Название книги:

Аргилай. Возвращение домой

Автор:
Дмитрий Легер
Аргилай. Возвращение домой

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог.

– Пункт первый. Остров Семи Башен второй по площади и восьмой по населению остров в Штормовом море. Расположен в ста десяти километров от восточного побережья континента. Площадь острова составляет восемь тысяч триста сорок два километра, протяженность береговой линии одна тысяча шестьдесят шесть километров. На серверном берегу находятся несколько крупных заливов. В западный берег вдается залив Ветров, а также небольшие каменистые бухты. Остров Семи Башен имеет преимущественно гористый рельеф, а посреди острова раскинулось крупнейшее плато Пробуждения. В центре плата с древнейших времен расположен Портал Создателя. Активация портала и прибытие существа из Бездны случаются регулярно, каждые сто дней, с момента Восстановления портала. Отслеживание и проверка мест на континенте, куда происходит исторжение портала, представляется максимально приоритетной задачей. Конечной же целью является изъятие энергетических капель у существ, являющихся из Бездны. Пункт второй. Климат на острове Семи Башен умеренный. Погода на острове характеризуется дождливой зимой и…

Ломонд озадаченно приподнял седые кустистые брови и быстро пролистав несколько страниц, рискнул продолжить чтение.

– Пункт восемь. Фауна острова. Остров Семи Башен известен, как крупнейший ареал обитания свинобрюхого попахвата … – старый маг резко прервался, нахмурился и поднял взгляд своих синих глаз на человека, стоявшего рядом. – Свинобрюхий попахват? Серьезно?

– Да. Очень наглые, невероятно прожорливые, но трусливые существа.

– Я спрашиваю: что это за белиберда, Репей?

– Руководство по использованию портала. – терпеливо пояснил собеседник, нервно хрустя костяшками пальцев.

Этот невроз Репея очень раздражала Ломонда. Хотя, если быть честным, в Репее раздражало все. Нелепо высокий и болезненно худой маг-хранитель портала имел несоразмерно большой для своего лица нос, малюсенькие глазки, и мерзкую привычку постоянно чесаться. А еще от Репея неприятно пахло. И причина была даже не столько в том, что на плато Пробуждения, из-за отсутствия воды, почти полностью отсутствовала возможность принять ванну. А в том, что маг-хранитель портала постоянно забывал чистить свои маленькие, кривые зубы.

– Это не руководство по использованию, – с трудом сдерживая раздражение, ответил Ломонд и, закрыв толстый фолиант, швырнул его на стол. – Это какой-то альманах путешественника.

Маленький, колченогий стол страдальчески заскрипел под весом альманаха, но выдержал и, к счастью, не сломался. Репей облегченно вздохнул. Этот стол был единственным целым предметом мебели в его хибарке с земляной крышей и стенами, сложенными из осколков известняковой породы.

– А, что я мог поделать? – заламывая себе пальцы, принялся оправдываться маг-хранитель портала. – Великий магистр повелел мне написать руководство по использованию портала толщиной в три пальца. И плевать он хотел, что я не технарь. Я понятия не имею, как использовать эту древнючую ерундень. Портал чинили без меня, а руководство писать мне? – он изменил голос, пародируя Великого магистра и почесал подмышкой. -Ты, говорит, языкам обучен? Обучен. Вот и пиши. А я-то откуда знаю, как портал работает. Работает и ладно. Еще раз повторяю: я не технарь! Я в совершенстве владею всеми языками континента, включая мертвые. Могу устно и письменно осуществлять перевод с любого из них. Умею грамотно и свободно выражать свои мысли, а также поправлять ошибки письма и речи других.

– Вот потому и сидишь в этой грязной лачуге подальше от людей. – попытался пошутить Ломонд, но заметив непонимающий взгляд собеседника, поспешил вернуться к основной теме разговора. – Когда и куда портал активировался в последний раз? Тим сказал, что с порталом какие-то неполадки.

– Мне нужно свериться с книгой регистрации. – ответил Репей, нервно почесывая внешнюю сторону кисти.

Седой маг в ожидании пробарабанил пальцами по грязной столешнице стола. Но ничего не изменилось – его собеседник все так же продолжал стоял на месте и чесаться.

– Ты собирался свериться с книгой регистрации. – терпеливо напомнил Ломонд и оглядел небогатую обстановку маленькой хибарки, в надежде найти упомянутую книгу.

В домишке присутствовала низкая кровать с кучей старого, давно не стираного тряпья, имелся позеленевший медный таз с затхлой водой, и собственно тот хлипкий стол, за которым сейчас восседал маг. Местонахождение книги регистрации представлялось загадкой.

– Я не могу. – ответил маг-хранитель портала, продолжая расчесывать кисть.

– Почему?

– Книга там. – Репей перестал чесаться и длинным тонким пальцем с грязным ногтем указал на Ломонда.

– Где? – совершенно растерялся тот, а затем догадался опустить взгляд себе между ног.

Такого поворота событий седой маг ожидать не мог. Оказалось, что табуретка на которой он сидел, табуретной являлась лишь формально. Вернее, от табуретки там имелись лишь сколоченные между собой ножки, а роль сидения выполняла большая книга с кожаным корешком и деревянным переплетом.

Ломонд поднялся на ноги, позволяя Репею забрать книгу регистрации. Теперь сидеть в лачуге, сложенный из каменных осколков, было решительно не на чем.

– Так, – маг-хранитель портала открыл книгу на заложенном месте, почесал чумазую шею и пробежал глазами по последней записи. – Место открытия портала: деревня Большое Дно. Связной на месте: староста Боров. Время…

– Четыре месяца назад? – предположил Ломонд.

Репей некоторое время размышлял над ответом, с хрустом, почесывая плешивый затылок и подсчитывая даты в уме.

– Да, получается четыре. – согласился он.

– Действительно многовато… – вздохнул седой маг и, в задумчивости, погладил свою короткую бороду. – Что ж, пойдем взглянем на портал. – решил он. – Зря что ли вы меня так грубо вызвали с континента.

Два мага покинули маленькую хибарку с земляной крышей и вышли на негостеприимное, ветреное каменистое плато Пробуждения. Под ногами неприятно хрустели куски осадочной горной породы. В воздухе витала каменная пыль, заставляя сильно щуриться и дышать через платок.

– Говорят в те времена, когда Создатель возвращался в наш мир, это плато было плодородно и тут цвели фруктовые деревья. – повышая голос, чтобы перекричать завывающий ветер, сообщил Ломонд.

– Говорят – кур доят, а коровы яйца несут. – недовольно буркнул Репей, почесывая себя на ходу пониже спины.

Портал представлял из себя большой, искусно ограненный, каменный диск. В центре диска находился небольшой круглый бассейн, заполненный на первый взгляд обычной водой. По краю портала стояли высокий каменные зубцы. Не все из них были целы. Часть зубцов отсутствовали, на других виднелись трещины и сколы. Но более всего привлекали внимание те зубцы, что почернели от копоти и оплыли словно огарки свечи.

Ломонд остановился возле одного из таких зубцов, провел ладонью по его поверхности, отполированной ветром. Камень был холоден, как лед.

– Каждый раз удивляюсь, сколь сильна должна была быть магия, сотворившая подобное. – покачивая седовласой головой, проговорил маг.

– Ломать не строить. – безразлично пожал плечами маг-хранитель портала и почесал голову.

Ломонд легко запрыгнул на диск портала и проследовал к круглому бассейну в центре. Присел на корточки и посмотрел вниз. Маг увидел каменное дно бассейна, увидел легкую рябь, бегущую по «воде», но не увидел отражения. «Вода» каменного бассейна не отражала ничего: ни самого мага, ни Репея, маячившего за спиной, ни даже темных туч в пасмурном небе.

– Удивительно. – потрясенно произнес Ломонд.

– Да, – согласился маг-хранитель портала, вновь раздирая внешнюю сторону ладони грязными ногтями. – Раньше Суть выглядела, как расплавленное золото, а теперь стала совершенно прозрачной.

– Прозрачной она была до разрушения портала. – кивнул собеседник. – А после помутнела. По крайней мере так пишут очевидцы и участники тех страшных событий, что навсегда изменили наш мир. «Чистая, как слеза младенца, Суть неистово закипала, когда Создатель возвращался из путешествия за пределы границ реальности.» – процитировал он.

– Угу, я тоже читал Книгу Скорби. Трижды, на двух языках. – фыркнул Репей, увлеченно почесывая промежность. – И должен заметить в твоей интерпретации это звучит…

– Послушай, – внезапно перебил его Ломонд, с неприязнью поглядывая на то, чем занята рука мага-хранителя портала. – Ты не мог бы…

– Что? – нахмурился тот, ни на миг, не прекращая приятного занятия.

– А, не важно… – вздохнул маг и поднялся на ноги. – Думаю, пора заняться делом. Мне нужна энергетическая капля. Великий магистр упоминал, что ты дашь ее мне.

– Ну разумеется! – кивнул Репей и той же рукой, который удовлетворял свой зуд, достал из кожаного мешочка на поясе маленький прозрачный камешек, искусно ограненный в виде капли воды. – Новая. – заверил он.

Ломонд без колебаний принял каплю и, собрался было отойти в сторону, но маг-хранитель портала остановил его.

– Необходимо расписаться в получении. – настойчиво сообщил он, и принялся перелистывать книгу регистрации, которую захватил с собой. – Во всем нужен контроль, во всем нужен порядок. – самодовольно пропел любитель почесушек.

– Конечно. – легко согласился седой маг. – Где поставить крестик?

– Вот тут, – указал Репей, протягивая новомодное писчее перо, с автоподачей чернил. – Пишешь время получения энергетической капли, цель получения, подпись, расшифровку подписи и заверяешь все кровью. Когда закончишь работу, то вот тут напишешь время возврата, количество использованной энергии, подпись, расшифровку подписи и заверишь кровью.

– Ты шутишь? – не проверил Ломонд, но наткнувшись на совершенно серьезный взгляд собеседника, понял, что тот не шутит.

Когда все формальности были закончены, а бюрократический голод мага-хранителя портала частично удовлетворен, настало время преступить к самому главному. К проверке портала.

 

Крепко зажав энергетическую каплю в правом кулаке, Ломонд вскинул руки и одними губами зашептал заклинание. В начале ничего не происходило, но затем по каменным зубцам, обрамлявшим диск портала, пробежали искры. Ветер стих и в наступившей тишине стал слышен низкий, нарастающий гул, доносящийся из-под земли. Маг резко совершил в воздухе молниеносное движение руками, словно рассекая пространство. Гул стал громче, а на кончиках каменных зубцов, словно змеи, зашевелились дугообразные молнии. Ломонд еще трижды чертил пред собой, видимые лишь ему одному, знаки. И с каждым знаком земля тряслась все сильнее, а молнии уже танцевали не только на зубцах, но и между ними. Дело явно близилось к своей кульминации, все гудело, тряслось и трещало, как положено в подобных случаях.

Маг внезапно упал на одно колено и кулаком, в котором была зажата энергетическая капля, ударил по «воде» бассейна. Гул моментально смолк, будто его и не было, а молнии пропали.

Репей с интересом вытянул шею и приподнялся на мысках, ожидая увидеть результат.

Из самой глубины, прозрачной, как слеза младенца, Сути, из субстанции, которая была похожа на воду, но не являлась водой, медленно и неторопливо поднялся маленький одинокий пузырёк. Достигнув поверхности Сути и издав характерное «буль», он лопнул и бесследно исчез, не оставив о себе и следа. Словно кто-то смущенно пукнул в ванне.

– И это все? – уточнил Репей. – А разговоров то было.

– Ага… – огорченно вздохнул Ломонд. Седой маг выглядел крайне озадаченным и сильно расстроенным. – Мне необходимо вернуться в башню Великого магистра и освежить свои знания в библиотеке.

– Не помешало бы. – согласился Репей, раскрывая книгу регистрации и протягивая перо, с автоподачей чернил. – Вот тут, – напомнил он. – Время возврата, количество использованной энергии, подпись, расшифровку подписи и пальчик кровью.

Когда маги удалились, каждый по своим делам, и плато Пробуждения вновь стало принадлежать лишь холодному ветру, завывающему меж каменных зубцов портала, к краю бассейна вперевалочку подошло небольшое, неказистое существо. Оно напоминало туго набитый мешок репы, у которого выросли короткие кривые лапки с длинными пальцами. Существо опустило свою небольшую, лопоухую голову и, подслеповатыми глазками, уставилось вниз на «воду». Со дна бассейна поднялся пузырёк и лопнул на поверхности Сути. А за ним еще один. Неказистое существо моргнуло, рассматривая необычную диковинку и повернуло голову. Пузырей с каждой минутой становилось все больше, Суть начала слабо гудеть. Свинобрюхий попахват, а это был именно он, вздрогнул и трусливо отодвинулся от бассейна. Затем мешок с репой подпрыгнул на месте и припустил, что было мочи прочь, быстро перебирая своими кривыми лапками.

Глава 1. Пирожок.

Мелкие камушки и грязь летели из-под копыт. Уставшая лошадь то и дело спотыкалась и норовила перейти на шаг. Невысокий жилистый мужчина с завитыми усами по последней Грейсвановской моде, без устали подгонял несчастное животное, заставляя продолжать нестись галопом. Оттиск в виде летучей мыши украшал крышку большой седельной сумки, что хлопала по крупу кобылы.

Дорога, поросшая неказистыми хвойными деревьями, летной вилась по засушливым предгорьям, огибая подножия Пепельных гор.

Всадник вытер лоб рукавом промасленной куртки из отличной воловьей кожи. Он вспотел не меньше чем его, почти загнанная, лошадь. Обогнув очередное нагромождение валунов, усатый мужчина увидел впереди на дороге путников.

Предгорья самой северной части Ваниции много веков считались диким краем. Люди старались избегать этих мест. На всем протяжении пути от восточного побережья до легендарного города крепости Грейсвана, можно было встретить лишь пару-тройку деревушек. Да и те постепенно вымирали. Так, что путники на этой, всеми забытой дороге, смотрелись более чем странно.

Всадник натянул поводья останавливая, утомленную кобылу, и внимательно присмотрелся к незнакомцам.

Явным лидером, в компании, угадывалась женщина с рыжими волосами чуть выше плеч. Высокая и поджарая. Плавность ее движений и манера держаться наводили на мысль, что она опытный воин. Незнакомка была вооружена копьем, а ее пояс украшал новенький кинжал в ножнах с серебряными накладками.

Рядом с женщиной замерла девочка-подросток. С такими же рыжими волосами, но чумазая и растрёпанная. Скорее всего дочь – решил всадник.

Девочка быстрым, плавным движением достала стрелу из колчана, наложила на лук, но натягивать тетиву не стала.

На крепких, низкорослых лошадках сидели два гнома с топорами. Первый гном выглядел достаточно обычно для своего народа – невысок ростом, одет неброско, из бороды, средней длины, торчит большой нос. Второй был чуть выше ростом, шире в плечах и поверх одежды облачен в кольчугу. Подпаленный хохолок торчал меж выбритых висков на голове гука, являя собой жалкое воспоминание о шикарном петушином гребне волос.

Пятым и последним путником был парень болезненного вида с ожогами на лице и обгоревшей шевелюрой. Завернутый в теплое одеяло, он сидел на грациозной черной кобыле, чьи грива и хвост резко контрастировали своим светлым окрасом, цвета первого снега.

Особенностью профессии всадника с завитыми по последней Грейсвановской моде усами было, среди прочего, умение хорошо разбираться в людях. Эта компания смотрелась способной постоять за себя, но не отнюдь не агрессивной.

«Не бандиты.» – решил для себя мужчина. – «Вольные наемники, охранники каравана, а то и вовсе дураки-путешественники. В диалог с такими вступать можно.»

– Доброй дороги! – громко, по инструкции поприветствовал мужчина, указывая на большую седельную сумку с гербом в виде летучей мыши. – Курьерская служба Бакарди приветствует вас!

Тяжело и часто дыша, уставшая лошадь остановилась. Тело скакуна тряслось от изнеможения, а на морде хлопьями висела пена.

– Ну, доброй. – недружелюбно отозвалась рыжая женщина, подтверждая догадку, что она является лидером этой компании.

– Имя мое Мессдж. – представился всадник, пытаясь растопить лед недоверия. – А путь мой лежит из Ноби в Грейсван. Срочная доставка почты.

– Я Трицитиана. – нехотя представилась воительница. – Это Лиса. – Кивнула она на девочку и дала той знак убрать стрелу.

– Меня зовут Нюх. – назвался гном с длинным носом приподнявшись в стременах и, приложив первую руку к груди.

– Бипа! – рявкнул второй, более воинственный, гук и хрюкнул в бороду.

– Меня называют Бу. – нерешительно произнес парень в одеяле и его глаза нервно забегали.

– Ты Бу? – удивленно переспросил воинственный гном. – Но ведь…

– Да, я Бу! – перебил его парень, не дав договорить.

– Он Бу. – поспешила подтвердить Трицитиана. – Бу пострадал при пожаре. Везем его в город, к лекарю. А ты, курьер Мессдж, выбрал странную дорогу. – добавила она, с большим подозрением, изучая всадника глазами, цвета весеннего льда.

– Мост через Альбу сломан. – пояснил курьер. – По ту сторону Пепельных гор дорога непроходима и опасна – дикие племена нападают на караваны и одиноких путников.

– Ну это мы знаем. – покивал гном Нюх, а затем спросил. – Далеко ли до Грейсвана уважаемый? Заплутали мы тут чутка.

– Курьерская служба Бакарди готова предоставить вам самые точные карты континента. Указание основных торговых маршрутов, точные данные о проходимости проселочных дорог, удобный масштаб. – заученной скороговоркой громко продекларировал курьер Мессдж.

– А просто ответить, че, усы отсохнут? – проворчал Бипа.

– Курьерская служба Бакарди может бесплатно предоставить ознакомительную карту сроком на три дня. – не моргнув глазом отрапортовал курьер. – Но поскольку в условиях дороги возврат карты невозможен, то никаких бесплатных услуг наша служба предоставить вам на данный момент не может.

– Я один ничего не понял из этой чепухи. – удивленно спросил Бипа и обескураженно посмотрел на своих спутников.

Те синхронно покачали головами – мол мы тоже ничего не поняли.

– Кончай трещать, служба, – буркнул Нюх, развязывая тесемки своего поясного кошелька. – И давай сюда свою карту. Почем она?

– Пять монет! – радостно сообщил усатый мужчина и полез в седельную сумку с гербом летучей мыши.

– Грабеж. – буркнул гном, отсчитывая монеты из кошелька.

Внезапно по лицу курьера скользнула тень растерянности.

– Прошу прощения, но в наличии имеется лишь витринный экземпляр карты. – извиняющимся тоном сообщил он.

– И что вся эта фигня значит? – недовольно уточнил Нюх, позвякивая монетами в кулаке. – Мы из него не поймем, как добраться до Грейсвана?

– Экземпляр полностью рабочий, – уязвленно ответил усатый мужчина. – Но его смотрели и даже трогали другие покупатели.

– Беру! – рыкнул вконец разозленный гном и протянул пять монет. – Давай сюда!

Когда карта оказалась в руках Нюха, все вытянули шеи, пытаясь разглядеть, что на ней нарисовано. Нахмурившись и деловито сопя в бороду, гук долго рассматривал промасленный пергамент, крутя его и так, и эдак. Потом наконец сдался.

– А это…

– Мы сейчас вот здесь. – смилостивился курьер и ткнул пальцем в карту.

– А почему вот тут написано «старая цена 8 монет, цена по распродаже 7 монет»? – спросил парень в одеяле, указывая на краешек карты.

Представитель курьерской службы Бакарди густо покраснел и впервые ничего не ответил.

– Хорошо, что мы купили карту, когда распродажа закончилась. – ухмыльнулась Трицитиана.

Гном снова засопел в бороду, ведя пальцем по линии дороги от указанной курьером точки на карте в сторону Грейсвана. Потом остановился.

– А это что? – сварливо спросил он. – Не подписано!

Мессдж в смущении дернул себя за ус.

– Видите ли, этой дорогой давно не пользовались… мы не уверены, что там находится сейчас. Вероятно, деревня. Я как раз направляюсь в ту сторону и надеюсь, сменить в деревне лошадь.

– Вот тебе и самые точные карты. Вот тебе и цена по распродаже. – фыркнул Бу, кутаясь в сползающее одеяло.

Курьер выпрямился в седле и обиженно произнес:

– Как только я доберусь до Грейсвана, наши карты будут обновлены. Вы сможете обменять свою старую карту на новую всего за четыре монеты.

Нюх недоверчиво прищурился и глянув на собеседника, спросил:

– А не брешешь?

– Следующее обновление обойдется вам всего лишь в три монеты. – заверил курьер.

Парень в одеяле загнул несколько пальцев, сосредоточенно подсчитывая в уме, и выдал:

– То есть через пять обновлений мы получим новую карту бесплатно, а за все последующие обновления вы будете нам доплачивать?

– Затрудняюсь ответить, – растерялся курьер, не готовый к подобной жадности. – Но уверен, такую информацию сообщит вам наше финансовое бюро в Грейсване.

– Мы с них спросим. – категорически заверил Бипа, хрустя костяшками кулаков.

– Доброй дороги! – по-деловому кивнул усатый мужчина, собираясь пришпорить свою несчастную лошадь.

– Подождите, – встрепенулся парень, чуть не уронив свое одеяло. – Я хочу отправить письмо. Ведь вы можете найти человека, если я знаю только его имя и город?

– Разумеется, за дополнительную плату, курьерская служба Бакарди предоставляет услугу разыскать адресата, если адресат имеет постоянное место жительства. – продекламировал мужчина и достал маленькую чернильницу, перо и небольшую дощечку на которую положил чистый лист пергамента. – Диктуйте. Пять слов – одна монета.

– А длина слов? – испуганно спросил Бу.

– Не существенно. – смилостивился курьер.

– Бу, ты это, – попросила Трица. – Покороче формулируй.

– А ежели мы все в одно слово, без пробелов? Ведь это же будет одно слово. – самодовольно произнес Бипа с видом гнома, который смог придумать величайшую финансовую аферу.

– Тогда платите, как за одно. Если это слово найдется в словаре. – без запинки отчеканил Мессдж.

– А где ж его взять то. – хохотнул довольный гук.

– Курьерская служба Бакарди может бесплатно предоставить вам… – тут же скороговоркой затараторил курьер и вновь полез в свою седельную сумку.

– Верю. – поднял руки Бипа. – Не надо.

Усатый мужчина самодовольно улыбнулся и, повернувшись к заказчику, спросил:

– Вы готовы диктовать послание?

Юноша кивнул и медленно, тщательно подбирая слова произнес:

– Конопушка везет друга. Организуй доставку в Фельдбон. Подпись: Локк.

Курьер старательно, аккуратным почерком вывел каждую букву.

– Адресат?

– Грейсван, Марселю Роже.

Мессдж хитрым образом свернул пергамент в небольшой квадратик, подписал адресата и убрал письмо в седельную сумку.

– Извините, опечатать сургучом сейчас на дороге не получится, – развел руками он. – С вас три монеты.

– Почему три, – удивился парень и, шевеля губами, проговорил текст письма загибая пальцы. – Десять слов – две монеты.

 

– Превышение лимита слов хотя бы на одно, оплачивается, как за пять. Предлог «В» считается за слово. – деловито ответил курьер протягивая ладонь. – С Вас три монеты.

– Это ты у меня за «В» монету требуешь? – угрожающе произнесла Трицитиана, гневно сверкая глазами. – Я сейчас тебе это «В» в «Ж» засуну, а потом «НА» отправлю.

– Советую тебе приятель вспомнить слово «распродажа». – с усмешкой, предложил Нюх.

Курьер улыбнулся одними губами и ответил сквозь зубы:

– Разумеется, нашим постоянным клиентам курьерская служба Бакарди готова предоставить скидку. С вас две монеты.

– Вот это я называю «здоровые рыночные отношения». – самодовольно сообщил гук-следопыт.

Когда расстояние между курьером, подгоняющем свою несчастную лошадь и межрасовой компаний стало достаточно велико, арт-три наконец спросила:

– Аргилай, ты что задумал?

– И с какого перепоя Аргилай, ты теперь Бу? – добавил Бипа. – Мы что-то о тебе не знаем, Лаи?

– А с такого перепоя, что теперь я не собираюсь каждому встречному-поперечному имя называть. Хватило мне, знаешь ли, и мага в Тильбоне с его фокусами и эльфа в карете с его арбалетчиками… Наелся новых знакомств по самый набалуй! А задумал я в Фельдбон рвануть, тем самым маршрутом, который для меня уже приготовили. И одним глазком глянуть, что там происходит. А может сразу двумя глазками. – ответил Лаи важно оправляя старое одеяло на плечах, словно это была королевская мантия. – Кто со мной?

– Глазками? – уточнил Бипа и хрюкнул в бороду. – Ты картоха, что ли?

– Фельдбон? – медленно проговорила Трица, задумчиво покусывая нижнюю губу. – Никогда не бывала в Фельдбоне.

– Я слышал, город очень красивый, – вступил в разговор Нюх. – И древний, как навоз дракона. Цветущий оазис посреди пустыни. А еще у них имеется соленое озеро, в котором невозможно утонуть.

– Все возможно, если ты пьян и у тебя достаточно дури. – хохотнул Бипа. – А вот пляжи там неплохие. И бабы с вот такими глазами!

– Звучит заманчиво. – улыбнулась наемница. – Едем!

Старый, потемневший от времени, бревенчатый домик с земляной крышей, первой заметила зоркая Лиса. Избушка пряталась среди деревьев недалеко от дороги и почти сливалась с окружающим пейзажем.

Путники спешились и, ведя коней под уздцы, направились к строению.

– Эгегегей! – хрипло проорал Бипа, внимательно рассматривая жилище без окон и с низкой дверью. – Есть кто живой?

Вместо ответа легкий ветерок принес отвратительный смрад разложения.

Арт-три поморщилась и пробормотала:

– Живодерня у них тут, что ли?

Звякнула ржавая цепь. Из будки появилась огромная собака светлого окраса, вся лохматая, с черной мордой и черными висячими ушами. От неожиданности непрошенные гости застыли, как вкопанные. Страж подошел и медленно обнюхал каждого. А затем радостно завилял длинным тощим хвостом. Лиска улыбнулась и принялась гладить и чесать грозного хищника, приговаривая что-то нежное на варварском языке. Вскоре собака лежала на земле, задрав лапы к небу и вывалив слюнявый язык из пасти, а рыжая девочка начесывала теплое волосатое пузо лучшего друга человека.

Дверь избушки приоткрылась, на пороге появился долговязый незнакомец. Колючие глаза недружелюбно смотрели на гостей с худого лица со впалыми щеками.

– Вот сука, ага. – выругался худой мужчина, почесывая давно не бритый подбородок.

– И Вам доброго дня. – отозвалась Трицитиана, разглядывая хозяина домика.

Незнакомец хрюкнул носом, собирая его содержимое и смачно сплюнул добытые ископаемые в ближайшие кусты.

– Единственная из своего помета выжила, тварь, ага. – сообщил он, кивая на собаку. – Сколько не лупили – все одно добрая, ага. Охраны никакой, вон как ластится, зараза. Зарезать думали, ага. А как ощенилась, так щенки все как на подбор крупные, злющие. Вот и оставили ее, ага. Сейчас течка, потому тут держу. А то сынки мамку обрюхатят, породу испортят, ага.

– То есть деревня близко, – поинтересовалась Трица. – Ага?

– Ага. – кивнул незнакомец.

– Так-так-так… – пропел себе под нос Нюх, доставая из-за пазухи недавно приобретенную карту курьерской службы Бакарди, и огрызок графитового стержня, которым гномы обычно делают записи и рисуют чертежи. – Как говоришь ваша деревня называется? Мне тут понимаешь, карту надобно обновить, чтобы потом не доплачивать всяким тараканам усатым.

– Пирожок зовется, ага. – охотно ответил незнакомец и указал направление дрожащей рукой. – Недалече тут. Поезжайте, ага.

– Какое аппетитное название. – оценил гном. Закусив язык, он аккуратно вырисовывал буковки под неподписанным на карте кружочком.

– Кажется я слышу, как заурчало в твоем животе. – усмехнулся в бороду Бипа, подмигивая собрату.

– Я думал это в твоем. – откликнулся тот.

– И в моем. – согласился Бипа, забираясь в седо. – Харчей нормальный охота – мочи нет!

Дорога вывела из леса на небольшую равнину. В воздухе витал аромат цветов, и гудели пчелы.

– Вот это наша тема! – радостно причмокнул губами Бипа, указывая на поле.

В высокой траве виднелись две дюжины деревянных колод с соломенными крышами. От пасеки в сторону дороги шел невысокий человек.

Незнакомец остановился перед путниками, снял широкополую шляпу с защитной сеткой и поклонился в пояс.

– Добрые странники, мир вам! – поприветствовал пасечник мелодичным, вкрадчивым голосом. – Звать меня Карпыч, я староста села Пирожок.

– И тебе мир, староста. Я Трицитиана. – отозвалась наемница, а затем поочередно представила своих спутников, вновь назвав Аргилая странным именем Бу.

– Странники в нашем селе редкость, – все так же вкрадчиво продолжил невысокий мужчина. – Но мы рады каждому гостю коли пришел он с миром. Времена ныне тяжки, а дороги небезопасны. Хотя столь бравому отряду, як ваш наверняка не страшны люди лихие.

– Это точно, – хмыкнул Бипа, поглаживая обух своего топора. – Ежели кто тискаться полезет, то сопли ему утереть есть чем.

– Ты нам дядь вот лучше скажи, – подключился к разговору Нюх. – У вас только название такое или пирожки имеются.

– Ныне год не самый урожайный, – горестно произнес староста Карпыч и развел руками, которые заметно дрожали. – Беды сыплются одна за одною. Но для столь уважаемых гостей и пирожков спечем и медовуху откроем и баньку истопим.

Гном с обгоревшим хохолком на голове, аж подпрыгнул в седле.

– Да я тебя дядь за такое расцеловать готов! – вскричал Бипа. – Банька, медовуха, пирожки!

– А с чем пирожки? – сглотнув слюнки, поинтересовался Аргилай.

– А с начинкой! – хохотнул гном.

– С грибочками имеются, с ревенем да с брусникою, – разъяснил староста, после чего, подобострастно улыбаясь, сделал приглашающий жест. – Почто мы на дороге молвим? Окажите честь следуйте за мною.

Молчавшая все это время Трицитиана хмыкнула и кивнула:

– Ну веди.

Высокий, в полтора человеческих роста, частокол, опоясывал село Пирожок. Каждый кол сверху тщательно заточили и обожгли в костре для прочности. Крепкие дубовые ворота отворила худая женщина средних лет с очень длинными светлыми волосами, заплетенными в косу. Из-за ворот послышалось низкое утробное рычание.

– Тихо! Сидеть! – строго прикрикнула появившаяся блондинка, и рычание моментально стихло. – Ласково просим в село Пирожок, гости дорогие. – улыбаясь белозубой улыбкой, совершенно беззаботно проворковала, только что рявкнувшая женщина.

– Мария, – представил староста Карпыч. – Жинка моя.

– Очень приятно. – ответил Аргилай и вытянул шею, пытаясь разглядеть того, кто рычал. – Кто у вас там, тигры?

– Хлопчики мои, – проворковала женщина. – Пушок и Бубенчик. – Ко мне! – строго приказала она.

Из-за створки ворот покорно вышли два мохнатых чудовища, размером с пони, и остановились рядом с хозяйкой. Псы были той же породы, что и добродушная собака, которую путники встретили ранее на дороге к селу Пирожок.

– Защитники наши. – гордо представил староста своих питомцев. – Без песиков совсем бы сгинули.

– Кажется мне нужны запасные штаны. – пожаловался Бипа, с ужасом поглядывая на Пушка и Бубенчика.

– Не бойтесь, уважаемый господин гном. Дитятки мои без команды Вас не тронут. – заверила Мария. – Хлопчики дюже ученые.

– Да-да, конечно. – кивнул гук. – И вообще они только понюхать хотели.


Издательство:
Автор
Поделиться: