Litres Baner
Название книги:

Операция «Человек в коричневом костюме»

Автор:
Валерия Лето
Операция «Человек в коричневом костюме»

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

1

Бой напольных часов в каминном зале отвлек маму от приготовления ужина.

– Вот тебе раз! Уже шесть вечера. Дети! Вы целый час на улицу собираетесь!

Пес Яша прошмыгнул мимо с перемотанным хвостом, за ним Ксюшка и Илюшка.

– Илья! – мама остановила сына, схватив его за предплечье. – Ты почему еще не одет? Где водолазка, которую я тебе дала?

Мальчик поджал губы и украдкой посмотрел на сестру.

– Мам, понимаешь… – начала девочка, – мы играли в ветеринаров. А ты нам, собственно, так и не дала бинты!

– Ага, – подтвердил брат, – а Яше, собственно, нужно было срочно перемотать хвост. У него было такое заболевание…Э, как там…

– Ушиб всего хвоста! – пришла на помощь Ксюшка.

– Допустим, – прищурилась мама, – а где, собственно, водолазка? И почему вы везде вставляете слово «собственно»?

Илюшка поднял подбородок вверх и гордо произнес:

– С этим словом, наш разговор звучит по-взрослому, собственно!

– А, собственно, вот эту водолазку вы ищете? – папа влился в диалог, расхаживая с малышкой на руках. Маленькая Вика перекладывала из одной ручки в другую кусок длинной бежевой материи с рваными краями, – да, да. Я снял этот бинт с Яши.

Мама исподлобья взглянула на двойняшек шести лет. Сестра показывала указательным пальцем на брата, а брат на сестру.

– Прекрасно, – мама начала закипать, – то есть целый час, вы делали из футболок бинты?!

– Ну что ты, мам! – улыбнулась Ксюшка, – моя водолазка целая!

Папа попытался разрядить обстановку:

– Видишь, милая, не так все плохо. Сейчас Ксюшка оденется, а я схожу в гардероб за одеждой Илюше. Дочь, неси свою водолазку.

Девочка принесла из коридора серую водолазку, на которой отчетливо выступали коричневые пятна.

– Это еще что? – спросила мама.

– Как что? – Ксюшка округлила глаза, – перед перевязкой мы же обрабатывали хвост Яше йодом.

Папа засмеялся, а вот маме было не смешно совсем:

– И где вы взяли йод? Я же вам запрещала лазать в аптечку без спроса!

– Так мы и не лезли, – Илюшка надул губы, – тюбик на столе остался после того, как папа Вике помазал прыщик. Кстати, мы у Вики нашли еще прыщики на животе и тоже их помазали.

Мама с испугом посмотрела на папу.

– Что ты хохочешь? Показывай ее живот!

Папа пересадил малышку на другую руку, задрал футболку и снова расхохотался. На детской светлой коже красовались аккуратно выведенные ромашки и всего несколько коричневых точек.

– Мам, мы сейчас все объясним! – Илюшка подбежал к папе с сестренкой, – смотри, как точки похожи на пчелок!

– Вот мы и добавили ромашки, – перебила Ксюшка, – чтобы Вика красивая была, пусть и с прыщиками!

Папа наконец-то перестал хохотать и приобнял маму:

– Ну ладно тебе, милая! Вообще, нам с тобой дважды повезло.

– Семь лет назад, когда их получилось сразу двое? – мама подмигнула папе.

– Хороший вариант, но нет. Во-первых, потому что собака у нас рыжая, а во-вторых, хорошо, что детишки не взяли тюбик с зеленкой.

Мама немного расслабилась и сказала:

– А теперь пусть повезет мне. Вы все, наконец-то, соберетесь на прогулку, а я в спокойной обстановке закончу готовить ужин.

2

Вечер был волшебный. Февраль был поистине морозным: клубы пара вырывались изо рта, под ногами хрустел снег. Ксюшка и Илюшка валялись в небольшом сугробе и активно двигали руками, пытаясь изобразить ангелочка.

– Какое твое любимое время года, Ксюш? – Илья смотрел в потемневшее небо. Звезды только-только начали выступать из-за облаков.

– Зима, – ответила девочка не глядя на брата.

– А почему? У меня вот лето, летом веселее.

– Это еще почему? – девочка привстала и оперлась на локти.

– Развлечений больше. Вот смотри, летом можно целый день кататься на велосипеде, а еще…

– А зимой на лыжах, катайся, не хочу, – перебила сестра.

– А летом еще можно гонять на роликах! – Илюшка оживился.

– Можно подумать ты умеешь! – фыркнула Ксюшка. – Так зимой для этого есть коньки.

– Можно подумать, ты на коньках умеешь! Зато летом долго не темнеет и можно больше гулять!

– Тоже мне аргумент! Ты когда играешь в своих роботов, тебя вообще гулять не вытащишь.

Илюшка поднялся на ноги и отряхнул с себя снег:

– Раз ты такая умная, приводи аргументы. А то почему-то все я говорю, а ты только мне противоречишь.

– Хорошо, – Ксюшка продолжила лежать на снегу. – Зимой можно строить снежные пещеры и крепости!

– Ну это зависит от того липкий снег или нет, – не сдавался Илья, – а вот летом об этом и думать не надо. Берешь, ломаешь ветки и строишь шалаш!

– Все бы тебе сломать. И не жалко тебе деревья? Им же больно!

– А когда мама морковку режет в салат, морковке тоже больно? – рассмеялся Илья.

– Нет! Это же всего лишь морковка! Это овощ. А овощи не живые.

– Ну и что, а это всего лишь ветки! Береза там или дуб, тоже не живые. Какая разница-то?

Ксюша посмотрела на брата исподлобья.

– А разница в том, что морковку я съесть могу! А ветки нет!

– Да ты просто не пробовала! – Илюшка снова плюхнулся на спину в сугроб и продолжил, – майские жуки же едят листочки березы. Может березовые ветки даже вкусные, надо попробовать.

Ксюшка перевернулась на бок и уставилась на брата.

– В этом сезоне ты можешь попробовать только елку, а вернее сосну.

– Точно, сестренка! Сосна!

Девочка встала на ноги и принялась отряхиваться:

– Мне кажется, нам пора домой. Ты братишка, голову себе отморозил, раз захотел еловые ветки жевать!

– Да почему ветки-то! Я имею в виду шишки. Мне как-то папа рассказывал, что в шишках есть орешки. Да, да.

Ксюшка приподняла бровь в знаке удивления и окинула взглядом придворовую территорию. На пятнадцати сотках по внутреннему периметру забора были посажены среднерослые сосны.

– Да, ты знаешь, я что-то вспоминаю, – прищурилась девочка, – только как ты достанешь шишки? Даже нижние ветки и те высоко от земли.

– Легко! – расправил плечи Илья, – у нас в гараже лежат две старые покрышки. Поставим с тобой их друг на друга и легко достанем. Ты меня придержишь, а я полезу. Согласна?

– Вообще нет, но твое предложение очень заманчиво, уж больно хочется попробовать орешки из шишек. – Ксюшка призадумалась, – только, как мы с тобой баллоны дотащим?

– Это же колеса, Ксюха! – воскликнул Илюшка. – Они круглые! Как-нибудь мы и докатим. Тем более вдвоем.

– Тогда не будем терять времени! Дай пять!

Ладошки в варежках выдали глухой хлопок. Дети вприпрыжку полетели в сторону гаража. Бумбоны на шапках весело раскачивались в такт поступи новых зимних ботинок.

3

Илюшка оперся на плечи Ксюшке и поставил ногу на край нижней покрышки.

– Ты готова?

– Всегда готова!

Влажные варежки мальчика съехали по плащевому комбинезону сестры. Илюшка попытался зацепиться за край кирпичной кладки забора, в который дети уперли шины, но получилось хвататься лишь за воздух. Мальчишка рухнул лицом в снег.

– Ты все еще хочешь орешки? – рассмеялась Ксюшка.

– Конечно, хочу, – Илюшка выплевывал снег изо рта, – ты что передумала?

– Я нет. Орешки я хочу, но лезть не хочу.

– Вот ты деловая! – возмутился брат. – Может, я тоже не хочу!

– Но ты должен! – Ксюшка поставила руки в боки.

– Это почему это? Потому что я мужик?

– Нет, это потому что «инициатива наказуема», – девочка деловито приподняла подбородок.

– Вот как… – Илюшка задумался, – интересные слова, а откуда ты это взяла и что это значит?

– Папа так говорит, – ответила Ксюшка, – когда мама ему что-то предлагает. Точное значение я еще не выяснила. Но обязательно займусь этим вопросом.

– Инициатива наказуема… – протянул Илюшка, – а знаешь, красиво! Мне нравится. Тем более если так говорит папа, то придется и вправду лезть. Еще раз давай, ты готова?

– Готова, давай уже! – прикрикнула сестра и с усилием потянула вверх брата за ногу. Он одной рукой уперся в опушку на разноцветном капюшоне сестры.

– Ну что ты там копаешься? – возмутилась девочка.

Илюшка резко вскочил как по ступеням на самый верх установленной конструкции.

– Я наверху, ура! Ура…. – мальчик сначала воскликнул, а затем резко замолчал.

– Вот она шишка! – Крикнула снизу Ксюшка, – прямо у тебя над головой! Илюш, ты что завис?

– Тише, Ксюш, – брат обернулся на сестру, – тише! Там кто-то есть.

– Вот она, прямо у тебя над головой, – снова воскликнула девочка, поправляя шапку, которая опустилась ей на глаза. – Ты не в ту сторону тянешься!

– Да тише ты! – шикнул на девочку брат. – Ты слышишь меня? Возле нашего забора стоит человек!

В Ксюшкиных глазах читался испуг:

– Кто стоит? Кто там? Илюш, зачем ты меня пугаешь? Ты же знаешь я боюсь, когда ты рассказываешь про прикроватных монстров, про «копченого человека», который живет в духовке и готовит нам еду, про приведение, которое отключает дома свет… А теперь еще про человека, который стоит возле забора?

– Ксюш, я не вру! – занервничал мальчик. – Хочешь, залезай ко мне, сама все увидишь.

Одной рукой Илюшка схватился за ветку сосны, другую протянул вниз сестре. Покрышка пошатнулась, но мальчик устоял на ногах.

– Осторожно! – крикнула сестра.

– Да тише ты! – снова шикнул Илюшка. – Да, так я точно упаду, как же тебе доказать-то?

Мальчик осмотрел свысока угол забора, где они устроились. Сосны закрывали практически весь вид, но Илюшка увидел небольшое отверстие в кирпичной кладке метров в четырех от них. Он вспомнил, как летом папа перекладывал пролет забора, и немного ошибся в раскладке.

– Ксюш, посмотри вон туда, – брат указал сестре в сторону нужного отверстия.

Девочка сразу поняла брата. В нужном месте она очутилась быстро, благодаря бесшумным коротким перебежкам.

 

Илюшка махнул головой в знаке «ну давай уже смотри», и Ксюшка сразу прильнула к красному кирпичу.

Старые растрескавшиеся ботинки с потертыми носами, оторванные на половину длины шнурки, заношенные черные штаны и низ свалявшегося со временем коричневого пальто, – такой вид открывался девочке, сквозь небольшое отверстие в заборе.

Ксюшка издала тяжелый вздох и отшатнулась от забора в испуге.

– Не шуми, Ксюш, – произнес как можно тише Илюшка, но чтобы сестра смогла услышать. – Он как будто что-то пишет.

Девочка поднялась со снежного покрова и подбежала к брату.

– Надо скорее рассказать маме с папой! – девочка эмоционально размахивала руками, – нельзя же ничего писать на заборах!

– Ш-ш-ш, Ксюш, – мальчик поднес указательный палец к губам, – он может нас услышать. Дай мне несколько минут, я его получше разгляжу, чтобы мы могли хулигана описать родителям. А то, как мы его заставим забор наш отмывать?

– Логично, – согласилась Ксюшка, – только давай быстрее, Илюш. Мне страшно! Вдруг это какой-нибудь бандит и он захочет нас поймать!

Мальчик рассмеялся.

– Сестренка, между нами два метра кирпича в высоту, ну как он нас поймает?

Девочка пожала плечами. Илюшка еще раз поднес указательный палец к губам, показать сестре, чтобы она вела себя тихо, и потянулся к самому верху забора.

Человек был укутан в коричневое пальто не со своего плеча. Половину его лица скрывал старый вязаный шарф, вторую половину закрывала тонкая темно-синяя шапка, с логотипом спортивной фирмы. Незнакомец оглядывался по сторонам и будто что-то карябал на кирпиче.

Вдруг, откуда ни возьмись, появился Яша. Он вприпрыжку подбежал к дырке в заборе и начал судорожно лаять, пытаясь засунуть туда морду. Человек от неожиданной встречи с псом испугался, выронил что-то из рук и бросился наутек, но успел мимолетно взглянуть при этом вверх забора.

Илюшка поймал на себе взгляд незнакомца, и сам не на шутку испугался. Злобный блеск темных глаз словно сшиб мальчика с ног, и ребенок не смог устоять. Покрышка пошатнулась, и Илюшка рухнул вниз прямо на рядом стоящую Ксюшку. Девочка заголосила.

На визг и возню подбежал папа.

– Что случилось? И откуда здесь моя старая резина? Разве я ее не выкинул?

Золотистый ретривер скакал вокруг детей в попытке с ними поиграть.

– Да погоди, Яша! – Илюшка встал сам и помог встать сестре, – Ксюш, ты не ушиблась?

– Я в порядке, – девочка одернула куртку и шапку, которая налезла на глаза.

Папа водил взглядом то на сына, то на дочь:

– И все же?

Илюшка тяжело вздохнул и начал:

– Я полез за шишками. Ксюшка меня страховала.

– Зачем ты полез? – спросил папа. – Вы могли позвать меня, я бы вам достал шишки поиграть.

– Мы с ними не играть хотели, а попробовать, – продолжала Ксюшка, – ты же сам как-то говорил, что внутри есть орешки, если шишку разломать.

Папа засмеялся:

– Доча, не во всех шишках есть орешки.

– Это почему еще? – Илюшка вертел в руках шишку, которая благополучно присоединилась к нему в падении.

– Потому что они есть только в кедре. А кедр в нашей лесополосе не растет. Вот смотри.

Папа сжал небольшую шишку в кулаке, раздался хруст. Ксюшка с удивлением ждала, что же будет дальше. В отцовской широкой ладони появились древесные лепестки шишки вперемешку с прозрачными деталями в форме перышек.

– Ну, вот же орешки, – показывала Ксюшка на зернышки в конце перышек, – а ты говоришь нет.

– Это семечки, моя хорошая, – объяснял папа, – когда шишка вырастает, она лопается от зрелости, а семечки разносит ветер. Так вырастают другие сосенки.

– Это получается, у нас скоро будет во дворе целая лесополоса? – спросила Ксюшка.

– Скорее сосновый бор, – ответил папа, – но не факт. Чтобы сосне вырасти до таких размеров как эти, – папа похлопал рукой по стволу дерева – нужно много времени, целые десятилетия.

– А что такое эта лесополоса? – Илюшка поднял брови, – и почему именно лесополоса, а не лесочерта, или там лесоотрезок…

– Или вообще, какая-нибудь лесомагистраль? – добавила Ксюшка.

Папа задумался. В свои тридцать шесть лет он никогда не думал, что простые вопросы, могут быть настолько сложные для объяснения.

– Ну лесополоса – это посадка из разного вида деревьев, когда…

– Посадка? – Ксюшка перебила отца, – а посадка это разве не действие? Посадка картошки в огороде, например?

– Или той самой морковки, которой больно, когда ее режут, да, Ксюх? – улыбнулся Илья. – Пап, раз уж ты начал нам все объяснять, может заодно и объяснишь что это такая за фраза «инициатива наказуема»?

Две пары ярких глаз уставились на отца.

Маленькая Вика подала голос. Она сидела в коляске около летней кухни и следила за происходящим. Папа откликнулся на зов дочки и предложил двойняшкам:

– А давайте вам дома мама объяснит? И что такое лесополоса, и что такое посадка.…И инициатива тоже.

– Да, мама может, – брат посмотрел на сестру, – она же у нас умная девочка!

– Точно, – засмеялся папа, – не то, что я.

Ксюшка подошла к отцу и обняла его за ногу.

– Не расстраивайся, папа! Зато ты у нас вон какой сильный! Шишку одной рукой раскрошил!

– Я тоже таким силачом буду! – выпалил Илюшка. – Буду сильным как папа! Даже сильнее!

– Для этого, чемпион, тебе надо хорошо покушать картошку с мясом, – продолжал отец, – которую мама так старалась готовила, и несомненно станешь силачом.

– А я буду умная, как мама! – сказала Ксюшка. – Что мне для этого надо съесть?

– А для этого, девочка моя, надо просто читать книжки. Ну и тоже кушать хорошо, чтоб сил хватало на чтение. Поэтому предлагаю пойти плотно поесть и всем вместе погрузиться в интересную сказку.

– Ура! – прокричали дети в один голос и двинулись по направлению к дому.

У Илюшки оставался еще вопрос.

– Погодите! А если я буду сильным как папа, ты, Ксюша, будешь умная как мама, что остается Вике?

Девочка в коляске начала что-то лепетать, будто понимала, что разговор идет про нее.

– Знаю! – выдала Ксюшка. – Пусть она будет такая же забавная, как наш Яша! Она же еще маленькая!

4

Папа набрал полные легкие воздуха и произнес:

– И, три, четыре!

– Спасибо, мама! – подхватили двойняшки, а Яша громко залаял.

– Ужин был супер! – закончил папа, дожевывая кусок яблочного пирога даже без чая.

– Да, все супер! – воскликнул Илюшка. – Ну кроме картошки. Картошку не люблю. И кроме лука в картошке. А еще кроме вот этой редиски в салате, тоже такое себе…

– Это не редиска, – Ксюшка деловито постучала вилкой по тарелке, – это дайкон! А кстати, он мне понравился!

– Ты и капусту (как ее там) мегрельскую ешь, – Илюшка скорчил такую моську, как будто съел кусок лимона.

– Не мегрельскую, а брюссельскую! – поправила Ксюшка. – Тоже мне повар! А еще салат помогал готовить.

Мама улыбнулась:

– Я поняла. Все в картошке вкусно, кроме картошки. Спасибо за похвалу, мои любимые подлизы.

Папа взял второй кусок пирога, а собаке дал кусочек мяса. Яша под столом громко зачавкал.

– Я нет, я не подлиза, – папины щеки увеличивались в размере, – да и Яша тоже.

Ксюшка на секунду задумалась и сказала:

– А что это за слово такое «мегрельская»? Правда есть такая капуста?

– Можно подумать, что ты знаешь, что такое брюссельская! – засмеялся Илюшка, а Ксюшка нахмурилась.

– Мегрельской капусты нет, – начала объяснять мама, убирая тарелки со стола, – мегрельские есть хачапури или…

– Хачапури?! – крикнули Ксюшка и Илюшка вместе в голос, – ого какое слово! А что это такое?

Папа хихикнул и встал из-за стола:

– Вот эти все объяснения не моя тема. Я лучше Вику на руках потаскаю и песенку спою. Хоть мне медведь и на ухо наступил, да прямо в музыкальном зале. Иди ко мне, крошка.

– Мам, а брюссельские хачапури бывают? – Ксюшка увязалась за мамой, унося в руках со стола корзинку с хлебом.

Мама поняла, что объяснений ей не избежать.

– Чтобы не загружать вашу светлую головушку лишней информацией, давайте на завтра запланируем приготовление хачапури. И тогда я вам все расскажу наглядно. Так даже интереснее будет. Идет?

Илюшка подмигнул Ксюшке в знаке согласия. Мама продолжала:

– И хочу напомнить, после плотного ужина ваш папа, вроде как, обещал вам почитать интересную сказку.

Папа с улыбкой выругался под нос. Двойняшки резко переключились на него.

– Точно! – захлопала в ладоши Ксюшка. – Как хорошо, что наша мама все запоминает!

– И не говори, детка, – папа присел на корточки вместе с Викой и шепнул Ксюшке на ушко, – еще у нашей мамы просто отличная память. А еще она мастер по переводу стрелок.

– Ух ты, а это как? – оживился Илюшка, мимо которого не проходил ни один секрет. – Это как на часах в гостиной?

– А я не поняла логики, – продолжила Ксюшка, – пап, объясни!

Мама рассмеялась и принялась убирать грязные тарелки в посудомойку, которые Яша пытался так усердно помыть сам своим длинным языком.

– Хорошо Вика еще не разговаривает, – папа чмокнул девочку в щечку, та заулыбалась, – и собственно! Я же обещал всем сказку. Айда к книжному шкафу!

5

В небольшом доме из желтого кирпича сердцем был книжный шкаф. Папа, в силу своего опыта и деятельности, сделал и собрал его сам. Стеклянный прозрачный витраж прикрывал коллекционные издания; полки под весом старых книг, которые достались от бабушек и дедушек, придавали особый шарм новому стеллажу. Ксюшка добежала до него первая.

– Ух ты, какая книжка! Это же целое пособие по пиратству!

– Это Роберт Стивенсон, – сказал папа, снимая маленькую Вику с рук, – «Остров Сокровищ».

– Если мы ее прочтем, станем настоящими пиратами? – спросил с интересом Илюшка.

– А почему нет? Тут даже в книжке есть пособие по вязанию морских узлов. Но эта книга вряд ли подходит на роль сказки на ночь.

– А вот эта? – спросил Илюшка, доставая «Букваренок» Георгия Юдина.

– А из этой книжки, чемпион, вы уже с Ксюшкой выросли. Мышонок Мыша будет теперь ждать нашу Вику, чтобы так же как и с вами учить с ней буквы.

– Тогда вот эта! – Ксюшка с трудом вытягивала со средней полки книгу в черном переплете.

Папа помог девочке, чтобы она не уронила издание себе на ноги:

– А это вам, детки, еще рано. Это детектив.

– Как это, детектив? – Ксюшка и Илюшка снова синхронизировались в вопросе.

Папа стал думать. На черном, в твердом переплете издании, название красовалось выбитыми золотыми буквами. В центре обложки располагался позолоченный круг с очертаниями очков, револьвера и высоким котелком1.

Илюшка поспешил прочесть название:

– Человек в коричневом костюме…

Ксюшка округлила глаза и уставилась на брата.

– Пап, а это про что? И почему нам нельзя это читать?

– Потому что там идет описание событий, которое в силу своего возраста вы просто пока не поймете.

Ксюшка расстроилась:

– Хорошо, перенесем чтение этой книжки на попозже?

– Ну можно сказать и так, милая, – папа улыбнулся и убрал книгу на законное место.

– Хотя бы расскажи нам, что такое детектив! – Илюшка не мог угомонить неподдельный интерес.

Папа посадил маленькую Вику на пол и дал в руки «Букваренок»:

– Детектив, детки, это самое настоящее расследование. Это выяснения причин какого-нибудь происшествия. Это большая тайна, многочисленные загадки которой вам пришлось бы раскрыть.

– Ого! – воскликнула Ксюшка. – Как интересно! Это когда нашему Яше стало плохо, и мы все вместе расследовали, что же он запрещенного съел?

– Вполне возможно, Ксюш, имеет место быть.

– Или когда человек в коричневом костюме, – продолжал версии Илюшка, – стоял возле нашего забора и пытался что-то написать на нем?

Папа поднял брови в знаке удивления.

– Твой вариант, чемпион, больше походит на детектив. Точно! Самый настоящий детектив: при условии, если вы выясните, что он писал, и какая была у него цель.

Ксюшка прищурилась на брата. Папа заметил это и спросил:

– Это было, когда вы шишки пытались достать?

Илюшка заметно занервничал, но ответил:

– Что ты, пап! Нет, конечно! Это всего лишь моя фантазия! Мы же такие фантазеры! Правда, Ксюш?

Девочка нехотя кивнула головой.

– Это я знаю, – сказал папа. – Помню, как-то раз, мама забрала вас из садика, и вы всю дорогу рассказывали, что кушали на полдник вареную лису.

 

Ксюшка и Илюшка расхохотались. По лестнице, громко топая лапами, взлетел Яша. Все переключили внимание на собаку. Пес подбежал к маленькой Вике, лизнул ее за нос и отправился к книжному шкафу. Илюшка попытался привлечь Яшу к себе, но собака плюхнулась на задние лапы спиной к стеллажу. С нижней полки вывалилось красочное издание «Алиса в стране чудес».

Папа поднял книжку с пола и громко произнес:

– Наконец-то определились! Отличный выбор, Яша!

6

Двухъярусная кровать в виде грузовика была центром ночных разговоров Ксюшки и Илюшки.

– Илюш, – протянула сестра, – а тебе больше нравится, когда сказки нам читает мама или папа?

– Тут выбор очевиден, – произнес мальчик, перекладывая игрушечного кота с кличкой Сосиска из стороны в сторону, – папа, конечно.

– Это почему еще? – Ксюшка выглянула с первого яруса, пытаясь разглядеть брата на втором.

– Потому что у папы все четко и по делу. Возьми сказку про Машку, которая попала к медведю. Как рассказывает папа: Машка хулиганка убежала в лес зачем-то, попала в дом к медведю. Он ее заставил дома убираться, пироги печь. Сама виновата, не надо было убегать от бабушки и дедушки. И где вообще ее родители были? Хорошо ей медведь добрый попался, отпустил домой, так еще и в корзине донес. – Илюшка перевернулся на другой бок. – А мама рассказывает эту сказку очень длинно. Все дорогу до дома описывает, как медведь на каждый пенек садился отдыхать. Я на этом моменте уже засыпаю, до конца дослушать не получается. А с папой и сказку до конца дослушаешь и спать уложишься: брык и все.

– А мне интересно как мама рассказывает, – Ксюшка положила куклу Лею рядом и накрыла ее одеялом. – Взять «Летучий корабль». Мама каждого героя так хорошо расписывает и даже каждую песенку поет: и частушки бабок-ёжек и песенку Водяного. Ты помнишь, она даже объясняла, что у Ивана с Царевной любовь была! Слово-то какое красивое! Любовь…

Илюшка призадумался:

– То есть любовь это когда с кем-то хочется сбежать на Летучем корабле?

– В этой сказке да, – ответила Ксюшка, – а вообще, не знаю. В каждой сказке, наверное, по-разному.

– А если не в сказке? – продолжал Илюшка. – Если в жизни?

Ксюшка повела бровью:

– Если смотреть на маму и папу, то любовь, это когда папа берет в кофейне два кофе, мама пробует и одно и другое, а потом отдает папе то, которое вкуснее.

Напольные часы в каминном зале пробили полночь. Из коридора послышался глухой хлопок. Яша негромко заскулил на прикроватном коврике, дети всполошились.

– Ты это слышал? – прошептала Ксюшка.

– Ага, – выдавил из себя Илюшка, – что-то грохнуло в книжном шкафу. Надо пойти посмотреть.

– Ты пойдешь один в темноту? – Ксюшка испугалась. – Там же страшно. Вдруг там приведение или подкроватный монстр?

– Ну и фантазерка ты, сестричка! Приведения только в мультиках бывают, а подкроватные монстры живут под кроватью. Что им делать в коридоре? И я не пойду один, я пойду с тобой!

– Да не хочу я, – возмутилась девочка, – вот еще.

– А как же слова мамы, что мы должны все делать вместе? Или ты так не считаешь?

Ксюшка поняла, что делать нечего, надо идти. Ребята спустились с кровати и на цыпочках вышли в коридор. Дома стояла тишина. Две пары босых ног аккуратно шлепали по ламинату.

– Это та самая книжка, гляди, – Илюшка приблизился к книжному шкафу, – она упала с полки. Может у нас дома живет барабашка, который очень любит читать?

– Илюш, хватит! – одернула брата девочка, – нет у нас никакого барабашки. Просто папа поставил книжку неудачно, вот она и упала.

– Агата Кристи… – произнес Илюшка, проводя рукой по выбитым буквам на обложке, – детектив… Папа сказал, что детектив, это загадка, это интересное расследование. Ксюш! Я понял, нам надо провести расследование!

– Прямо сейчас? – сестра подтянула вверх спущенные штаны пижамы. – Провести расследование «почему упала книжка»?

– Зачем? Это и так понятно. Я же уже тебе сказал про барабашку. Кстати, я в него верю. Но ты его не бойся, домовенок у нас добрый, прикормленный. Не зря же ему мама на столе оставляет конфеты и пряники. А расследование нам надо начать завтра. Расследование под названием «Человек в коричневом костюме»!

7

– В смысле они уже собрались? – мама с удивлением посмотрела на папу. – Они пять минут назад ковырялись в тарелке с невкусной манной кашей.

Папа развел руками:

– И они ее съели шустро и быстро! Даже унесли тарелки в раковину.

– И ты хочешь сказать, что сейчас они вдвоем стоят в коридоре одетые? То есть в зимних комбинезонах, шапках, варежках?

Папа издал истерический смешок:

– Даже в неудобных сапогах с зимними чунями. И при всем при том, что я им не помогал.

Мама двинулась в холодный тамбур:

– Сегодня явно луна не в той фазе.

Ксюшка и Илюшка стояли возле входной двери как «двое из ларца».

Их меховые бумбоны на шапках отлично гармонировали с рыжей опушкой на капюшонах.

– Мы готовы! – деловито выдала Ксюшка.

Илюшка растянул:

– Мороз и солнце – день чудесный! Ты же так всегда говоришь, мам?

Мама в ступоре оглядывала детей, полностью заряженных к прогулке.

– Время девять утра, котятки. На вас это не похоже.

– Мы отлично выспались, мам. Тем более погода такая солнечная, что дома-то сидеть.

– И не поспоришь, – из-за двери показался папа.

– Хорошо, – сказала мама, – вы тогда будьте, пожалуйста, во дворе. Я с вами выйти пока не смогу – Вика капризничает, а папе нужно на работу. Он сегодня устанавливает кухню по индивидуальному проекту.

– А индивидуальный, это как? – спросила Ксюшка.

Папа чмокнул маму в щеку:

– Я ушел, милая. Объяснения не моя тема, ты же знаешь.

– Это когда какая-нибудь вещь отличная от других похожих между собой вещей. Которая не подходит под установленные стандарты.

Илюшка снял с руки правую варежку и протянул маме:

– То есть моя варежка индивидуальная? Она же не такая как у Ксюшки!

– Да, котенок, – мама взяла у сына варежку и помогла заново надеть. – У тебя индивидуальная варежка.

– А что такое стандарты? – Ксюшка задумалась. – А тем более установленные? Стандарты это какие-то предметы, которые куда-то установили?

– Поговорим об этом после прогулки, – предложила мама, поправляя детям шарфы-хомуты на шее. – А пока вам пора, раз вы уже собрались. А то за всеми нашими разговорами недолго запариться. И возьмите с собой Яшу.

Золотистый ретривер уже сидел возле входной двери. Ксюшка опустила вниз металлическую ручку, и через минуту снаружи раздался громкий лай и задорный детский смех.

8

С утра мороз крепчал. Ватные шапки полностью покрывали лапы можжевельника, медленно падал снег. Солнце светило так ярко, отражаясь в белоснежных сугробах, что двойняшки невольно щурились.

– Ксюх, – Илюшка задумчиво посмотрел в небо и высунул язык, пытаясь поймать снежинки, – а как ты думаешь, радуга должна появиться?

Ксюшка рассмеялась:

– Ну ты даешь! Какая радуга зимой? Вот умора!

– А что такого? – Илюшка нахмурился. – Радуга появляется, когда на улице солнце и идет дождь. А сейчас на улице солнце и идет снег. Почему бы радуге не появиться? Или может быть появится не радуга, а еще что-нибудь? Это же логично!

– А вот и нет, – ответила девочка, – если бы ты внимательно слушал маму, а не в планшет играл, когда она рассказывала, что такое радуга, таких вопросов бы не задавал.

Илюшка наконец-то поймал на язык снежинку:

– Вообще-то, я внимательно слушал. Мама говорила что радуга, это лучи, которые святятся в капельках дождя.

– Видишь, ты сам ответил на свой вопрос, – девочка похлопала брата по плечу, – ну какие капельки дождя зимой?

Илюшка снял варежку с правой руки и выставил ладошку вперед. Большая снежинка прошла две петельки хоровода в воздухе и медленно опустилась мальчику на ладонь. На маленькой ладошке засветилась мокрая точка.

– Вот такие, – улыбнулся Илюшка. – Снежинки же превращаются в капельки воды. Так почему нет радуги?

– Все ж тебе объяснять надо! – Ксюшка закрыла руки в замок на груди. – Радуга же большая, она не может поместиться у тебя на ладошке. А капелька оказалась именно у тебя на ладошке.

– Так мне не надо на ладошке, пусть радуга в воздухе висит. Пусть лучи светятся в снежинках. Это же такая же вода, только в форме снега. Какая лучам разница, или они настолько капризные?

Ксюшка улыбнулась:

– Точно. Лучи капризные, совсем как ты!

– Что ты имеешь в виду? – брат поставил руки в боки и с интересом ждал ответа сестры.

1Европейская шляпа полусферической формы из твёрдого войлока (фетра).
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: