Litres Baner
Название книги:

Ребёнок от сводного брата

Автор:
Анна Лапина
Ребёнок от сводного брата

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1.

Алиса. Наше время

– Потерпи, малыш, – шепчу сыну, прижимая его к себе. – Сейчас нас с тобой встретят, – тяну, успокаивая его и гладя по попе. – Твоя крёстная и твой неродной дед, – смеюсь про себя, вспоминая, как доставала мужа своей лучшей подруги Кати, называя его дедушкой.

По сути, так оно и есть. Карим, так зовут моего не совсем родного дядю, женился на моей лучшей подруге. И теперь для моего сына – он дед. И плевать, что у него у самого дочь возраста моего хулигана.

Дед, он и в Африке дед!

Но, к счастью, он хороший дедушка. Потому что, прознав о том, что я сама с ребёнком возвращаюсь в Россию из Франции, где какое-то время получала образование, прислал мне своего помощника Назара. Сама бы я с чемоданами и ребёнком не смогла.

Назар меня, к счастью, прямо со Франции сопровождает.

Это надо Матвея на руках нести, наших два чемодана тащить. Ещё и с документами возится.

А моя вторая лучшая подруга, Мириам, осталась во Франции. Ей, в отличие от меня, отпуск от учёбы взять не пришлось. Меня же вынудили. А я что, виновата, что недавно Матвей больше месяца болел и мне пришлось с ним сидеть, а не учёбой заниматься? Мне как бы мой малыш важнее их тестов и семинаров.

Сказали возвращаться, как решу свою «проблему». Сына моего проблемой назвали, хамы!

Дядя Алим, брат моего отца, у которого я как раз таки жила больше года, сказал, что раз так получилось, то мне пора домой ехать. К отцу.

К папе, который не знает, что у него родился внук.

Забеременев от незнакомца, я сбежала из страны, чтобы суметь выносить своего ребенка. Пусть эта беременность была и неожиданной, но на аборт я была не готова. Поэтому оставила и сделала все, чтобы он родился и чтобы сейчас нормально рос. Но за полтора год отсутствия в стране, я так и не смогла признаться родителю в том, что однажды в клубе переспала с неизвестным мужчиной и забеременела от него. Он бы убил меня! Сравнил бы с матерью, которая… которая думала лишь о мужчинах и деньгах.

Беременность проходила не очень хорошо, и врач рекомендовал спокойствие. А его рядом с папой я бы не обрела. Поэтому сбежала. Вначале хотела себе в компаньоны беременную Катю взять, но… она влюбилась, вышла замуж и родила дочь от моего дяди Карима. И осталась в России с ним.

В общем, Санта Барбара!

Взяла с собой вторую подругу, а она начала тайно крутить амур с моим дядей Алимом. Ещё и скрывают от меня. Не исключено, что меня вообще неслучайно в Россию отправили. Чтобы не мешала им «любовь строить».

Мои дяди втюрились в моих лучших подруг. Зашибись! Круто! Чего себе по возрасту женщину не нашли? На молодух потянуло?

Хотя… мне нравится наше родство. А кто не мечтает о том, чтобы твои подружки стали тебе родными не просто по духу, но и официально. Теперь мы точно одна семья! Ну, Мириам и дядя Алим ещё под вопросом.

Но я работаю над этим! Но и они скрываются!

А союз Кати и Карима мне очень нравится. Всегда помогают, поддерживают, почти не ссорятся. Мне готовы всегда помочь, подсказать, от папы спасти.

– Алиса! – доносится до меня голос Кати, а затем я вижу её саму. Стоит в объятиях своего мужа и машет мне рукой.

А глаза-то какие! Светится вся! Прям завидно!

А Карим? Никогда его таким не видела, а после того, как с Катей сошёлся и дочь родилась – то мужика не узнать. Он и раньше был хорошим, но сейчас… просто Дед Мороз.

Ох, белой завистью завидую!

У меня тоже когда-нибудь так будет! Когда смогу начать с кем-то встречаться и… забуду своего сводного братца, в которого по закону подлости влюбилась. Хотя это могут быть гормоны.

– Катя! – восклицаю и подхожу к ней. Хочу обнять, но у меня сын на руках, поэтому обходимся лишь поцелуями в щёки.

– Какой кроха, – шепчет подруга, глядя на Матвея. – Боже, какой сладенький медвежонок! Можно? – тянет к нему руки, и я без страха отдаю моего малыша будущей крёстной.

Голубоглазого красавчика, по которому скоро девки сдыхать будут. Говорю не как мать, а как опытная девушка. Ну, реально Аполлон в детском обличии!

И в какого он такой голубоглазый, ведь я кареглазка? Хотя глупый вопрос! Ведь кто его отец я не знаю…

Однажды я решила переспать с парнем, который мне нравится. Но, как оказалось, он ушёл раньше из клуба, и… я переспала с тем, чьего лица даже не знаю. Помню только шёпот «нимфа».

Но я уже смирилась с этим. Сын у меня здоровый, красивый, крепкий и спокойный. Остальное меня волновать не должно.

– Карим, смотри, какой зайка! – умиляется Матвею Катя, показывая его своему мужу, который с теплотой во взгляде смотрит на малыша. – Такой лапочка! Скажи, на Машу чем-то похож? Глазами мне кажется? Такой же голубоглазый.

Ой! Все дети друг на друга похожи! Но да, глазки у наших малышей и правда похожи. Такие же небесно-голубые.

Можно даже подумать, что они брат и сестра. Но нет!

– И правда! Будет теперь тебе и Машеньке компания, – улыбается Карим и поднимает взгляд ко мне. – Добро пожаловать в Россию, Алиса! Надеюсь, больше не сбежишь, – произносит, хохотнув.

– Не сбегу, – кривлюсь ему.

Вот ведь вредина!

– Сейчас Рустам приедет и с сумками поможет, – спокойно оповещает меня и опускает взгляд на Матвея.

– Рустам?! Зачем нам Рустам? – застываю, забывая, как дышать и сглатывать. – Не нужен нам Рустам! Мы сами всё можем!

– Ну, так с сумками поможет, – Карим пожимает плечами. – До дому довезёт. Поможет разгрузиться.

– Не надо! Я на такси! Зачем этого… – кобелину! —… занятого человека от дел отрывать. Видела, что он сегодня собирается на вечеринку. Пусть готовится!

Весь вечер вчера в телефоне просидела и его сториз в инстаграм просмотрела по несколько раз. Там мой сводный братец рассказывал о сказочном свидании с какой-то шваброй! Свидании, которое должно случиться сегодня. Расписывал, как сильно он ждал этой встречи. И что сториз завтра точно не будет! Будет развлекаться!

Козёл!

Ненавижу его!

Даже букет шикарный для неё показал. Ставил опрос: в каком костюме завтра на встречу пойти.

– Расслабься, я пошутил, – сдаётся Карим и начинает смеяться, потому что ему шутка кажется и правда замечательной. И смешной до ужаса!

– Что?! – восклицаю, привлекая внимание сына к моей персоне. – Карим, блин! Зачем ты меня пугаешь?! Я же правда, подумала, что он… сейчас сюда. А я с ребёнком и…

– И обязательно охренею от того, что у тебя РЕБЁНОК! – громыхает голос сводного братца за спиной.

Шокировано оборачиваюсь на голос, надеясь, что это галлюцинация. Но нет! Обернувшись, натыкаюсь на Рустама с букетом тех самых цветов из сториз в руках.

В костюме, с цветами и выражением лица, словно я родину предала. Смотрит на Матвея, а потом на меня.

– Сюрпрайз! – развожу руки в стороны. – Ты стал дядей, – натягиваю улыбку на лицо, мечтая о том, чтобы провалиться сквозь землю.

Какого чёрта он здесь делает? Кто его пригласил и зачем?

– Я ему не говорил, – шепчет Карим и по его тону понимаю, что дядя не врёт. – Это не я.

Твою мать! Что он тогда здесь делает?! Откуда он узнал?

***

Рустам. Пару дней назад

– Да, слушаю, – отвечаю на телефонный звонок, откинувшись в кресле. Закрываю глаза и устало потираю переносицу.

Время пять часов утра, а я ещё не ложился спать из-за грёбаных отчётов и проверок, которые на клуб наслали конкуренты.

Открылись неподалёку пару месяцев назад и чинят мне проблемы, думая, что таким образом заставят меня сместиться и закрыть мой клуб.

Да только я и не такие проблемы за время существования клуба переживал. Были и такие, что ловили в подворотне и избивали. Но то начало моей «карьеры» было и у меня «важных» друзей в контактах не было. Сейчас многое изменилось.

В этот раз даже дяде и отчиму не сказал, потому что чувствую, сам справиться могу.

– Рустам, здравствуй, – звучит в телефоне серьёзный голос Назара, помощника моего дяди.

Как-то прознал о моих проблемах и решил помочь? В принципе, в его стиле. Тем более что с того времени, когда дядя перебрался из Венгрии в Россию, наше с ним общение стало теснее, и Назар часто подрабатывает и у меня. Дядя приучает своего помощника к своему будущему наследнику.

Так вышло, что дядя в своё время написал завещание, по которому его архитектурная империя в случае чего достанется мне. Конечно же, после его женитьбы он изменил его содержание, переписав часть доли своей жене и дочери, но я по-прежнему наследник его империи.

Хотя я бы с радостью отказался от всего этого. Я в архитектуре полный ноль. Но дядю обижать не хочу.

– Что-то случилось, Назар? – спрашиваю его.

– Да, – звучит чёткий ответ, а затем на заднем фоне слышится детский плач или смех, отличимый от эмоционального выплеска Маши, дочери моего дяди. Моей двоюродной сестрёнки.

Или она простудилась?

Надо будет заехать и навестить крошку.

Обожаю этого мини-человечка с огромными голубыми глазами и микроскопическими пальчиками, пяточками, ручками, носиком и ушками. Комочек, который хочется вечно целовать и играть с ним.

Смотрю порой на неё и своих детей хочу. Чтобы приходить домой, а там эта радость громко смеётся и требует взять её на руки.

– Назар, не тяни! – вздыхаю. – У меня дел выше крыши. У меня вообще пять утра. Хочу закончить с работой и завалится спать.

– У меня сейчас три, – оповещает меня он, сбивая с толку. – Но это не главное. Я сейчас у твоей сводной сестры. У Алисы.

– У Алисы? Во Франции, – вытягиваюсь, чувствуя, как сердце начинает биться в несколько раз быстрее. – У неё всё хорошо?

Я вчера виделся с дядей. Что Назар делает сам у Алисы?

– У неё всё отлично, – успокаивает меня он. – Мы в субботу утром прилетаем вместе в Россию.

– Алиса прилетает?

– Да, – подтверждает. – В субботу.

 

– И что с того? – сглатываю.

– Приезжай в аэропорт, – раздражённо объясняет, словно я и без его подсказки должен был всё понять. – Встретишь её.

– Делать мне нечего?! – восклицаю, комкая от злости в руке черновик отчёта. – Зачем мне это? Она чётко дала мне понять за этот год, что не желает меня видеть и слышать. Ни разу не позвонила и не написала. Мы друг другу не нужны не только как друзья, но и как брат с сестрой.

– Приезжай, – настаивает он.

– Почему?

– На то есть причины, о которых я не могу тебе сказать, Рустам, – строго отвечает.

– Назар!

– Рустам, делай, как я говорю! Будь вообще благодарен, что я тебе позвонил и сказал, потому что и Алиса, и Карим просили меня никому ничего не говорить.

– Я подумаю!

– Думай лучше, – произносит и отключает звонок.

Опускаю смартфон на стол и задумчиво вздыхаю, привлекая внимание своей помощницы. Девушка из последних сил пытается вникнуть в суть содержания документов, но желание спать явно побеждает.

Зевает и вечно трёт глаза, как и я.

– Что-то случилось? – спрашивает меня Настя, лаская своим нежным голосом. Вгрызается в кончик карандаша, нервно ожидая ответа. – Это же был Назар? – отводит глаза в сторону, якобы посмотреть на часы.

– Сестра прилетает, – рассказываю ей, разминая лист в руке. – Он сейчас во Франции у неё.

– А-а-а, – тянет. – А они встречаются? Ну, отношения между ними? Да?

– Отношения?.. – тяну, прикидывая, может ли быть такое. – Хм-м… да хрен его знает. Он часто к ней мотается с Каримом, – произношу, а самого чёртова ревность накрывает.

Алиса и Назар? Ну, ей всегда нравились постарше мужчины. А Назар спокойный, рассудительный и может приручить её взбалмошный характер.

Блин!

А что, если, и правда, встречаются?

– Ясно, – в тон мне отвечает Настя и встаёт со своего кресла. Идёт к окну. – Мои родители приглашают нас в пятницу по воскресенье к ним на дачу. Шашлыки пожарить и…

– Когда ты скажешь им, что мы не встречаемся? – спрашиваю её, прерывая девушку.

– Не сейчас, Рустам, – оборачивается ко мне, сев на подоконник. – Пока они думают, что я с тобой, то не трогают мои мозги и дают хоть какую-нибудь свободу. Знаешь, как они меня душили до того, как я к тебе устроилась? А так для них я твоя девушка и будущая жена. Им спокойствие и мне спокойствие. Тебе ведь несложно, Рустам? Пару раз в неделю выкладывать фотки со мной и сердечки на сториз клеить?

– Несложно, – встаю и подхожу к ней, напоминая, что у нас фальшиво-настоящие отношения. – Потому что мы с тобой спим. И фактически мы не врём им.

– Да, спим. Для здоровья, – хмыкает расстроенно, медленно обхватывая меня и обнимая. Прижимается доверчиво и наивно смотрит в мои глаза. – Им моего диагноза не понять. Никому не понять. Если скажу, то для них я блудницей грешной стану. Не хочу! Так что, поедем к ним?

– Извини, – приподнимаю её лицо за подбородок, не давая опустить голову. Чтобы видеть её глаза. Такие же карие и хитрые, как у Алисы. – Я в субботу в аэропорт.

– Встречать сестру?

– Ага.

– А можно мне с тобой? – одаривает меня улыбкой. – Пожалуйста!

– Пффф! Поехали, – пожимаю плечами.

Глава 2

Алиса. Наши дни.

– Так, ребята, – заговаривает Карим, решив взять всё в свои руки. – Раз ты тут, Рустам, то давай, бери у Назара чемодан и пойдёмте на парковку. Она здесь жуть какая дорогущая, – шутит миллиардер.

Смотрю в глаза братцу и чувствую себя голой, грязной и униженной перед ним. Ещё и его этот взгляд, не выражающий ничего, пугает. В голове возникают не самые лучшие мысли, начиная от сравнения с бомжом и заканчивая отвращением.

– Это твой ребёнок? – игнорирует своего дядю Рустам, непрерывно смотря на меня.

Стоим и как два идиота не сводим взглядов друг на друга. Без сил сделать это и сказать что-то.

– Нет, – мотаю головой, немного удивившись его вопросу. – Мне его подкинули. В самолёте.

Он что, дурак? Я же ему сказала, что он стал дядей.

Я пока его единственная сестра, которая может рожать. Дочь Карима не считается, потому что она как бы сама только родилась.

– Алиса, твою мать! – наконец оживает он, и я вижу на его лице смесь разных эмоций. И не все мне нравятся.

– Не трогай мою мать! Она и так… несчастная женщина, – отвечаю и забираю Матвея из рук подруги. Смотрю ей в глаза и чувствую себя так неловко и больно, что сдохнуть хочется.

Лучше бы не приезжала! Или приехала никому ничего не говоря. Потому что сейчас я испытываю жуткое унижение и обиду.

Да, забеременела! Но я взяла ответственность за свой поступок. И не должна этого стыдиться! У меня на руках самый прелестный и любимый человечек на свете!

Я хотела дома в спокойной обстановке всем всё объяснить, но Рустам своим появлением всё испортил.

Теперь я сбита с толку и сама себя грязной чувствую. Мне неприятно от того, как он на меня смотрит. Словно я не новую жизнь родила, а убила эту новую жизнь. Отняла её у кого-то!

– Алиса, – Рустам хватает меня за локоть.

– Не трогай меня! – рычу на него, ощущая подступающие слёзы. – У тебя руки грязные и они рядом с лицом моего сына. Неизвестно, какие микробы на них. Убери!

Братец забирает руку и смягчается сам.

– Ты объяснишь, как появилось… вот это… чудо?

– Не знаешь, откуда дети берутся? – с вызовом спрашиваю. – Могу книгу по анатомии подарить на Новый год. Как раз не знала, что дарить, – язвлю. Защищаюсь от него.

– Алис, я, может, помогу? – с сомнением предлагает Катя, указывая на детскую сумку на моём плече.

– Не надо, Кать, я сама! Помогли уже!

– Это не я, Лис! Ты же знаешь!

– Знаю! – бросаю, и развернувшись, большим шагом иду вперёд, чувствуя, как по щекам льются слёзы. Главное, чтобы ОН их не увидел. Не понял, как ужасно мне сделал своим появлением.

И я бы продолжила плакать, если бы перед моим лицом не возникла девушка, которую я ненавижу последний год. Как он её там называет? Настенька… Бесит меня эта Настенька!

Вся такая… идеальная! С хорошей фигурой и личиком, а у меня вот после родов испортилась. Но я на пути к возвращению формы.

А голос её мягкий, нежный… раздражает в его сториз.

– Рустам! Вот, я нашла, – бежит девушка к моему братцу с полотенцем и калачом. – Я успела? – спрашивает его, но, заметив Назара в нескольких шагах, останавливается. – П-привет, – улыбается ему. – С возвращением!

– Калач для меня, Настенька? – улыбается ей Назар в ответ.

– Нет, – мотает головой. – Для Алисы. Рустам, твоя сестра же приехала? – оглядывается вокруг, пропуская меня. Словно меня тут нет. Но по Матвею её взгляд хорошо прошёлся. Цепанул. Сглазила? Ведьма! – Нет?

– Алиса, – представляюсь с едкой улыбкой этой «мисс сама любезность и милость», привлекаю её внимание. – Сестра Рустама! С представлениями закончили или будем дальше калачи делить? Мне ребёнка кормить надо!

– Вот же злюка! – тянет Настя, но дальше я ничего не слышу. Иду вперёд, стараясь сбежать от них. Подруга еле поспевает за мной.

– Может, к нам? – предлагает Катя. – Я, правда, не знала, что он знает о твоём прилёте. Иначе бы предупредила! И Карим этого не делал! Он мне обещал!

– Узнай этого предателя, который слил меня, – прошу её, пылая гневом. – Я должна проклясть его и наложить порчу. На него, Рустама и Настеньку, – кривлюсь, повторяя это раздражающее имя.

– Кажется, цветы и калач они для тебя приготовили, – проговаривает подруга с улыбкой. – Цветы твои любимые!

– Не думаю! Точно для неё! Да и какая теперь разница? Для него я теперь точно девушка с прицепом, – вздыхаю расстроенно. – Представить страшно, что сделает со мной папа, когда о Матвее узнает.

– Всё будет хорошо! – подбадривает меня Котёнок, послав поцелуйчик Матвею, отчего малыш начинает смеяться.

***

Рустам. Наши дни.

– Ты в неё влюблён? – прилетает мне неожиданный вопрос от Насти, которая по-прежнему идёт рядом с калачом в руках.

Глупая была затея с этими цветами, калачами… Но я ведь не знал, что мне самому устроят сюрприз. Такой неожиданный и непонятно откуда появившийся сюрприз с голубыми глазами и пухлыми щеками.

Ещё и смотрел на меня своими глазищами огромными и издевался. Потому что улыбался, когда его мама меня с новым статусом поздравляла. Но было в его глазах что-то ещё… словно насмехался, зная что-то из того, чего не знаю я.

Но я до сих пор в шоке…

У Алисы ребёнок!

Сын!

Матвей…

– Ну, – Настя пихает меня в бок. – Влюблён?

Благо Назара рядом нет, того Карим подозвал, и он отошёл от меня. Тем самым спас себя от вопроса: какого черта здесь происходит, дружище?

– В кого? – не сразу понимаю, о чём она, но сердце ускоряется в несколько раз.

– В Алису, – выпучивает глаза, явно намекая на то, что думает о моих умственных способностях. – В кого ещё?! – возмущается с улыбкой. – Не в Катю же! Тебя за неё дядя повесит. Поэтому в сестрёнку свою влюблён, да?

– Насть, не лезь куда не нужно, – коротко осекаю её, одарив строгим взглядом, от которого она обычно прячется. Этот раз не становится исключением. – Ты просила, чтобы я тебя взял в аэропорт? Я тебя взял! В мои чувства и душу не лезь, ясно?

– Вы с ней идеальная пара. Ты такой же злюка, как и она, – бурчит помощница.

– У неё ребёнок!

– Видела, – кивает, взглянув на малыша с улыбкой. – Красивый малец! Щекастенький и такой сладенький… так бы и съела, – оборачивается ко мне. – И что её ребёнок? Тебя он пугает?

– Нет, – пожимаю плечами, посмотрев на Матвея, которого Алиса в зимний конверт запихнула.

Мальчик смотрит на меня и цветы в моих руках с таким видом, словно я что-то делаю не так.

Подмигиваю ему и корчу мордочку, отчего он начинает улыбаться.

Хм-м… классный малый. Может еще подружимся и на рыбалку вместе ездить будем. По-семейному приучу его тачки разбирать и собирать. Потом машину подарю…

– Тебя отталкивает наличие ребёнка у женщины, которая тебе нравится? – тем временем не унимается Садовская, которая суёт нос куда не следует.

Говорил мне дядя – бабу на работу в помощницы не брать, так нет! Решил этой… жалостливой помочь. Теперь расхлёбываю последствия.

– Насть!

– Просто «Да» или «Нет»?! – настаивает.

– Нет, – сухо кидаю.

– Вот тебе и ответ! Зелёный свет, Рустам! Иди к ней и… – сглатывает и, с болью во взгляде посмотрев на меня, опускает глаза – Но меня она точно уволит.

– Ей до тебя нет дела, – подбадриваю помощницу, которой романы писать надо, а не в ночном клубе работать. Она везде видит любовь и всех хочет соединить.

– Но… есть одна загвоздка: чей это ребёнок и не Назара ли? – произносит на одном дыхании, посмотрев на помощника Карима, который, почуяв её взгляд, оборачивается и встречается с ней взглядом.

Настя тут же отводит глаза и покрывается румянцем.

– Ребёнок Назара? – хмурюсь. – Хм-м… хрен его знает! Как думаешь, сколько малышу?

– Ну… месяцев восемь? Девять? Он одетый, сложно определить! Но года точно нет.

– Нет, меньше! Она уезжала… – мысленно считаю и округляю глаза, когда до меня, наконец, начинает доходить то, что из России она уезжала беременной.

«– Кстати, почему ты перестала ездить на своей машине? Каблуки носить? Топики и платья? Теперь вечно в этих комбинезонах джинсовых и футболках огромных, будто у меня стащила, – спрашиваю Алису более года назад. За пару недель до того, как она во Францию улетела.

Оглядываю её фигуру, отмечая, что она изменилась. Бёдра стали шире, лишний вес на животе и боках появился. И сама стала выглядеть так аппетитно, что моя одежда порой рвётся.

Дабы скрыть, как ей кажется, свои недостатки, Алиса стала комбинезоны носить и вечно прикрывает живот подушкой, если в гостиной сидит.

Дурочка! Ей так даже лучше! Меня же эти формы… из себя просто выводят. И не только верхнюю часть, но и нижнюю.

– Стиль решила поменять, – отвечает она мне. – А машинку – просто новую хочу! Старая надоела! Жду, когда папа увидит и мне новую подарит.

– А, ну да! Избалованная принцесса манипулирует отцом, – киваю, скрывая за этим жестом и грубостью то, что сам готов ей машину подарить, особенно после той чёртовой ночи, которую мы провели.

Только глаза закрою, как в ушах звучат её сладкий голосок в момент любви, а в голове всплывают воспоминания, как провел ночь со свою сводную сестру в какой-то дешёвой комнатке для уединения…

Не мог оторваться от неё настолько, что даже не думал о том, чтобы куда-то переместиться. В место, которое она заслуживает.»

Твою мать! Она была беременна, когда уезжала!

Твою мать! И ребёнку… может быть сколько угодно месяцев.

А значит, забеременела она этим чудом не во Франции, а в России.

До или после меня?

Или от меня? Да, не-е! Бред! Я предохранялся тогда!

 

С Назаром? А он ведь часто рядом с Алисой мелькал раньше. Она часто с ним болтала, смеялась, куда-то ездила… Он забирал её из университета порой и возвращались они поздно. Алиса говорила, что они на шопинге были.

А вдруг она врала и вместо шопинга у них были другие дела?

Вот ведь… Челюсть сломать хочу!

И я её ему сломаю!

– Я могу узнать, чей это ребёнок, – заговаривает Настя, аккуратно дотронувшись до моей руки. – Но тебе нужно взять на себя Алису, а я возьму Назара.

– Как ты себе это представляешь?

– Придумай что-нибудь, – улыбается Настя. – У вас, мужчин, хорошо фантазия развита, – посылает мне улыбку и неуверенным шагом идёт к своей цели. – Когда дело девушек касается. Думай!

Алиса

Молча наблюдаю за тем, как «молодой дедушка» достаёт из багажника автомобильное кресло своей дочери. Возраст у его Маши и моего Матвея один и тот же. Да и вес не особо отличается, поэтому сегодня мы с малышом воспользуемся этим креслом.

А дома, когда вернусь к своей любимой машинке, по которой жутко соскучилась, то обязательно закажу личное детское автокресло для Матвея. Во Франции у нас было, но я посчитала неразумным тащить его сюда.

А кресло надо. Нам с крохой ещё в больницы ездить надо. Так что пригодится.

– Справа или слева лучше? – спрашивает муж моей подруги, стоя с автокреслом в руках.

– Сл… – уже собираюсь ответить, но в этот момент к нам подходит Рустам и грубо забирает из рук дяди кресло.

– Алиса поедет со мной, – уверенно заявляет, даже не смотря в этот момент на меня. Предупреждает Карима, словно я, по его мнению, ничего сейчас не решаю.

Во-о наглёж!

А братец-то за время моего отсутствия не изменился. Наоборот, стал ещё большим идиотом самовлюблённым.

– С чего это вдруг? – восклицаем мы одновременно с «молодым дедулей». – Я еду с Катей и Каримом! – привлекаю внимание софамильца к себе.

– Нет, – поворачивается ко мне и мотает головой. – Ты едешь со мной. Ты и твой сын. На заднем сиденье.

– На твоём спорткаре? – с сомнением уточняю. – Ты уверен, что мы там поместимся? Нет! Так что давай установи нам кресло слева в машине Карима и иди к Настеньке! А то боюсь её сейчас Назар уведёт. И как ты без этой «мисс идеальность» будешь?

– Я на другой машине сегодня, – коротко меня остужает, одарив таким взглядом, что в комочек сжаться хочется. – Пошли!

– Нет!

– Алиса, давай без споров и скандалов, – строго заговаривает. – Куда вы с Матвеем сядете? Назар, как помощник и правая рука Карима – сядет за руль или на переднее пассажирское сидение. Катя с Каримом. Детское кресло занимает целое одно место. Тебе сесть некуда. Готова без сына ехать? На такси? Или со мной?

– А ты всё просчитал, – кривлюсь в улыбке. – А может, ты Назара возьмёшь? А? Такое ты не предположил? Шах и мат, братишка, – подхожу к нему и цокаю языком ему прямо в лицо.

Пусть знает фашист наших!

– Не-е-ет, – тянет, растягивая губы в улыбке. – Я с ним поссорился! Теперь на дух не переношу! Не пущу в свою машину. А если ты не сядешь, то я позвоню отцу и устрою ему маленький, – кидает взгляд на Матвея, —… сюрприз.

С минуту сражаемся взглядами, и я, чёрт возьми, проигрываю. И не потому, что хватку растеряла, а потому что Матвей начинает капризничать.

Я не соврала, когда сказала, что сына кормить надо.

Ладно! В другой раз сразимся!

И тогда ему живым из схватки не выползти!

– Ну, Назар может… – начинает Карим, кидаясь на мою защиту, но, поймав злой взгляд племянника, замолкает.

Слабак!

Сопляка испугался!

К слову Карим родной дядя Рустам, в отличии от меня. Мне он дядя лишь потому что мой отец женат на Дане. Та в свою очередь мама Рустама и сестра Карима.

– Прошу к моей машине, – повторяет наглец и, развернувшись, вместе с креслом идёт к чёрному внедорожнику класса люкс. – Как чувствовал, что сегодня его надо взять, а не спорткар, – радостно воркует шантажист.

Зло пыхтя, иду за ним следом, мечтая расцарапать его прекрасное лицо. И другие части тела тоже могу. Чтобы запомнил, как сильно я его ненавижу!

– Ненавижу!

– Не взаимно, – отвечает он мне и останавливается около машины.

Бросаю взгляд назад, отмечая, что «мисс идеальность» стоит и о чём-то беседует с Назаром. Флиртует и смеётся. Пока её парень меня шантажирует и сажает в свою машину.

Может намекнуть ей о том, что между нами с Рустамом кое-что было? Она сама будет его от меня оттаскивать!

Идеально!

Так и сделаем!

Установив кресло на заднем сиденье, Рустам пропускает меня вначале посадить в него Матвея, а после развлекает его сам, пока я обхожу машину и сажусь с другой стороны.

Ревностно гляжу на сына, которому его новый дядя очень нравится. Улыбается и даже «беседует» с ним. Смеётся.

Предатель!

Даже он мамку предал! Нет никакой поддержки! Ни от Карима, ни от Кати… ни от Матвея! Ужас! Одна я в этом мире!

Заведя машину, Рустам медленно трогается и встраивается в вереницу выезжающих с парковки аэропорта.

– Эм-м… а как же твоя Настенька? – растерянно спрашиваю его.

– Моя помощница выполнит ещё одно задание и отправится домой на такси, – сухо произносит, акцентируя внимание на словах «моя помощница». – Ты же сама кричала, что тебе ребёнка кормить надо.

– Кричала, – задумчиво тяну шёпотом, а потом ловлю его взгляд в зеркале. – Что происходит, Рустам?

– Ничего такого. Просто везу тебя и Матвея домой. Как я понимаю, твой отец тоже не знает о нём?

– Не знает.

– Почему ты не сказала мне раньше? Про него? – заговаривает таким голосом, от которого мурашки на коже появляются. Тоном, словно ему не плевать на меня. И я для него больше не вредная сестра, а девушка… – Я бы попробовал смягчить удар отца. Подготовил бы. Мы всё же не чужие люди, Лис!

– Потому что… Потому что ты был занят, – отвожу глаза в сторону, вспоминая свою единственную попытку поговорить с ним. – И не хотела я, чтобы ты знал. Помнишь, с какими словами ты меня во Францию проводил? Что меня разведут как дуру там и я буду плакать. Ты оказался прав. Рад? – чувствую, что хочу расплакаться, но сдерживаюсь.

– Развели тебя здесь, Алиса! В России! И мне интересно, кто?

– Какая разница? Развели и развели! Тебя это не касается!

– Назар? Он отец Матвея?

– Рустам, следи за дорогой! – игнорирую его вопросы. Не хочу, чтобы он в душу лез и всё узнавал! Ему ни к чему это. Только подкалывать больше будет. – Со своей жизнью я разберусь сама. А ты разбирайся со своей.

– Почему ты не брала трубку, когда я звонил?

– Почему ты не приехал, когда я тебе однажды позвонила? – с болью в голосе спрашиваю, проклиная, что вообще заговорила об этом. – Мне было тогда плохо, и я хотела, чтобы ты был рядом. Но… ты был занят. После я была занята для тебя. Я и мой номер.

– Алиса, я…

– Уже неважно, Рустам! Уже неважно!

– Я скучал…

– А я нет, – кидаю и поворачиваюсь к сыну. Склоняюсь якобы поправить ему шапочку, а на самом деле стираю слезу.

Ни за что не покажу ему свои слёзы. Свою слабость. И то, как больно мне было в тот момент. Да и сейчас… не лучше.


Издательство:
Автор
Поделиться: