Litres Baner
Название книги:

Фиктивная семья для олигарха

Автор:
Марго Лаванда
Фиктивная семья для олигарха

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Пролог

– Девушка, с вами все в порядке? – настойчивый мужской голос отвлекает от собственных невеселых мыслей. – Тут же написано: «Окрашено».

– Что?! – спрашиваю нервно, не понимая, чего он от меня хочет. – Оставьте меня в покое!

В другом состоянии, я бы ни за что не стала вести себя так грубо, потому что мужчина, пристающий со странными вопросами, в приличном возрасте, с седой бородой. Я уважаю стариков, и никогда не грублю им. Да и вообще никому. Просто сегодня… очень тяжелый день.

– Психованная, – бормочет под нос и уходит.

И только в этот момент понимаю, что сижу на свежевыкрашенной скамейке! Ну как же так! Настолько ушла в свои мысли, что даже запаха не почувствовала. Точнее, не поняла откуда он.

Испортила платье. Слезы душат, уже не сдерживаясь рыдаю. Что мне теперь делать? Как я смогу выкарабкаться из ямы, в которую упала?

Разумеется, проблема не в скамейке и краске.

Меня бросил муж.

Пять лет брака, общий ребенок. Я старалась угождать ему, сглаживать острые углы, подстраиваться под его сложный характер. Ладить со свекровью – мы жили в ее квартире. Егора это устраивало, а для меня было мучением. У Нины Ивановны очень непростой характер. Властная, острая на язык, она часто попрекала меня. За все буквально. Ее послушать – хуже невестки просто быть не могло.

Да, Нина Ивановна наконец счастлива. Она не любила не только меня. Моя дочь Лиза тоже ее раздражала. Хотя малышка была на редкость спокойным ребенком. Редко плакала, много спала, пока была грудной. Потом, когда начала ходить, никогда не хулиганила, ничего не ломала. Я конечно старалась быть все время рядом. Нина Ивановна – бывшая актриса, не пережила бы, если бы Лиза испортила что-то из ее вещей.

Егор начал пропадать, когда Лизе исполнилось два года. Все реже приходил ночевать. Сначала придумывал отговорки, что много работы. Потом уже не скрывал, что нашел любовницу.

Я терпела. Куда было идти? Ни родственников, ни работы. Только комната в коммуналке оставшаяся от бабушки. С тараканами, муравьями и прочими «прелестями» общаги. Вздрагиваю. Нужны деньги, чтобы привести это место в порядок. Нужна работа, причем срочно.

Слезы не хотят останавливаться, все текут и текут. Если бы не дочка, наверное, я бы не нашла сил бороться дальше.

– Мой сын тебя разлюбил, он здесь больше не живет, у него новая семья. Ты не можешь здесь больше оставаться. У тебя должна быть гордость, Марина.

– Но куда я пойду? Егор заставил дать объявление о продажи комнаты. У меня больше ничего нет…

– Почему меня это должно волновать? У меня своя личная жизнь!

– Можно я хотя бы оставлю на пару дней у вас дочку? Она тихая, не помешает. Я только приведу в порядок бабушкину комнату. Сниму объявление о продаже…

– Нет, Марина. Я устала. Мой сын делает что хочет, никто не слушал меня! Теперь я тоже буду жить только для собственного удовольствия.

Как будто раньше было иначе. Самое обидное – эта женщина родная бабушка Лизы. За что она так с ребенком? Неужели мужчина, с которым она познакомилась в Анапе пару месяцев назад, может быть важнее?

Меня охватывает злость. Вытираю слезы. Иду с гордо поднятой головой в садик за дочкой, и плевать на недоуменные и насмешливые взгляды на мою одежду. Плевать на краску, на испорченное платье. Я смогу все это пережить и стану только сильнее. Моя дочка никогда ни в чем не будет нуждаться.

Глава 1

Год спустя

– Привет, Мариш, солнышко, ты не представляешь, как мне нужна твоя помощь! – врывается утром в наш тихий отдел моя подруга, Карина. – Выйдешь на перерыв? Дело не публичное, а то вон как уже все уши навострили, – окидывает критичным взглядом моих коллег, действительно весьма заинтересованных происходящим.

– Да, конечно, – улыбаюсь.

Карина тащит меня за собой в близлежащее кафе. Свободного времени у меня мало, немного переживаю, что не успею вернуться вовремя. Обычно я съедаю бутерброд, который приношу с собой, прямо на рабочем месте. Никуда не хожу.

– Я тебя у Петрова отпросила, так что не паникуй, – успокаивает меня Карина. – Сказал, что могу тебя забирать хоть на весь день. Он ко мне неровно дышит, говорила же.

Мы заходим в кафе, выбираем столик. Садимся. Я в предвкушении – что же такого интересного мне может поведать Карина? Да еще столь срочное!

– Надеюсь, ничего плохого не случилось? – спрашиваю с тревогой.

– Это как сказать.

– Не томи уже, пожалуйста. Я правда нервничаю…

– Успокойся, Мариш, я наоборот тебя обрадую. Надеюсь на это, во всяком случае. Давай сначала выберем что-нибудь.

– Я не голодна, ты заказывай.

– Снова экономишь? – вздыхает Карина. – Я угощаю.

– Ну что ты, зачем…

Но подруга меня не слушает. Заказывает на двоих пасту с морепродуктами. Вкусно до безумия. Я действительно сильно стеснена в финансах, хотя теперь мое положение куда лучше, чем год назад, когда очутилась с ребенком фактически на улице.

– Очень вкусно! – говорю с восторгом, уплетая блюдо. Дома питаюсь гораздо скромнее, что уж говорить. Редко удается себя побаловать чем-то необычным.

С нетерпением жду, когда Карина приступит к главному.

Я действительно в огромном долгу перед ней, ведь именно Карина помогла мне найти работу. После того как свекровь выгнала нас с Лизой, я уже не думала, что может случиться что-то хорошее. Хорошо, что жилье все же у меня было. Старая комната в коммуналке – все что осталось в наследство от моей семьи. Там был жуткий бардак, после смерти бабушки, которая вырастила меня, там жил дальний родственник. Пил сильно, мой муж планировал выгнать его и продать эту комнату. Я не хотела, но Егор точно бы настоял на своем. Просто не успел, свекровь выгнала меня раньше. Познакомилась с мужчиной, влюбилась, и решила, что посторонние люди в квартире ей теперь очень сильно мешают. Даже если это родная внучка. Впрочем, Нина Ивановна часто озвучивала подозрения, что Лиза не родная Егору. Откуда брались такие мысли мне неведомо. У меня был только Егор, мой единственный мужчина. Я была слишком молодой и наивной. Как только закончила школу, пошла работать. Потом познакомилась с Егором, забеременела.

Лиза часто болела, в садик не могла ее отдать. Свекровь и муж попрекали, что сижу на их шее. Оба были самолюбивыми, эгоистами. Им нравилось унижать меня. Попрекать куском хлеба. Я мыла, убирала, готовила, но им все равно казалось, что я прохлаждаюсь и ничего не делаю.

– Ты же знаешь, я у тебя в неоплатном долгу, – смотрю на Карину, уплетающую блюдо. – Все что угодно сделаю. Рассказывай.

– Конечно знаю. Ты чудо! Только уж про долги неоплатные – это слишком. Чтобы я такого больше не слышала, – хмурится подружка.

– Ну как, ты меня на работу устроила. Мне здесь очень нравится!

– Это хорошо, что нравится. Фирма у нас отличная, а будет еще лучше.

Наконец, мы приступаем к главному. Карина сразу шокирует меня:

– Я выхожу замуж, Мариш.

– Что?! Как? То есть, поздравляю конечно… Просто так неожиданно. Воистину, ты полна сюрпризов.

– Ага, я такая, – смеется.

– Расскажешь о нем?

– Сейчас это не главное. Мне очень нужна твоя помощь.

– Слушаю.

Максимум, что ожидаю – меня попросят быть подружкой невесты. В голове уже рисуется красивое платье.

– Ты должна заменить меня. Стать секретарем Таира Байратова.

В этот момент я как раз пью воду. Поперхнувшись, опрокидываю остаток в бокале на себя. Вскрикиваю, начинаю промокать салфеткой рубашку.

– Прости, я такая неуклюжая. Ты действительно меня шокировала… Я не представляю себя в приемной генерального. Серьезно, Карин, я что угодно для тебя готова сделать. Но это… Меня до жути пугает твой босс. Как, впрочем, всех кого знаю на фирме. Он жутко строгий, властный. Бывает грубым.

– К нему просто надо привыкнуть. Пойми, Мариш, я никого больше не могу попросить.

– Но почему? У тебя так много подруг, знакомых.

Я действительно сильно удивлена такому предложению. Таир Байратов – очень привлекательный и баснословно богатый миллиардер. Он владеет целым холдингом. Карина долго и упорно шла к своей должности. Стала незаменимым профи, знает кучу языков. Мы давно знакомы, и сколько себя помню, она двигалась по карьерной лестнице.

– Потому что любая другая, Марин, убьет за мое место. Не говоря уже о том, что будет подкатывать к Байратову, соблазнять и такое прочее. Мне вот только подобного не хватает! Я хочу вернуться на свое место. Голову сломала. Либо собственную личную жизнь к черту послать, либо… У меня только на тебя надежда.

– Потому что не буду лезть с неприличными предложениями к твоему боссу? – улыбаюсь с грустью.

– Прежде всего да. Ты порядочная, быстро все схватываешь. Я объясню его распорядок дня. Бояться Таира не нужно. Он не монстр. Да, бывает грубоват, но всегда решает вопросы по справедливости. Требователен, но не самодур.

– Ты хорошо его описываешь. Но ходят такие слухи…

– На то они и слухи, – обрывает меня Карина. – Ну так что, поможешь? Я очень хочу замуж, но Игорь еще на год застрял на севере. Боюсь, что его там тоже быстро захомутают.

– Сложно тебе.

– Ага. У меня шикарный босс и крутой жених. Прямо разрываюсь.

***

Утром следующего рабочего дня я ужасно переживаю. Всю ночь не спала, ворочалась, отчего еще сильнее нервничала – что мешаю спать Лизе, своей сладкой малышке. К счастью, у дочки крепкий сон. С момента как мы переехали, она стала гораздо лучше придерживаться режима, пошла наконец в детский сад. Потихонечку начинаем готовиться к школе, хотя рано отдавать ее не планирую. Лиза уже читает, схватывает на лету математику для первоклашек. Так что теперь я считаю, что к лучшему, что мы уехали от свекрови, у которой постоянно себя приживалками чувствовали.

Квартира, которая досталась мне от бабули – коммунальная. Здесь еще два хозяина. Очень милая пожилая женщина, Светлана Федоровна, с которой мы сразу нашли общий язык. Очень подружились. А еще она обожает детей, так что вскоре сама предложила забирать Лизу из сада. Стала ей настоящей бабушкой. Готовит пирожки, играет, учит вязать. Лизок от нее в восторге.

 

Вторая соседка, Регина, далеко не такая приятная. Даже наоборот, скандальная и мелочная. Постоянно теряет свои вещи, а потом обвиняет, что ее обворовали. К счастью, сейчас она почти не появляется, перебралась к любовнику. Так что, в последнее время я не уставала повторять, что жизнь налаживается.

Если бы не просьба Карины…

Сложно даже самой себе объяснить, почему меня так пугает Таир Байратов. Я ведь не юная девственница, в конце концов. Мне двадцать четыре года. Конечно, до зрелости тоже еще не близко.

Скорее всего, потому что я никогда не сталкивалась с такими мужчинами. От Байратова исходят флюиды силы и властности. Он очень богат и влиятелен. Поговаривают, что близок к властным структурам. Сколотил мощную империю.

Когда Карина привела меня в огромное высоченное здание из стекла и бетона, с прозрачными лифтами и мягкими коврами в просторных холлах – я подумала, что в сказку попала. Провинциальная девушка, я мало что видела в жизни. Меня воспитывал отец, мама бросила нас, когда я была совсем малышкой. Папа был далеко не идеальным, но добрым. Только пил много. Я почти всегда была предоставлена самой себе.

Из родственников, помимо отца, была только его мать, она жила в столице. Но бабуля не любила встречаться с нами. Так что я толком ее и не знала.

Грустная история. Я закончила школу, поступила в местный колледж на бухгалтера. Папа заболел сильно. Простудился, когда уснул пьяный в промозглом сарае.

Я приехала в столицу, поступила в университет, но не смогла закончить. Познакомилась с Егором, влюбилась. Такой наивной была, думала, что именно сейчас начнется счастливая жизнь. Безумно обрадовалась, узнав, что стану мамой.

Первым шоком было то, что Егор не разделил моего восторга. Вторым – знакомство со свекровью.

Нина Ивановна постоянно придиралась ко мне, пилила Егора за то что жизнь себе испортил, связавшись со мной.

Мужу вскоре надоели пеленки и плач Лизы по ночам. Начал гулять, выпивать.

А я все равно у свекрови была на побегушках, потому как уходить было некуда. Да и не было никого близкого, так что радовалась хоть таким родственникам.

С Кариной мы в университете познакомились, она была на два курса старше, уже заканчивала. Как раз пошла стажером на фирму Байратова. Мы виделись нечасто, я старалась не жаловаться на судьбу. Потому что Карина высказывала мне, что не ценю себя. Позволяю родственникам и мужу измываться как угодно. Я терпела, потому что Лизу хотя-бы свекровь любила. Точнее, была к ней чуть добрее. Иногда играла. Брала с собой если ехала в гости к подружкам. Дочка моя сладкая, красивая как картинка. Я поздно поняла, что внешний вид для Нины Ивановны куда важнее всего остального.

Самоуважение мое упало до нуля. Совсем личностью себя считать перестала. Позже поняла, что мной манипулировали. Повезло еще, что квартиру бабушкину не успела на мужа не переписать. Они меня всячески к этому подводили. Постоянно пеняли, что я нахлебница. Говорили, что будет справедливо, если на Егора перепишу эту недвижимость. Только благодаря Карине я удержалась от этого шага. Вправила мне мозги, за что буду вечно ей благодарна.

– Ох, ну и дуреха же ты, Маришка! Страшно за тебя, как в жизни будешь дальше. Надо хоть немного более хитрой быть! Нельзя всем подряд верить! – отчитывала меня Карина.

Не могу я ее подвести! Раз попросила заменить, значит извернусь, но выполню. Подумаешь, внутри все дрожит… Жутко босса боюсь. Он ведь самый главный здесь. Любой сотрудник перед ним благоговеет.

Глава 2

Напившись валерьянки, приезжаю на работу. Карина, встретившая меня внизу, осматривает критично.

– Я так и думала, Антонова, что ты меня разочаруешь. Идем.

– Что не так? Не пугай меня. Я и так вся на нервах…

– Оно и видно, дорогая. От тебя валерьянкой за километр разит, – морщится подруга.

Поднимаемся на самый высокий этаж. Именно тут, в роскошных апартаментах заседает его величество олигарх Байратов.

– Погоди, не беги так, дай отдышаться, – хватаю подругу за руку. – Не хочу предстать перед ним потной и растрепанной.

– Не предстанешь, не переживай.

Помещение, куда приводит меня Карина – огромная гардеробная. Тут в основном мужские костюмы, ботинки, галстуки и прочие аксессуары. Но есть и женская одежда. Дальше идет еще одна комната, в которой установлена огромная душевая кабина.

– Что это? – округляю глаза.

– Удобства, всего лишь. Босс занятой человек. Любит, чтобы все под рукой было. Есть еще кухня, потом покажу. Сейчас подберу тебе наряд.

– Это твои вещи?

– Ага. Иногда приходится импровизировать. Например, быстро собраться для какого-нибудь благотворительного вечера. Иногда секретарю приходится сопровождать босса. Иногда – ужин с партнерами.

– Ох. Ты правда думаешь, что я справлюсь? – округляю от ужаса глаза.

– Эти моменты случаются не так часто. Не паникуй, дорогая. Английский ты хорошо знаешь, так? Остальные языки не так важны. Ну а ужин с партнером – просто будь милой и улыбайся. Если придется, говорю же, такое бывает не часто.

Сосредоточенно нахмурив лоб Карина листает вешалку с платьями. Повседневными, но очень стильными.

– Да, ты ведь никому не говорила, что у тебя есть ребенок?

– Нет… Ты же предупредила. На тот момент мне было все равно, да и понимала, что любому работодателю куда больше понравится сотрудник без детей. Чтобы не волноваться о больничных. Что тут поделать, с детьми много мороки. Они требуют внимания, заботы. Для матери работа всегда не на первом месте.

Мне повезло, Лизок у меня девочка послушная, и болеет не так уж часто, только кто станет слушать об этом в огромной корпорации? Никому нет дела.

– Отлично, – кивает Карина.

– Байратов не любит детей? – спрашиваю зачем-то.

– Не особенно. Они его раздражают. Не вздумай привезти мелкую сюда. Ни в коем случае! У тебя ведь все схвачено с няней?

– Да… Только Светлана Федоровна не няня…

– Неважно. Просто уточняю. С ребенком не должно быть проблем. Байратов чайлд-фри, насколько могу судить. Прошлую пассию вышвырнул потому что забеременела от него.

– Какой ужас!

Симпатия к боссу, которой и так было немного, стремительно тает. Как можно быть таким бездушным? Неужели богатство делает людей такими уродливыми? Недолюдьми. Как можно выгнать беременную от тебя женщину?

– Это не наше с тобой дело, дорогая. Босс всегда прав, запомни, – вздыхает Карина.

– Да, конечно, – не могу с ней не согласиться.

Дальше начинается выбор наряда, подруга прикладывает ко мне варианты платьев, юбок, у меня голова идет кругом от изобилия.

– Так, нет. Слишком длинное. Снимай. Попробуй вот эту юбку.

Моя прическа растрепалась, лицо покраснело от физической нагрузки. Заставив меня перемерить несколько десятков моделей, Карина наконец произносит:

– О, вот эта подойдет.

Кремовая юбка и тоном светлее блузка. Очень красивые, но я выгляжу так непривычно. Видно, что одежда очень дорогая. Идеально облегает тело. Юбка на мой вкус коротковата, я обычно ношу длиннее. Но так устала, что нет сил спорить. Киваю.

– Ты так серьезно подходишь к этому. Кто без тебя будет меня одевать? – пытаюсь шутить.

– Подберу тебе с десяток вариантов. Будешь менять, – совершенно серьезно говорит подруга. – Идем, он скоро приедет! Надо успеть хоть минимум показать тебе в приемной.

– Да, конечно, идем.

**

Десятый этаж, здесь я не была ни разу. Мраморные полы вычищены до блеска, белые колонны, ковры. Дорогие картины на стенах, предметы искусства, диваны из натуральной кожи. Тишина длинного холла пугает. Вся обстановка кричит о богатстве и власти.

Целый час Карина инструктирует меня, объясняя обязанности и показывая, как работать на ноутбуке. Приемная, где мне предстоит сидеть – огромная.

– Всякими бытовыми вещами заведует Ирина Александровна. Сегодня я дала ей выходной, завтра вас познакомлю. Она готовит кофе, еду, если потребуется. Бегает по магазинам, гладит рубашки и прочее. Но с боссом не контактирует. Все приносишь ему ты. Если Ирина выходная – тогда уже придется тебе на себя все брать. Босс редко что-то просит на самом деле. Чаще приходится напоминать ему расписание, или вносить в него изменения. Созваниваться с партнерами, передавать сообщения, вести документооборот.

– Я не справлюсь… Так много всего.

– Дорогая, ты самая ответственная из тех кого я знаю! Ирина тоже всегда подскажет и подстрахует. Так что без паники, поняла? Все получится!

– Хорошо, – вздыхаю.

От обилия информации голова взрывается. У Карины звонит телефон.

– Черт, мне надо на первый этаж спуститься. Маман не вовремя заявилась! – морщится.

У Карины сложные отношения с родителями – это я уже поняла. Мне ужасно страшно оставаться в приемной одной. Но я не могу просить подругу забить на личные дела.

– Что мне делать, если босс появится? – спрашиваю дрожащим голосом.

– Познакомитесь. Он в курсе про тебя. Главное, не паникуй.

Остаюсь одна в огромной приемной, обставленной изысканной темно-бордовой мебелью, с персидскими коврами. Голова кружится от стремительного развития событий. Я мечтала попасть на эту фирму, отчаянно нуждалась в работе. Разумеется, устроили меня на скромную должность. Босса я видела лишь издалека. Но даже так он производил очень сильное впечатление. Как с обложки журнала. Красивый, очень представительный. Сердцеед и плейбой. Это уже сплетни – которые обожают в отделах внизу. Здесь все совсем другое. Такое степенное, важное. Смогу ли соответствовать?

Глава 3

– Ты кто такая? – с порога требовательно вопрошает длинноногая красотка, на ходу скидывающая с себя длинное пальто.

Вообще-то на улице середина мая, погода весьма теплая. Впрочем, мне какое дело? Неприятно, что особа кидает свою верхнюю одежду прямо мне на стол, заставляя вспомнить фильм «Дьявол носит Прада». Очень точно, надо сказать, Мерил Стрип копирует.

– Здравствуйте, – поправляю очки, которые надеваю, когда работаю с компьютером. Так меньше устают глаза. Вообще зрение у меня нормальное, но моя подружка по старой квартире, Лена, работая окулистом, настаивала, что пора мне обзавестись данным аксессуаром, и я не стала спорить. О чем нисколько не жалею.

– Привет. Ты новенькая? Таир выгнал Каринку? Честное слово, давно пора!

– Нет, я временно…

– Ясно. Мне не так интересно на самом деле. Таира еще нет? Пальто повесь.

– Что? То есть, нет. Босса еще нет… Куда повесить?

– В гардеробную. Ирки тоже нет?

– Я пока одна здесь.

– Вижу, не слепая.

Девушка очень красивая, как топ-модель. Длиннющие ноги, которые подчеркивает короткое платье. Светлые волосы рассыпаны по плечам, сияют, как в рекламе шампуня. Тонкие руки, изящные ноги. Но выражение лица брезгливо-надменное портят ее красоту. Мне не комфортно в ее присутствии.

Беру в руки пальто. Очень красивое, белого цвета. Текстура буквально сияет, явно дорогая вещь. Очень легкая, невесомая. Становится понятно, что вполне по погоде, тем более лето в этом году совсем не торопится радовать теплом.

– Шампанского принеси.

Шампанское по утрам пьют либо аристократы, либо дегенераты, – сразу приходит на ум фраза из любимейшего фильма. Мы с Лизком любим смотреть старые отечественные комедии. Хохочем каждый раз над гениальными шутками.

Отправляюсь на вотчину Ирины Александровны. Вешаю пальто, вздыхаю. Каково чувствовать на себе столько великолепное творение?

Шампанское нахожу легко. Только открывать я его не умею. Вожусь с пробкой, пыхчу, потею.

– Ты что застряла? – слышу недовольный голос красотки, и в этот момент пробка выстреливает прямо в ее сторону. Девушка взвизгивает, отскакивает. Пробка вроде пролетает мимо, а вот сам напиток окатывает прямо в лицо.

– Ты охренела? Совсем…

Дальше следует несколько длинных и настолько нецензурных предложений, что мне хочется сквозь землю провалиться.

– Простите… я не…

Даже договорить не успеваю. Девица психует и явно хочет причинить мне столь же ужасный вред. Я прижимаю к себе бутылку, словно собираюсь ею отбиваться.

– Что здесь происходит?!

Мужской голос, сердитый, недовольный, заставляет нас обеих повернуться.

– Таир! Это какая-то больная! Маньячка! Посмотри, что она со мной сделала! – визжит девушка.

– Иди в душ, Раиса, – командует коротко мужчина, оглядев ее с ног до головы.

Голос полон властности, невозможно спорить с такой отрывистой интонацией. Звучит как жесткий, хлещущий, словно плетка, приказ. При этом тон ни капли не повышен. Ровный и твердый.

 

– Она сказала, что на замену. Но ее выгнать надо, срочно. У Карины совсем с головой не в порядке, раз она таких приводит. Пусть убирается сейчас же! Слышала? – бросает на меня взгляд, в котором плещется ненависть.

Я съеживаюсь, чувствуя безнадежность. Мне так стыдно! Карина столько сделала для меня, а я… Все провалила! Меня, наверное, теперь даже на старом месте не оставят. Еще бы, устроить диверсию по отношению к девушке босса. Как же обидно! Нет, ну правда, кто пьет шампанское утром?

– Раиса, ты меня слышала? – рявкает мужчина.

– Хорошо, хорошо! Я быстро, дорогой, – покорно семенит вглубь комнаты.

Мы остаемся вдвоем. Глаза щиплет, вот-вот расплачусь от отчаяния и сознания собственной неудачливости.

– Итак, объяснишь?

Низко опускаю голову, наверное, даже втягиваю в плечи… Не могу заставить себя посмотреть в лицо несостоявшегося босса. Вот такая я жалкая трусиха.

Но даже не глядя на него, чувствую какой он высокий, мощный, подавляющий.

– Так, для начала принеси американо, без сахара, – произносит холодно. – Надеюсь, с этим напитком эксцессов не будет.

И уходит, оставив меня в полном замешательстве.

Я ожидала нотаций. Или требования убраться немедленно.

Конечно, дружелюбием тут не пахнет. Только холодный приказной тон. Но он меня не выгнал!

Полная воодушевления, торопливо делаю кофе. Карина подробно объяснила, как управляться с огромной кофемашиной, заодно себе капучино успела сделать. Я отказалась, у меня и так в горле пересохло от волнения, не хотела еще сильнее обезвоживать организм.

Спустя три минуты, толкаю дверь и оказываюсь в кабинете босса. Большое, очень стильно и дорого обставленное пространство.

Байратов сидит за столом, разговаривает по телефону. Когда бросает на меня взгляд – такое ощущение что задыхаюсь, настолько он пронзительный. Словно насквозь просвечивает. Испуганно делаю глоток воздуха. Мир будто замер. Делаю шаг, еще один, словно только учусь ходить.

Вот, наконец, с огромной осторожностью ставлю кофе перед шефом. Он снова смотрит на меня. У него такие пронзительные глаза, прежде таких не встречала. Цвета молочного шоколада. Бархатистые… Но тут же они темнеют и суживаются.

– Отлично. Ты справилась, – кладет телефон на стол.

Начинаю дрожать.

– Еще раз прошу прощения, я очень сожалею что так вышло… с шампанским.

– Пить по утрам вредно, ты так не считаешь?

– Не мне судить.

– Где Карина? Она вообще тебя ввела в курс дела? – резко спрашивает Байратов.

– Да, конечно. Она мне уже практически все объяснила.

Хочется ехидно добавить, что увы, как открывать шампанское не было в перечне всего, что показала мне подруга. Но я сдерживаю этот порыв.

– Ясно. Итак, ты моя новая секретарша. Думаешь, справишься?

– Очень постараюсь, – смущенно опускаю голову.

Взгляд этого мужчины на меня действует странным образом. Все дрожит внутри, хочется поскорее убежать подальше.

Руки у меня дрожат, и это отнюдь не придает уверенности. Особенно когда понимаю, что Байратов продолжает пристально разглядывать меня. Слишком уж внимательно и дотошно.

– Хорошо, попробуем.

Когда, наконец, он разрешает мне вернуться в приемную, иду нетвердой походкой, переживая как бы не споткнуться. В голове царит полный хаос.

**

– Успокойся, все прошло отлично, – утешает меня вернувшаяся Карина. – И Раиска уже ушла, покричала немного и успокоилась. Так ей и надо. Дорого бы я дала, чтобы посмотреть как ты ей фонтан из шампанского утроила. Жаль в глаз пробкой не попала.

– Что ты такое говоришь…

– Да шучу я, не обращай внимания. Она мне знаешь сколько крови попила, моделька недоделанная. Стерва та еще. Сколько звонков от нее с истериками я выслушала. Все время подозревает босса в измене. Ему боится звонить, вот меня и донимала. Считает, что это моя обязанность, работать для нее жилеткой и одновременно личным психологом. Знаешь, как бесит? Но, кажется босс устал от нее. Я так рада!

Слушаю подругу и внутренне содрогаюсь. Если это невеста босса – то я явно плохо начинаю свою карьеру личного секретаря.

– Главное – невозмутимость, – продолжает инструктировать меня Карина.

К концу этого дня я без сил, а ведь надо еще и дочке уделить внимание. Лиза очень скучает, как и я по ней. Обидно, что приходится работать, подолгу оставлять ребенка.

Лизок виснет на мне, я с наслаждением целую ее в обе пухлые щечки.

– Что ты мне принесла?

– Прости, дружок. Сегодня так устала, не было сил заглянуть в супермаркет. Но завтра суббота, вместе пойдем, хорошо?

– Да! Ура! – радуется ребенок.


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: