Название книги:

Позывной «Душман»

Автор:
Александр Леонидович Аввакумов
Позывной «Душман»

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Лавров довольно живо рассказал о ДТП, о том, что после удара их грузовика один из металлических прутьев, что они везли на стройку, вылетел из связанной пачки и едва не убил его, зацепив шею.

– Хорошо, пока все ясно. Теперь мне саму рану.

Павел убрал с плеча салфетку. Александр Геннадьевич надел очки и стал внимательно осматривать поврежденное плечо.

– Повезло вам, больной. Если бы прут прошел на полсантиметра правее, он бы разорвал вам сонную артерию. Однако, состояние вашей раны вселяет в меня некоторое опасение. Рана сильно загноилась и если бы вы не обратились сегодня за помощью, то дня через два, она могла вам вообще не понадобиться.

Он подошел к столу и стал перебирать лекарства и бинты, лежавшие на столе.

– Ну, что, сейчас мы попытаемся помочь вам. Вы можете сесть на стул, вот сюда, чтобы мне было лучше видно вашу рану?

Павел поднялся с кровати и сел на стул, который доктор поставил под самой лампой.

– Я смотрю, молодой человек у вас и грудь в нескольких местах прострелена? Кто же это так вас?

– Это Афганистан, – коротко ответил Павел. – Служил я там.

Врач попросил Анастасию Алексеевну принести горячей воды. Он долго мыл руки с мылом и вымыв их, тщательно вытер чистым полотенцем, которое подала ему хозяйка. Врач долго копался с раной. Удалив гнойный налет, он обработал края раны йодом и наложил ему повязку. Он набрал в шприц антибиотик и сделал ему укол.

– Ну, вот пока и все, молодой человек. Вам придется немного полежать, дня три не больше. Посмотрим, как начнет протекать процесс заживления.

Он снова вымыл руки и стал одеваться. В сопровождении Гаврила Семеновича, он вышел в прихожую.

– Слушай, приятель? – обратился он к нему. – У твоего родственника рана не от арматуры, а огнестрельное ранение. Ты, знаешь, нас собирал главный врач и инструктировал о том, чтобы мы были очень внимательны, так как не исключено, что к нам может обратиться молодой человек, получивший огнестрельное ранение.

– Саша! Ты же на пенсии. Это, что-то меняет или нет?

– Я врач, Семеныч. На фронте я лечил не только наших бойцов, но и раненных немцев. А, в отношении пенсии могу сказать, что сейчас на нее не проживешь. Вот я подрабатываю немного в больнице. Пусть не большие деньги, но все-таки поддержка.

Хозяин, в знак благодарности пожал ему руку.

– Я завтра вечером зайду, посмотрю больного. Пусть он поспит. Судя по его внешнему виду, он давно нормально не спал.

Он вышел из дома и шаркающей старческой походкой направился к себе домой.

***

Молодой организм Лаврова успешно боролся с возникшей инфекцией. Уже через двое суток температура у него спала и боль, так мучавшая его в последнее время, практически прошла. Вечером, после очередного осмотра врача, Павел начал собираться к себе домой.

– Павел, это ты, куда на ночь, глядя, собрался? – поинтересовался у него Гаврил Семенович.

– Спасибо вам за все, Гаврил Семенович, я поеду домой. Загостился я у вас, пора и честь знать.

– Может, завтра утром поедешь? А, то, как-то не хорошо отпускать человека в ночь.

– Мне лучше ночью, чем днем, – ответил Павел. – Да и вам меньше хлопот.

– Погоди минутку. Присядь. Хочу поговорить с тобой, Павел.

Лавров сел на диван и приготовился к предстоящему разговору.

– Ты, скажи мне сынок, ты еще долго собираешься воевать? Ты и так накрошил этих бандитов достаточно. Может, хватит крови?

Павел на минуту задумался. Громов был прав, ведь он уже сполна отомстил бандитам за убийство Надежды. Сейчас у него уже не было кровных врагов, если не считать еще одного, пусть и косвенно, но причастного к убийству Надежды. Этим человеком был начальник криминальной милиции городского управления Новиков.

– Все правильно, Гаврил Семенович, накрошил я их достаточно. Можно было бы, и закончить на этом, однако остался еще один человек, это большой милицейский начальник, который помогал этим бандитам. Вот он мне и нужен. После того, как я покончу с ним, я перестану убивать, и буду считать, что все причастные к убийству вашей дочери, получили сполна.

– Может не стоит этого делать? Ведь убийство работника милиции может быть расценено, как террористический акт. Нади бы это не понравилось.

– Мне сейчас уже все равно, какой краской будет окрашено это убийство. А, в отношении вашей дочери могу сказать лишь одно, я ее до сих пор люблю. Я еще тогда когда лежал в больнице и не мог попасть на ее похороны, я дал себе слова, что отомщу за нее. Я человек слова, раз пообещал, то должен сделать.

Громов покачал головой и посмотрел на Павла. Лавров так и не понял этого жеста. Громов то ли осуждал его решение, то ли соглашался с ним.

– Ты, знаешь Павел, мы сегодня с женой были на кладбище. Спасибо тебе за памятник. Он нам очень понравился. Мы там с женой немного поплакали, жалели, что у нас с ней так и нет внуков. Ты, наверное, знаешь, что мы оба с Анастасией из детского дома и у нас с ней нет практически родственников. Мы были так рады за Надежду, когда она дождалась тебя с войны. Это действительно больше походило на сказку, чем на реальность. Мы, так ждали, что вы поженитесь, и у вас появятся дети. Но видно не суждено, Бог так и не дал нам внуков.

– Гаврил Семенович, вы не против того, если я еще немного поживу в вашем доме?

– Что ты. Живи, сколько хочешь. Мы с этим домом не можем совладать, а не то, чтобы еще, что-то вкладывать еще в один дом.

– Спасибо. Вы знаете, я отремонтировал мотоцикл, который нашел в вашем сарае. Сейчас езжу на нем.

– Я уже видел его. Молодец. Этой не мой мотоцикл, соседский. На нем сосед наш Андрюшка разбился. Вот его родители и отдали этот мотоцикл мне.

– Понятно. Тогда я поеду, – произнес он. – Мне еще нужно заехать в одно место.

– Езжай. Постарайся остаться живым Павел. Ты нам не чужой и мы всегда будем рады твоему приходу.

Лавров надел куртку и вышел во двор. Оглянувшись, он увидел чету Громовых, которые стояли на крыльце и махали ему рукой. Сев в трамвай девятого маршрута он поехал на железнодорожный вокзал.

***

Новиков вернулся с очередного заслушивания по нераскрытым убийствам, которое проходило в прокуратуре республики и устало сел в свое большое и удобное кресло. Ему пришлось докладывать о работе участковых инспекторов милиции, хотя эта работа не относилась непосредственно к его прямым должностным обязанностям. Заместитель министра почему-то поднял из-за стола его, а не другого заместителя начальника УВД, отвечающих за работу этой службы. Ему было крайне неприятно выслушивать нарекания в свой адрес со стороны прокурора республики и заместителя министра.

– Ваши подчиненные плохо работают, – сделал вывод прокурор республики. – Я не верю, что этого человека невозможно найти. Не живет же он на Марсе?

– Я тоже так считаю, – поддержал его заместитель министра. – С того момента, как МВД забрало это дело к себе в производство, активность городского управления, как видим мы здесь все, упала.

Новиков попытался оправдаться, начал говорить, что участковые инспектора милиции не подчиняются ему, что ими руководит другой заместитель начальника городского управления, однако его ни кто не стал слушать.

– Владимир Иванович, я бы на вашем месте правильно воспринял эту критику в свой адрес. Я бы не стал перекладывать ответственность с себя, на кого-то другого. Вы в конечном итоге отвечаете за раскрытие этих преступлений и не так важно, какими средствами вы их раскроете, с помощью сотрудников уголовного розыска или участковых инспекторов.

Новиков не стал спорить с заместителем министра, так как тот был абсолютно прав, а во-вторых, это было бы крайне необдуманным шагом с его стороны. Он, молча, сел на свое место, и предпочел больше не вступать не в какие споры, с руководством министерства.

Вслед за ним на трибуну поднялся следователь прокуратуры. Он долго и монотонно отчитывался перед собравшимися сотрудниками, о проведенной следствием работе, о результатах проведенных экспертиз. В заключение своего отчета он подвел не совсем утешительный для многих итог.

– В настоящее время следствие не может утверждать, что все выше перечисленные убийства совершены одним и тем же человеком. Для подобного утверждения необходимо заключение экспертизы, которой, к сожалению, у нас нет. Пока мы придерживаемся, версии уголовного розыска, что все эти преступления совершил один человек по фамилии Лавров или, как вы его называли «Душман». Нам ничего не остается, как надеяться на его скорое задержание. Именно только его задержание, решит эту проблему.

Заместитель министра внутренних дел удивленно посмотрел на прокурора республики. Тот поднялся с места и громогласно заявил, что в случае задержания Лаврова, вопрос о его причастности к этим убийствам снимется автоматически.

– У нас достаточно в штате опытных и высококвалифицированных следователей, способных уличить любого преступника в совершенном им преступлении. Дело за вами, товарищи сыщики, – произнес прокурор с сел на место.

Новиков сидел в кресле и размышлял над словами, сказанными ему заместителем министра после этого заслушивания.

– Владимир Иванович, министр крайне не доволен не только твоей работой, но и твоей работой лично. Не буду скрывать, что твой непосредственный начальник, считает, что ты развалил работу возглавляемого тобой аппарата. Все хотят крови или Лаврова, или твоей. Я хорошо понимаю вас, что у вас очень много работы, однако ни министр, ни я не хотим быть «козлами отпущения» по этим преступлениям. Я хотел бы вам напомнить, что у вас осталось всего одна неделя, до установленного мной срока.

– Я все помню, товарищ заместитель министра. Пока меня память не подводит, – коротко ответил Новиков. – Поэтому и принимаю все меры по розыску этого человека. Вы знаете, товарищ полковник, я многого ждал от этого заслушивания. Рассчитывал, что Лаврова объявят во всесоюзный розыск, однако надежды мои не оправдались. У прокуратуры, как вы сами слышали, нет оснований предполагать, что эти преступления совершены одним лицом.

 

Он сделал паузу и посмотрел на заместителя министра.

– Я же лично вам докладывал, что этот Лавров звонил мне по телефону и угрожал мне убийством. Он сам мне лично сказал, что убьет «Жана». Я, сообщал об этом прокурору, однако, они почему-то все это проигнорировали. Им сейчас подавай Лаврова. Я сегодня слушал следователя прокуратуры и понял лишь одно, что лучше вообще не задерживать «Душмана», ведь они могут его и не расколоть, что тогда?

– Ты правильно все понял, Владимир Иванович. Нам нужен не Лавров, а его труп. Иначе мы с тобой так и будем сидеть по уши в этом дерьме. Не забудь, у тебя всего одна неделя.

Он пожал Новикову руку и направился к своему автомобилю.

***

Утром Павел вышел из дома. Он был одет в тренировочный спортивный костюм. Сделав небольшую зарядку, он вернулся в дом, взял деньги и трусцой побежал в сторону ближайшего магазина.

– Павлик! – окликнула его соседка, которая с полными сумками возвращалась из магазина. – Погоди! Я хотела бы тебе кое-что сказать.

Он остановился и поздоровался с ней.

– Павлик, на днях к нам приходил участковый инспектор. Милиция разыскивает молодого мужчину, который очень сильно похож на тебя, когда у тебя были короткие волосы.

– Спасибо, Любовь Васильевна, я уже об этом знаю. Меня и так почти каждый день останавливает милиция из-за этого. Меня все время проверяют, тот я человек или нет. Скажите, разве я виноват в этом, что немного похож на него?

– Я тоже так подумала, когда он показал мне фотографию. Нет, думаю, Павел хоть и внешне вроде бы похож, но он никакой не убийца. Кстати, как твоя фамилия?

– Громов, я бабушка. А, он ко мне заходил?

– Он стучался к тебе, но, похоже, тебя не было дома. Вчера он снова днем заходил. Я видела, как он стучался в твою калитку, а затем перелез через забор и все заглядывал в твои окна. Я еще подумала, молодой, но такой настырный. Ты бы сам к нему зашел, а то замучает он тебя. Да, чуть не забыла, фамилия того человека, которого они ищут Лавров.

– Спасибо, Любовь Васильевна. Обязательно зайду к нему поговорить. Мне тоже эти головные боли ни к чему.

Он попрощался с ней и побежал дальше. Около магазина он остановился, раздумывая про себя заходить ему в магазин за покупками или нет. Если участковый показывал его фотографию жителям поселка, то это не сулит ему ничего хорошего. Его могли легко опознать жители. Немного подумав, он открыл дверь магазина и вошел внутрь. Народу в магазине было не так много и он, купив хлеба, молока и сахарного песку, направился к выходу.

– Павел! – окликнул его мужской голос.

Он вздрогнул и медленно обернулся. В внутри его все сжалось, тело стало напоминать пружину, готовую разжаться в любой момент. Перед ним стоял молодой мужчина, в котором он узнал своего бывшего сокамерника Игоря.

– Привет, Павел! – произнес он снова. – Тебя и не узнать. Длинные волосы, весь такой спортивный, словно настоящий спортсмен. Я не удивлюсь, если ты бросил пить.

– Привет, Игорь! Я думал, что ты уже давно «чалишься на зоне», а ты выходит, дышишь свободным воздухом. Как это тебе удалось сорваться с крюка ментов? Кто тебе помог?

Они оба выжидающе посмотрели друг на друга. Павел моментально догадался, кто стоит перед ним. У него было два пути, первый развернуться и уйти. Однако он не гарантировал ему ни какого успеха. Игорь мог проследить за ним и установить дом, в котором он проживал. Второй путь был немного сложнее. Это привязать к себе этого человека, не давая ему возможности сообщить о нем в милицию. Немного подумав, Лавров выбрал второй путь.

– Ну, что Игорек? Может, обмоем нашу встречу. Разносолов у меня нет, но закуску к водке я найду.

Он сразу заметил, как напряглось лицо Игоря. Он рассчитывал, похоже, на то, что Павел постарается всячески отделаться от него и поэтому приглашение выпить, застало его врасплох.

– Чего молчишь? Или ты уже не пьешь? Ты случайно не «зашился»?

– Почему не пью? Просто у меня с собой нет денег.

– Вот возьми деньги, купи литр водки, консервы, а я в молочном отделе пока куплю сыр.

Игорь взял деньги и направился в отдел, где продавали водку. Павел быстро купил кусок сыра и подошел к Игорю, не давая ему возможности с кем-то переговорить. Сунув покупки в сумку, они вышли из магазина и направились к Лаврову.

– Игорь, расскажи, как тебе удалось соскочить с такой серьезной статье? – поинтересовался у него он. – Насколько я помню, тебе корячился минимум червонец.

Игорь сначала растерялся, а затем понес такую чепуху, от которой покраснеем даже сам.

– Ладно, что ты мне мозги заливаешь. Для меня главное, что ты Игорь на воле, а не в зоне. Пусть там корячатся другие, а мы с тобой будем пить водку.

Они вошли в дом Павла и сразу же прошли на кухню.

– Давай, выкладывай продукты. Сейчас обмоем нашу встречу, – произнес хозяин и стал нарезать хлеб.

***

Участковый инспектор – старший лейтенант милиции Латыпов не мог отчитаться за свою работу по проверки своего участка на предмет обнаружения разыскиваемого МВД преступника. Двое из жильцов одной из улиц, которые обслуживал он, посоветовали ему зайти в небольшой дом, с железными воротами, окрашенными зеленой краской. Якобы в этом доме с недавнего времени проживал молодой человек, внешне похожий на разыскиваемого преступника, однако он дважды посещал этот адрес, но так там никого и не застал. Соседка по дому ничего вразумительного сказать тоже не могла. Она не знала, съехал ли ее сосед из дома или нет. Сегодня вечером участковый инспектор снова хотел посетить этот адрес и наконец-то закончить свой отчет и отправить его в Кировский отдел милиции.

Павел сидел за столом и периодически подливал в стакан Игоря водку, предлагая ему выпить то за встречу, то за дружбу, то за удачу. В какой-то момент хозяину показалось, что Игорь сильно опьянел. Тот откинулся на спинку стула, задрал лицо в потолок и захрапел. Лавров, молча, встал из-за стола и вышел в комнату. Вытащив из шифоньера свою спортивную сумку, он стал аккуратно складывать в нее свои вещи.

– Это ты, куда собираешься Павел? – услышал он за спиной голос Игоря.

Он обернулся и увидел своего гостя, который стоял в дверях и внимательно наблюдал за ним.

– Никуда. Просто укладываю свои вещи, – тихо произнес Павел. – Я думал, что ты в «отключке» и решил заняться домашними делами. А, что ты так напрягся Игорь?

Судя по его голосу и внешнему виду, Игорь был абсолютно трезв.

– А, я и не думал напрягаться. Просто проснулся, а тебя рядом нет.

– Раз так, тогда пойдем обратно на кухню и продолжим наше веселье, – предложил ему Павел. – Не киснуть же нашей закуски.

Они вернулись на кухню и сели за стол. Игорь взял в руки бутылку и разлил остатки водки по стаканам.

– Чтобы я опьянел Павел, мне нужно выпить бутылки две водки. Если ты не против этого, то я сгоняю еще раз в магазин за водкой. Дай, мне денег, я куплю еще на всякий случай бутылки две. Ты же сам знаешь, сколько водки не бери, все равно придется бежать второй раз.

Он рассмеялся над своей шуткой, обнажив пожелтевшие от табака, крупные зубы. Павел полез в карман куртки, которая висела на спинке стула, и удивленно посмотрел на него. Он хорошо помнил, что когда они пришли с Игорем из магазина, он сунул деньги и свои именные наградные часы в карман кожаной куртки. Теперь в этом кармане ничего не было, ни денег, ни часов.

– Слушай, Игорь, ты случайно не взял мои деньги из кармана. Бог с деньгами, там еще были мои именные часы, подаренные мне командованием училища, перед нашим выпуском. Они мне очень дороги и если ты их случайно смахнул, то я прошу тебя, вернуть их мне.

– Слушай, ты! Ты за кого меня принимаешь? За крысу? Я у своих ребят, не ворую, понял? Ты сначала сам разберись, куда ты их мог положить, а уж затем уже предъявляй свои претензии.

– Ты, что разорался? – спокойно произнес Лавров. – Тебе никто и ничто не предъявляет. Я тебя просто спросил о деньгах и часах. Если не брал, то значит, не брал. Получается, я сам их куда-то засунул и забыл. Мы с тобой здесь, наверное, собрались не для того, чтобы предъявлять друг другу претензии. Сейчас я дам тебе денег, чтобы ты сходил в магазин и купил водки.

Павел вышел в соседнюю комнату и вернулся с деньгами в руках.

– Вот, возьми деньги. Купи литр водки и что-нибудь закусить. Кажется, мы с тобой изрядно подъели здесь.

Игорь, молча, взял деньги и направился к двери. Павел подошел к окну и посмотрел на улицу, по которой торопливо шел Игорь. Он моментально все понял, так как магазин находился в совершенно противоположенном направлении.

***

Лавров отошел от окна и сразу же метнулся в другую комнату. Он вскрыл одну из половиц и достал оттуда автомат Калашникова и пистолет Стечкина. Он проверил пистолет, взвел его и поставил на предохранитель. То же самое он проделал и с автоматом. Сейчас он был на сто процентов уверен, что Игорь побежал звонить в милицию.

Павел вышел во двор и зашел в сарай. Пошарив в углу сарая, он занес в дом две двадцатилитровые канистры с бензином и поставил их в углу комнаты, недалеко от погреба. К одной из канистр он привязал липкой лентой две большие банки охотничьего пороха «Сокол», которые в случаи воспламенения могли взорвать канистры с бензином. Он еще раз, проверил надежность взрывной конструкции и вернулся на кухню. Он вынул из автомата магазин и пересчитал в нем патроны. Их было шестнадцать штук. Он взял изоляционную ленту и соединил два магазина в одно целое. После всего этого, он взвел автомат и положил его на шифоньер.

Отодвинув в сторону стол, он спустился в погреб и проверил подземный ход, который он вырыл ранней весной. Дойдя по нему до конца, он открыл дверь и выглянул на улицу. Выход из подземного хода был в метрах тридцати пяти от дома.

Лавров вылез из погреба и, закрыв его, вышел на улицу. Он залил в бак мотоцикла бензин и откатил его за сарай, где поставил его в кустах не далеко от подземного хода. Теперь он был готов ко всем неожиданностям.

Игорь спешил к телефону-автомату, который находился в метрах восьмисот от дома Павла. Он не хотел вызвать у Павла каких-либо подозрений и поэтому иногда переходил на бег. Добежав до телефона-автомата, он заскочил в кабинку и, сунув в паз пятнадцати копеечную монету, стал лихорадочно набирать рабочий телефон оперативника. Но, на том конце провода, к телефону никто из сотрудников не подходил. Грязно выругавшись, он набрал номер ноль два.

– Дежурная часть управления внутренних дел города Казани, – услышал он голос оператора. – Я слушаю вас?

– Девушка, как мне найти вашего оперативника. Фамилия у него Савельев.

– Ничем вам помочь не могу, – произнесла монотонно оператор.

– Погодите девушка, не бросайте трубку. Я хочу сообщить милиции о том, что я нашел человека, которого вы разыскиваете. Его фамилия Лавров. Сейчас он находится, – он вдруг понял, что забыл, как называется эта улица и номер дома.

Он моментально вспотел от этого.

– Ну, что вы молчите, говорите, пожалуйста, – произнесла оператор.

– Девушка, извините, но я забыл, как называется эта улица. Если милицейская машина подъедет к продуктовому магазину, то я смогу показать этот дом.

– Извините, как ваша фамилия, где вы проживаете? – спросила его оператор.

– Какое это имеет значение, как моя фамилия. Вы пришлете машину в Обсерваторию или нет?

На том конце провода положили трубку.

– Ну и сука! – в горячке произнес Игорь и положил трубку. – Откуда только берут таких тупых.

Теперь он уже побежал в обратную сторону, проклиная оператора и Лаврова. Добежав до магазина, он вошел внутрь и сразу же направился в винный отдел. Он купил две бутылки водки, закуску и направился к выходу из магазина. В дверях он случайно столкнулся с местным участковым.

– Товарищ старший лейтенант! – обратился он к нему. – Можно с вами переговорить?

Участковый смерил его взглядом с ног до головы и, взяв под локоть, отвел его в сторону.

– Я слушаю, вас. Что вы хотите мне сказать?

– Товарищ старший лейтенант! Я знаю, где скрывается Лавров Павел, – произнес он на одном дыхании. – Я сейчас с ним пью в его доме.

– В каком доме? Вы можете назвать адрес?

– Я не помню, как называется это улица. Если вы пойдете со мной, то я вам покажу этот дом.

– Хорошо, пойдем, – произнес участковый инспектор. – Запомни одно, если ты меня обманешь, то я тебя в порошок сотру.

– Зачем мне вас обманывать. Пойдемте, я все вам покажу.

Они вышли из магазина и направились в сторону дома Лаврова.

***

Павел увидел Игоря, который возвращался из магазина в окно. Он открыл ему дверь и впустил его в дом.

– Ты, что как долго? Тебя только за смертью посылать, проживешь еще лишних два часа, если не больше.

 

– Разве я долго? Просто водка в том магазине кончилась, пришлось бежать в другой магазин.

– Понятно, – коротко произнес Павел. – Закуску купил?

– Не переживай, все куплено и водка и закуска. Давай, разливай, а то у меня уже «отходняк», колотит ужасно.

Лавров разлил водку по стаканам и посмотрел на Игоря.

– Ну, что Игорек, давай выпьем за нашу жизнь. За то, чтобы как плохо мы не жили, мы продолжали верить в жизнь, что рано или поздно она повернется к нам лицом.

Они выпили и стали закусывать. Игорь взял в руки бутылку и снова разлил ее содержимое по стаканам.

– Игорек не гони. Дай немного передохнуть. Может, ты торопишься куда-то?

– Нет. Все вроде бы «устаканилось», бежать не куда. Вот ты скажи мне Павел. Ты действительно порезал того парня или тебя тогда просто так закрыли опера?

Лавров усмехнулся и посмотрел на Игоря.

– Тебе это зачем Игорь? Я же не интересуюсь твоими делами? Наверняка, дел у тебя не меньше, чем у меня?

– Ну, мне просто интересно. Тогда тебя опера крутили еще по убийству каких-то двух залетных. Ты их тоже завалил? Ну, не молчи, я ведь еще тогда в камере раскусил тебя. Ты, хитрый и весьма изворотливый парень. Фортуна, таких людей, как ты, любит.

– Игорь, не строй из себя психоаналитика или священника. Я не твой пациент и не прихожанин твоего прихода. Я исповедоваться перед тобой не собираюсь. Я ведь не спрашиваю тебя, как ты соскочил со своего дела, про которое мне рассказывал? Я не думаю, что это произошло просто так и они тебя отмазали от зоны за твои красивые глазки?

– Ты, это на что намекаешь? Ты знаешь, что за это бывает на зоне?

– Знаю, милый, знаю. Там таких стукачей, как ты ставят на ножи. Ты не из таких людей, кто может мне что-то предъявить. Поэтому, сиди сука и не суйся не в свои дела.

Игорь вскочил из-за стола. Стоявшая на столе открытая бутылка с водкой упала со стола и с шумом покатилась по полу, выплескивая свое содержимое. Он вытащил из кармана руку и нажал на кнопку рукоятки, из которой словно шило выскочило тонкое блестящее лезвие.

– Порежу! – прохрипел он, выставив вперед руку с ножом.

Игорь попытался ударить Павла клинком ножа в лицо, но тот сумел увернуться от удара и сам ударил его в лицо. Игорь упал на пол, нож отлетел в сторону и оказался около порога. Он быстро поднялся на ноги и бросился к ножу. Лавров снова ударил его в лицо, а затем, подняв его нож, уперся им в горло Игоря.

– А, теперь, ты сука продажная, расскажешь мне все. Ты же хочешь жить или готов умереть за родную милицию?

– Я не понимаю, о чем ты меня спрашиваешь? – шлепая разбитыми губами, произнес Игорь.

Лавров слегка надавил на лезвие ножа. Острая, кованая, сталь ножа легко разрезала кожу и по шее Игоря заструилась кровь.

– Не убивай, Павел, я все тебе расскажу.

– Говори, тварь, а то зарежу!

– Сейчас сюда нагрянут сотрудники милиции и повяжут тебя. Я все рассказал местному участковому инспектору, и он уже наверняка сообщил все в городское управление милиции. Так, что жить тебе осталось чуть больше чем мне.

– Это мы еще посмотрим, кто кого из нас переживет, – произнес Павел и стал связывать руки Игоря изоляционной лентой.

Убедившись, что руки Игоря связаны достаточно надежно, он подошел к шифоньеру и достал с него свой автомат.

– Ну, что Игорек, повоюем?

Лавров закрыл входную дверь на засов и подошел к окну.

Отодвинув в сторону занавеску, он увидел, как перебегает улицу один из бойцов спецназа.

– Ну, вот и милицейский спецназ. Теперь посмотрим, кто из нас круче.

***

– «Душман»! Вы слышите меня? Дом окружен, сопротивление бесполезно. Сдавайтесь!

– Вот, видишь? Я же тебе говорил, что тебе конец, – произнес Игорь и улыбнулся.

– Лавров! Зачем вам никому не нужное кровопролитие? Поднимите руки и выходите из дома, иначе мы начнем штурм. Вы слышите меня, это я вам говорю, Новиков!

Павел отодвинул штору и выглянул из окна. Он видел, как бойцы спецназа выводят местных жителей из зоны возможного поражения.

– Новиков! Жалко, что я не успел разобраться с тобой, – закричал в ответ Павел. – Что ты там прячешься за спины бойцов. Выйди, я хочу посмотреть, как ты загнешься!

Новиков действительно стоял за линией оцепления и кричал в мегафон. Услышав крик Лаврова, он подозвал к себе командира взвода спецназа.

– Ваши бойцы готовы к штурму? Этот человек просто так не сдаться. Советую вам вести огонь на поражение, этим вы сохраните жизнь своим людям.

– Все понял, товарищ полковник, – произнес командир взвода и отошел в сторону.

Он подозвал к себе командиров отделения и что-то с ними стал обсуждать. Похоже, они планировали захват дома. Поставив им задачи, командир взвода, указал рукой им на дом и посмотрел на часы. До начала штурма оставалось пять минут.

– Лавров! – обратился к нему Игорь. – Зачем я тебе? Что может решить моя жизнь? Отпусти меня!

– Нет, гад, лежи и не дергайся. Если умрем, то умрем вместе. Как это нестранно, но ты умрешь за то, что сдал меня милиции.

– Ты же сам бывший оперативник, Лавров. Неужели ты будешь стрелять в своих же ребят? Что тебе даст их смерть? У них же тоже есть жены и дети. Разве они виноваты в том, что бандиты убили твою девушку?

– Интересно. Значит, ты все знаешь обо мне?

– Не все, но кое-что знаю.Ты, наверное, сразу тогда расколол меня в камере, просто прикидывался дурачком. Ты, знаешь, тогда тебе это здорово удалось. Я действительно поверил тебе, что ты ни в чем не виноват по началу, а потом смотрю, гонишь ты пургу.

За забором раздался выстрел. Шумовая граната, пробив стекло в окне, влетела на кухню и завертелась под ногами Павла. Он успел схватить пустое ведро и нарыть ее. Раздался сильный хлопок, от которого у Павла заложило уши. Глаза Игоря от страха полезли на лоб. Он попытался подняться с пола, но Лавров ударом приклада в спину снова повалил его на пол.

Стволом автомата он разбил стекло и выпустил короткую очередь в сторону ворот. Пули, пробив двух миллиметровое железо, понеслись дальше. Стоявшие за воротами бойцы спецназа, упали на землю и стали отползать от ворот в разные стороны.

Новиков вжал голову в плечи и спрятался за капот грузовой автомашины. Бойцы спецназа, еще минуту назад готовые броситься к дому, тоже залегли за забором. Прошло около минуты, прежде они открыли ответный шквальный огонь по окнам дома, рассчитывая подавить эту внезапно возникшую огневую точку.

Павел иногда огрызался короткими автоматными очередями, стараясь при этом не зацепить бойцов. Сейчас он не хотел никого убивать, тем более этих ребят. Он посмотрел на настенные часы. Они показывали начало девятого вечера.

«Нужно продержаться еще минут тридцать, – подумал он. – Скоро наступит темнота, и он сможет прорваться сквозь оцепление».

Внезапно стало тихо.

– Павел! «Душман»! Ты слышишь меня? Это говорит Харитонов. Павел не стреляй! Ты же знаешь, что эти люди ни в чем не виноваты. Они никого не убивали.

– Юра! Ты знаешь, я тоже никого не убивал из нормальных людей. Я просто сделал то, что не смогли сделать все вы. Я убил только тех, кто был повинен в смерти Надежды.

– Я это все знаю, Павел и предлагаю тебе сдаться. Пусть суд разберется в этом деле.

– Юра! Я не верю суду. Там такие же продажные твари, как и твой начальник Новиков. Это он сдавал все милицейские планы «Жану» и поэтому вы и не могли зацепить его ни на чем.

Снова стало тихо. Павел посмотрел притихшего Игоря. Он толкнул его стволом автомата. Голова Игоря дернулась и безжизненно упала на грудь. Из прострелянной головы медленной струйкой вытекала кровь, капая крупными каплями на пол. В лучах заходящего солнца, кровь казалась черной, словно смола. Лавров нагнулся над трупом и похлопал его по карманам брюк. Как он и предполагал в одном из карманов он нащупал часы. Вытащив их из кармана брюк, он надел их на левую руку Игоря.

Снова раздался выстрел. На этот раз граната влетела в соседнее окно. Раздался сильный взрыв. Яркая вспышка озарила кухню. В этот момент он увидел, как один за другим забор преодолевают несколько бойцов спецназа. Остальные бойцы открыли плотный автоматный огонь по окнам дома, не давая ему возможности ответить на их стрельбу. Тем не мене, он поднял автомат и расстрелял в темноту свои последние патроны.


Издательство:
Автор
Поделиться: