Название книги:

Adam Online 1: Абсолютный ноль

Автор:
Максим Лагно
Adam Online 1: Абсолютный ноль

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 22. От ворот поворот

Лангольеры были настолько уверены в своём численном преимуществе, что не озаботились защитой из силовых полей. Они вообще не сразу поняли, что происходит. Не могли допустить и мысли, что Гриша попытается атаковать в одиночку. Ну разве что ради героической смерти?

Очередной заход неизвестного летательного аппарата был воспринят как ещё один обманный манёвр Гриши. Но когда на лангольеров посыпались бункерные бомбы, уничтожая спрятавшихся под землёй бизоидов, они засуетились и попробовали сбить «Гринику» ракетами. Аппарат продолжал нестись прямо на них, не уходя от ракет. Неужели пилот решил устроить суицид, разбив себя об врагов?

Но на подлёте к земле аппарат вдруг потерял очертания, на секунду превратился в чёрный куб, ещё через секунду куб вытянулся, измельчился, из него выросли руки и ноги. На третью секунду он превратился в человекоподобного робота. В подошвах включились тормозные двигатели. Приземление сопровождалось выбросом земли и пыли, вместе с этим Гриша выбросил несколько дымовых гранат, и поле боя временно скрылось в непроницаемом облаке.

Одного супера обхватили стальные руки и разорвали напополам. Второй успел увернуться от гигантской ноги, но всё же был раздавлен ударом могучего кулака.

Два вражеских механодеструкта, тоже гигантские роботы, наконец разглядели в дыму Гришу, используя тепловое зрение, и помчались на него. Один размахивал гигантским молотом, второй на ходу стрелял из пулемёта. Гриша ненадолго замер, словно размышляя, не сбежать ли? Но вдруг разлетелся на одинаковые чёрные кубы. Эти кубы, недолго покружив, разбились на две группы, сблизились и собрались в двух одинаковых чёрных паукообразных роботов.

Первый накинулся на того противника, что орудовал молотом, обхватив его лапами. Кончики лап превратились сначала в пилы, которые вгрызлись в тело противника, рассекая на части. Спрыгнув с противника, чёрный паук навёл на его голову одну лапу, пила на ней приняла форму дула. Выстрел – раскуроченная голова механодеструкта покатилась по земле и пропала в воронке от взрыва бункерной бомбы.

Второй паук подпрыгнул, выставив лапы вперёд. Они превратились в толстые вращающиеся свёрла, которые прошили противника насквозь, пробуравили механическое тело, разбрызгивая осколки. Обмякший враг упал на колени, потом трагично ткнулся головой во вздыбленную землю. Его пулемёт ещё недолго стрелял, но заглох, забившись землёй.

Оставшиеся лангольеры, люди в УниКомах, разбежались по полю, спрятавшись за холмами от воронок, и открыли по Грише огонь из энергетических винтовок. Когда луч попадал в одного из пауков, от него отлетали куски чёрной массы.

На каждый удар нейрофейс Гриши реагировал сообщением:

Потеряно: 3266 основной КН.

Потеряно: 2497 основной КН.

Потеряно: 6543 основной КН.

Внимание: вы не можете поддерживать текущую конфигурацию, недостаточно КН. ЛеКуб примет базовую форму.

Два паукобота рассыпались на кубы и стянулись в один большой монолит. Тогда Гриша превратил ЛеКуб снова в «Гринику» и поднялся. Через пару секунд на оставшихся солдат обрушился град выстрелов. Гриша одновременно стрелял из плазмогана, авиапушки и ракетами. Успевшая осесть пыль снова поднялась чуть ли не до неба. Когда она рассеялась, всё было кончено. Ни один вражеский солдат не уцелел. На поле валялись обломки оружия, оторванные руки и ноги с обрывками УниКомов. Земля была обильно залита кровью, а из разломов выплёскивалась зеленоватая жижа от мёртвых Бизоидов.

Приняв форму диска, чтобы экономить энергоединицы, Гриша опустился и завис над полем, стараясь осознать произошедшее. Нейрофейс был завален сообщениями об убитых противниках и полученных очках. Настрелял врагов на целый новый уровень.

– Ну как тебе? – спросила Ника по радио. – Хорош товар?

– Я только что победил половину вражеского клана, – ответил Гриша. – Да, они все были ниже меня уровнем, но их было много. А теперь их нет.

– Хе-хе, теперь они все чешут репу на респе, и тоже пытаются понять, что произошло. Самые тупые из них сейчас жалуются в техподдержку на игрока Гришу, который, судя по всему, юзает какой-то чит.

– Ещё раз спрошу, ЛеКуб ведь не хак и не чит?

– Я таким давно не занимаюсь. У меня честный бизнес. Если бы ЛеКуб противоречил правилам Адам Онлайна, его бы уже изъяли Контролёры, а меня забанили бы. ЛеКуб – не чит, а результат гениального крафтинга.

– Хм, я подумал, если ты смогла создать такое, то и другие смогут?

– Смогут, если потратят столько же времени, сколько и я. И будут настолько же гениальны.

Гриша поднялся выше и направился обратно в ангар:

– Кстати, Ника, что такое «основная КН»?

– Та компонентная масса, из которой собственно и состоит ЛеКуб. Её примерно двести тысяч единиц. Но это избыточное количество. Даже при потерях до ста сорока тысяч ЛеКуб способен принять сложную и крупную форму.

– А ниже?

– Ниже будет большое падение в возможностях, Если дойдёт до этого, лучше принять ту форму, которая поможет как можно скорее сбежать от противника.

– Эх, везде свои ограничения.

– А как ты хотел? Так что не расслабляйся, считая, что ты самый сильный в нашей песочнице. Я следила за твоими действиями. Если бы противник знал о слабом месте ЛеКуба, тебя убили бы ещё во время превращения в пауков. Ты оказался почти беззащитен.

– Ладно, спасибо за предупреждение. И готовься продать мне ещё несколько конфигураций и побольше компонентной массы. Мне пора выполнять клановую миссию: замочить эту чёртову Джамилю, а то мой братик на дерьмо исходит.

#

Человек, вероятно, единственное в мире существо, которое мечтало не быть собой. И старательно эту мечту воплощало. Сначала в словесном виде. Придумывались сказки, где действовали драконы, оборотни или сын бога, воскресший после распятия. С появлением кино и трёхмерной графики, стало возможным не просто смотреть на них на картинках, но и следить за движениями.

Воображать, что ты это не ты, а тёмный эльф или анимешная девочка с трёхметровой саблей, стало легче.

Первые компьютерные игры позволили управлять этими сказочными существами, создавая иллюзию перевоплощения. Человечество стремительно приближалось к тому моменту, когда можно окончательно перестать быть собой.

Клавиатура или игровой контроллер превратились сначала в шлем или очки виртуальной реальности. Потом появился гирошар, где ощущение физического тела хоть и уменьшалось, но не исчезало. Даже если твой персонаж и был огнедышащим драконом, то ты всё равно оставался человеком, который, облепив своё тело сеточкой нейропередатчиков, шагал внутри вращающегося шара.

Как не крутись – ты всё ещё воображал, что ты дракон. Воображал при поддержке технологий, но всё равно перевоплощение происходило у тебя в голове, которая держалась на обычном физическом теле, не похожем на драконье.

Техаррация поменяла всё. Грань между телом и сознанием стёрлась. Осталось чистое сознание, которое способно было вливаться в любую форму. Или же… неспособно?

Ещё в годы начального распространения ванн техаррации начались споры о том, как повлияет на человеческое сознание то, что оно перевоплощалось в нечеловеческое тело? Будет ли сознание человека, помещённое, например, в тигра, сознанием тигра? Или человек всё равно не избавится от ощущений своего тела? Даже в обличии тигра будет стараться ходить на задних лапах? А если адаптируется, что станет с ним после того, как покинет тело тигра и перейдёт, скажем, в гнома? В беорна? В протосса или зерга? Или в ту самую бабочку, которую видел во сне философ Чжуанцзы, не зная, то ли бабочка ему снится, то ли он ей? То ли они оба снятся кому-то третьему?

Неразберихи добавило и то, что чужая душа – потёмки. Одни люди, пройдя техаррацию, отлично вживались в любое тело, хоть в тигра, хоть в робота, трансформирующегося в другого робота. Другие не могли комфортно себя чувствовать даже в виртуальной копии собственного тела. Им приходилось долго привыкать, приходилось учиться заново ходить и говорить.

Многие испытывали дискомфорт оттого, что исчезли привычные физиологические функции. Оттого, что больше не надо жрать-срать-спать люди приходили в ужас… Но так как виртуальный мир мог до бесконечности копировать реальный, то таким «натуралистам» добавили и дефекацию, и даже выпадение волос или рост ногтей.

Впрочем, люди быстро привыкали, «натуралистов» становилось всё меньше и меньше. За одно поколение всё человечество научилось одинаково воспринимать цифровое перевоплощение.

И люди пошли гораздо дальше. Стало уже недостаточно тусить по виртуальным мирам в копии своего тела. Или анимешной девочки. Или даже тёмного эльфа или орка. Начались эксперименты с внедрением самых разных фантастических рас.

Десяток стандартных лет ка-эски генерировали различных существ, давая их на пробу игрокам в Адам Онлайне. Вскоре выяснилось, что чем несуразнее новое тело, тем приятнее оцифрованному сознанию обладать контролем над ним. Так появились механодеструкты и андроиды.Изначально это был целый ряд персонажей, но постепенно унификация сделала своё дело, уменьшив их всего до двух видов. Механодеструкт стал персонажем с огромным числом надстроек, а андроид мог улушать себя через установку различных чипов.

Пластичное человеческое сознание удивительным образом научилось встраиваться в любые формы, естественно, не без помощи контролирующих систем. Ведь проблема связи между телом и сознанием перестала быть проблемой. Выяснилось, что эту связь не обязательно разрывать, достаточно её подменить. Поэтому бизоиды и ангелы стали следующим шагом этой своеобразной эволюции расчеловечивания. Люди не только привыкли не быть собой, но стали получать от этого удовольствие.

Шагнув в мир Адам Онлайна, люди привычно превращались в фантастические существа с обликом драконов или в механизмы. Ощущали их тела как свои собственные. Да так оно и было: тела стали виртуальными оболочками для оцифрованной души.

 

Конечно, людей, которые на много месяцев хотели бы превратиться в гигантского червя, бесполого андроида или гигантского робота, было неизмеримо меньше, чем тех, кто наслаждался возможностями виртуального мира в своём обличии. Восемьдесят процентов адамитов даже и не пробовали ничего иного, кроме своего тела. Достигнув очередного уровня и накопив больше денег, они вкладывались в прокачку, улучшали внешность. Уроды становились красавцами, старики – юношами, инвалиды – здоровыми. А инвалидов и уродов рождалось много – результат испорченной экологии и радиации.

Особенно люди полюбили украшать свои виртуальные тела фантастическими причёсками, ведь в реальности они большей частью были лысыми, бледными и тощими, почти как андроиды. Все эти украшения требовали денег – игровых злотых, которые необходимо зарабатывать в виртуальной экономике Адам Онлайна, а потом переводить по смешному курсу в доллары. Ведь все магазины скинов принадлежали компаниям, которыми руководили наследники из золотого миллиарда.

Но никто не жаловался. Во-первых, некому, во-вторых, всех всё устраивало.

Адам Онлайн поддерживал иллюзию равенства: все приходили в него в серой майке, джинсах и с сумкой на боку. Кем станешь ты дальше – зависело только от тебя, тогда как в реальном мире от тебя не зависело ничего.

Даже умерших от старости адамитов отправляли на кремацию прямо в тех ваннах техаррации, в которых они проводили жизнь. А тот факт, что люди тратили много виртуальных денег на апгрейд ванны, делало ситуацию ещё боле ироничной: всю свою жизнь граждане зарабатывали себе на прокачанный гроб.

Глава 23. Найду и убью

Красная вонючая гадость провалилась в желудок. Я открыл глаза. Эми наблюдала за мной, затаив дыхание. Конечно, ведь это так захватывающе, узнать, не сдохну ли я?

– Ну? – спросила она.

– Вроде жив.

Планшет, который я продолжал держать, подал сигнал. Я прочитал сообщение, как приговор:

Молодец, Леонарм, ты не умрёшь. По крайней мере, не сейчас.

Действие яда нейтрализовано. Возвращение предыдущих показателей будет расти на 10% в час.

Вслед за ним:

Изучен навык «Военная токсикология».

Ты сможешь не только нейтрализовать действие отравляющих веществ, но создавать своё собственное химическое оружие.

Получено знание: яд Клоударта.

Получено знание: противоядие Клоударта.

– Клоударт, вот как называется твой Задира.

Эми не отреагировала на мои слова. Она погрузилась в размышления, что было заметно по прикушенной нижней губе. Я не стал выспрашивать, что же её так затянуло?

Сделал несколько шагов, вроде бы двигался быстрее. Ещё немного – и вернусь в приемлемые характеристики.

– Ну, командир, куда дальше? – с неохотой спросила Эми. Её настроение резко поменялось, словно она расстроилась, что я не сдох от яда.

– Можем всё-таки сходить в лабораторию, учёный упоминал о солдатах. Наверняка найдём нормальные автоматы, да и вообще много всего интересного.

Но Эми провела рукой по своей голове, ощупывая дорожку из опалённых волос:

– Если честно, мне надоело. Поскорее бы найти сердечник да разойтись. Ты говорил, у тебя есть идея, как использовать яд против Задиры?

Меня слегка покоробило её отношение. Её «Удача» – единственная польза от её присутствия. Как выяснилось, немалая польза, но всё же не стоило Эми вести себя так, будто она тащила всю миссию.

Я достал из рюкзака коготь клоударта, взялся поудобнее и взмахнул, как копьём:

– За неимением инъекционных дротиков, будем пользоваться этим.

Эми зевнула:

– Ясно. Ты смажешь кончик когтя ядом? Но как ты подойдёшь к Задире незаметно? У тебя есть скрытность или невидимость?

– Нет у меня ничего. Просто тебе придётся отвлечь внимание Задиры на себя.

– А почему я приманка? Давай ты.

– У тебя сколько «Сила»?

– Два. Но при чём тут это?

– Нужно ударить посильнее, воткнуть коготь поглубже в клоударта.

– В Задиру.

Понимая, что Эми не замолчит, пока последнее слово не останется за ней, я молча ходил по каюте, ожидая восстановления. Заглянул во все шкафчики, нашёл несколько неизвестных предметов – но мы снова не смогли их опознать. Обнаружил ещё контейнер энергопатронов, бросил его Эми, она ловко поймала. Напоследок одновременно достали планшеты и отключили звук, чтобы не выдали нашего присутствия при охоте на Задиру.

Я отдал Эми подствольный фонарик. Конечно, он не мог прикрепиться к лучевому оружию инопланетян, но мы смогли прикрутить его к лямке рюкзака.

Мы действовали слаженно, как члены одного клана. Не зря же прошли вместе столько испытаний. Моё раздражение выветрилось, поэтому я немного сожалел, что расстанусь с Эми после квеста. Эми Макдональд была симпатична, не глупа (хотя и невежественна), да и прокачивала навыки, отличные от моих, что полезно для кооперативного режима.

С другой стороны, моя истинная миссия по поиску Нейли Валеевой не терпела вмешательства посторонних.

Я смотрел, как Эми встала спиной к стене и крутила на пальцах лучевые пистолеты. Подумал: в чём причина моего влечения к ней? Ну, кроме сексуального.

А вот в чём: в реальности я много лет прожил один, лишённый той социализации, что давал Адам Онлайн. Конечно, у меня было предостаточно общения с людьми, которые вообще не ходили в виртуальный мир, типа генерал-майора Макарцева. В отличие от многих у меня был доступ к развлечениям в реальном мире. Я ел настоящую еду, настоящие шашлыки, приготовленные на настоящем огне. Я даже провёл отпуск на настоящем тропическом острове, в компании с сексуальной тёлочкой из фирмы эскорт-услуг, обслуживающей богачей. Всё это оплачивало МСБ.

Но.

Я испытал такие же ломки, такой же «стресс возвращения», какой испытывали все люди, покидая Адам Онлайн! А ведь я просто переходил из одной реальности в другую. С тропического острова – в самолёт, из него – в свою унылую квартирку. Ведь у меня всё равно не было денег, чтобы вести тот образ жизни, что вёл Макарцев, наследник золотого миллиарда. Его брянское имение было размером с квартал тех многоэтажных строений в городе, где ютились лысые жители, коротая время до следующей смены в ванне.

Бросив виртуальный мир, я всё равно был лишён прелестей реального.

– Левел ап, – сказала Эми. – Открыла изучение нового трюка, теперь могу вот что…

Вращающиеся пистолеты сорвались с её пальцев, описали дугу и поменялись местами. Эми несколько раз повторила трюк, перебрасывая оружие с пальца на палец:

– Могу жонглировать, но всё равно, сука-мля, не понимаю зачем.

– Выглядит ещё круче, чем раньше, – сказал я.

Вот и всё объяснение, почему я привязался к Эми больше, чем она ко мне. Я соскучился по людям, пусть и виртуальным. А если виртуальный мир по ощущениям мало отличался от реального, то какая разница? Впрочем, отличие есть. Виртуальный – лучше.

Даже тогда, на тропическом острове, реальность кусалась. Сначала у меня был понос от фруктов, потом солнечные ожоги, потом я простудился от ледяного дайкири, потом снова понос… Ничего этого не было бы на тропическом острове в Адам Онлайне. Солнце не жгло бы, а после еды не оставалось бы ничего, кроме послевкусия. Да и виртуальные тёлочки, честно говоря, красивее и разнообразнее тех, что были в каталоге эскорт-фирмы.

– Ну, ты готов?

– Пошли, – сказал я и взял отравленный коготь наперевес.

#

В той комнате, где на нас напал Задира, стало темнее, половина ламп отчего-то отключилась, а музыка играла с перерывами: затихала, резко делалась громче или рвалась тишиной. Пролом в стене, через который проник монстр, тоже тёмен.

– Ты иди первая, – шепнул я, подталкивая Эми к пролому.

– А если меня убьют? – зашептала она в ответ.

Я включил её фонарик на лямке рюкзака:

– Я за тебя отомщу. А сердечник принесу на площадь Города Зеро, жди меня у той скамейки, где встретились.

Эми хотела возразить, но поджала губы, провернула пистолеты на пальцах и пошла в темноту. Выждав нужное время, я двинулся за ней, но держался ближе к стене, чтобы зайти Задире за спину или сбоку.

В темноте я видел лучше Эми, да и сама темнота изредка озарялась слабой вспышкой далёкой лампы. Иногда вспышкам вторил всплеск музыки, от которого Эми вздрагивала:

– С-с-ск… мл…

Музыкальное сопровождение усиливало напряжение.

Вдали послышался шорох, падение каких-то предметов и короткий стук когтей. Снова тишина, снова резкий музыкальный аккорд… Стук когтей раздался с потолка. Эми присела и направила оба пистолета вверх.

Хм, вот будет весело, если у Задиры тоже есть компаньон.

Очередную вспышку света заслонила тень со знакомыми торчащими лапами. Просвистели когти, одно воткнулось в стену, второе царапнуло по полу. Эми упала и перекатилась. Разряды её лучевого пистолета промелькнули по коридору шаровыми молниями, освещая стены. Перестав стрелять, Эми крутанула пистолетами. Выглядело чертовски круто. Ещё бы к этому позёрству прикрутить меткость, цены бы не было девушке.

Я неподвижно стоял в тени. В отличие от Эми, видел, что Задира сидел не на потолке, а частично на потолке и на стене. Как бы я не переживал за Эми, но сохранял молчание. Нельзя, чтобы клоударт услышал моё присутствие.

Эми была у него на виду, полностью открытая и беззащитная. Но Задира, выпустив пару когтей, поменял позицию и снова замер. Неужели, гадина, подозревал ловушку?

Девушка продолжила идти вперёд, слегка поправляя фонарик, освещая пол перед собой. Иногда останавливалась и наводила фонарик на потолок. Задира бесшумно перебирался в другое место, прячась от пятна света. Однозначно подозревал!

Дождавшись, когда инопланетянская музыка разразилась очередным шумным аккордом, я быстро перебежал вдоль стены и снова замер.

– Задира, Задирушка-а-а, – позвала Эми. Она тоже догадалась о его тактике. – Ступай ко мне, иди на свет. У мамочки есть две горячие штучки. Знаешь мой девиз? «Найду и убью», вот какой. Так что…

Эми остановилась и прислушалась. Резко развернулась и выстрелила в темноту. Оба ярких луча ударили рядом с Задирой. Тот отпрыгнул, попав в свет фонаря.

– Ага, вот ты где.

Эффектно перебросив пистолеты из руки в руку, Эми начала часто-часто стрелять. Задира пробежал по спирали: стена – потолок – противоположная стена, оказавшись за спиной девушки. Принял стойку, напрягся и выпустил в Эми сразу сноп когтей размерами от сабли до иголки.

Эми развернулась, одновременно пытаясь уклониться, но не успела – коготь размером с кинжал проткнул её левое плечо. Один пистолет отлетел в темноту. Другой коготь проткнул ногу. Удар был такой сильный, что Эми отнесло к стене. Третий коготь попал в правую руку, пригвоздив Эми к стене, зафиксировал её в подвешенном состоянии. Но пистолет она не выронила.

Задира зашипел, выпуская оставшийся воздух, и снова стал набухать, готовясь к повторному метанию.

– Сука-мля, Леонарм, ты где?

Я был уже рядом с Задирой.

Дождавшись того, чтобы его тело максимально набухло, открывая тонкую кожу между хитиновыми пластинками, я со всей силы воткнул коготь. У меня был один шанс, но удача решила больше меня не мучить – коготь с ядом полностью вошёл в тело Задиры. Он мгновенно обмяк и зашипел. Из его круглого рта беспорядочным потоком высыпались когти, склеенные слизью.

Как сдувшийся шарик, Задира отлетел в сторону и обернулся ко мне. Вероятно, я так удачно воткнул оружие, что задел орган, контролирующий когтеметание. Сколько монстр ни тужился, принять прежние размеры не мог, воздух со свистом выходил из дырки.

Задира замахнулся, чтобы разодрать меня лапами, когти на которых были не менее опасны, чем метательные, но выстрел лучевого пистолета ударил в его голову, рассыпавшись искрами. Трюки с пистолетом, которые разучила Эми, пригодились. Она перебросила оружие из правой руки, прибитой к стене, в левую – и сделала точный выстрел.

Запахло горелым мясом. Задира взбрыкнулся и бросился бежать прямо по коридору, в тот пролом, откуда пришли мы.

Через несколько прыжков его скорость замедлилась. Лапы всё тише скребли по полу. Задира как-то обречённо повернул свою плоскую безглазую голову на меня. Часть его морды была обуглена, с прожилками чего-то розового. Я же спокойно достал винтовку и зажал кнопку выстрела. Пока копился заряд, я шагал за Задирой. Он попытался ковылять ещё быстрее, но синтезированный учёными яд действовал мощно. Казалось, что каждая попытка Задиры ускориться делала его только медленнее.

Полоска на винтовке стала синей.

Я прицелился:

– Будешь знать, как нас задирать.

Выстрел начисто снёс половину туши клоударта, сжёг до полного исчезновения. Остатки Задиры, объятые язычками пламени и облачком дыма, плюхнулись на пол, выпуская какую-то пузырящуюся жидкость.

 

Издательство:
Автор
Серии:
Adam Online
Поделиться: