Название книги:

Книга Иероглифов «ИероглиЛанд – нулевая книга»

Автор:
Степан Ли
Книга Иероглифов «ИероглиЛанд – нулевая книга»

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Дорогой друг и читатель, «Книга иероглифов» благосклонна к тебе. Ей совсем неважно: пришёл ты просто посмотреть и прочитать красоты ИероглиЛанд; или же поближе узнать, как местные жители бытуют на своих страницах. Книга иероглифов – открыта для каждого.

Если ты захочешь, она поможет тебе познакомиться с коренными жителями. Просто следи за яркостью и цветом слов и иероглифов. И тогда, обложка Книги иероглифов откроется тебе в дальнейших приключениях.

P.S. Если ты не следишь за иероглифами,

это не значит, что они не следят за тобой.

Доброго чтения!


А ты знаешь, что одна из первых книг, напечатанных человеком, была издана в Древнем Китае около трёх тысяч лет назад? И называлась она «Алмазные сутры». Отпечатанные на ней слова были сотканы из китайских иероглифов.

Но мало кто знает, что до этого, на первом печатном станке была создана, в единственном экземпляре, пробная, нулевая книга. Она называлась «Книга иероглифов». Эта книга стала домом для многих иероглифов, и оставила их след в истории. Именно о ней и пойдёт речь в нашем рассказе.

Помни – Всё начинается с нуля.


Глава нулевая. Подарки и загадки.

Малинка, переступая по давно нетронутой тропинке, возвращалась на обед. Вообще, это её излюбленное дело, ходить по новым и неизведанным дорожкам.

На трассе, где-то в километре от детского дома для сирот, где и жила Малинка, стояла невиданная ранее ей машина жёлтого цвета.

– Может, это звездолёт? – подумала Малинка и подошла ближе. На ней была изображена чёрная лошадка, которая встала на задние копыта.

– Ну, значит, земная, раз на ней «наша» лошадка нарисована, – подумала Малинка, при этом немного расстроившись, что, всё же, это оказался не инопланетный корабль.

За машиной она увидела склонившего голову парня. Он был похож на огромный крючок ловца акул. Парень повернул голову и посмотрел на Малинку тяжёлым взглядом. Она продолжала рассматривать его, как ни в чём не бывало, словно изучала поведение лемура в зоопарке.

Парень понял, что перед этой девочкой не стоит жаловаться на свою жизнь. И чтобы поскорее избавиться от неё, он сказал: «Извини. Мне сейчас не до тебя, я не могу разговаривать.» – ему показалось этой фразы достаточно, чтобы общение с маленькой девочкой закончилось, так и не начавшись.

– Не можешь разговаривать? У тебя, что ли, язык распух? Или ты съел много пирожного, и теперь тебя тошнит? – спросила Малинка. – Так давай приложим подорожник к языку – мигом всё пройдёт.

П – К сожалению, чтобы решить мои проблемы, одним подорожником не обойтись… Да что я тебе всё рассказываю, ты всё равно не поймешь…

М – Почему не пойму? Я знаю, что такое проблемы, у меня они тоже есть. Это вот когда мне на обеде в суп вместо трёх – две фрикадельки кладут, я считаю, это реальная проблема в системе общего питания нашей столовой.

П – Если бы всё дело было во фрикадельках…

М – А ещё, – перебив парня, продолжила Малинка, – мой друг, Грибочек – мы так Гришку называем, так переживает, когда в рыбной ухе не находит письмо-лаврушку, он всё думает, что это ему его родные письма шлют. Он такой дурачок. Это же пустые бланки для заполнения заявок на новые «мгновения», их заполняешь и отдаешь Дарье Огуречнице, оставляя под ножкой кухонного стола. Я вот так всегда делаю. Кстати, привет, моё новое мгновение. Меня Малинка называют, а тебя как?

П – Грибочек, Малинка, Огуречница… прямо сад какой-то. Как «называют» меня, тебе не к чему знать.

М – Ладно, буду называть тебя НТД № 3.

П – НТД № 3? Что это? Где слов-то таких набралась?

М – НТД № 3 – это Новый Текстовый Документ № 3, вообще-то, – с гордым видом сказала Малинка. – А набралась у тёти Гали, она у нас главбухом работает.

П – А почему № 3? У тебя кто-то до меня был, что ли? – с интересом спросил парень.

М – Да, конечно же. Ты у меня не первое мгновение. Первым был НТД № 1, Степашка-таракашка, он потом мне своё имя усиками нашептал. А НТД № 2, стульчак-Георгий.

П – Ты что, с унитазами разговариваешь?

М – Нееет! – немного искорежив своё белое личико, возразила Малинка. – Я что, на дурочку похожа?

Парень пренебрежительно помотал головой и снова решил уйти мыслями в свою проблему. И только он начал накручивать свои переживания, как снова получил от Малинки странно сформулированный вопрос: «Слушай, НТД № 3, а что ты такой грустный, как доярка с плохого надоя?» – она была очень проста в выражениях. Да и всему вечно подбирала различные сравнения. А её любовь к чтению и общение с простыми мальчишками из детдома наложили свой отпечаток. И, конечно же, такой симбиоз частенько выливается во что-то эдакое.

П – Да Эрни меня зовут, – уже более приветливым голосом сказал парень. – Понимаешь, Малинка, это Степашка-таракашка тебя всегда выслушает и не осудит за то, что ты хочешь или не хочешь делать. К примеру, я не хочу иметь отношения с этим английским ВУЗом… – куда-то в сторону сказал парень.

М – Это что, тебе английского попугайчика с таким именем подарили – Вуз? Ну, если честно, странное имечко для…

П – Кто бы говорил! Стульчак-Георгий… – перебил он Малинку, чтобы она даже и не надеялась снова развить тему про имена и названия разных вещей.

– А если честно, – продолжил парень – меня достало, что вечно приходится делать, что мне не хочется. Да ещё этот китайский родители заставили учить. Типа Китай – это будущее, скоро будет первой экономикой мира… Да не хочу я учить эти китайские иероглифы!

М – Иероглифы… – тихо повторила Малинка, записывая маленьким покорёженным карандашиком на небольшом листочке. – А знаешь, у меня есть лучший друг, он любит выписывать всякие интересные слова. Я тоже иногда этим занимаюсь и дарю ему их на день рождения.

– А я бы выучила китайский, – продолжила Малинка, – мне всегда хотелось знать, что зашифровано на коробках из-под телевизоров, из которых мы делаем шалаши на деревьях. Вдруг там тайное послание, а мы и не знаем о нём…

Пока Малинка рассуждала о тайном смысле коробочных надписей, парень успел подняться и достать из машины чёрную сумку, наполненную чем-то тяжёлым, и протянул Малинке со словами: «На, возьми, может, тебе нужнее будет.»

М – Ух ты, спасибо! Мне раньше только друзья подарки дарили. А у тебя есть друзья?

П – Сейчас уже нет. С середины лета все разъехались по разным концам света. Сейчас готовятся к учёбе в престижных университетах. И уже нет времени общаться и встречаться, «новая жизнь», так сказать.

М – Странно… Когда в тот раз Митька заболел и уехал в больницу на другой конец города, мы все хотели больше видеться с ним, и воспитательница часто возила нас к нему. Правда, в один из дней Митьки не оказалось в палате, а на следующий день мы пошли в церковь ставить свечки. Не пойму, почему он с нами не пошёл, раз его выписали, и что он не приходит завтракать, обедать и ужинать… Как так можно долго не есть?

П – Ты хорошая, – сказал парень и, будто сбросив груз с плеч, встал и снова обратился к Малинке, – ну ладно, мне пора. Попробую разобраться со своими… – не договорив, сел в свою жёлтую машину и умчал.

– Наверное, на другой конец света, – подумала Малинка.

Малинка осталась одна на обочине, держа в руках самый большой подарок в своей жизни. «Сумка красивая.» – подумала Малинка. На ней была изображена птичка в полосочку. – «Наверное, он любит животных, раз изображает их на всех своих вещах.» – с этой мыслью Малинка быстренько вскочила и, чуть кривя лицом от тяжести в сумки, накинула её на плечо и второпях двинулась в сторону детского дома.

Было видно, что детский дом активно готовится к обеду. Из открытых окон шёл пар и доносились аплодисменты, создаваемые тарелками, ложками и вилками, которые раскладывали дежурные по столам. «Как хорошо, что я сегодня не дежурю!» – посмотрев на часы, Малинка быстренько посчитала, что ей осталось 11 минут до начала обеда. Желание поскорее расправиться с любопытством было сильнее, чем желание готовиться к обеду. Даже несмотря на то, что сегодня тётя Роза приготовила её любимую запеканку.

У Малинки, как и у всех любознательных детей, было своё тайное место. Оно находилось на втором этаже, под лестницей, которая вела в вечно запертую дверь. Это была маленькая каморка, заваленная старыми бухгалтерскими отчётами, ещё с прошлого века. И, конечно же, никто не хотел разбирать эти бумаги, а хранить нужно было. И так как Малинка частенько помогала главному бухгалтеру в канцелярских делах, как-то раз ей поручили, найти какой-то документ за 1991 год. Дали ключ, и после выполненного поручения Малинка забыла отдать его.

– Ну, раз никто не спрашивает, оставлю его себе, потому что читать любимые книжки в тихом укромном местечке намного приятнее.

Конечно же, все благополучно забыли про эту архивную комнатушку.

Бояться было нечего: это совсем непроходное место, и можно даже не оглядываясь открыть дверь и спокойно уединиться со своим полным «мешком» подарков. У Малинки был старый светодиодный светильник, который подарил любящий её дворник, дядя Миша. Так что она всегда была при свете, хотя и без окна.

Открыв сумку с полосатой птичкой, она увидела книжки с иероглифами. Чего там только не было: рассказы, учебники с дисками, даже была такая интересная книжка с ручкой в комплекте. На книжке было написано: «Коснись меня волшебной ручкой». И как только Малинка выполнила это предписание, ручка начала болтать что-то похожее на: «жугуо ни яо сюеси ханью тьёу да кхай шу». Конечно же, было понятно, что это на китайском. Хорошо, что все объяснения были на родном для Малинки языке. Наигравшись с чудными для себя ручкой и книжкой, её внимание привлекла книга, обёрнутая в жёлтую бумагу, от которой слегка пахло сеном. Книжка была обычного размера. – Развернуть, конечно же, надо прямо сейчас, хотя обед уже начался, – сказала сама себе Малинка, – ну ничего, Грибочек, скорее всего, догадается положить мою любимую запеканку в пакетик. И с твёрдой верой в заботливого друга Малинка убедила себя, что это дело не стоит откладывать. Книга в отличие от других, была не новая. На ней большими буквами было написано: «КНИГА ИЕРОГЛИ…», остальная надпись была стёрта старостью. Открыв, она увидела, что уже на оборотной стороне обложки – на форзаце, было что-то написано. Такой формат книжки раньше никогда не встречался Малинке. Надпись гласила: «Хочешь попасть в ИероглиЛанд? Догадайся и найди выход из…» И на противоположной страничке было нарисовано следующее:

 


Следом шла подсказка:



и сама загадка: «Откуда нужно выйти, чтобы увидеть солнце?»

– Из комнаты! – через две секунды после прочтения выкрикнула Малинка.


– «Дуй*» – донеслось до ушей Малинки откуда-то из книги. И она подумала, что это – очередная говорящая книга, и надо поскорее выйти из комнаты, как того требовала загадка и отгадка. И как только она решила встать и выйти, из этой же книжки, словно солнышко, поднялась дверь, которая сразу же открылась, а из неё уже сияло настоящее небесное светило. А так как Малинка совсем не разделяла свою жизнь по мгновениям, она была твёрдо уверена, что даже сны и все чудеса, которые в них происходят – это неотъемлемая часть её жизни. Она представляла свою жизнь как сплошную, лоснящуюся от света ленточку, у которой есть свои повороты, закруты и даже узелки, которые надо распутать или просто перепрыгнуть и идти дальше. В общем, она не видела грани между чудом и обыденным, всё ей казалось естественным. Да и, тем более, появившаяся дверь, по мнению Малинки, это – логично. Она отгадала – вот и приз. И без единой мысли сомнения в голове она переступила порог чудесно-выскочившей иероглифической двери.

________________________________


*Дуй – на языке Книги иероглифов, это означает «Правильно».





Говорят, что книга не только является носителем ценной


информации, а также живёт и развивается своей жизнью.


И кому удаётся впустить её в своё воображение, именно тем, книга,


распахнув свою обложку, показывает самые тайные места на своих страницах.


Помни – Чем сильнее и свободнее твоё воображение,


тем больше можно увидеть и вынести из книги.


Глава I. Люди и дождики.

Перед Малинкой открылся вид на летний сад, главная аллея которого вела в какой-то город.

Этот городок был одновременно милым и несуразным. Насколько милым, настолько же и несуразным. Стили были очень сильно перемешаны, но при этом прекрасно дополняли друг друга. Английские домики элегантно перетекали в итальянские. Итальянские дополняли французские. И даже китайские домики с красными фонариками, которые по стилю очень контрастировали с европейскими, выглядели весьма уместными в этом ансамбле домишек. Малинке было приятно, что здесь не было, как у неё в городе, квадратно-серых и суперсовременных зданий. Ей показалось, что обстановка в этом городе чем-то напоминала атмосферу одного из голландских городков, описанных в её книге. Ну, а люди вокруг были совсем обычные.

В общем, окружающее Малинку скорее восхищало её, чем удивляло, потому что она и так частенько путешествовала в своих фантазиях, а там бывало и не такое. «Но всё же приятно очутиться в новом местечке, хотя и не в таком волшебном как…» – сказала себе Малинка.

Вдруг из-за угла вышел не человек вовсе. Но всё равно поведение, движения и даже дыхание создавало ощущение человеческого присутствия. Просто вместо обычного человеческого тела у него были только две ножки и больше ничего.



– Кто это? – не смогла сдержать в себе Малинка и, тем самым, смутила окружающих.


– Это жэнь, – сказал случайный прохожий.


– Жен! – громко повторила Малинка.


– Не жен! А жЭнь, – сердито поправил прохожий Малинку, сказав более растянуто, словно задал вопрос.


– ЖЭнь?! – Малинка, с лёгким недопониманием разницы, просто спародировала прохожего, дабы ещё раз не рассердить его.


– Да, именно жэнь. – уже более спокойным тоном подтвердил прохожий.


– А кто он такой? – продолжая следовать за случайным прохожим, спросила Малинка, дабы разузнать побольше об этом жэнь.


– Человек.


– Интересно. А много их тут?


– Немало. Их ровно столько, сколько жителей. На каждого жителя приходится одна штука жэнь.


Малинка пожала плечами, немного не понимая количественной взаимосвязи.

– И почему, если жэнь – человек, его считают в штуках? – подумала про себя Малинка, провожая прохожего взглядом. – Ну ладно. А вообще, можно ли с ними заговорить?


В поисках очередного жэнЯ Малинка постоянно вертела головой – то в одну, то в другую сторону.

– И ничего и немного их, а совсем нету, – расстроилась Малинка, что так и не встретила ещё одного ЖэнЯ. Тут она вышла на более и менее большую улицу, с которой было видно, что город окружён зелёными холмами, и на каждом из них росло ровно по одному дереву.

В безоблачном небе появились штучки, похожие на домики с капельками:

– Может, это облака или тучки? – подумала Малинка. В общем, она назвала их «домики-дождики» или проще «дожмики ». Они стремились к городу.



Вслед за ними, словно по команде, изо всех улочек и дверей, выбежали долгожданные жэнИ 人人人. Жители забегали вместе с ними, и начали неосознанно бормотать: «Пойдёт дождь. Пойдёт дождь…» Но как только эти «дожмики 雨» оказались над городом, – «Ничегошеньки и не произошло,» – подумала Малинка. Было понятно, что если на небе «дожмики 雨», то дождик не пойдёт.

– Дождика же нет, чего вы все так распереживались? – уже вслух произнесла Малинка. Но жители продолжали суматошно бегать.

Малинка продолжала потешно наблюдать, как жители и жэнИ переживают о нейдущем дожде. И вдруг вслед за «дожмиками » появились закорючки, похожие на столики, на одной ножке 下下下, или даже больше на грибы.



В общем, в Малинкиной голове это были «гриболики ». Со звуком «ся» они начали по одному присоединяться к «дожмикам ». В итоге это стало выглядеть так: +=下雨.



А затем такая необычная пара начала резко падать. Словно они вспомнили, что всё же есть закон всемирного тяготения и пора им воспользоваться. Пройдя примерно половину пути до голов жителей, они сливались в единое и превращались в капли. Да, люди и жэнИ были правы, пошёл дождь. Но не с привычным для Малинки звуком: «кап, кап, кап», а со звуком: «ся юй, ся юй, ся юй».

Жители начали доставать штучки, похожие на закрытые зонтики , но не могли раскрыть их. Потому что…



Сейчас узнаем почему. Но сперва, ещё одна особенность природного явления в этом городе.

Повсюду в воздухе неприкаянно летали одинокие «дожмики », которые никак не могли превратиться в капли и упасть. Но жители города, нашли для них применение. Они, один за другим, начали прыгать и пытаться своими «закрытыми зонтиками », зацепить одинокие «дожмики », которые ещё не успели соединиться с «гриболиками ». И как только кто-то своим «закрытым зонтиком » касался «дожмика », это выглядело вот так: +=雨伞, словно по волшебству, со звуком: «юй саан», зонтик раскрывался.



Такое ощущение, что «зонтики » словно ждали, пока до них дотронуться «дожмики », чтобы защитить своего хозяина от дождя.

В это время один из горожан с большим коричневым зонтом укрыл Малинку.

– Видимо, он любит коричневый цвет. – подумала Малинка. Так как его короткий плащ, штаны и шляпа – всё было светло-коричневого цвета. Да что там, даже волосы и глаза были тоже коричневые. Похоже, что под них-то он и подбирал вещи и одежду.


– А что же жэнИ? Так и будут мокнуть? – сопереживала Малинка.


Но как только, эта мысль начала бегать у неё в голове, Малинка увидела, как у жэнЕй, начали расти руки, и они превращались из в .



Но это ещё не всё: они, словно на дрожжах, становились больше. Со звуком «дА» они достигали такой высоты, что с лёгкостью дотягивались до тучек, из которых лил дождь 下雨. И те, уже большие жэнИ с ручками , дотронувшись до «тучек 下雨», снова уменьшались до таких размеров, что с легкостью протискивались между «гриболиком » и «дожмиком », и их дуэт превращался в трио: +下雨=下大雨.



– Ну всё, по-видимому, сейчас дождик прекратится. – подумала Малинка. – Большие жэнИ, наверное для этого и существуют, чтоб дотянуться до «тучек», и протиснувшись между «гриболиком » и «дожмиком », разбить их связь, и, тем самым, прекратить дождь. – установила причинно-следственную связь Малинка.

Но от этого трио 下大雨 дождь только усилился и перерос в ливень.


А те большие жэнИ , у которых всё же получилось увернуться от необычных тучек 下雨, откуда-то брали шляпы, как у «трёх мушкетёров». Только они больше походили на дамские шляпки, с большими полями по бокам.

– Какие они смешные, эти большие жэнИ ! Разве можно укрыться от дождя дамскими шляпками? Наверное, они были небольшого ума, в отличие от роста, – оценила их странное поведение Малинка.



Они становились похожими на французскую мадам с большой шляпой, которая бежит к вам с обнимашками . И от этого вида, издавая звук «тхэнь», большие жэнИ со шляпкой , очень быстро, словно молния, перемещались наверх и превращались в синее-синее небо. А поскольку более ловких ЖэнЕй было намного больше, нежели тех, кто попадал в плен тучек 下雨, они с легкостью заместили создателей идущего дождика своим синим полотном. И на небе появилось солнце в виде:



Малинка уже знала, что этот иероглиф означает – солнце . Она познакомилась с ним прежде, чем попасть сюда.

Горожанин, укрывавший Малинку от дождя, сложил свой коричневый зонт . И Малинка поблагодарила его за заботу.

– Да не за что, – ответил приятным голосом горожанин. – Я сразу понял, что ты инокнижница, приехала к нам с другого альманаха. Точнее… – увидев, что перед ним стоит маленькая девочка, а значит не надо выражаться слишком заумными словами, и сразу поправился, – что ты за обложкой живёшь.

– Инокнижница? Дааа… – неуверенно кивая, подтвердила Малинка. И в этот же момент начала внутри себя заниматься саморассуждением. – За обложкой, это я поняла, за границей. Но как же я могу быть инокнижницей, когда я не в книжке живу… А что? Может, моя жизнь, да что там моя… жизнь всех людей на Земле – это чья-то книжка или даже чей-то многотомный роман, а мы просто ещё не поняли этого и живём в неведеньи, – ещё раз, но уже более утвердительно, Малинка ответила. – Да, я из другой книги, «Земной шар» называется.

– А, слышал о такой, – ответил горожанин, – мы называем твою книгу – «Книжный шар» или, как у нас ещё в простонародье говорят, «Книга писателей», так как оттуда много разных мастеров пера к нам приезжает, а также герои их книг. Ну а «Земным шаром» только просвещённые называют, те, кому посчастливилось у вас побывать, – с задумчивым видом сказал горожанин, словно вспоминая, где впервые услышал о Земном шаре.

– Как же… Они о нас знают, а мы о них нет? – задалась вопросом Малинка и достала из кармана привычные для себя исписанный до маленьких размеров карандаш и листочек. На нём сегодня уже было написано новое для Малинки слово «Иероглифы». Присев на корточки, она начала что-то то ли записывать, то ли зарисовывать. Её собеседнику стало любопытно, и он решил осведомиться, чем она так усердно занимается. Заглянув ей за плечо, он увидел, что девочка пытается зарисовать иероглифы, которые только что увидела. Правда, у неё не очень удачно получалось. Он спокойно протянул руку к Малинкиному листочку, и жестом, обозначающим «давай-ка, я помогу», взял листочек с карандашом и начал что-то быстро и уверенно черкать на нём.

 

Получив обратно листочек, Малинка увидела список красиво выписанных китайских фигурок со значениями и названиями по бокам:



– Вот посмотри, – показывая пальцем на фигурки, взялся за объяснение горожанин. – Если соединить «вниз» и «дождик» 下雨 то, они сразу устремятся вниз и превратятся в капли. Ну а если к ним ещё добавится «большой», 下大雨 то дождик усилится, и пойдёт ливень.

– А где же сейчас жэнИ, которые улетели в небо, и те, которые усилили дождь? И, вообще, вернутся ли они когда-нибудь? – встревоженно спросила Малинка. Во всей этой дождливой истории этот вопрос больше всего беспокоил её.

– Не беспокойся. Жэнь разбрелись по всей книге. Они постоянно и неожиданно то появляются, то исчезают.

– Спасибо Вам огромное за интересный рассказ обо всём, что произошло здесь!

– На пользу! – добрым голосом ответил горожанин. – А теперь, если хочешь увидеть самую главную достопримечательность на этой странице, тебе лучше идти в-о-он туда, – посоветовал мужчина, указывая своим коричневым зонтом на какой-то высокий пик посреди города.


Глава II. Площадь первой страницы.

Разглядывая новый город, Малинка дошла до небольшой площади из брусчатки.

Из необычного, кроме жэнЕй, она увидела, что вокруг бегают и резвятся, словно дети, какие-то закорючки, уж очень походившие на семёрки .



Они были разного роста, но не выше жэнЕй . Некоторые жэнИ держали эти «семёрки » на руках, убаюкивая, словно маленьких детей.



Также вокруг, подобно голубям и воробьям, бегали квадратики и какие-то «птички» с хохолками . Квадратики искали на брусчатке крошки и семечки. И как только им удавалось найти то, что можно было съесть, у них вдруг вырастали зубы, и со звуком «коу, коу, коу», они начинали с аппетитом жевать съедобную находку. Больше всего они походили на бегающие отдельно от лица, рты.



А «птички» с хохолками то прыгали, то взлетали. Ну прямо как воробьи. И просто шумели, болтая на своём языке, издавали один и тот же звук: «ень, ень, ень…»

– Мааай-май, покупай, маай-май, покупай! – послышалось чуть поодаль от места, где находилась Малинка.

Оглянувшись на другой конец площади, она увидела двух очень похожих между собой продавцов, за отдельно стоящей торговой лавкой: 买卖.



Они снимали свои шляпы, чтобы поприветствовать знакомых горожан и жэнЕй. И как только продавцы поднимали свои головные уборы, они тут же превращались в большие головы.

– Как же так… – подумала Малинка. – Ведь без своих шляп, они вылитые большие жэнИ: =?



Почему же вместо того, чтобы вырасти, они становились головами?

Приглядевшись, она заметила едва заметную разницу. На правой руке, словно родинки, у них были две маленькие точки .

– Видимо, в этом-то и есть разница – снова продолжала размышлять про себя, Малинка. – Большой жэнь с ручками и с двумя точками – это голова. Она зарисовала на своём листочке: .



Малинка решила подойти к приветливым продавцам за прилавком.

На их торговой лавке была надпись: «Подданные книги ИероглиЛанд – братья Мааай и Май».

Да, они и в самом деле были братьями-близнецами, только у одного был крестик на голове, а у другого нет: .



Они строго стояли за прилавком в ожидании покупателей и кричали: «Мааай-май, покупай…»

– А чем вы занимаетесь? – спросила Малинка. И тот, что с крестиком, повернувшись к Малинке, начал говорить, словно телефонный менеджер по продажам.

– Мы продаём для жэнь бизнес-курс, после покупки которого они становятся бизнесменами. Мааай покупает у производителя, – ответил продавец с крестиком, указывая на своего брата, – а я – Май , продаю.

– А-а-а… То есть, вы занимаетесь куплей-продажей. – уверенно сказала Малинка такой «термин», так как частенько вела беседы с главным бухгалтером из её детского дома, у которой на столе была куча всяческих договоров.

– Да, верно, – сказал Май

– А почему у Вас на голове есть крестик, а у Мааай нет? – заметила Малинка.

– В детстве мы с братом были совсем одинаковые, даже интересы совпадали, мы постоянно покупали всё, что видели. Но потом я решил попробовать продать всё, что нажил. Вошёл во вкус. И после того, как я заработал первые десять тысяч, у меня появился этот крестик




Их разговор, прервал жэнь , который обратился к продавцу с крестиком на голове с фразой: «Май, дайка мне один «шанЪ», пожалуйста.»


В этом момент Май достал из под прилавка какой-то свёрток и отдал его жэнЮ со словами: «С тебя ба куай». После этих странных слов жэнь дал МайЮ восемь кусочков чего-то, похожего на чёрные камушки.

– Таакс, понятно, – подумала про себя Малинка, – «куай» – это их местные деньги, а «ба» – это «8».

Затем, чуть отойдя от прилавка, жэнь начал нетерпеливо и жадно разворачивать купленный им свёрток, словно нашёл долгожданный подарок под ёлкой. Развернув, он получил большой непонятный обрезок ткани, из которой обычно шьют мужские костюмы. Выглядел он вот так: .



Как только жэнь начал примерять на себя этот кусок ткани, на площади раздался громкий и протяжный звук «шанЪ-жэнь». И жэнь резко поменялся в своём облике. Он стал похож на обычного человека, но только в супердорогом костюме и с каким-то кожаным портфелем, на котором была изображена всё та же птичка в полосочку, которая ассоциируется у Малинки с подарками. У преображённого жэнЯ 商人 зазвонил телефон, и он без умолку стал болтать. С этим деловым видом он скрылся с площади.

– А кем он стал? – спросила Малинка у продавцов.

– Как кем… – начал отвечать Мааай , ну тот, что без крестика. – Как только жэнь примеряет наш «костюм-бизнесмена», так называемый «коммерческий шанъ » или просто «каммер-шанъ», сразу же становится предпринимателем. В общем говоря, шанъ – это наш пакет консультаций.

Малинка с задумчивым видом застыла на месте. Она пыталась понять смысл услышанных взрослых слов.



– А ты чем занимаешься? – спросил её Май .

– Я ещё не определилась со своим родом деятельности, – ответила, как сумела, в деловом стиле Малинка. Она любила пародировать взрослых. – Я ещё в поисках.


– Тогда тебе нужно найти короля Ван. Это он решает, кто и что должен делать в нашей книге, так сказать, занимается распределением. Ну, понятно, он же король!!! – показав пальцем в небо, сказал Мааай .

– А как его найти? – с неподдельным интересом спросила Малинка. Ведь ей до этого не приходилось встречаться с королями даже в своих безграничных фантазиях.


– Вон, видишь тот бугор, – сказал Мааай , указывая на один из самых высоких холмов, на верхушке которого возвышался крест серо-чёрного цвета, – Король частенько там прогуливается.

Этот крест находился совсем не близко от площади. К тому же, улочки, исходившие от площади, были такими извилистыми, что, не зная город, Малинка боялась заблудиться и не дойти.

– Ой, так далеко, – сказала Малинка, с надеждой выведать у продавцов более короткий путь.

– Да, ладно, – сказал один из них, – совсем недалеко, всего лишь в начале 3-ей страницы.

– 3-ей страницы… – вырвалось у Малинки. – А где же я сейчас?

– Как где… на 1-ой, конечно же, – сказал Май, указав на пик, стоявший прямо посередине площади.

И, действительно, этот пик выглядел совсем как единица «1», только очень большая.

В это время к продавцам подошли жэнИ, которые обратили на себя их внимание, и Малинка осталась одна.


Глава III. Следуем к крестику.

Оглядывая старинную площадь, Малинка обратила внимание на двух идущих друг за другом жэнЕй .



Их поведение, отличалось от времяпрепровождения других жэнЕй 人人. Они прилипли друг к другу , словно пельмени у плохого повара. Похоже, что они маршировали и, идя в ногу, создавали звук: «цхон, цхон, цхон…» Жэнь, который был позади, постоянно ворчал на впередиидущего что-то типа: «Куда ты идёшь!? Да не туда!? Налево!!!» Но оторваться от «лидера» почему-то не мог и покорно шёл за ним. А тот, что шёл спереди, не обращал особого внимания и продолжал настойчиво идти куда-то. В общем, они были практически похожи друг на друга: оба строго чёрного цвета, только тот, что шёл спереди, слегка переливался на солнце коричневым цветом.



Малинка подумала: «Может быть, они готовятся к параду…»

Догнав усердно-идущих жэнеЙ , она спросила:

– А что вы делаете?

– Следуем! – ответил один из них .

– А куда? – решила уточнить Малинка.

– Неважно куда, важно следовать!

– Следователи, что ли? – подумала про себя Малинка. – А вы не могли бы следовать вон к тому крестику?

– Конечно! Хоть на край книги. Самое главное следовать! – уже хором ответили слипшиеся жэнИ .

– Это я уже поняла, что вы любите следовать,– сказала Малинка, слегка рассердившись на их постоянное «следовать», так как ей показалось, что повторяя одно и тоже, они думают, что она – девочка недалекого ума. Но Малинка остановила порыв своих эмоций, понимая, что, всё же, на удивление быстро они согласились проводить её. «А, точнее, разрешили проследовать вместе с ними,» – поправила свою мысль Малинка.

После того, как город оказался позади, перед ними предстала табличка с цифрой «2» и довольно крутой холм. Казалось, ещё чуть-чуть, и он был бы под 90 градусов. Ничего не оставалось, как вскарабкаться по нему, хотя Малинка слегка засомневалась в успехе этой авантюры. А следующие друг за другом жэнИ , кажется, даже, и не собирались сдаваться. И без единого сомнения начали ползти вверх.

Ноги постоянно соскальзывали из-за мокрой травы, которую недавно полил дождик. Малинка то и дело скатывалась, чуть ли не туда, откуда начинала своё восхождение. ЖэнИ тоже часто срывались, но продолжали усердно следовать намеченной цели, совсем не обращая внимания на неудачи. Малинка иногда помогала им, подталкивая сзади, так как у неё, в отличие от её спутников , были руки, а это было прекрасным подспорьем.


Издательство:
ЛитРес: Самиздат
Поделится: