Название книги:

Замуж за бывшего мужа

Автор:
Ивонн Линдсей
Замуж за бывшего мужа

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Inconveniently Wed

© 2018 by Dolce Vita Trust

«Замуж за бывшего мужа»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

– Все будет хорошо, мама, – в сотый раз повторила Имоджин, пытаясь подбодрить Каролину.

Она не сомневалась, что мать до сих пор переживает ее неудачное первое замужество, хотя прошло уже семь лет. Тогда Имоджин вернулась из Африки, где работала волонтером, с разбитым сердцем. Первый брак закончился разводом, а мечты о семье рассыпались в прах. Сейчас все будет по-другому. Никаких романтических грез. Никакой любви с первого взгляда. За дело взялись профессионалы. Только точный расчет, основанный на результатах тестов. Консультанты по вопросам семьи и брака подобрали ей идеального партнера для создания семьи.

– Вы готовы? – спокойно и в то же время участливо спросила организатор свадебной церемонии.

Имоджин провела ладонями по великолепному наряду из шелка и органзы, так не похожему на скромное коктейльное платье, взятое напрокат на первую свадьбу, и решительно ответила:

– Абсолютно.

Брачный агент широко улыбнулась и сделала знак аккомпаниатору играть марш на выход невесты. Имоджин немного замешкалась в дверях, но затем решительно взяла мать под руку и направилась в сторону мужчины, с которым собиралась создать семью, о которой давно мечтала. На ее губах играла безмятежная улыбка, когда она встречалась взглядом с друзьями и родственниками, прибывшими на торжество из Нью-Йорка. Зарегистрировать брак можно будет позже здесь, в Вашингтоне, что соответствовало требованию брачного агентства «Решено на небесах», что будущие супруги встретятся лишь у алтаря. И это было правильным решением для девушки из хорошей семьи с консервативным взглядом на брак, убеждала себя Имоджин. Она правильно поступила. Все продумано до мелочей. Осечки быть не должно.

Когда Имоджин выходила замуж в первый раз, она была ослеплена страстью.

«И чем все закончилось?» – вопрошал внутренний голос. Она поморщилась. Сегодня Имоджин чувствовала себя иначе, никакого возбуждения, лишь простое любопытство: каким же окажется ее будущий муж? И уж точно никакого вожделения. По-крайней мере, пока. Она больше не поддастся зову страсти, затмившей голос рассудка в первом замужестве. Сейчас у нее есть ясная и четкая цель. Ей нужна семья. Конечно, она могла бы родить ребенка и без мужа, но не хотела. Имоджин мечтала о единомышленнике, которого сможет со временем полюбить. А если нет? Что ж, и без любви можно прожить. Она уже выходила замуж по большой любви, и к чему это привело? На этот раз Имоджин приняла все меры предосторожности, чтобы подобного не случилось. Пусть новый брак будет строиться на взаимном уважении и заботе друг о друге. Этого вполне достаточно.

Но не слишком ли опрометчиво она поступает, решив выйти замуж, можно сказать, за первого встречного? Ее родители так и подумали. Отец даже не приехал на церемонию, сославшись на большую занятость. На самом деле он был шокирован, что его дочь в поисках мужа обратилась в эксклюзивное брачное агентство, гордившееся своими стопроцентными результатами. Для него встреча с будущим супругом или супругой у алтаря была воплощением катастрофы. Но таково незыблемое требование агентства. Имоджин бросила быстрый взгляд на мать, согласившуюся вести к алтарю единственную дочь, чтобы та стала женой совершенного незнакомца. Каролина О’Коннор не отвела взгляд, в котором читалось явное беспокойство поступком дочери.

Взгляд Имоджин был прикован к незнакомцу, ожидавшему ее у алтаря. Его внушительная фигура выражала властность, и девушку пробрала дрожь. Когда они подошли к первому ряду, Каролина выпустила руку дочери и, поцеловав ее в щеку, села на стул. Имоджин глубоко вздохнула и снова посмотрела на стоящего к ней вполоборота мужчину. Что-то в его внешности показалось ей смутно знакомым. У нее зародилось нехорошее предчувствие.

Незнакомец повернулся к ней лицом. Имоджин застыла в нескольких шагах от алтаря, не веря своим глазам.

– Нет, – выдохнула она. – Только не это.

– История повторяется, – пронеслось по рядам гостей со стороны жениха.

Но Имоджин ничего не слышала и не видела никого, кроме Валентина Хорвата, бывшего мужа, с которым развелась семь лет назад. Он выглядел не менее ошеломленным. Однако Имоджин не испытала удовлетворения. Ее охватил гнев. Она стояла словно каменное изваяние, буравя яростным взглядом человека, с которым была близка как ни с кем другим и который разбил ей сердце, уничтожив мечту о создании семьи. С той поры она и думать не могла о замужестве. И вот наконец решилась. И что получила?

И все же, несмотря на злость и твердую решимость не допустить этот брак, Имоджин снова почувствовала до боли знакомое сексуальное возбуждение, бросившее их когда-то в объятия друг друга во время их недолгого, но страстного союза. Имоджин старалась обуздать предательскую реакцию своего тела на Валентина, но вместо этого ощутила, как напряглись и затвердели соски в мягких кружевах французского бюстье под шелком открытого свадебного платья. «Это просто физиологическая реакция на присутствие здорового представителя противоположного пола», – убеждала себя Имоджин. Это ничего не значит.

Вернее, он для нее ничего не значит.

Валентин протянул ей руку.

– Нет, – повторила она. – Этому браку не бывать.

– Полностью согласен, – твердо сказал ее экс-супруг. – Давай выйдем.

Он взял ее под локоть, и Имоджин неохотно последовала за ним в боковую комнату, признаваясь себе в том, что сексуальное влечение, всегда игравшее главную роль в их отношениях, вспыхнуло с новой силой. Ее кожа горела от его прикосновения. Имоджин остро ощущала его присутствие и исходивший от него запах. Запах, от которого она старалась избавиться все эти годы, навечно впечатался в ее память.

Пожилая женщина, с пронзительно-синими глазами и облаком серебристых волос, поднялась с первого ряда, где сидели гости со стороны жениха.

– Валентин? – вопросительно произнесла она.

– Бабушка, – ответил он. – Думаю, тебе следует пройти с нами и объясниться.

Интересно, какое отношение имеет его бабушка к данному событию, подумалось Имоджин. Она решительно не понимала, что происходит.

– Полагаю, ты прав, – ответила пожилая женщина. Повернувшись к гостям, она ободряюще произнесла: – Не беспокойтесь, пожалуйста. Мы скоро вернемся.

Имоджин глубоко сомневалась в сказанном, но последовала за Валентином и его бабушкой.

– Итак, что это ты придумала? – сурово спросил Валентин бабушку, стоило им войти в боковую комнату.

– Я сделала то, о чем ты просил. Нашла тебе жену, – без тени смущения ответила она.

– Я ничего не понимаю, – вмешалась Имоджин.

Валентин тоже никак не мог вникнуть в ситуацию. Он четко озвучил свою просьбу Алисе – он хотел жену и семью. После первого неудачного брака, когда он, отбросив присущий ему здравый смысл, пошел на поводу у безудержной страсти, Валентин решился на рациональный подход. И ни при каких обстоятельствах не предполагал увидеть у алтаря сегодня бывшую жену, несмотря на то что со времени их последней встречи она превратилась в настоящую красавицу.

Его оценивающий взгляд на какое-то мгновение задержался на Имоджин. Не то чтобы она сильно изменилась: та же грива каштановых локонов, те же серо-зеленые глаза, которые сейчас буравили его гневным взглядом, та же алебастровая кожа. Валентин прекрасно помнил, что ему приходилось бриться дважды в день, чтобы не оставлять следов на ее нежной коже, когда они были вместе. Он готов был ради нее на все. Но это было в прошлом. Пусть там и остается.

Он переключил внимание на бабушку. Алиса с присущим достоинством решительно взяла ситуацию под контроль.

– Имоджин, позволь мне кое-что тебе объяснить. Присядь, пожалуйста. И ты, Валентин, тоже. Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда кто-то мельтешит перед глазами.

Он удержался от едкого замечания, что у него есть повод для мельтешения, и молча подвинул Имоджин стул, а сам уселся на соседний. Они сидели так близко, что он уловил аромат ее духов. Это были новые духи, но аромат был притягательным, как и раньше. Валентину захотелось придвинуться ближе и вдохнуть аромат поглубже, но усилием воли он заставил себя обратить внимание на бабушку.

Алиса уселась за стол и некоторое время молчала, явно подбирая слова, чтобы начать разговор.

– Хочу напомнить, что вы оба подписали договор о вступлении в брак сегодня, – начала она.

– Не с ним.

– Не с ней.

Ответы прозвучали одновременно и достаточно эмоционально.

– Не припоминаю, чтобы вы ставили какие-либо условия, когда обратились в наше брачное агентство. – Алиса выгнула бровь и вопросительно посмотрела на них обоих. – Конечно нет, – продолжила она. – Потому что, подписав контракт с «Решено на небесах», вы поручили нам найти каждому из вас спутника жизни, что я, точнее, мы, – поправилась Алиса, – и сделали.

– Что? – Имоджин удивленно посмотрела на Валентина. – Неужели твоя бабушка имеет к этому отношение?

Он утвердительно кивнул.

– Так и есть. Обычно у нее здорово получается, но на этот раз произошла накладка.

Алиса вздохнула и посмотрела в потолок.

– Я никогда не ошибаюсь, Валентин. Особенно в данном случае.

– Ты это серьезно? – едва сдерживая раздражение, спросил он. – Неужели ты не помнишь, что мы расторгли брак из-за непримиримых разногласий.

– Это была измена, – встряла в разговор Имоджин. – С твоей стороны.

Валентин едва сдерживался. На скулах заходили желваки.

– Я сказал: из-за непримиримых разногласий. По-моему, с тех пор между нами ничего не изменилось. Не понимаю, как Имоджин может стать для меня идеальной парой. Интуиция на сей раз тебя подвела, бабуля.

– Интуиция? – холодно переспросила Имоджин. – А я считала, что выбор делается на основании заключений специалистов, а не при помощи фетиша. Не является ли это нарушением условий контракта, миссис Хорват?

 

Алиса внимательно посмотрела на Имоджин.

– Этот, как ты выразилась, «фетиш» значится в подпункте «а» пункта 24.2.9 контракта и называется «субъективной оценкой» агентства.

– Это просто нелепо, – возразила Имоджин.

– Позволю себе напомнить, что никто не заставлял тебя подписывать контракт, – изрекла Алиса ледяным тоном.

– В любом случае, – быстро вмешался Валентин, пока Имоджин не наговорила лишнего, – ты нами манипулировала. Не станем усугублять ситуацию. Любой контракт можно и расторгнуть. Думаю, что выражу наше общее с Имоджин мнение, если скажу, что этому браку не бывать.

– А я заявляю от имени агентства «Решено на небесах», что брак будет заключен, поскольку вы созданы друг для друга.

– Ни за что на свете! – воскликнула Имоджин. – Я не зря подчеркнула, что причиной развода послужила измена со стороны супруга. Если партнер не гарантирует мне верности, я не могу рассматривать вступление с ним в брак, – твердо сказала Имоджин.

– Я тебе не изменял, – снова возразил Валентин.

Семь лет назад они уже это проходили. Каждый остался при своем мнении. Имоджин ему тогда не поверила, а он счел, что оправдания ниже его достоинства. Если жена не верит мужу, это ее проблема.

– Перестаньте вести себя как малые дети, – увещевала Алиса. – Ваша полная совместимость доказана рядом серьезных тестов. Вы идеально подходите друг другу. Ты веришь мне, Валентин?

– Честно говоря, не очень, бабуля, в свете всего произошедшего, – признался Валентин.

– Жаль, – вздохнула Алиса. – Тем не менее послушайте меня оба. Можете ли вы признаться, что сегодняшняя встреча оставила вас обоих совершенно равнодушными? – строго спросила она.

Валентин поерзал на стуле, внутренне признаваясь себе в том, что его физическая реакция на Имоджин осталась неизменно острой, несмотря на прошедшие годы. Он ясно помнил их первую встречу, когда Имоджин привела своего ученика из начальной школы в травмпункт, где он работал хирургом-ортопедом. Она понравилась ему с первого взгляда, несмотря на то что он был при исполнении служебных обязанностей. Сейчас он смотрел на ее гордый профиль и решительно вздернутый подбородок, чувствуя, как в нем растет желание. Валентин отвернулся и посмотрел на Алису.

– Не могу этого признать, – неохотно процедил он.

– А что почувствовала ты, Имоджин, увидев у алтаря Валентина?

– Удивление и притяжение. Но одного притяжения мало для создания настоящей семьи. Мы это уже доказали.

– Да, – согласилась Алиса. – Но прошло время. И может, стоит предпринять новую попытку при иных обстоятельствах, коль скоро вас по-прежнему тянет друг к другу?

– В первый раз это было не просто попыткой с моей стороны, – возразила Имоджин. – Я любила Валентина всем сердцем, которое он в конце концов разбил.

– И тебе все еще больно? – спросила Алиса, сложив на коленях руки.

Имоджин молча кивнула.

– Стало быть, вопрос о твоем отношении к моему внуку остается открытым? Так?

– Бабушка, это нечестная игра, – вмешался Валентин. – Ты давишь на Имоджин. Она все давно решила сама. Не заставляй нас менять решение. Это жестоко и несправедливо. Прошлого не вернешь.

– Признавать свои ошибки всегда трудно, – заявила Алиса, поднимаясь из-за стола. – Я оставлю вас на пару минут, чтобы вы поговорили наедине. Но убедительно прошу вас предпринять еще одну попытку. Обстоятельства изменились. Вы уже не так молоды и горячи, как раньше. К тому же ни один из вас до сих пор не нашел свою вторую половинку. Обсудите ситуацию, как взрослые и зрелые люди, чтобы потом не пришлось сожалеть об упущенном шансе. Я подожду за дверью. Но не заставляйте меня ждать слишком долго.

Глава 2

Алиса вышла, оставив их наедине.

– Твоя бабушка… это нечто, – сердито промолвила Имоджин. – И как она только посмела сделать такое?

– Посмела, потому что это ее работа, – ответил Валентин.

Имоджин порывисто поднялась со стула и заходила по комнате. Нарядное платье сердито шуршало при каждом движении, словно поддерживая девушку в ее недовольстве. Высокая грудь, украшенная жемчужным ожерельем, вздымалась от негодования.

– Ничего себе работка, – не унималась Имоджин. – А ты, похоже, смотришь сквозь пальцы на ее возмутительное поведение? – горько усмехнулась она.

– Ни в коем случае. Я возмущен не меньше тебя и также шокирован происходящим. Я и через миллион лет представить себе не смог бы… – Он вскочил со стула и навис над Имоджин своей внушительной фигурой.

Она пристально взглянула ему в лицо. Имоджин не испытывала страха. Она знала, каким мягким он может быть и как нежны его прикосновения. Ее пульс участился, и Имоджин гневно остановила закравшиеся в голову крамольные мысли. Она здесь не за этим.

– Да уж, миллион лет – слишком маленький срок, – пробормотала она, отводя взгляд от пронзительной синевы его глаз.

Ей подумалось, что разрушительное действие их первого брака не преодолеть до конца света. Валентин забрал ее любовь, ее обожание, ее сердце. А затем выбросил все на помойку. Она никогда не забудет того момента, когда, войдя в их скромное жилище, немедленно уловила дурманящий аромат духов, которыми постоянно пользовалась коллега Валентина. А затем, войдя на деревянных ногах в спальню, обнаружила ту самую коллегу, голую и сонную в их с мужем постели.

Имоджин в недоумении и шоке уставилась на смятые простыни, почувствовав смешанный запах пота и секса. Она услышала звук льющейся воды в смежной ванной. Но не стала дожидаться появления мужа. Когда его коллега Карла спросила ее, нужен ли ей Валентин, указывая на ванную, Имоджин развернулась и, выскочив из дома, направилась в ближайшую адвокатскую контору, чтобы подать заявление на развод.

Она тупо заполнила бумаги, необходимые для расторжения брака, который, как выяснилось, ничего не значил для Валентина, а для нее был всем. Сам Валентин был ее вселенной, пока она не столкнулась с его изменой.

Имоджин пребывала в состоянии шока. Что, если она неправильно поняла Карлу? Но в таком случае почему Валентин сдался без борьбы? Если он ей не изменял, почему не пришел к ней в отель, куда она съехала и где жила до окончания учительского контракта, прежде чем вернуться в Штаты, и не объяснился? Вместо этого он просто ее отпустил, что для нее и тогда и теперь было признаком нечистой совести. Кроме того, ей претила мысль о том, что она могла ошибиться и сгоряча приняла поспешное решение. Но Карле незачем ей лгать. Всем было известно о ее романе с Валентином до появления в Африке Имоджин. Он сам ей об этом рассказал. И она поверила, как дурочка, когда он сказал, что отныне для него не существует других женщин.

Покашливание Валентина вернуло ее в настоящее.

– Полагаю, что ты против нового брака.

– Так и есть, – непреклонно заявила она.

– Не хочешь даже подумать над сложившейся ситуацией? – мягко спросил он.

– Нет, – ответила Имоджин твердо. – Никогда в жизни больше не выйду за донжуана.

– Имоджин, – ласково сказал он, растягивая по слогам ее имя, так что она затрепетала внутри. – Я тебе никогда не изменял.

– Я видела собственными глазами. Не держи меня за полную кретинку.

Он запустил руку в шевелюру в жесте безысходности.

– То, что ты видела…

– Твою любовницу на моих простынях, в моей кровати и пахнущую тобой, – зло перебила его Имоджин.

– Но это было совсем не то, о чем ты подумала.

– Теперь ты скажешь мне, что никогда не спал с Карлой?

– Ты прекрасно знаешь, что я не могу так сказать. Но я говорил тебе, что между нами все было кончено до твоего приезда. Я тебе не изменял, – снова повторил Валентин.

– Ты утверждаешь одно, а я видела другое, – не сдавалась Имоджин.

Валентин шагнул к ней. Имоджин отпрянула, но уперлась спиной в стену. Она подняла на него взгляд. Во рту у нее пересохло, ей было тяжело дышать. Имоджин заметила жесткие складки, залегшие вокруг рта, и новые морщинки на лбу, и легкую тень от пробивающейся щетины на скулах и подбородке. Когда-то он брился дважды в день, чтобы не колоть ее нежную кожу. Его лицо было таким родным. Она вспоминала мельчайшие детали. Например, как темнели от страсти его васильковые глаза, становясь темно-синими. Вот и сейчас его взгляд потемнел.

Имоджин пронзило острое желание. Ни один мужчина, кроме Валентина, так на нее не действовал. Никто не мог с ним сравниться. Ей нужен только он. И как ей быть? Отказаться от него навсегда или наступить на горло собственной гордости и принять то, что он предлагает?

– Мы можем заключить перемирие? – хрипло спросил он.

Имоджин хорошо помнила этот тон. Он говорил так, когда очень ее хотел. Но и она вожделела его.

– Возможно, – неохотно согласилась она.

– Что привело тебя сюда сегодня? – спросил он.

– Ты скажи первым про свои мотивы, – попросила она, не желая выказать слабость перед мужчиной, который мог любить ее вечно или растоптать, и выбрал последнее.

– Будь по-твоему, – согласился он. – Когда я попросил бабушку подобрать мне жену, я четко знал, чего хочу. Мне нужен был компаньон, с которым я мог бы поделиться и самым сокровенным, и тем, что произошло со мной за день. Мне нужна была женщина, которая хотела бы иметь ребенка или даже несколько детей. После твоего ухода я сначала думал, что сумею прожить один, но с годами понял, что хочу иметь будущее, в котором есть жена и дети, и не хочу умереть в одиночестве, а хочу оставить частичку себя в потомках.

На глаза Имоджин неожиданно навернулись слезы. Его признание попало в точку. Она пришла сюда сегодня за тем же. Как можно иметь столько общего и быть такими разными?

Валентин между тем продолжил:

– Ты поэтому обратилась в брачное агентство моей бабушки?

– Знай я, что Алиса владелица «Решено на небесах», умчалась бы оттуда, как черт от ладана, – ответила она с вызовом, но потом тихо добавила: – Да. Именно поэтому я и подписала контракт. Я тоже хочу детей. И еще я хочу иметь партнера, на которого смогу положиться и которому смогу доверять.

* * *

Доверие.

Слово повисло в воздухе между ними. Валентин глубоко вздохнул. Им недоставало доверия в Африке и не только в их брачных отношениях. В стране процветала коррупция, и правительство боролось с ней по мере сил. Даже в госпитале, где работал Валентин, он не всем мог доверять.

– Доверие – это улица с двусторонним движением, не так ли? – мягко спросил он.

– Конечно. Но у тебя не было и нет причин мне не доверять, Валентин.

– А вот ты мне не доверяешь. Ты это хочешь сказать?

– Что я еще могу сказать, опираясь на опыт прошлого? – ответила она вопросом на вопрос. – Это ты нарушил брачный обет, а не я.

Валентин ощутил растущее раздражение. Она не слышала его тогда, и теперь он не может до нее достучаться.

– Значит, мы в тупике, если только ты не готова оставить прошлое в прошлом.

Имоджин в недоумении уставилась на бывшего мужа.

– Ты считаешь, я могу забыть, что ты трахал другую бабу в нашей постели? – Она намеренно употребила грубое выражение, не желая смягчать его вину. – Ты предлагаешь забыть твою измену?

– Не было никакой измены, Имоджин, – нетерпеливо бросил он. – Ты видела меня в тот день? Ты не дала мне шанса объясниться, только сразу прислала бумаги от адвоката на развод. Может быть, хотя бы сейчас ты меня выслушаешь? – настойчиво спросил он. Ему не хотелось выглядеть в ее глазах негодяем, раз представилась возможность объясниться. – Послушай, Имоджин, я знаю, что ты была шокирована, когда увидела Карлу в нашей постели. Я дал ей ключ, чтобы она поспала между сменами, поскольку в ординаторской разместили пациентов. Ты знаешь, как мы там работали. Карла едва держалась на ногах, и я предложил ей отдохнуть у нас, поскольку наш дом ближе всего к госпиталю. Я не предполагал, что она кого-то приведет. Имоджин, я работал как каторжный, мы с тобой редко виделись. Неужели ты думаешь, что, если бы у меня выдалась свободная минута, я предпочел бы провести ее с ней?

– Действительно, зачем тебе это? – фыркнула Имоджин, выгнув бровь.

Валентин подавил раздражение.

– Я не был с ней в ту ночь.

– Она уверила меня в обратном.

– Она сказала тебе, что я был с ней?

Имоджин заколебалась. Она снова и снова проигрывала в уме ту роковую ночь.

– Она была немногословна, – нехотя призналась Имоджин.

– И тем не менее ты мне не веришь.

– Нет. Я не могу.

В ее последних словах Валентину послышалась боль. Ему показалось, что она ведет с собой внутреннюю борьбу. А что, если она пытается ему поверить? Он подумал, как бы повел себя в аналогичной ситуации? Был бы поставлен в тупик? Его раздирали бы противоречивые эмоции? Поверь она ему, то семь лет одиночества и печали были бы на ее совести? Но это не так. Хотя он не изменял Имоджин, но и за сохранение брака не стал бороться. А надо бы. Но проклятая гордость помешала. Если бы он смог убедить ее дать ему, точнее, им еще один шанс. У них могло бы получиться.

 

Слова бабушки об упущенном шансе не выходили у него из головы. Он смотрел на Имоджин в свадебном платье. Та же женщина, с которой он вступил в гражданский брак в чужой стране семь лет назад, и вместе с тем другая. Ему хотелось узнать новую Имоджин поближе.

Он спросил, тщательно подбирая слова:

– Значит, мне никак не получить твоего согласия снова выйти за меня замуж?

– Не могу поверить, что ты рассматриваешь возможность повторного брака, – резко сказала она.

– Почему бы нет? Давай отбросим эмоции и трезво оценим ситуацию. На этот раз мы прибегли к научному подходу при выборе партнера.

– Ничего себе научный подход, – фыркнула Имоджин. – Твоя бабуля подтасовала результат.

– Зачем бы она стала это делать, если бы не хотела нам добра?

Имоджин ничего не ответила. Валентин понял, что выиграл.

– Предлагаешь попробовать еще раз? – спросила Имоджин. – Буду откровенна с тобой, Валентин. Не уверена, что у нас получится. Я даже не имею в виду случай с Карлой. Нам было хорошо вместе в постели, но, кроме секса, между нами нет ничего общего. Мы встретились при чрезвычайных обстоятельствах, и наши отношения нельзя было назвать нормальными в полном смысле слова.

– Так почему бы не попробовать еще раз в обычной жизни? – спросил он, нежно проведя пальцем по ее нижней губе.

Имоджин невольно вздрогнула от этой невинной ласки. Ее охватило волнение. Глаза Валентина потемнели от возбуждения. Но он спокойным голосом продолжил:

– Послушай, у нас будет брачный контракт и три месяца испытательного срока. Мы ничего не теряем. Почему бы не попробовать?

Он видел ее внутреннюю борьбу, отражавшуюся во взгляде и учащенном дыхании. Валентин продолжил наступление:

– А дети, Имоджин. Если все сложится удачно, у нас будет семья и дети, о которых мы оба мечтаем. Обещаю, что, если ты согласишься выйти за меня, ты никогда об этом не пожалеешь. Я буду верен тебе. Я никогда за тебя раньше не боролся, но сейчас делаю это. Я не уделял тебе должного внимания, поскольку был занят исключительно работой. Теперь понимаю, как был не прав. Будь я хорошим мужем, ты не пришла бы к выводу, что я тебе изменяю. Я исправлюсь, если ты дашь мне шанс. Ты выйдешь за меня?


Издательство:
Центрполиграф
Поделиться: