Litres Baner
Название книги:

Там на неведомых дорожках… Сборник сказок и рассказов

Автор:
Елена Кёрн
Там на неведомых дорожках… Сборник сказок и рассказов

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Дядюшка Никто

Дядюшка Никто сидел на своём дереве и скучал. Снег падал большими хлопьями и дерево, на котором жил Дядюшка Никто покрывалось большими шапками снега. В такую погоду Дядюшка Никто любил сидеть на своей ветке и мечтать.

Но именно сегодня ему не везло с самого утра. Как только он проснулся, у него с ноги упал левый носок, пришлось спускаться и искать его. Пока искал, нога без носка заледенела, появились сопли. Завтрак начался тоже неудачно. Вода выкипела и залила огонь. Пришлось Дядюшке Никто спускаться вторично и собирать веток для огня.

Потом вроде всё наладилось. Но вот наступил полдень и кот с ближайшего дуба привёл группу посетителей с открытыми ртами, он как всегда рассказывал о самобытности местных жителей и местных достопримечательностей. Люди крутились, восхищались, задавали вопросы. А маленькие шальные "бесенята" называемые детьми постоянно подстраивали проказы.

Вот и сегодня один шаловливый мальчишка скатал большой снежок и запустил как раз аккурат в Дядюшку Никто. Но это не значит, что он его увидел. Нет, он просто запустил снежок, в дерево. А попал в Дядюшку Никто, тот упал в сугроб с деревом и прокряхтел. О – ох. Вся группа в одночасье повернулась на звук и засверкала вспышками телефонов.

Но вот следы Дядюшки Никто засыпало снегом, люди с котом отправились дальше, и он прикорнул на своей любимый ветке. Сколько прошло времени не известно. Мороз за это время окреп, тучи разошлись, и солнышко стало припекать спину Дядюшке Никто.

Скрип и сопение под деревом растревожили дядюшку, а любопытство заставило открыть глаза и посмотреть вниз. Дядюшка Никто был страшно любопытен, поэтому он свесился с ветки.

Снизу послышалось эх-хе-хе, о-хо-хо. Под деревом топтался и чего-то искал здоровенный детина, ростом высоким, в плечах косая сажень.

– Ты, это чего же здесь околачиваешься? – Проворчал Дядюшка Никто. Детина от неожиданности дернулся и стал осматривать дерево. Ничего не увидел и с осторожностью в голосе ответил:

– Что мне надо то и делаю. А ты кто такой?

– Никто. – Ответил Дядюшка Никто.

– Никто? Значит, и не лезть ко мне.

– Я и не лезу. – Обиделся Дядюшка Никто. – Я спрашиваю, что ты около моего дома делаешь?

– А… – Протянул детина. – Я ищу.

– Что ищешь? Детина облокотился о ствол и почесал затылок.

– Дык, понимаешь "дары" ищу. Клубок довёл меня досюда и пропал.

– Эван как. – Посочувствовал Дядюшка Никто. – А кому они нужны "дары эти?

– Известно, кому – им. – Ответил детина улыбаясь.

– О… – Протянул Дядюшка Никто. – А что за "дары"?

– Ну, так, яйцо с иголкой, самопишущее перо и яблоко на блюдце.

– О, как. Так милок тебе не к нам, а хозяйственный магазин. – Усмехнулся Дядюшка Никто.

Детина опять озабоченно почесал затылок и задумался. Дядюшка Никто сел вертикально и стал насвистывать. Он был доволен собой, что облапошил дурака. Но ведь не всегда складывается, так как думается. Это был тот самый случай.

Через какое-то время под деревом опять послышались скрипы и шорохи. Дядюшка Никто опять свесился и увидел, что детина возобновил поиски и направился к избушке Яги. Горестно вздохнув, Дядюшка Никто спустился с дерева и пошлёпал за путешественником.

Избушка Яги была следующей достопримечательностью в обозрении кота. Но кот с группой уже здесь побывали. Яга как раз занималась уборкой.

– Ты, кто? – Заметив детину спросила Яга.

– Никто.

– Не Никто другой. А чего ты здесь?

– Да, ничего. За "дарами" иду.

– А чего ко мне? У меня нет ничего. – Удивилась Яга.

–Так дорога идёт так и иду.

– А, ну скатертью дорога. – Хмыкнула Яга. Детина отошёл в сторону и стал размышлять.

– Кто это Дядюшка Никто? – Тем временем спросила Яга.

– А кто его знает? Ищет он яйцо с иголкой, самопишущее перо и блюдце с яблоком.

– Вона как… – Протянула Яга.

– Что ж делать то?

– Пока еще не придумал. Вот иду за ним. Может, что по дороге придумаю.

– А я вот что подумала, Дядюшка Никто. Весточку пошлём Кощеюшке. Ведь он, то первый страдает если этот. – Тут она кивнула на детину. – Найдет то "дары".

– Да, да, Яга ты права. – Задумчиво произнёс Дядюшка Никто. – Но вот незадача. Кот то ушёл уже. А кто весточку то передаст. Тут, то идти не далеко.

– Как всегда прав, Дядюшка. Что же делать?

– Лети-ка ты сама, старуха. Обернешься на метле быстро. А я его поплутаю не много.

– Дельный совет. – Яга бросила собирать грязные чашки и метнулась в избу. А Дядюшка Никто подошёл и шлёпнул детину по плечу.

– Ну, чего это. Пошли, провожу до Кощея? – Детина опять от неожиданности подпрыгнул и стал озираться.

– Это ты Никто? – Наконец дошло до него.

– Конечно, я. – Усмехнулся Дядюшка Никто. – А ты кого ждал?

– Я не ждал никого. Я думал.

– Чего надумал?

– Идти надо. – Дядюшка Никто прыснул в бороду. А потом промолвил:

– Это хорошее решение. Я пойду впереди. А ты по моим следам иди. Понял?

– Ага. Понял – Кивнул детина.

Дядюшка Никто засеменил к лесной чащи. На белоснежном нетронутом покрове четко отпечатывались следы ног в шерстяных носках. Детина увидев следы пошел по ним.

Так вот битый час водил Дядюшка Никто детину то туда, то сюда, то около, то мосточками, то тропинками, то далеко, то близко. И наконец, вышли они к замку Кощея.

Вдалеке по дороге на запад кот как раз уводил экскурсионную группу. Еще были видны вспышки телефонов. Дядюшка Никто улыбнулся в бороду. Значит верно, рассчитал время. И направил стопы прямо через подвесной мост к воротам. Детина увидев цель куда они направлялся добродушно улыбнулся и хлопнул в ладоши от радости.

Как только они оказались около ворот раздались фанфары и ворота отворились сами по себе. Детина зашел во двор. Посередине двора стоял большой стол. На нём Кощей расставлял какие-то предметы.

– Какие люди к нам пожаловали. – Радушно расставив руки, прогремел голос Кощея.

Детина удивленно подошёл к нему, не обратив внимание на предметы на столе.

– Ты что ли Кощей? – Спросил детина.

– А, что не похож? – Усмехнулся Кощей.

– Да, вроде тощий должон быть. А тут прямо как я. – Тут Кощей рассеялся.

– А то, как же. Смог бы я тощий сражаться с богатырём. Сомневаюсь. Вот пришлось походить в спортивный зал немного. – И он поиграл мускулами. Дядюшка Никто в это время заскочил на стол и прислонился ногами к горячему горшку. Надо было сушить носки. А то обратно пойдёт насморк заработает. Кощей повернулся и подмигнул ему. Значит, Яга успела всё же.

А детина, обдумав то, что сказал Кощей, продолжил:

– Мне, они сказали идти к тебе. – Он улыбнулся.

– Зачем, они сказали идти ко мне? – В глазах Кощея блестело лукавство.

– Ну как же, ты должен им отдать "дары". – Уверено произнёс детина.

– Вот как. – Скептически ответил Кощей. – А если не отдам?

– Ну, тогда пеняй на себя. – И детина дважды ударил кулаком о ладонь

– Честный кулачный бой я люблю. – Тут же удовлетворенно отозвался Кощей. – Но давай пока миром попробуем решить?

– Это как?

– Пойдем покажу тебе мою коллекцию и решим. Если сможешь удержать "дары" в руках заберешь их. Если нет, то уйдешь без них.

Детина задумался. Дядюшка Никто фыркнул в бороду. Наконец, тот кивнул. И Кощей повел его внутрь замка. Долго бродили они по залам замка Кощея. Он превзошёл самого себя, рассказывая о собранных предметах. Дядюшка Никто успел высушить свои носки и только тогда они опять появились во дворе.

– Хорошая коллекция. – Удовлетворенно хмыкнул детина. – Видно долго собирал. А теперь давай "дары" я выполнил твоё условие.

– Всё верно. – Хмыкнул Кощей. – Ну, бери коли смел.

И он махнул на стол посередине двора. Детина подошёл к столу и стал рассматривать предметы. Чего тут только не было: и яхонтовые шкатулки, и серебряные пяльцы, и утюги, и самовары, и гребни сонные, ну и "дары" были целых пять вариаций. Долго ходил детина, а Дядюшка Никто наблюдал за ним и лопался от любопытства. Так ему поскорее хотелось узнать результат.

Наконец, когда солнышко было уже почти у горизонта, решился и выбрал "дары" с золотым ободком.

– Ну как, дались они мне, Кощей? – Вопросительно посмотрел детина.

– Как видишь, не исчезли из рук. Твои они. – Со скорбью в голосе произнес Кошей.

Детина радостно улыбнулся и сказал.

– Ну, бывай, Кощей пора мне домой.

– Скатертью дорога. Дядюшка Никто проводи дорого гостя.

– А то, как же. Проводим. – Усмехнулся Дядюшка Никто. И засеменил за детиной.

– Не богатырь ты, мил человек, не богатырь. – Рассмеялся Кощей и вошел в замок.

Аккурат через десять минут Дядюшка Никто вывел детину к дубу, где кот прощался с экскурсией.

– Ну, прощай, добрый человек. – Дядюшка Никто чмокнул губами.

– И тебе не хворать. – Детина смешался с толпой.

А Дядюшка Никто забрался на свою любимую ветку дерева, снял мокрые носки, надел сухую пару, помахал рукой уходящему солнышку и заснул спокойным крепким сном.

Нужда

Дом стоял на отшибе рядом с околицей. Был неказист с обветшалой крышей и кое-где осел. Во дворе кряхтя и понося весь свет, возился мужичок в старом кафтане и штанах с заплатками. Рядом одиноко стояла тощая корова и обреченно смотрела на дорогу.

За покосившимся забором на завалинке сидела Нужда и щелкала семечки. Мимо бегали стайки детей, проходили редкие селяне, не обращая на неё малейшего внимания. Изредка соседи, качали головами выражая, жалость к мужичонке. Нужда же искоса посматривала на селян и криво усмехалась.

–Ах ты, убогая. Когда же ты избавишь меня от себя. – Ругался мужичок на корову вытаскивая упрямое животное за ворота. Нужда наблюдала молча.

Выпихнув корову на улицу, мужичок оттёр лоб и потащил её к ближнему холму, за околицей.

 

– Аким опять ты свою скелетину потащил народ пугать. – Окликнул мужичка сосед.

– Ты за собой, следи. А в мою сторону нос не суй. – Зло огрызнулся мужичок.

Нужда расхохоталась, стряхнула шелуху и зашла во двор. Двор был не ухожен, как и все остальное. Нужда прошлась и, зашла в дом. Через некоторое время вышла с маленьким стульчиком под мышкой и принадлежностями для письма устроилась рядом с забором, чтобы видеть прохожих и стала записывать что-то в огромную тетрадь.

В это время вернулся мужичок опять в сердцах костеря свою животину. И начал носить дрова в сарай, которые были свалены кучей. Калитка открылась, и во дворе показался другой сосед. Мужичок повернулся на его лице читалось: "Что вам всем от меня нужно". Но увидав Никодима лицо просветлело, и появилась улыбка.

Нужда оторвалась от своих записей и недовольно посмотрела на соседа.

– Он всё всегда портит. – Недовольно поджав губы, подумала она.

– Здорова, соседка. – Громыхнул веселый голос над ухом. Нужда резко захлопнула тетрадь и вскинула голову.

– Канцелярией занимаешься? – На неё смотрел здоровенный детина. Его улыбка отражалась в глаза, русые волосы падали до плеч.

– Чего ты приперся. – Нужда зло на него посмотрела. – Опять мне палки в колёса вставлять будешь?

– А, то. – Хохотнул Достаток.

– Надо же истреблять таких как ты. – Он подмигнул ей.

В это время Аким вытащил стол и два стула во двор, Никодим же неспешно уставлял его снедью. Корзинка, принесённая с собой, опустела, и два друга заняли свои места.

– Вижу, Аким дела у тебя никак не поправятся? – Пропустив рюмку, спросил Никодим.

– Не могу я, как остался один. Так и преследует меня тоска, а нужда за ручку с неё пришла. – Сокрушался Аким, опрокидывая рюмку.

– Посмотри, пол села живет бабылём. Ведь живут. – Аким в знак согласия кивнул.

– Я, справлюсь, – в который раз сказал Аким.

– Ты, говоришь мне это уже третий год. – Зло, стукнув рюмкой, разозлился Никодим. – Уже пора менять что-то в своей жизни.

Аким только опустил голову на руки. Как только его друг приходил в гости вот уже два года он заводил один и тот же разговор. Жизнь для мужичка оборвалась, когда он остался один. Он не мог пережить потерю и постепенно терял желание к жизни. Ушел блеск и азарт, остались только тоска о прошлом и механическая работа дома.

Отсюда нужда и запустение. Соседи постепенно отвернулись и махнули, рукой на него. Он стал одинок, если бы не друг Никодим. Один он не забывал, захаживал и подбадривал. А иногда вот как сегодня ругался. А Аким всё отговаривался и обещал.

Нужда довольно улыбалась, смотря на реакцию своего подопечного.

– Всё хорошо, так и должно быть. – Бормотала она себе под нос, довольно потирая руки.

– Ох, и вредна ты стала мать. – Неожиданно прозвучало рядом.

– Тьфу, тебя. – От неожиданности Нужда вздрогнула.

– Шёл бы ты, братец. Нечего тебе тут делать.

Достаток нахмурился, но промолчал, зашёл во двор и сел рядом с Никодимом. Стал слушать, о чём разговор.

Собственно разговора как такового не было. Никодим почивал друга наставлениями и возможностями жизни. Тот же просто кивал и опрокидывал рюмку за рюмкой. Под конец Никодим высказал предложение вместе заняться столярным делом. Ведь Аким когда-то был хорошим плотником. Но к этому моменту друг уже был в полусне и бормотал себе под нос истории из прошлой жизни.

День клонился к вечеру Никодим давно ушел, дрова так и валялись на прежнем месте. Мужичок открыл мутные глаза осмотрелся, чертыхнулся и не твердым шагом потащился за околицу за коровой. Повеселевшая Нужда опять села на завалинке лузгать семечки.

Дни шли за днями Аким жил всё также, а иногда и хуже. Корова его не толстела и всегда смотрела обреченно. Животина чувствовала, что хозяину скоро надоест водить её в холмы, и он избавиться от неё.

Мужичок же напротив и не думал о тощей скотине, она была частицей его механической работы. Он всё вспоминал как он жил раньше. Как дом был полон света и людей. В такие моменты его глаза лучились светом и он улыбался. Нужда начинала ёрзать и нервировать. Но эти светлые моменты проходили быстро, и мужичок опять возвращался в свое понурое состояние.

Так прошли лето, осень, заканчивалась зима. Первые теплые деньки только вступали в свои права. Ранняя капель всё больше захватывала ветви деревьев и длинные сосульки под крышей. Двор превратился в месиво черной земли и оставшегося снега.

Первая трава стала нерешительно пробиваться из-под земли. Аким потянул животину из сарая. Та упиралась и не хотела выходить из теплого помещения.

– Ах ты треклятая. – Ругался он на корову.

– Давай уже, опять уперлась.

Корова стояла и не желала подчинятся хозяину заунывно мыча. Измучившись с коровой, мужичок сл рядом на пенек и утирал шапкой пот со лба.

– Ну чего ты, убогая упираешься? – Мужичок горестно посмотрел на корову.

– Я ж тебя не к мяснику веду. А хочу, чтобы ты в холмах попаслась. Ведь, небось, сено то надоело за зиму-то. – Он опять глянул на корову. Она же внимательно его слушала.

– Ну, не желаешь Бог с тобой. – Мужичок в сердцах бросил шапку и направился к сараю.

Не успел он дойти до двери, как в спину его боднули, а возле уха пронеслось возмущенное "Му!". Повернувшись, он увидел, что корова вышла из сарая и ждала его.

Выйдя за ворота, впервые корова дала спокойно отвести её, на место где она паслась. Аким, молча, удивлялся такой перемене в поведении животины. Возвращаясь обратно на подступах к селу мужичок встретил оборвыша. Малец сидел на большом камне возле него на замызганной тряпке лежал кусок сухаря и яйцо. Сам он был похож на большой комок грязи. В глазах Акима промелькнула жалость.

Проходя мимо, он поймал не добрый взгляд от мальца, но не остановился, а пошел дальше. Утро вступало в свои права солнце уже стало припекать, потекли ручейки. Аким во дворе колол дрова. Но это получалось у него сегодня неумело. Всё время у него бродили мысли о мальце, которого он видел. Нужда обеспокоенно ходила вокруг мужичка чувствуя опасность но не находя её.

В конце концов, Аким бросил и так не колющие дрова и вышел со двора. Ноги несли его туда, где он увидел оборванца. Сам себе он не мог объяснить, зачем он туда идёт. Но был убежден, что по-другому поступить не может.

Малец был всё там же, но уже спрятался за валун, услышав приближающие шаги. Аким подошел и остановился вблизи. Мальчик посмотрел на него с обреченностью и злобой. Внутри мужичка пошло давно забытое движение. Чем больше он смотрел на мальца, тем решительнее ему хотелось привести к себе.

– Как тебя звать? – Аким, кряхтя, присел на валун. Мальчик напрягся, подобрав свои лохмотья готовый дать деру. Но мужичок не сдвинулся с места, молча ожидая ответа.

Увидев, что ему ничего не угрожает, мальчик немного расслабился и тоненьким слабым голосом ответил:

– Федя.

– Значит, Федор. – Аким замолчал, обдумывая следующий вопрос.

– Как же здесь оказался, Федор?

Мальчик молчал, было видно, что досталось ему сильно. Не доверяет теперь он людям. Аким уже решил, что напрасно ждет, но тут Федор заговорил:

– Сирота я, дядечка. Потерялся. – Мальчик опустил глаза.

Аким невольно сжал кулаки. Не сладко жилось таким. Больше сомнений не было, Аким решительно поднялся и протянул руку.

– Пойдешь со мной. Я тебя познакомлю с Рыжухой.

Мальчик постоял в нерешительности, но двинулся за мужичком. Так они и шли Аким и малец по улице соседи недоуменно провожали их взглядом. За спиной крутя пальцем у виска.

Нужда вся извелась, ожидая мужичка. Увидев, что вернулся он не один не на шутку разволновалась. Ей совсем не понравился мальчик. Между тем Аким начал топить баню, поставил на печку чугунок с картошкой.

Когда малец избавился от грязи и не нужной длины волос, он оказался на редкость обаятельным существом с добрыми голубыми глазами и светлыми волосами. Яростно накинулся на картошку. Аким сидел рядом и молча, смотрел. Наевшись, Федя стал кивать носом.

Аким неспешно встал, расстелил единственную кровать и аккуратно перенес ребенка. Прикрыв его старым одеялом, бросил взгляд вокруг.

– Нужно прибраться. – Пробормотал он сам себе.

Нужда пришла в ужас.

***

Два года спустя.

– Здоров, соседка. Собралась куда-то? – Достаток с веселой улыбкой окликнул Нужду.

Она со своим рюкзачком медленно шла по улице села, заглядывая в окна изб. В глазах появилась нескрываемая злоба.

– Да уж твоими стараниями. – Выплюнула она в ответ.

– А я тут причём. – Опять хохотнул достаток. – Что твой подопечный турнул тебя?

– Да как будто не ты приволок этого оборванца на околицу. – Фыркнула Нужда. Достаток скрыл улыбку.

– Что всё так плохо, мать? – В голосе звучало сочувствие, перемешенное со смехом.

– Тьфу, на тебя. – Нужда плюнула в сторону Достатка.

– У них-то теперь все хорошо. Развернули с Никодимом плотничество. Малец бегает розовый и довольный. Аким строит планы на будущее. Да только меня нет в этих планах. – Зло выкрикнула Нужда. Достаток только молча, посмеивался.

–Ну, бывай мать. Видно дорога далекая у тебя. – Махнул рукой здоровый детина направился к избе Акима.

Нужда еще раз зло фыркнула на него, подняла свой мешок и скрылась за околицей.

Хозяин леса

Лес, умытый ночным дожем, стоял веселый под летними солнечными лучами. Старый леший только закончил перегонять стаю волков на новую территорию и теперь, кряхтя, искал сухую корягу чтобы присесть и вытянуть уставшие ноги.

Везде блестела роса, и все было мокрым. Леший недовольно морщился и скрипел конечностями.

– Дедушка, иди сюда. – Звонкий голос разрушил очарование  тишины леса. Леший повернулся в сторону голоса.

В стороне выглядывая из-за дерева, стоял маленький лешонок и махал ему рукой. Поскрипев конечностями, старый леший направился к внуку. Лешонок привел его на       небольшую полянку и указал на старую сухую корягу.

Леший довольный смекалкой внука, удобно уселся на корягу, вытянул натруженные ноги и стал отдыхать. Лешонок тихо присел рядом в ожидании.   Он знал, что дед сейчас отдохнет и придет время историй. Лешонок очень любил этот ранний час, когда старик, наработавшись, окунался в дремучее прошлое.

Так прошел час с небольшим маленький леший все это время сидел тихо и не мешал деду отдыхать. Наконец старик открыл глаза и потянулся.

– Ну что лешок. Все сидишь? – старик усмехнулся. Внук только кивнул, в глазах блеснуло любопытство.

– Деда у меня после последнего разговора опять появились вопросы. – Выпалил Лешонок. Дед улыбнулся в бороду.

– Ну, задавай, что хотел узнать? – Лешонок задумался, какой вопрос задать первым.

– Деда скажи, почему люди нас боятся?

Леший задумался. Как объяснить внуку то, что уже веками сложилось. И стало настолько привычным, что ни первые, ни вторые не замечали и действовали на уровне инстинктов. Поскрипев суставами, леший посмотрел вдаль.

– Не всякий люд нас боится, и не каждого мы пугаем или смеемся над ним. Прокряхтел дед. – Все зависит от позыва внук.

– От какого позыва дедуля?– Малец подался вперед.

– Как тебе объяснить.  Вот ты идешь по лесу, если подходишь с осознанием к делу то лишнюю ветку не поломаешь или зверя не станешь пугать ради забавы, так?

– Конечно. – Кивнул лешонок. – А к чему, ведь лес это дом наш. Можно повеселиться. Но портить и ломать дом зачем?

– Вот видишь. Это твой внутренний позыв. – Подытожил старый леший.

– Так и человек, если пришел он в лес и чтит правила и нужды леса. Относится к нашему дому с почтением и уважением. Не сорит, не глумится, так чего ж его пугать или смеяться над ним. С таким надобно дружить и привечать. А вот, к примеру,  зашел человек и стал бить зверя без разбору, мусорить, уничтожать лес. Что же смотреть на это безучастно.

– Таким здесь не место. – Погрозил лешонок кулачком в пустоту. Дед только хрюкнул от смеха.

– Ответил я на твой вопрос? – Внук с серьёзным видом утвердительно кивнул.

– Вот еще хотел, что спросить деда. А как мы появились?

Леший сник, что-то сегодня внучок решил добить его. Такие вопросы подготовил, что просто однозначно и не ответишь.

– Сложный вопрос, деда? – В голосе внука сквозило лукавство.

– Не то чтобы сложный, но однозначно не ответишь. – Леший опять крякнул в бороду.

– Ну, так и быть. Пойдем издалека. – Вздохнул дед и настроился на долгий рассказ.

– Все живое, на земле начиная от муравья и заканчивая человеком, проживает свой круг жизни отведенный ему природой. Как круг заканчивается все поднимаются в высшее царство.

– А что они там делают деда, в высшем царстве? – У лешонка глаза стали круглыми.

– Ну как же внучок, я уже тебе рассказывал ты не внимательный. – Укоризненно покачал головой леший. – Высшее царство и есть наш общий большой дом. Оттуда, когда приходит время и воплощаются сюда на твердь. Там хранятся все знания, которыми мы пользуемся.

 

– Так происходит, если круг жизни заканчивается естественно. А вот, если круг жизни человека оборвать насильственно, или сам человек его оборвет, не дождавшись завершения, то душа его иногда не желает уходить в высшее царство.

– А почему деда? Ведь там так хорошо.

– Множество есть причин. Может не решенные вопросы ее держат на тверди. – Задумчиво протянул леший. – А может, что другое держит здесь. Вот такая душа однажды забрела в первозданный лес и поселилась там. И родился первый леший, значится так. Прародитель наш. – Леший вкусно причмокнул.

Внучок впал в задумчивость, переваривая рассказ деда.

– Так значит, мы можно сказать дальние родственники людям? – через время изрек он.

– Получается, что так. – Поглаживая бороду, подтвердил старый леший.  Со стороны заката затрещали ветки, и на поляну выкатился внук соседского лешего вредного и ворчливого старика.

Старый леший грозно сдвинул брови. Лешачок чуть оробел, но все, же подкатился к внучку они тихо пошептались и  лешонок повернулся к деду.

– Дедушка я пойду, проверю лесок? – Голос его звучал важно. Старый леший покряхтел для виду и важно кивнул в знак одобрения.

Внучок только этого и ждал и со своим другом уже скрылся в кустах. Детские голоса замерли где-то в чаще, а старый леший опять поскрипел суставами, уселся в удобную позу и заснул до следующей ночи.

Трактир

Запах кислой капусты стоял повсюду. Он въелся в пол, в бревна стен, в скатерти и занавески в трактире "На Пятницкой". Собственно подобных заведений на Пятницкой было предостаточно. И каждый был исключительным в чем-то своём.

Но мы с вами остановимся именно здесь. Ведь интересующие нас события вот, вот должны произойти. Ну, а пока мы ожидаем именно того самого момента осмотримся. Про запах кислой капусты мы уже выяснили, в остальном трактир был обычным питейным заведением. В небольшом деревянном помещении расположились множество столов со стульями, а практически возле входной двери стоял длинная стойка, за которой расположился высокий сухой мужичок. Он был похож на высохшую щепку. Кустистые брови нависли над черными угольками глаз, крючковатый нос и презрительная линия губ не добавляли ему привлекательности. Протерев и так чистую столешницу он уныло уставился в зал.

Дверь распахнулась и впустила сноп снега и морозного воздуха, он взлетел к потолку и стал метаться из угла в угол, как испуганное животное. Но минуты шли за минутами, и он растворился в вязком, тягучем местном воздухе трактира.

Из темноты проёма показалась грузная фигура купца Дорофеева. Его богатая соболья шуба была расстегнута и всем показывала расшитый золотом кафтан на внушительном животе. Окладистая борода поднималась то вверх, то вниз. Купец страдал отдышкой.

– Многоуважаемый Всеслав Савотеевич! – Начал лебезить трактирщик кланяясь.

– Никак шли от самой площади пешком. А ведь это всё в горку, да в горку. – Купец, наконец, отдышавшись, недовольно бросил ему в ответ.

– Да, уж пришлось милок. Сугробов навалило, лошаденке не пробраться, ноги переломает. – И грузно, шумно прошёл к столу, стоявшему наискосок от входной двери. Бросив шубу на ближайшую лавку, он упал прямо за стол. Его оплывшее красное лицо выражало злость и усталость. Пот шёл потоками мимо носа, с висков и крупными каплями капал купцу на кафтан.

Тут же перед ним оказалась большая кружка холодного кваса. Осушив его залпом и вытерев остатки огромной рукой Дорофеев уставился на трактирщика. Последнего слегка заштормило, он опустил скромно глаза и приготовился записывать заказ.

– Что изволите, батюшка – с? – Купец задумчиво поднял глаза вверх.

–Телятинки, растегаев, соляночку добавь, огурчиков бочковых. – Тут он запнулся, чмокнул губами и продолжил:

– Водочки да смотри не разбавленной. Знаю я тебя шельмец. – Спина трактирщика еще более склонилась.

– И чаю напоследок.

– Будет исполнено батюшка-с. – И трактирщик, кланяясь, удалился.

Всю эту сцену наблюдал импозантный мужчина, сидящий за соседним столиком, и загадочно улыбался.

Прошло полчаса, а купец Дорофеев так и сидел за пустым столом с пустой кружкой из под кваса. Глаза его уже подернулись красной поволокой гнева, он нервно стучал ногой и кровожадно смотрел на проходящих официантов. И когда терпения купца дошло до точки кипения, появился трактирщик с тремя официантами, которые держали полные подносы еды. Он подобострастно кланялся, улыбался и приносил изменения за задержку. А официанты шустро расставляли блюда на стол. Две минуты и Дорофеев изменившись в лице, чмокая губами, приступил к трапезе.

Мужчина, сидевший за соседним столом, усмехнулся, подняв уголки губ, щелкнул пальцами и тут же появившийся официант принял заказ на комплексный ужин и испарился. Мужчина поставил трость, с которой поигрывал, перекинул ногу на ногу и застыл в позе ожидания.

К концу ужина купец Дорофеев уже изрядно принявшись на грудь громко храпя лежал возле пустой рюмки. Мужчина, промокнув губы, еще раз щелкнул пальцами, и официант поставил перед ним дымящуюся чашку кофе.

– Теперь можно и усладить духовную жажду, не правда ли? – Мужчина бросил небрежный взгляд на стол Дорофеева.

– Я бы сперва немного поразмыслила прежде чем услаждать именно эту жажду. – Неожиданно раздался мягкий голос рядом. Мужчина, чуть прищурив глаза, поднял взгляд. Напротив него изящно приземлилась на стул прелестная женщина.

– Какая прелестная встреча. – Тихо сказал мужчина. Может, познакомимся? Девушка улыбнулась, но улыбка глаза не осветила. Она слегка наклонила голову в знак согласия. Мужчина легко поднялся, сделал поклон и представился.

– Вел, просто Вел. – Сев на место он махнул рукой, давая возможность представиться даме.

– Светослава.

– Новенькая? – Вопросительно подняв бровь, спросил мужчина.

– Простите? – Её мягкий голос завораживал. Но только не его.

– Так как на счёт услады духовной жажды?

– Думаю, Мессир, уже удовлетворил жажду. – Тихий мягкий голос проник к нему сквозь шум трактирной попойки. Мужчина неопределенно поднял бровь.

– Вот уж не думал, что встречусь с Легом высшего порядка в троесортном заведении. – Хмыкнул, пригубив кофе, Вел. В глазах Светославы появилось понимание, и после очередного глотка она спросила:

– Что Мессира заставила сойти со своего трона и опустится в грешный мир? – Мужчина вспыхнул, зрачки его превратились в вертельные, а радужка стала пылать огнём.

– Не кажется ли Легу даже высшего порядка вопрос неуместным? – Шипящим голосом спросил Вел.

– Ничуть. – Голос девушки не изменился. – Не кажется ли Вам Мессир, что это человек не стоит вашего внимания? – Девушка чуть склонила голову в сторону спящего Дорофеева.

– Так вы его Лег? – С понимаем в голосе сказал Вел.

– Отнюдь. Мессир, не правильно меня понял. – Чуть улыбнулась Светослава.

– Объяснитесь.

– Не в вашей юрисдикции, Мессир требовать у меня объяснения. – Глаза мужчины опять вспыхнули. Но в следующие мгновение он успокоился.

– Просветите меня, Лег тогда к чему наша встреча? Какое дело Вам до этого человека. – Он небрежно кивнул на спящего Дорофеева.

– Этот человек не так уж и плох, Мессир. – Задумчиво ответила девушка. – Он пережил тяжелую драму: умерла жена. Сейчас переживания особенно глубоки.

– О да, я полон сочувствия. – Иронично бросил мужчина. – Жена, как Родина её надо любить самозабвенно и без измен.

– Вы ёрничаете, Мессир?

– Шучу, вы правы. А что остается делать. – Вздохнул он.

– Усладе духовной вы противитесь. – Он посмотрел на Лега.

– Да, это так. Духовная услада за счет людей недоступна. – Мужчина даже поперхнулся, когда это услышал.

– Что? Что вы сказали? Недоступно? Ой, ли позвольте усомниться. – Девушка улыбнулась, у ней как-то по особенно засветились глаза. Мужчину это несколько насторожило. Он хотел высказать свою мысль, но в этом момент зашевелился Дорофеев и разговор утих. Оба наблюдали за купцом.

Последний же открыл свои мутные глаза, потянулся к бутыли вылил последние капли в рюмку опрокинул её, чмокнул губами и вновь захрапел.

– И это вы называете хорошим человеком? – Усмехнулся он опять. Девушка лишь улыбнулась.

– Ну, что ж раз купец под защитой, может, подберем другого. – Мужчина блеснул глазами.

– Не хочется Вас разочаровывать Мессир, но выбор ваш будет пуст. – Голос Лега был лёгок и тих. Мессир пережив медленный внутренний гнев, обратил свой взор, на Лега произнёс:

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: