Название книги:

Позывной «Душман»

Автор:
Александр Леонидович Аввакумов
Позывной «Душман»

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– Понятно. Значит, вы здесь фасовали наркотик, а он вдруг вошел и начал стрелять. Так получается?

– Нет. Этот парень приходил еще сегодня днем. Он сказал, что у него сука течет и ее нужно повязать с каким-нибудь моим кобелем. Ну, мы с ним и договорились встретиться вечером. Короче, он позвонил в калитку и попросил меня на время убрать моих псов в вольер. Ну, я и убрал своих собак. А, он вдруг неожиданно вошел в дверь и начал стрелять.

Он замолчал и вопросительно посмотрел на Новикова.

– Что было потом?

– Что, что? Санек, похоже, захотел его обмануть. Говорит, мужик не стреляй, мы сейчас тебе все отдадим, и деньги и наркоту. Ну, он полез в комод, где уже были расфасованные наркотики. Стал их выкладывать в небольшой чемоданчик. В комоде он прятал свой пистолет «ТТ». Ну, короче, он начал вытаскивать наркотики, а потом схватил пистолет. Однако, этот с автоматом по всей вероятности или знал, что у него там лежит пистолет, или просто догадался, но он сразу же завалил Санька, не дав тому даже поднять ствол.

«Казака» снова стало трясти. Кто-то из оперативников налил ему в металлическую кружку воды и поднес к его рту. Он сделал несколько глотков и снова посмотрел на Новикова.

– Под стволом автомата, он заставил меня собрать все наркотики и сжечь их в саду. Когда они загорелись, он исчез, как будто его и не было здесь.

– Ты хорошо запомнил его внешность? – спросил его Новиков.

– Вроде бы да, – нерешительно ответил «Казак». – Сами представьте, темно, автомат, стрельба, трупы. Если по-честному, то я вообще боялся посмотреть на него. Если бы я посмотрел, то он, наверняка, бы меня убил. Я и так не понимаю, почему он меня оставил в живых? Да, кстати он попросил меня передать. Что он разберется скоро со всеми. С кем конкретно, ничего не говорил.

От этой фразы, Новиков дернулся. Он моментально понял, кто здесь побывал и кому адресованы все эти угрозы.

– Это случайно не он? – спросил его он и показал ему фотографию Лаврова.

«Казак» долго смотрел на фотографию, а затем произнес.

– Нет, это не он. У этого были длинные волосы и небольшая такая бородка. А, у вашего человека, вы сами видите, короткая стрижка.

– Ты, что не понимаешь, о чем я тебя спрашиваю? Причем здесь длина волос? Я тебя еще раз спрашиваю, этот человек стрелял в твоих товарищей или нет?

«Казак» еще раз посмотрел на фотографию.

– По-моему не похож. У этого была борода, а у вашего, почему-то ее нет.

Новиков отошел от «Казака» и подозвал к себе Харитонова.

– Ну, что Юрий Андреевич, скажешь?

– Судя по тому, что мы нашли всего пять гильз от автомата, могу сказать одно, что стрелял профессионал.

– Я, что сам этого не понимаю, – чуть ли, не закричал на него он. – Ты, думаешь, что это сделал Лавров?

– Я только сказал, что стрелял профессионал. «Душман» это или кто-то другой, пока ничего сказать не могу.

– Но, Лавров, как раз и есть профессионал. У него такой большой боевой опыт. Ты сам только подумай, пять гильз и два трупа. У нас в спортивных секциях не учат так стрелять из автоматов, и поэтому лично я считаю, что все это совершил Лавров. Больше так чисто никто бы не сработал.

– Не знаю, что вам сказать Владимир Иванович. Подумайте сами, откуда у «Душмана» может быть автомат? Его же не купишь в овощном магазине?

– Ты прав. Автомат, это весомый аргумент. Его действительно не купишь в овощном магазине. Это лишний раз подтверждает твое же предположение о том, что Лавров входит в состав организации «Белые стрелы». С их возможностями, автомат достать не проблема.

Харитонов посмотрел на Новикова и впервые за последнее время, не стал с ним спорить.

***

Харитонов отошел от Новикова и присел на один из стульев, стоящих в комнате. Подъехавшие люди забирали трупы, чтобы отвести их в морг, где будет проводиться судебно-медицинская экспертиза.

Человек, который совершил это убийство, словно играл с ним, заставляя его делать первые ходы в этой затянувшийся игре. Он сидел и пытался понять этого незнакомца, отследить ход его действий и попытаться создать хотя бы какой-то психологический образ этого человека. Харитонов великолепно понимал, что если он не поймет алгоритм действий этого человека, то он никогда не сможет поймать его. Стараясь отстраниться от действительности, он закрыл глаза и стал рассуждать.

«Судя по показаниям «Казака», незнакомец обладал достаточной выдержкой. Он не бросился бежать после первых выстрелов, что делают обычные люди, идущие на подобное преступление. Он не побежал и после того, как хладнокровно расстрелял и второго парня, который попытался воспользоваться спрятанным в комоде пистолетом. Это говорит о том, что он привык к смерти и не боится ни крови, ни грохота выстрелов. Тогда возникает вопрос, зачем он сюда приходил? Для того чтобы вот так просто так застрелить этих двоих или еще за чем-то? Может, его интересовали наркотики? Но, он почему-то не забрал их с собой, а заставил «Казака» уничтожить их, прямо здесь во дворе дома. Странно, как-то все это получается, забрал деньги у Казака и уничтожил товар, который по цене, несколько десятков раз, превышает эту сумму денег. Следовательно, деньги его тоже не интересовали. Деньги, это ложный ход, по которому он хочет направить нас. Что у нас получается? Незнакомец это новый Дон Кихот, который решил самостоятельно наказать этих торговцев белой смертью, не веря в законную власть. На такой поступок мог решиться только смелый человек, ведь для закона не столь важны мотивы этого преступления, для закона важен сам факт убийства этих людей.

Сейчас, он уже не исключал, что этим человеком мог быть и «Душман». В принципе, все эти черты характера незнакомца, были присущи Лаврову. Человеку, прошедшему войну, спецназовцу, которому присуще подобное хладнокровие и хорошо умеющему обращаться с оружием, было не сложно уничтожить этих охранников. Другое и наверное самое главное, было то, что он не верил в способность власти противостоять этим людям, так как хорошо знал, что «Жан» предпримет все усилия, чтобы сломать это уголовное дело, ведь оно в отличие от убийства будет расследоваться милицейским следствием».

Его размышления прервал вошедший сотрудник уголовного розыска.

– Юрий Андреевич, мы прошли по ближайшим домам. Люди ничего не слышали ни выстрелов, ни шума. Двое или трое жильцов этой улицы говорят, что слышали шум отъезжавшего мотоцикла. Однако, никто из них самого мотоциклиста не видели.

– Куда привела собака?

– Собака довела до кустов. Судя по поломанным веткам, именно там прятал свой мотоцикл этот убийца.

– Позови ко мне экспертов, – попросил он оперативника.

Через минуту к нему подошел молодой парень, на носу которого несуразно размещались большие роговые очки.

– Что скажешь, наука? Много следов изъяли?

– Следов много, теперь остается лишь разобраться, кому они принадлежат.

– Давай, разбирайся. На тебя вся надежда. Может, и вытянешь ты что-нибудь серьезное. Вот, что Илья? Подними из информационного центра следы рук некого Лаврова, мы его закрывали недавно и по всей вероятности, сотрудники ИВС его откатали. Посмотри, в первую очередь, не его ли пальцы. Вдруг повезет.

– Хорошо Юрий Андреевич, – ответил эксперт и, повернувшись, вышел в другую комнату.

К Харитонову снова подошел Новиков.

– Ты, сейчас куда Юра? – поинтересовался он у него.

Харитонов посмотрел на часы. Время было около трех часов ночи, и ехать к себе домой на другой конец города было бесполезно, так как одна лишь дорога, займет около часа времени.

– Наверное, к себе на работу. Там на стульях посплю.

– Тогда поехали. Я тебя заброшу в УВД.

Оставив людей на месте, Харитонов вышел вслед за Новиковым и поехал в отдел милиции.

***

Утром Харитонов собрал у себя в кабинете весь личный состав своего отдела.

– Вот, что мужики! – произнес он, обращаясь к сотрудникам. – Я здесь очень много и долго думал в отношении всех этих преступлений. Считаю, что все их мог совершить лишь один человек. Этим человеком является бывший наш коллега по работе Лавров Павел или как мы его называли «Душман». Вот его фотография, прошу вас всех с ней ознакомиться. Если кто из вас не в курсе, слушайте. Около года назад, боевики «Жана» попытались его ликвидировать. Он тогда работал по одному убийству и вышел на конкретных исполнителей. Каким-то образом они узнали об этом, я не знаю, но решили его убрать. Перед этим покушением ему позвонил «Жан» и предложил Лаврову своеобразную сделку. Я, мол, отдаю тебе непосредственных исполнителей, а ты прекращаешь копать дальше. Однако, Лавров отказался от этой сделки. При покушении его лишь ранили, но убили его невесту. Покушение было совершено около Московского ЗАГСА, где они только расписались. Пока он находился в больнице, скончалась его мать, не пережив всего этого.

Харитонов замолчал. Затем откашлялся и продолжил.

– После того, как он вышел из больницы, начались эти убийства. Первым погиб Гришин, который в тот день стрелял в него. Его нашли зарезанным в туалете ночного клуба «Арена». Затем загадочным образом погибают два киллера, которые по нашим оперативным сведениям прибыли в Казань, чтобы ликвидировать «Душмана». Кто их завалил, а затем сжег в машине, пока остается загадкой. Если вы знаете, эти убийства до сих пор остаются не раскрытыми.

Затем, следует убийство начальника службы безопасности «Жана» – «Канадца». Того удавили в собственной машине. Несмотря на его физическую силу, он, похоже, даже не пытался сопротивляться. Это говорит о чем, а о том, что убийца уже находился в его машине, когда тот садился в нее. Когда на шее удавка, особо не подергаешься.

Харитонов внимательно посмотрел на лица сотрудников, ожидая от них вопросы. Так и есть, один из них встал и задал, наверное, самый главный вопрос.

– Скажите, Юрий Андреевич, на чем основана эта версия? У нас ни по одному этому уголовному делу нет ни следов рук, ни микрочастиц, ни показаний свидетелей. Таким образом, можно сделать вывод, что этих людей могли убить любой из нас?

 

Харитонов усмехнулся.

– Ты, прав Сергей, – ответил ему Харитонов. – У нас с вами действительно ничего нет в отношении этого человека. А, все потому, что он профессионал своего дела. Он убивает этих бандитов, так как не надеется на неотвратимость преступления, он не верит нам, что мы сможем наказать этих бандитов. Всех их, таких людей как «Душман», объединяет некая организация под названием «Белая стрела». Вы, наверняка, слышали о ней. Сейчас об этом не говорит только ленивый человек. Как заверяет нас Москва, данной организации не существует, что ее придумали сами бандиты, чтобы каким-то образом оправдать свои потери. Для меня лично, это не столь важно, существует она или нет. Важно другое, это остановить Лаврова. Похоже, у него поехала крыша, и он будем методически убивать не только бандитов, но и других людей, возможно и не повинных в смерти его девушки.

– Юрий Андреевич! Неужели эта организация действительно существует? Я думал это миф, который так умело, распространяют средства массовой информации. Кстати, в сегодняшней газете, как раз об этом сказано. Вы не читали газету?

– Сейчас трудно сказать, что миф, а что настоящая реальность. Пока мы не задержим этого человека, мы ничего не узнаем. Мы не можем объявить его в официальный розыск, так как следствие прокуратуры не располагает ни какими показаниями в отношении этого человека, и, следовательно, рассчитывать на то, что они объявят его в розыск нам с вами не стоит. Однако, найти этого человека мы обязательно должны. Никто его не остановит кроме нас с вами. Поэтому прошу вас ориентировать всех ваших людей на его розыск.

Он замолчал и посмотрел на оперативников.

– Юрий Андреевич, что делать нам, если мы выйдем на Лаврова? – поинтересовался один из оперативников.

– Единственно, что вы не должны делать, это пытаться задержать его. Если он поймет и заметит, что вы его выследили, то он не остановится не перед чем.

– Но, мы же не бандиты? Неужели он сможет оказать нам вооруженное сопротивление?

– Для него сейчас, наверное, не столь важно, кто вы, сотрудники милиции или бандиты. Те, кто не с ним, те против него. Если вопросов нет, то работаем дальше по плану. Сотрудники, работающие по двойному убийству, остаются на месте, а все остальные, свободны.

Оперативники, не задействованные в расследовании выше названного убийства, встали со своих мест и направились к выходу из кабинета.

***

Новиков только что вернулся из министерства и устало сел в кресло. Он потянулся к телефону и стал звонить в кабинет Харитонова. Однако, его похоже нее было на месте. Положив трубку на аппарат, он встал с кресла и подошел к окну. Напротив окна его кабинета росла небольшая березка. Он невольно посмотрел на нее, так как ему показалось, что она была окутана легкой зеленой дымкой.

«Весна, – подумал он. – Вот уже и березка проснулась, зазеленела».

Он отошел от окна и снова сел в свое кресло. Перед ним на столе лежала газета «Вечерняя Казань», в которой описывалось вчерашнее убийство двух бандитов. Автор статьи, как всегда ставил вопросы перед министерством внутренних дел, интересовался, когда же сотрудники правоохранительных органов смогут поставить жирную точку под всеми этими убийствами. Журналист приводил в своей статье целый ряд загадочных убийств «воров в законе», авторитетов преступного мира, убийства которых так и оставались на этот момент не раскрытыми. Все эти нераскрытые убийства он почему-то приписывал милицейской секретной организации «Белые стрелы». Именно из-за этой статьи его и вызывал к себе заместитель министра.

– Слушайте, Владимир Иванович, – начал он. – Вы читали сегодняшнею статью в газете «Вечерняя Казань».

– Извините, еще не успел, – товарищ полковник.

– Плохо, товарищ Новиков, очень плохо. Мы с вами уже обсуждали этот вопрос. Насколько я помню, вы обещали раскрыть эти преступления. Похоже, вы нас подвели. Сегодня министр был там, на верху, и ему пришлось услышать в свой адрес много не хорошего. Мы уже говорили на эту тему с вашим начальником УВД, он заверил нас, что в течение месяца, ваши сотрудники раскроют эти преступления. Мы были вынуждены поверить ему, так как он в отличие от вас, нас еще не подводил.

Заместитель министра посмотрел на него, каким-то не добрым взглядом и протянул ему чистый лист бумаги.

– Вот, что Владимир Иванович. Прошу вас написать рапорт о вашем увольнении из органов внутренних дел в связи с выслугой, а также в связи с ухудшением вашего здоровья. Дату пока не ставьте. Через месяц я вам или верну этот рапорт, или подпишу его у министра.

Новикова прошиб пот. Он предательски потек с его покатого лба и крупными каплями, стал падать на пол. Он смахнул тыльной стороны руки предательские капли со своего лба и, достав ручку из кармана, начал писать рапорт. Он отлично понимал, что добровольно подписывает себе приговор, однако возразить что-либо заместителю министра не решился. Все было по-честному. Он действительно обещал раскрыть все эти преступления и своего обещания не выполнил.

Закончив писать, он, молча, протянул рапорт заместителю министра.

– Я все понял, товарищ полковник. Разрешите идти?

– Я вас больше не задерживаю, – произнес заместитель министра.

Сейчас он сидел в кресле и размышлял. Теперь он не знал, сможет ли он раскрыть эти преступления в течение месяца или нет. Судя по всему, перспектив к раскрытию этих дел практически не было.

***

Лавров сидел в доме и, разложив на столе свой автомат, тщательно его чистил. Иногда он бросал свой взгляд на открытый погреб, из которого он рыл подземный ход, который по его расчетам должен был выйти за сараем. Он рыл этот ход уже несколько недель, а верней с того самого дня, как заселился в этом доме. Землю он вытаскивал по вечерам, когда соседи уже отдыхали и разбрасывал ее по своему участку примыкающему к дому, не вызывая никаких вопросов со стороны соседей. Ему оставалось рыть совсем немного и это добавляло ему оптимизма. Еще тогда, когда он приступил к этой работе, он не совсем осознавал, для чего он это делал. Однако, втянувшись в этот нелегкий труд, бросать его он уже не хотел.

Вчера он весь день провел на кладбище. Он установил новый памятник на могиле Надежды и матери. Вечером, усталый, но довольный он приехал домой, где помянул близких ему людей.

Он мельком взглянул на настенные часы и встал из-за стола. Быстро собрав свой автомат, он аккуратно прикрепил его к днищу стола, сделав там своеобразную нишу. Через минуту, он вышел во двор дома и завел свой мотоцикл. Надев шлем и надвинув на глаза очки, он медленно выехал со двора и, прибавив газа, направился в сторону центра города.

До центра города он добрался сравнительно быстро. Проехав «Кольцо», он доехал до улицы Горького и свернул налево. Вскоре он остановился на улице Большая Красная, не далеко от городского управления милиции и стал наблюдать за выходом из здания.

Ждать ему пришлось довольно долго. Лишь когда на улицах города загорелись уличные фонари, из дверей милиции вышел начальник криминальной милиции Новиков. Осмотревшись по сторонам, он направился к служебной автомашине, которая при его выходе подъехала к подъезду.

– Давай, на дачу, – произнес Новиков и сел в машину.

Машина медленно тронулась от УВД, и вскоре набрав скорость, направилась к выезду из города. Вслед за ней, тронулся на своем мотоцикле и Лаврова. Он держался сравнительно далеко от машины, стараясь не вызывать ни каких подозрений. Выехав за пределы города, служебная автомашина набрала приличную скорость и направилась в сторону Зеленого Бора.

– Владимир Иванович, вам не кажется, что у нас на хвосте сидит мотоциклист? – поинтересовался у Новикова, водитель. – Я его еще срисовал на выезде из города.

Новиков испугано обернулся назад и попытался разглядеть одинокий огонек фары мотоцикла.

– Говоришь, от самого выезда из города он едет за нами? – переспросил его Новиков.

– Точно, я его еще тогда заметил. Настырный такой, не отстает и никуда не сворачивает.

Владимир Иванович нажал на клавишу радиостанции и начал запрашивать дежурного по городу. Когда тот ответил ему, Новиков сообщил ему, что их машину упорно преследует неизвестный мотоциклист. Он приказал дежурному связаться с любой дежурной машиной и подтянуть ее к остановке автобуса Зеленый Бор.

– Все ясно, товарищ полковник, сейчас направлю к вам ПМГ, – доложил дежурный.

– Сбрось скорость, – приказал Новиков водителю и стал смотреть, что предпримет мотоциклист.

Тот, заметив, что автомобиль сбросил скорость, в точности повторил этот же маневр. Мотоциклист, сбросил скорость и все так же держался на отдалении, не позволяющее не только рассмотреть его личность, но даже рассмотреть его одежду.

– Темно, ничего рассмотреть не могу, – произнес Новиков, стараясь рассмотреть человека, управляющего мотоциклом.

Машина подъехала к конечной остановке и остановилась, поджидая, когда с ней поравняется мотоциклист. На остановке горел одинокий фонарь. Именно на него и рассчитывал Новиков, останавливая свою машину под этим фонарем. Однако, мотоциклист тоже остановился и, похоже, заглушил двигатель мотоцикла.

К машине Новикова подъехала ПМГ. Из нее вышел старший сержант и направился к машине. Он представился Новикову и доложил ему о прибытии.

– Слушай, сержант, – произнес Новиков. – Нас от самого города преследовал мотоциклист. Покатайтесь здесь, может он вам попадется. Мне нужно знать, кто это и что ему было нужно от меня.

– Товарищ полковник. Это наверняка ребята из Песчаных Ковалей на своих мотоциклах гоняют. Вечером, когда стихает движение, они начинают здесь гонять, пугая отдыхающих.

– Все может быть, но вы все же, покатайтесь. Может, этот человек и попадется вам на встречу.

– Все ясно, товарищ полковник. Мы покатаемся, посмотрим.

Они разъехались в разные стороны. Когда ПМГ проехало мимо Лаврова, он снова завел свой мотоцикл и поехал в сторону Борового Матюшино, куда направилась служебная машина Новикова.

***

Всю ночь Новиков не спал. Он бродил по коттеджу, переходя из комнаты в комнату, проверяя запоры на окнах и дверях. Он великолепно понимал, что все эти запоры не смогут отгородить его от Лаврова. Он прошел на кухню и достал из холодильника бутылку водки. Поставив ее на стол, он полез в сервант за стаканом. Он не заметил, как за его спиной выросла фигура его жены.

– Володя! Что с тобой? Это, ты с каких пор стал по ночам глушить горькую?

– Ириша, иди спать. Не переживай, со мной все в порядке. Просто мне не спится, наверное, устал.

– Не ври мне! – повысив голос, произнесла жена. – Я, что слепая и ничего не вижу?

– Я же сказал, иди спать! – уже раздраженно произнес он. – Ты, что по-русски понимаешь или нет? Я же тебе сказал, что у меня все в порядке. Просто мне не спится.

– Я не верю тебе. Мое сердце все чувствует, а оно чувствует большую беду.

Новиков налил полный стакан водки и выпил его залпом. Отломив кусочек черного хлеба, он обмакнул его в соль и положил к себе в рот. Ему не хотелось ругаться с женой. Плохо или хорошо, но они прожили вместе тридцать лет, воспитали двух детей и теперь его жена нянчится с его внуком. За все это время, предчувствие и интуиция жены, ее еще не разу не подводила. И, сейчас, говоря о плохом предчувствии, она еще больше вселила страха, и неуверенности в его душу.

– Ирина! Иди спать, – уже спокойно произнес он. – Я сейчас посижу немного и тоже пойду спать.

Жена резко повернулась и, виляя массивными бедрами, направилась в спальню. Через минуту, стараясь не шуметь, в спальню прошел он и лег около нее на кровать. Он попытался обнять супругу, но она резким движением руки, сбросила его руку со своего плеча. Раздосадованный этим, он отвернулся от нее и постарался заснуть, но сон по-прежнему не шел. Тогда он повернулся на правый бок и закрыл глаза. Перед глазами его засветился одинокий огонек, преследовавшего его мотоциклиста.

«Нет, это были не ребята из Песчаных Ковалей, это был он, «Душман»», – решил он про себя.

Он заскрипел зубами от своего бессилия. Впервые в своей жизни он, полковник милиции, начальник криминальной милиции города, стал для кого-то не человеком, а мишенью. Это состояние было трудно оценить, какими-то общепризнанными нормами. Эти чувства были многогранными и включали в себя целый аспект ранее не испытанных им чувств. Он не мог повлиять на них, и от этого ему было еще тяжелей. Лавров для него становился своеобразным исчадием ада, которого он так боялся всю свою жизнь, он был словно фантом, не уловим, его не могли найти ни бандиты, ни сотрудники милиции и это заставляло его душу трепетать от страха внезапной смерти.

«Надо будет завтра организовать рейд. Пусть участковые пройдут по своим участкам и покажут его фотографию. А, вдруг повезет и кто-нибудь пусть и случайно, но выйдет на него. Если так пойдет дальше, то я просто сойду с ума. Что станет со мной через месяц, когда с меня снимут погоны?»

 

Он снова заскрипел зубами, осознавая свое полное бессилие перед этим человеком. С этой мыслью он заснул.

Полковник проснулся рано от сильной боли в голове. Боль была такой сильной, что заставила его застонать. Словно раскаленный в огне обруч намертво стягивал его голову. Он поднялся с кровати и направился в ванную комнату. Он включил воду. Из крана послышалось лишь легкое шипение, и на ладонь ему упала ржавая капля воды.

«Черт бы забрал, этих сантехников, – подумал он про себя. – Обещали устранить прорыв трубопровода еще три дня назад, а до сих пор ничего не сделали. Нужно будет позвонить в водоканал, пугануть там их. А, то, похоже, засиделись там, мышей перестали ловить».

Он закрыл кран и направился на улицу. Включив электрический насос, он стал ждать, когда тот наполнит небольшой резервуар, изготовленный из нержавеющей стали. Когда резервуар наполнился, он умылся холодной артезианской водой и вернулся в дом. В доме уже вкусно пахло приготовленным завтраком.

– Ирина, позвони в водоканал. Узнай, пожалуйста, когда они починят этот трубопровод.

Он быстро позавтракал и стал звонить к себе на работу. От дежурного он узнал, что патрульной машине не удалось задержать мотоциклиста, так как они его просто не нашли. Он, молча, выругался про себя и набрал номер начальника городского управления милиции.

– Рустем Эдуардович, – обратился он к нему. – Здесь у меня на коттедже не большое происшествие. Вы не будете против того, если я выставлю наряд милиции около своего жилища. Спасибо, я сейчас тогда распоряжусь.

Он позвонил в дежурную часть и попросил прислать к нему домой патрульную машину. Дождавшись, когда та приехала, он проинструктировал экипаж машины и со спокойной душой поехал к себе на работу.

***

Ирина Александровна, жена Новикова, хлопотала по дому. Иногда она бросала свой взгляд на сотрудников милиции, которые сидели около своей машины и о чем-то разговаривали. Больше всего ее раздражал громкий смех небольшого по росту милиционера. Чтобы не слышать все это, она плотно прикрыла створку окна.

Она вышла из кухни и пошла во двор, где набрала ведро артезианской воды. Вернувшись в дом, она вошла в комнату и направилась к телефону, который стоял на столе. Она сняла трубку, однако никакого сигнала она не услышала.

«Этого еще не хватало, – подумала она про себя. – Сначала отключили воду, а теперь, похоже, что-то случилось с телефоном».

Она положила трубку и направилась обратно на кухню. Войдя на кухню, она невольно застыла от испуга и удивления. За кухонным столом сидел молодой мужчина, перед которым лежал большой черный пистолет с навернутым на ствол глушителем.

– Кто вы и что вам нужно? – еле слышно произнесла он, не отрывая своего взгляда с лежавшего пистолета.

– Вы не переживайте, Ирина Александровна. Я вам лично ничего не сделаю. Я пришел сюда, чтобы забрать жизнь вашего мужа. Вы садитесь, не стойте, – произнес он и стволом пистолета указал ей на стул.

Она хотела пройти на кухню, но ноги скованные страхом, отказались подчиняться ей. Она сделала один шаг, перед глазами все закружилось, и она почувствовала, что падает и теряет сознание.

Очнулась она от резкого запаха нашатыря. Открыв глаза, она увидела, что сидит на стуле.

– Вот и хорошо, – произнес вполне дружелюбно незнакомец. – Я подумал, что придется вызывать карету скорой помощи.

Придя окончательно в себя, она стала внимательно рассматривать незнакомца. Перед ней сидел молодой мужчина в возрасте двадцати семи-тридцати лет. Его длинные темно-русые волосы, касались его широких плеч, а черная короткая кожаная куртка лишний раз подчеркивала его не плохие физические данные. Рядом с ним на стуле лежал мотоциклетный шлем и солнцезащитные очки. Заметив ее внимательный взгляд, незнакомец тихо произнес:

– Ирина Александровна! Я не хочу, чтобы вы так внимательно рассматривали меня. Будет лучше, если вы забудете, как я выгляжу. Вы же не хотите пережить еще один мой визит к вам. Второй раз я приду к вам, чтобы просто убить.

Она испугано дернулась от его слов и отвернулась от него.

– Вот так будет лучше, – произнес незнакомец. – Теперь я знаю, что вы хотите жить, нянчить вашего внука. А, теперь к делу, которое привело меня сюда.

Он сделал паузу и посмотрел на нее.

– Вы знаете, Ирина Александровна, что вот этот коттедж, в котором вы сейчас живете построен на деньги бандитов, которые оплачивают услуги вашего мужа? Я так и думал, что вы этого не знаете. Ваш муж уже давно живет двойной жизнью. Одна его жизнь связана с милицией, а вторая с бандитами. Вам знакомо имя «Жан», это один из лидеров криминального мира Казани. Так вот, ваш муж тесно сотрудничает с этим человеком. Будучи юристом, по образованию, и имея в руках власть, он помогает бандитам этого «Жана» сухими выходить из различных ситуаций. Он, манипулируя, показаниями потерпевших дает возможность этим бандитам уйти от суда и уберечь их от справедливого возмездия. Вот за эти услуги ему и платит этот «Жан».

Незнакомец замолчал и посмотрел на нее. Она тоже сидела и молчала, еще до конца не веря словам этого человека. Чего скрывать, она и раньше удивлялась большим деньгам, которые приносил домой ее муж. Однако тот всегда умел ее успокаивать, заверяя ее, что данные деньги заработаны им в милицейской академии, где он иногда читал свои лекции курсантам. Сейчас, она узнала о происхождении этих денег.

– Вы молодой человек хотите очернить честное имя моего мужа или у вас еще какие-то далеко идущие цели, – спросила она у него.

Женщина не хотела верить в то, о чем говорил это на вид симпатичный парень, так как, всегда считала своего мужа эталоном честности и порядочности. Она часто ставила его в пример своим детям и знакомым и вдруг сейчас выясняется, что ее муж, всю свою жизнь врал ей, врал детям и врал всем другим, с кем он общался.

Она снова внимательно посмотрела на незнакомца. Верила она или нет, этому ему, скорей да, чем нет. Ведь он проник в этот дом не для того, чтобы его ограбить, а лишь для того, чтобы рассказать ей о ее муже, о той второй жизни, о какой она не догадывалась.

– Вот, что Ирина Александровна. Если вам дорог ваш супруг, то заставьте его уйти из милиции, а иначе я просто убью его. Поверьте мне на слово, что он вполне заслуживает это. Подумайте о своих детях и внуках, если он не уйдет из милиции, то я не пощажу никого вас, как он не пощадил ни меня, ни мою девушку, передав им время и места моей регистрации брака. Вы не смотрите на меня так удивленно. Бандиты убили мою будущую жену, а меня тяжело ранили. Раньше я работал в милиции под руководством вашего мужа. Но, он предал меня, только потому, что ему за это хорошо заплатил «Жан». А, теперь я пойду. Кстати, на улице около ворот лежат трое связанных сотрудников милиции. Вы их развяжите минут через сорок, не раньше, прежде чем я покину этот дом. Закройте, пожалуйста, за мной дверь.

Он взял шлем, надел очки и вышел из дома. Она еще долго сидела без движений. Ей все казалось, что этот незнакомец по-прежнему находится рядом с ней и внимательно наблюдает за ней. Прошло минут сорок после его ухода. Она медленно вышла из дома, держа в руках нож, и направилась к лежащим на траве сотрудникам милиции. Она перерезала шпагат, которым были связаны они, и молча, направилась к себе домой.

***

Новикова в очередной раз вызвали в министерство внутренних дел. Он уже собирался выйти из кабинета, когда на его столе зазвонил телефон. Сняв с головы фуражку, он пошел к столу и поднял трубку. Звонила жена.

– Прости меня Володя, но я теперь знаю, почему ты не спишь ночами. Час назад от нас ушел человек, который рассказал мне, на какие деньги ты построил наш коттедж. Ты мне все время врал, говорил, что подрабатываешь лекциями в академии, а на самом деле тебе просто платили бандиты, которых ты спасал от правосудия и тюрьмы. Я ухожу от тебя, и буду жить у дочери. Я не хочу, чтобы этот человек расправился с нами из-за тебя.


Издательство:
Автор
Поделиться: