Название книги:

Арх

Автор:
Владимир Леонидович Шорохов
Арх

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

В оформлении обложки использована фотография с https://stock.adobe.com по лицензии CC0


1

Продолжение романа «Морис».


Пролетело несколько месяцев, затем полгода, год. Он знал, что больших надежд нет, но двигался дальше, они где-то там. Ради этого лабиринта стоит свернуть не туда и то, может никогда их не найдешь, а ведь они были рядом, совсем рядом, поэтому Морис мчался не по прямой, а вдоль отмеченной оси. Он создал коридор радиусом более двадцати световых лет, и все, что попадало в него, проверял. Шаг за шагом, звезда за звездой, планеты менялись, были пусты, были и те, которые просто интересны, красивы сами по себе, были красные и желтые, были белые и голубые, газовые и из камня, замершие и раскаленные, но не было жизненной или хотя бы пригодной для жизни.

Морис уже обследовал не одну сотню звезд. Их число достигло шестисот. И ничего. За день он мог обследовать две, а порой и три звезды. С новым оборудованием все стало намного легче. Но это не могло продолжаться вечно. Однако, его подогревали надежды. Несколько раз ловил не космические шумы, а нормальные радиосигналы, они были цикличны и имели смысловое значение, расшифровать их не мог, но их формула говорила о том, что они искусственные. Морис продолжал прыгать из стороны в сторону в поиске более сильного и четкого сигнала. Шел, как говорится, на нюх, закрыв глаза.

В конечном счете Морис нашел их, он не мог их не найти, когда они его просто сами манили к себе. А может, так и было, ведь летел за сигналом не менее пятидесяти световых лет. Это неспроста. И все же, он нашел их. Стоило ему выпрыгнуть за дальнее орбитальное кольцо планеты, там, где обычно устанавливается маяк, там, где практически теряется гравитация звезды – как получил шквал данных, аппаратура буквально сошла сума. Корабль замер, точно так же, как замер и сам звездный странник. Он много чего уже повидал, была радость встреч, была и опасность, раньше шел на контакт с распростертыми руками, но после того, как увидел вспоротый лазером корабль у уеман, стал остерегаться. Были прописаны новые правила по контактам с другими цивилизациями: не сообщать, откуда ты, не предоставлять своих технологий и не брать чужих, которые могли бы иметь военный характер (хотя, как сказать, палка тоже ведь оружие), не принимать технологии, которые могут подорвать экономику планеты. Было прописано более шестидесяти пунктов. Они хороши на бумаге, а вот как их соблюсти в реальности, Морис не знал.

Корабль получил подтверждение, что у звезды маяка есть высокоразвитая цивилизация. Он тронулся навстречу к ним. Совершал микропрыжки, останавливался, анализировал, проверял, нет ли кого поблизости и двигался дальше. Через несколько дней продвижения вперед Морис встретил первый корабль, который где-то там вдалеке пронесся мимо него с гиперскорсотью. Похоже, тот набирал обороты и уходил к другой звезде.

– Вот это да, – промямлил Морис, – ничего себе дают, – и посмотрел на тонкую светящуюся, как спица, полосу. Она некоторое время светилась, а после растаяла.

Показания приборов выдали, что корабль ускоряется, и его текущая скорость составила четверть процента от скорости света, но если он будет так же ускорятся, то уже через сутки выйдет на скорость света. Если, конечно, такое возможно в физическом варианте.

– Ничего себе они дают. Что же это у них такое, что могут вот так запросто, разогнать корабль? – Морис почесал затылок и дальше стал двигаться более осторожно.

Он ожидал многое. Да, уже встречались корабли, маленькие и большие, они сновали в разные стороны и совершенно не обращали на него внимания. Морис проследил, откуда и куда те летят. Они вгрызались в астероиды, расщепляли их на мелкую фракцию и отвозили собранную руду. Наверняка, для переработки. Это были роботы, поэтому они и не видели корабля Мориса.

Расчет планеты не заставил себя ждать. Он сразу прыгнул поближе и попал в какой-то непонятный мир. Около планеты сновали сотни, если не тысячи, маленьких кораблей. Они все что-то, да делали. Строилась большая станция, тут же собирался не один внушительных размеров корабль. Эти корабли не были такими, как он уже видел. Их нос уходил куда-то далеко, не было антенн, корпус весь гладкий и приплющенный, без выступов. К концу, где должен быть двигатель, плавно по дуге расширялся, а сам хвост был полукруглый, вдоль этого полукруга шла щель, которая светилось ровным голубым свечением.

Корабль Мориса двигался дальше, вел его не спеша, понимая, что в любую секунду может быть остановлен, ведь при такой загруженности обязательно существовал какой-то орган в виде диспетчеров, чтобы следить за всеми, и он не ошибся. К нему подлетел сперва один маленький корабль, как шар, тот повис сбоку и стал посылать огоньки, бортовой анализатор пытался их расшифровать, но ничего вразумительного не получалось. Минут через десять подлетел еще такой же и повис, с другой стороны. Они не проявляли агрессии, но и не отставали от него. Челнок Морис продолжал движение. После подлетели еще несколько шарообразных кораблей и буквально облепили его со всех сторон. Морис продолжал движение.

Планета была большой, почему-то имела красноватый оттенок. Возможно, потому, что подлетел с теневой стороны и красный цвет – это освещение. Поверхность была вся в огромных кругах, некоторые круги пересекались, в некоторых был центр, и он светился, а от него расходились в разные стороны большие или малые круги. Возможно, так они делят территорию между собой. Или это города, круг – ограничение, а центр – это администрация или энергетическое управление. Но то, что эти круги были в диаметре от нескольких сотен километров до десятка тысяч, впечатляет. Казалось, что вся планета – это сплошной город. Морис видел очертания континентов, и если там была вода или горы, круги продолжались, и дальше будто не было никакой преграды. Это завораживало и пугало, техногенная цивилизация. Морис почувствовал себя муравьем на трассе, где мчатся машины, ненароком просто задавят и не заметят.

Наконец к нему подлетел большой объект в виде шара. Среди других кораблей, что сновали туда и сюда, шарообразных кораблей не было видно. Значит, эти корабли сопровождения, либо те, кто ловят нарушителей, ну или что-то в этом роде, одним словом, следят за порядком, а Морис как раз выбивался из этого потока. От большого шара отделился маленький и быстро полетел в его сторону.

– Ну что, пора показаться, – сказал Морис, вышел на смотровую площадку, открыл заслонки и включил свет так, чтобы его было хорошо видно.

Какое-то время ничего не происходило, а после маленькие корабли все разом улетели, остался только большой, к нему присоединился такой же брат близнец и уже в этом сопровождении Морис долетел до планеты.

Орбита была чистой, анализатор не обнаружил мусора, не было спутников или какой-то мелочи, только крупные станции. Некоторые имели вид диска, через центр которого проходил шпиль, направленный к планете. При подлете ближе к одной из таких станций он заметил, что это не просто станции, это что-то вроде космической стоянки. В нижней его части пристыковывались маленькие корабли, а в верхней – большие.

Все увиденное впечатлило навигатора. Это была такая техногенная цивилизация, что только фантасты могли ее придумать. Но такого масштаба он даже не мог себе представить, это было просто грандиозно. Корабли сопровождения замигали, давая сигнал «Внимание». Морис затормозил и остановился. Сразу к нему подлетело небольшое космическое судно, это был уже не тот круглый и плоский шар, как и все остальные. «Вот только почему плоские, как-то не совсем рационально, а может, это у них такая традиция», подумал Морис и стал ждать появления представителя.

Можно много описывать инопланетян, всякого начитался и насмотрелся картинок. С большими головами и с большими глазами, карликов, представителей медуз и даже рыб, что только не напридумывают фантасты, но у всех всегда присутствовали глаза, мозг, обычно две руки или несколько пар конечностей. Можно сказать, что все подводилось под физиологию человека, но то, что увидел Морис, никак не вкладывалось ни в одно описание.

Если кто видел маленькую рыбку клоун, как она трется об морскую актинию, то уже может начать представлять. Это было очень странное существо, не похожее ни на что. Голова в прямом слове отсутствовала, однако из центра туловища подымался пучок из двадцати или более отростков как у актинии, они держались вместе, но могли самостоятельно при необходимости крутиться в разные стороны, их кончики были направлены туда, с кем шло общение, будто на кончиках отростков были глаза, хотя на вид незаметно, просто кончики отростков светились светло-синим светом. Шеи как таковой не было. Плечи и туловище было, но имело полупрозрачную структуру, как у медуз. Можно было видеть легкие, которые дышат, и сердце, что билось. Сердце имело очень вытянутое строение, и занимало почти половину длины тела. На плечах шли все те же отростки. Они были толстые и короткие, ближе к плечам отростки удлинялись, а далее шли две пары рук, справа и слева, каждая рука состояла из переплетений нескольких отростков, в самом конце они разветвлялись, как пальцы у человека, и с легкостью могли управляться с достаточно мелкими предметами. Живота Морис не увидел, но что-то наподобие таза было, поскольку от нижней части туловища, если его так можно назвать, шло утолщение, после в две стороны, вправо и влево отходили толстые отростки. Возможно, это и были ноги, а вот от них уже в направления друг к другу опять шли все те же достаточно длинные отростки. Почти все ответвления были очень гибкими, и на кончиках все светились, будь то на голове, на плечах, руках или на ногах. Хотелось или нет, но приходилось вставить нормальные слова, такие, как голова, плечи и ноги, иначе описать очень трудно.

Это существо проворно передвигалось на своих щупальцах-ногах, оно дышало атмосферным воздухом и находилось не в воде. Где у него рот и глаза, Морис не представлял, только мог догадываться. Удивительное строение организма. И более того, удивительно то, что оно разумно. Смогло создать столь техническую цивилизацию. У Мориса не было слов, он просто растерялся и не знал, что вообще надо делать в таких случаях, он привык смотреть в глаза, а тут их… он не знал, просто сидел и думал, что теперь делать.

 

Однако ситуация разрешилась, ее в свои руки взяли представители актиний. Он не хотел их обидеть, но пока назвал их так, другого сравнения не смог им дать. Актиний достал кубик, самый что ни на есть нормальный кубик, и показал. Вот прикол, именно это он сам хотел им показать. Морис достал из ящика, что стоял рядом, тот же кубик, только другого цвета, и достал шар. Так началось общение. Долгое, странное общение.

Как с ними говорить, если они ничего не говорят, только показывают те или иные предметы. Потом они показывали действия, двигали кубик то вправо, то влево. Морис произносил вслух эти действия. Он понимал, что представители актиний составляют словарь. Даже удивился, что те так быстро сообразили, что надо делать. Промелькнула мысль «а может он не первый, с кем они говорят». Но тогда было не до этого. Они часами и днями сидели, общались. Морис выбился из сил. Тут его одного мало, надо команду с Земли, у них есть практика составления словаря с кацаранцами, а он тут сидит и в игрушки с ними играет.

В конечном счете Морис не выдержал этой пытки, встал и замахал руками. Актинии, которые с ним работали, а их было несколько, и все на одно лицо, вернее, все на одни щупальца, или как там лучше сказать, отростки, все они были для него одинаковы. Актиний вытянулся. Наверное, это было удивление. О, это, похоже, первая реакция эмоций, которую заметил Морис с их стороны. Он что-то там начал крутить своими пальцами, но Морис уже сел, взял карандаш и лист бумаги, нарисовал их планету, как смог указал на ней ось и стрелкой показал, как она вращается, а после, не спеша, так, чтобы актиний видел, прочертил тридцать палочек, поясняя на схеме, что один оборот планеты вокруг оси – это одна черточка. Похоже, они поняли. А после Морис встал, взял другой карандаш и показал точку, обозначающую, что это его корабль и стрелку в сторону, говоря, тем самым, что он улетает. После те же тридцать черточек и стрелку обратно, что он прилетает обратно.

– Надеюсь, вы, ребята, меня поняли, иначе я с вами сойду с ума, – садясь обратно в кресло, сказал он сам себе.

Они поняли, сообразительные чертята. Актиний снова вытянулся, присел и опять вытянулся, а после встал и ушел, за ним последовали остальные. Капсула, что висела перед смотровой рубкой Мориса, опустела и медленно погасла. Минут через десять они отлетели от его корабля. Ничего не оставалось, как улетать. Но совершать прыжок он не хотел, ни к чему им знать, как он путешествует, поэтому развернул корабль и направил его в космос, подальше от их планеты. Морис много что узнал о них и в то же время ничего. Корабль медленно удалялся. Нечего тянуть резину, дал команду на разгон и через час был уже за пределами кольца звезды, а там совершил прыжок до ближайшего маяка.

Так Морис нашел новую цивилизацию актиния, совершенно не похожих ни на кого. Он просматривал записи, любовался их телом, жестами. Не знал, что они думают, пусть мы разные по физиологии, но мышление у нас совпадает и это главное. С этой мыслью умчался домой, ему хотелось поделиться со всеми. Пусть уставший и выжатый за последние дни, но Морис радовался этому, просто горел желанием рассказать всем, чтобы узнали, кого он встретил.

2

Мы все плутаем в лабиринте, делая каждый день, каждый час, а порой и каждую минуту, выбор, куда идти и что делать. Всегда есть выбор направо или налево, и к чему это приведет, мы не знаем. Морис не знал, к чему приведет встреча с актинии, он просто был рад этому, рано или поздно все равно бы с ними пересекся, поэтому это только зависело от времени, но сейчас его было не так много, он сделал шаг и дальше миротворцы должны взять на себя всю меру ответственности за новый контакт.

Он примчался домой, поприветствовал оператора службы контроля, что сразу вышел на связь, прыгнул домой на Землю и попросил срочно созвать совет посвященных. Он даже не взглянул на время, а ведь было за полночь.

– Что случилось? – застегивая мундир, спросил Гаси, в ответ ему Бланш только пожала плечами.

– Кто объявил срочное совещание? – возмутилась Айли, но ответа не получила.

– Война? – тихо и с сомнением спросила Джесси, но опять не получила ответа.

– Морис вернулся, – спокойно ответила Нани, гул восклицаний.

– Когда?

– Где?

– Только что, – опять ответила Нани и, сев за стол, добавила, – я не в курсе.

Мориса не было давно, уже стали привыкать к тому, что он может пропасть на полгода, на год и более, а потом появиться и такое рассказать, что у всех дух замирал. Поэтому никто не возмущался, что так внезапно подняли с постели. Все ерзали и суетились, ожидая его. Хотелось знать причину переполоха.

– Привет всем, кого не видел пару дней. Итак, к делу.

Этот сухой подход был у него впервые. Обычно он тянул, как бы готовя почву. Мол, вот, вуаля. А тут нет, они поняли, что, что-то очень важное произошло, поэтому сразу все превратились в слух и зрение. Морис докладывал сухо. Факты, факты и еще раз факты. В конце он добавил:

– Они развиты и очень сильно. В науке и технике они обошли далеко вперед кацаранцев и даже уеман. Это хорошо, но и настораживает, – он сел и, тяжело вздохнув, – вам решать, продолжить нам с ними контакт или забыть и сделать вид, что ничего не было.

Морис знал их реакцию. Он понимал также, как и сам, что цивилизации не встречаются на каждом шагу, это уникум Вселенной.

– Кто может летать к звездам? – спросила Госи.

– Навигатор, – ответил он.

– Как много их? – снова спросила она. Он понял, к чему она клонит. Всего три звездных навигатора на четыре цивилизации.

– Трое, – сухо ответил он.

– Трое, всего трое, – как факт с грустью повторила она.

– Морис, только ты и твои дети могут летать к звездам. Мы не можем, – сказала Айли, а ведь она одна из самых сильных миротворцев. Он ее одну из самых первых обучил полетам, но она не может совершать прыжков, и она права.

– Давайте оставим до завтра, – предложил он.

– Милый, – Нани сжала его ладонь, – тут нет иных ответов. Мы должны вступить с ними в контакт, – и все одобрительно согласились.

– Я не имею права голоса, но вы приняли решение. Тогда за дело, чего же мы сидим, – и с радостным криком бросился всех обнимать.

Да, дел действительно было много. Нужен был корабль, но, как и в прошлый раз, можно воспользоваться модулями со станции, благо, их проектировали секцинно, можно отсоединить, и они автономно будут существовать. Другая проблема состояла в специалистах, а их можно на пальцах пересчитать, и все находились на станции у кацаранцев. Дел было много, Морис всех взбудоражил, поднял на уши. Было решено пока не сообщать миру о новой цивилизации до момента, пока не научатся с ними общаться. То, что Морис уже наладил с ними первый контакт, давало большие надежды. Он гордился собой, но были сомнения, которые не давали ему покоя, ведь они сильно далеко обошли их в промышленности, очень далеко, а вся индустриализация миротворцев и, соответственно, землян, в космос лежит только на плечах звездных навигаторов, а их только трое.

Служба безопасности, за нее отвечала Раттана, разработала новую директиву, которая гласила не сообщать цивилизации актиний условия, при которых миротворцы путешествуют к звездам. После налаживания контакта звездные навигаторы обязаны покинуть пределы сектора актиний. При дальнейшей доставке челноков к маяку актиний, навигатор возвращается. Далее челнок транспортируется к планете, где и будет научная станция. За это отвечает звездный флот миротворцев. Там было много чего еще прописано. Совет готов в случае чего пожертвовать целой станцией, но не дать актиниям заполучить навигатора. Это жестоко, Морис с этим соглашался и надеялся, что все будет хорошо, он в это верил.

Как и обещал, обновленный корабль Мориса прибыл к точке контакта ровно через тридцать дней оборота планеты актиний. Странно, но их ждали. Потребовалось несколько дней, чтобы наладить условия для работы. Так же, как с кацаранцами, было создано несколько отдельных помещений, разделенных прозрачной перегородкой, где одновременно работали несколько специалистов по изучению языка.

Морис им был не нужен и поэтому попросил, все так же рисуя схемы на листке бумаги, чтобы разрешили посмотреть планету поближе. Ему разрешили. Он отстыковал свой челнок и, в сопровождении эскорта в виде нескольких кораблей шаров, спустился на поверхность.

Планету можно назвать сухой. Редкие облака, кругом дороги, какие-то трубы, огромные пролеты, по ним сновала техника, все на автомате. Да, встречались целые районы, где бродили актинии. Их было сотри и тысячи. Наверное, это жилые комплексы. Как глубоко все это уходит в землю, он только мог догадываться. Рек Морис не видел, так же, как и морей, и уж тем более океанов. Они все высосали, остались скалы, и все это покрыли металлом, пластиком и бетоном. Были районы технического характера, явно заводы. Но были такие, как с картинки: все ровное и гладкое, блестит и сверкает. И все же, несмотря на это великолепие, растений в виде деревьев, или то, что от них осталось, он практически не видел. Это был мертвый мир, хотя и удивительно развитый. Неужели это ждет каждую цивилизацию, но ведь кацаранцы как-то нашли баланс, а здесь они переступили, и теперь уже бесполезно вспоминать прошлое, его тут и нет. Но разве в праве Морис осуждать их, он гость, и они ему как гостю все показывают.

Вернувшись на орбиту, Морис поблагодарил за столь обширную экскурсию и передал все собранные данные в отдел для анализа.

– Шеф, – так к нему обращались сотрудники станции, – хочу вам кое-что показать. Морис сел и внимательно посмотрел на экран, – смотрите, – он увидел снимок. Площадь и множество жителей актиний, – вот, – и ему показали на точку в кадре, он присмотрелся. Это был не актиний. Голова, две руки, две ноги, правда, в шлеме, – их немало, мы насчитали более трехсот, но и это еще не все, – и опять ему показали, но уже другой снимок. Тут он увидел тоже похожих на людей, но высоких и у них были прозрачные шлемы, голова вытянута, глаза посажены как-то по бокам, и осанка согнутая.

На этой планете присутствуют не только актинии, тут есть представители еще других цивилизаций. Вот почему они так быстро поняли, как надо налаживать контакт. Еще тогда Мориса это смутило, теперь все понятно, он действительно не первый. Но если их тут несколько миров, то это же Клондайк, золотое дно. Кто они, откуда? Однако Морис не пошел к ним с просьбой познакомить с другими. Он гость, считал, что актинии сами решат, когда это можно, а пока надо просто научиться понимать друг друга.

Морис оставил научную группу, она независима и может существовать на станции очень долго. И сейчас им есть, чем заняться. Они все поглощены составлением языка, точки, от которой будет идти развитие отношений. Он улетел. Однако, по прибытию на Землю, служба обслуживания корабля заметила несколько неизвестных приборов, закрепленных на обшивке челнока Мориса. Раттана была встревожена, она отвечала за безопасность и понимала, что это неспроста, что актинии это сделали намеренно, без согласия навигатора, они что-то затеяли, считывали информацию с консолей корабля, слушали или следили, куда он полетел, а может, просто изучали сам корабль. Она не знала, поскольку принцип самих приборов был неизвестен.

– А что, если они отследили координаты Земли? – в ужасе спросила она у Мориса. Но он не мог ей ответить. Он сам не знал, у него и так было много сомнений, а тут еще это. Может, с их стороны данные приборы являются как бы само собой разумеющемся, и поэтому не спросили. Он не знал их, поэтому не мог ответить.