, ваш экскурсовод и водитель. Пожалуйста, следуйте за мной.

Они вышли из здания в жаркое влажное лето и подошли к ожидавшему их пикапу. Багаж уже погрузили, и они направились на уединенную виллу, где им предстояло отдыхать.

 

– Для вас здесь все готово, – поясняла Кими. – Есть собственный бассейн, душ на открытом воздухе, чтобы ополоснуться после купания в океане, частный закрытый пляж. Если вам что-то понадобится, снимите трубку и позвоните. Вам помогут. Я готова возить вас по всему острову. Если хотите сами прокатиться – в вашем распоряжении автомобиль и скутеры. Остров небольшой. В холодильнике на кухне фрукты, овощи и продукты на завтрак. Если пожелаете, можно посещать местные рестораны за счет виллы. Ужин подадут сегодня в семь. Приятного отдыха, – закончила свой инструктаж сопровождающая.

– Спасибо, Кими. Все прекрасно, – искренне улыбнулась Имоджин.

Но Валентин заметил, что под улыбкой кроется усталость. Хоть она и поспала в самолете, этого было явно недостаточно для полного восстановления сил. А может быть, ее волнует что-то другое? Они проведут здесь неделю практически в полном уединении. Не это ли ее беспокоит?

Кими попрощалась и уехала.

– Ну вот мы и прибыли, – сказала Имоджин, обводя взглядом лагуну. – Здесь и правда райское место. Очень красивое.

– Как и ты, – мягко добавил Валентин. – Тебе нужно быть особенно осторожной с солнцем. У тебя такая нежная кожа.

– Я привезла разные защитные кремы, не беспокойся, – ответила она, сама испытывая беспокойство, потому что придется просить его мазать ей спину. – Который час?

– Начало девятого, – ответил Валентин, взглянув на часы.

– Ух ты, нам предстоит долгий день, – невольно вырвалось у Имоджин.

– Можешь отдохнуть, сколько хочешь, – предложил Валентин. – Мы за этим сюда и приехали. И еще, чтобы снова познакомиться друг с другом. А сейчас нам надо кое-что обсудить.

Имоджин напряглась:

– Что именно?

– Секс.

К его удовольствию, щеки Имоджин залил нежный румянец. Она изумленно взглянула на мужа, удивляясь его прямоте.

– С-секс? – переспросила она, заикаясь.

– Не думаю, что нам стоит им заниматься.

Глаза Имоджин распахнулись еще шире.

– Секса не будет?

Валентин судорожно сглотнул. Вот же нелепая ситуация. Его мужской инстинкт вопил о противоположном, но он должен сказать:

– Понимаешь, в первый раз мы с головой окунулись в секс, так неудержима была наша взаимная страсть. Мы не могли думать ни о чем другом. Мы встретились, переспали, поженились, расстались, и все в течение нескольких месяцев. Думаю, что сейчас нам не стоит торопиться. Мне хотелось бы… – Валентин замолчал.

– Чего? – нетерпеливо спросила она.

– Хочу за тобой на этот раз поухаживать.

– Поухаживать? – недоуменно повторила она. – Не поздновато ли? После драки кулаками не машут. Мы ведь уже женаты.

– Но это не означает, что мы не можем добавить романтики в отношения, чтобы получше узнать друг друга. – Он сделал шаг вперед и положил руки ей на плечи.

– Имоджин, для меня это очень важно. Я не хочу совершить ошибку на этот раз.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Центрполиграф
Поделиться: