Название книги:

Монголы на Руси. Русские князья против ханов восточных кочевников

Автор:
Джеремия Кэртин
Монголы на Руси. Русские князья против ханов восточных кочевников

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Изяслав, предупрежденный братьями, пришел только с частью войска, был принят и занял свое прежнее место в столице. Как только он оставил киевское войско, Всеслав поспешил в Полоцк и завладел этим городом.

Снова упрочившись в Киеве, Изяслав напал на Всеслава, выбил его из Полоцка и посадил туда княжить своего сына Мстислава. Когда этот сын умер, он послал туда другого сына – Святополка. Тем временем Всеслав отправился к чуди (финнам), собрал там из них большое войско и напал на Новгород, но ему снова сопутствовала неудача. Однако к колдуну примкнули новые воины, и он выгнал Святополка из Полоцка и на этот раз успешно удержал город.

Не сумев победить Чародея, Изяслав решил действовать в одиночку и начать с ним переговоры. Он не стал просить помощи у своих братьев; он не мог этого сделать, так как Святослав был настроен недружелюбно – на самом деле он строил заговор против Изяслава, стремясь как можно скорее стать хозяином Киева. Недовольные киевляне и жертвы гнева Изяслава нашли убежище у Святослава, который теперь обратился к своему брату Всеволоду с такими словами: «Изяслав вместе с Чародеем замышляет против нас. Если мы немедленно не изгоним его из Киева, он изгонит нас обоих из наших вотчин». Двое братьев стали действовать, и Изяслав был вынужден покинуть Киев во второй раз.

Святослав стал великим князем и отдал Чернигов Всеволоду. Изяслав уехал в Польшу. Он привез богатые подарки Болеславу Храброму и его магнатам, которые, однако, ничего не сделали, чтобы помочь ему, а в конце концов предложили уехать в какие-нибудь другие края. Тогда он отправился в Майнц и попросил помощи у Генриха IV – того самого императора, который ездил в Каноссу. Он вручил Генриху подарки и попросил помощи для борьбы со Святославом и Всеволодом. Генрих, довольный признанием своей власти великим князем Руси, немедленно отправил в Киев посольство, которое должно было потребовать восстановления Изяслава на киевском троне.

Польский король и Генрих были в то время врагами, поэтому Святослав немедленно заключил договор с королем и отправил своего сына Олега с сыном Всеволода Мономахом ему в помощь. Все усилия Генриха были тщетны, поэтому сын Изяслава поехал в Рим просить помощи у Григория VII – могущественного папы римского, который заставил Генриха IV стоять в легких одеждах на холоде в Каноссе.

Русский князь объявил, что его отец готов признать главенство папы римского, если Григорий вернет ему Киев. Папа немедленно написал польскому королю, упомянув подарки, полученные им от Изяслава, прежде чем выслать его из страны.

В такой ситуации союзник Генриха – король Богемии Вратислав узнал, что два русских князя идут с войском, чтобы напасть на него. Он попросил мира у Болеслава и получил его за тысячу гривен серебром. Затем Болеслав приказал Олегу и Мономаху вернуться, так как мир уже был заключен. Они ответили, что не смогут возвратиться без позора, если не добудут славы. Поэтому они продолжили путь, чтобы добыть себе славу. В течение четырех месяцев они «ходили» по земле Вратислава, то есть разоряли ее. Затем Вратислав дал им тысячу гривен серебром за мир.

Польский король, рассерженный на Олега и Мономаха и воодушевленный папой Григорием, пообещал Изяславу помощь и начал наступление на Киев. Тем временем Святослав умер, и Всеволод вышел с войском, чтобы сразиться с Болеславом, но, дойдя до Волыни, заключил мир, уступив Изяславу, который в третий раз стал великим князем, а Всеволод возвратился в Чернигов. Однако везде царила тревога.

Зимой 1076 г. Мономах поспешил в Новгород, чтобы помочь Глебу в борьбе с Всеславом Чародеем, который совершал набеги и обещал не давать покоя ни днем ни ночью, если ему не будет гарантировано то, на что он претендовал. Несколько месяцев спустя к Мономаху присоединился его отец Всеволод, и они выступили в поход на Всеслава, взяв с собой половецких воинов, которые впервые были наняты для участия в конфликте между князьями. Они напали на Всеслава, но не смогли его сокрушить; его передвижения были слишком быстры. Они могли опустошить окрестности, но не смогли подчинить себе колдуна или остановить его. Они могли только наблюдать и отражать удары, которые тот наносил то в одном, то в другом месте.

Но с востока надвигались еще большие беды. Владимир, Святослав, Вячеслав и Игорь – четыре сына Ярослава были уже мертвы, и все они оставили сыновей, которым их дядья не давали земель. После смерти Святослава в 1076 г., когда Всеволод вышел навстречу Изяславу и уступил ему Киев, Борис Вячеславович захватил черниговский трон, но удерживал его только восемь дней. Затем он умчался в Тмутаракань, где правителем был Роман Святославович. У Святослава было пятеро сыновей, которые владели хорошими землями, пока их отец был великим князем, но после его смерти они были изгнаны с этих земель своим дядей Изяславом. Глеб был вынужден покинуть Новгород и расстался с жизнью на севере среди финнов. Олег, изгнанный из Волыни, обратился сначала к своему дяде Всеволоду, но, когда не получил от него помощи, поехал в Тмутаракань в поисках людей, которые могли бы помочь ему. Тем временем Изяслав и Всеволод отдали все имевшиеся у них земли своим сыновьям.

Два года спустя, в 1078 г., Олег и его двоюродный брат Борис повели войско, состоявшее из половцев и других воинов, на Чернигов, напали на Всеволода и победили его. Тогда Всеволод обратился к Изяславу за поддержкой, и два князя со своими сыновьями Ярополком и Мономахом выступили в поход на Олега и его кузена. Борис был убит, сражаясь в первых рядах, и копье пронзило тело великого князя Изяслава. И хотя эти два князя пали, сражение продолжалось до тех пор, пока войско Олега не было разбито, а сам он не умчался с поля боя, с большим трудом унося ноги. Так один сын и один внук Ярослава пали в этой отчаянной борьбе между дядьями и племянниками (октябрь 1078 г.).

Теперь великим князем стал последний сын Ярослава Мудрого Всеволод, и проблемы, стоявшие перед ним, были огромными.

Как уже говорилось, у Ярослава Мудрого было шестеро сыновей: Владимир, Изяслав, Святослав, Вячеслав, Игорь и Всеволод. Старший сын Владимир умер раньше своего отца и оставил одного сына Ростислава, который был впоследствии отравлен в Тмутаракани греками из Херсонеса. У Ростислава были три сына: Рюрик, Володарь и Василько. Рюрик умер рано, а Володарь и Василько жили долго и создавали большие проблемы.

Вячеслав – четвертый сын Ярослава – умер будучи князем Смоленским, оставив после себя одного сына Бориса, который, как мы уже упоминали, погиб в бою со своим дядей Изяславом. Пятый сын Игорь умер молодым, оставив сына Давыда. Шестой сын Ярослава Законодателя Всеволод был теперь великим князем Руси. Из всех сыновей Святослава четверо были живы: Олег, Роман, Давыд и Ярослав. Семь потомков Ярослава Мудрого были исключены из круга наследников, кроме Всеслава Полоцкого – Чародея, который требовал для себя равных прав с сыновьями Ярослава и не успокоился бы, пока не получил их.

Получив власть в Киеве, Всеволод отдал Чернигов своему сыну Мономаху, а Ярополку Изяславичу – Волынь. Он ничего не дал ни одному из недовольных княжичей. Такое поведение разозлило Олега, отец которого был великим князем Киевским благодаря помощи и с согласия Всеволода, данного либо по принуждению, либо добровольно. Так что в 1079 г. Олег послал своего брата Романа с войском половцев воевать с Всеволодом, который вышел к нему навстречу, но заключил мир с половцами, откупившись от них не сражаясь. Так как Роману нечего было дать им, за исключением обещания трофеев, за которые они еще должны повоевать, половцы отступились от него и убили его. Затем они вернулись, схватили Олега и отдали его грекам из Херсонеса, которые отправили его в кандалах на Родос. Ратибора Всеволод сделал посадником в Тмутаракани, и он правил там до тех пор, пока Давыд Игоревич вместе с Василько и Володарем Ростиславичами не приехали на следующий год, не выгнали его из Тмутаракани и не стали править там по-своему. Олег, который бежал из ссылки, появился годом позже, заточил в темницу трех князей и предал смерти тех половцев, которые убили Романа. Позже он освободил княжичей, которым теперь пришлось искать земли в своих краях.

В 1084 г. Василько и Володарь исчезли из Волыни, где они жили вместе с Ярополком. Они исчезли, но возвратились с войском и выгнали Ярополка. Теперь Мономах по приказу своего отца выступил против этих двух князей, изгнал их и восстановил Ярополка на троне после многих сражений и усилий.

Сын Игоря Давыд использовал средства иного рода. Какое-то время он оставался в Тмутаракани, затем со своими воинами поехал к устью Днепра и стал останавливать там все корабли, торговавшие с Царьградом, и забирать у них товары. Это положило конец торговле с Византийской империей. От этого немедленно пострадала казна Всеволода, и он был вынужден пойти на уступки. Он отдал Давыду часть Волыни и снова получил возможность свободно торговать с Царьградом.

Ярополк, глубоко оскорбленный этим даром Давыду, уменьшившим его собственные владения, начал набирать людей в войско и готовиться к войне. Узнав об этом, Всеволод послал своего сына Владимира Мономаха напасть на Ярополка, но Ярополк бежал в Польшу, оставив жену, мать и богатства в Луцке. Было совершено нападение на Луцк, который сдался Мономаху, а тот захватил семью Ярополка вместе со слугами и сокровищами и посадил Давыда Игоревича править всей Волынью.

В это же время, по-видимому, сыновьями Ростислава был завоеван Галич. Они отняли его у польского короля, который состоял в дружеских отношениях с Ярополком.

На следующий, 1086 г. Ярополк вернулся из Польши, замирился с Мономахом и снова стал княжить в Волыни. Его земли, видимо, не приносили ему большой пользы, так как вскоре после своего прибытия он уехал в Звенигород. Он был убит в пути человеком по имени Нерадец, который скрылся и нашел прибежище у Рюрика Ростиславича в Галиче.

В том же году Всеволод пошел войной на Володаря и Василько, но в конце концов помирился с ними. После этого на Волыни некоторое время было спокойно. Но большие проблемы создавал Всеслав Чародей, который после восшествия Всеволода на киевский престол сжег Смоленск – весь, кроме крепости. Мономах быстро нашел его с помощью людей о двуконь (когда человек едет верхом на одном коне, а другого ведет в поводу), но Чародей скрылся. Последовали повторные поиски, в которых принимали участие люди из Чернигова и союзники-половцы. По дороге они захватили врасплох Минск и не оставили в городе ни одного человека или животного.

 

Глава 2
Владимир мономах

В 1093 г. Всеволод умер в возрасте шестидесяти четырех лет. Его преемником стал Святополк Изяславович, слабый и никчемный человек. И тогда начались проблемы и беспорядки. «Это были времена, – поется в старой песне, – когда были посеяны раздоры, когда они, как зерна, проросли в полях, когда жизнь людей укоротилась из-за княжеских междоусобиц, когда редко звучала песнь землепашца, а чаще – крики ворон над трупами». Мономах, самый храбрый и талантливый из потомков Ярослава, мог бы захватить киевский трон, если бы захотел, да и киевляне умоляли его сделать это, но он боялся гражданской войны и отказался, сказав: «Отец Святополка был старше моего отца, он первым правил в Киеве».

Святополк, жадный и жестокий, быстро проявил свой характер. Приехали послы от половцев вести переговоры о мире. Он бросил их в темницу. Когда половцы узнали об этом оскорблении, они начали войну, бросив все свои силы.

Тогда Святополк освободил послов и запросил мира, но не получил его. Он немедленно начал готовиться к войне, но небольшой. Наконец, он послушался совета и попросил помощи у Мономаха, который пришел вместе со своим братом. Три князя объединенными силами напали на половцев, хотя Мономах настаивал на мире, так как враг заметно превосходил их численно. Русские были разбиты в жестоком бою, а брат Мономаха Ростислав утонул при переправе реки. Сам Мономах еле спасся, пытаясь его вытащить. Воодушевленные победой, половцы поспешили к Киеву, уничтожая все на своем пути. Святополк, который укрылся в столице, собрал свежее войско и вышел сразиться с врагом во второй раз, но снова был разгромлен и бежал в Киев лишь с двумя приближенными.

Так как теперь Святополк сильно желал мира, он дал половцам то, чего они просили, и взял ханскую дочь в жены.

Олег, сын Святослава Черниговского, один из самых решительных и активных людей в XI в., тоже пришел торговаться о мире и привел новое половецкое войско. Сокрушительные поражения, которые потерпели его двоюродные братья, проторили для него дорогу. Он осадил Чернигов, разорил его окрестности, сжег церкви и деревни. Восемь дней его половцы бились у крепости, и тогда Мономах послал Олегу сообщение, гласящее, что для того, чтобы прекратить кровопролитие и разрушения, он уйдет из города. На этой основе был заключен мир, и Олег стал хозяином в Чернигове.

Теперь столицей Мономаха стал Переяславль и продолжал оставаться ею на протяжении всего периода тяжелых испытаний и ожидания. Переяславль был городом, на который половцы нападали в первую очередь, когда шли на Русь. Мономах прожил три года в этой открытой опасностям столице, испытывая недостаток средств и отражая бесконечные нападения половцев. В 1095 г. два хана, Итларь и Китан, пришли в Переяславль торговаться о мире, то есть забрать деньги в обмен на обещание мира, а затем нарушить обещание.

Итларь вместе со своими воинами вошел в крепость, чтобы переночевать в ней, и был размещен в доме прославленного боярина Ратибора.

Китан остался между внешней и внутренней стенами, и Мономах отдал Китану своего сына Святослава в качестве заложника безопасности Итларя.

Человек по имени Славата, приехавший в тот день по какому-то делу от Святополка Киевского, уговорил Ратибора получить согласие Мономаха на убийство этих половцев. «Как я могу позволить это? – воскликнул Мономах. – Я дал слово Итларю». – «Половцы тебе дают клятвы, а затем убивают и разоряют нас со всех сторон. И в этот раз они так сделают». После долгих уговоров Мономах уступил, и в ту ночь были посланы люди, которые похитили Святослава, а затем убили Китана с его спутниками. Итларь, находившийся в доме Ратибора, ничего не знал о случившемся. На следующее утро люди Ратибора залезли на крышу дома, в котором остановился Итларь, вскрыли ее и убили половецких воинов стрелами. Святополк и Мономах немедленно вышли в степь на половцев и послали к Олегу гонца за подмогой в битве. Олег пришел, но держался в стороне, полный подозрений. Двоим князьям сопутствовал успех. Половцы, застигнутые врасплох, потерпели жестокое поражение. Князья захватили людей, скот, коней и верблюдов и возвратились домой с богатой добычей.

Поведение Олега сильно разгневало Святополка и Мономаха. «Ты не желаешь присоединяться к нам в борьбе против подлого врага, – сказали они. – В твоем доме сейчас живет сын Итларя; отдай его нам или убей его». Олег не уступил двоюродным братьям. Вскоре после этого они прислали ему весточку: «Приезжай в Киев на совет, чтобы мы могли защищать Русь вместе». «Я не позволю священникам и простолюдинам судить меня», – ответил Олег. Такой ответ рассердил киевлян, и Святополк и Мономах объявили Олегу войну, не задавая других вопросов. «Ты не хочешь помочь нам разгромить язычников, – сказали они, – или держать с нами совет. Ты плетешь интриги, чтобы сделать врага сильнее. Пусть Бог нас рассудит» (эта фраза – объявление войны).

Теперь двое князей выступили в поход на Чернигов. Олег бежал оттуда в Стародуб и заперся там. Князья осадили это место и на протяжении тридцати трех дней совершали энергичные атаки, но оборона была самой упорной. Наконец, осажденные выбились из сил, и Олег был вынужден просить мира. «Отправляйся к своему брату Давыду, – был ответ князей, – и приезжай вместе с ним в Киев. Киев – мать городов русских. В Киеве правили наши предки. Встретимся там и решим все вопросы». Олег поцеловал крест в знак согласия и отправился в Смоленск к Давыду, но, когда он приехал к городу, смоляне не пустили его, так что он повернул обратно и поехал в сторону Рязани.

Так как Олег и Давыд не приехали в Киев договариваться о мире и держать совет, двое князей выступили в поход на Смоленск. Давыд теперь замирился с ними на неизвестных нам условиях, тогда как Олег со своим войском и воинами, посланными ему тайно Давыдом, пошел на Муром, чтобы изгнать оттуда Изяслава, сына Мономаха. Изяслав с многочисленным войском вышел навстречу Олегу. «Иди в Ростов, который принадлежал твоему отцу, – сказал Изяслав, – но оставь долю моего отца». «Я хочу быть здесь», – ответил Олег. И Изяслав дал ему сражение. Бой был ожесточенный, и Изяслав пал у стен Мурома. Тогда город получил Олег и сразу же поспешил в Суздаль, который тоже ему сдался. Некоторых горожан он взял в плен, а других выслал в разные места на своей земле, но отнял у них всю собственность. Затем он появился у Ростова, который немедленно ему сдался, и он назначил там людей для сбора налогов.

Теперь Олег владел всеми землями, связанными с Муромом. При таком положении дел к нему приехал посланец новгородского князя Мстислава с таким сообщением: «Оставь Суздаль и Муром. Больше не забирай чужих княжеств. Я помирю тебя со своим отцом, хоть ты и убил моего брата Изяслава».

Олег не захотел его послушаться. После такой победы он не хотел мира. Он планировал взять Новгород, куда он уже отправил своего брата Ярослава, и собирался идти ему на помощь. Мстислав послал людей, и они схватили сборщиков налогов Олега. Ввиду всего этого Ярослав предупредил Олега, что ему следует остерегаться и что идет новгородское войско. Олег вернулся в Ростов, но Мстислав последовал за ним. Тогда он оставил Ростов и отправился в Суздаль; его враг поспешил следом. Олег сжег Суздаль и бежал в Муром. Мстислав дошел до Суздаля и остановился. Из Суздаля он снова отправил посла, чтобы договориться о мире, если будет такая возможность.

Сомневаясь в победе с помощью войска, Олег теперь попытался добиться ее с помощью стратегической игры. Он отправил в ответ с виду дружеское сообщение и был настороже.

Думая, что мир близок, Мстислав разместил большую часть своего войска в деревнях на некотором расстоянии. Во время дневной трапезы пришла весть о том, что враг быстро приближается. Олег думал, что внезапное нападение обратит его племянника в бегство, но Мстислав проявил твердость. Он быстро собрал всех своих воинов, и, когда Олег подходил к Суздалю, перед ним уже стояло готовое к бою войско. Четыре дня двое князей стояли друг перед другом со своими войсками; ни один из них не начинал тяжкую битву. Тем временем Мономах спешно послал Мстиславу подкрепление – половцев под командованием другого своего сына, Вячеслава. На пятый день Олег пошел на штурм Суздаля, а Мстислав, оставив половцев в засаде для нападения в критический момент, вышел к нему навстречу.

Началось сражение, и Мстислав с новгородскими воинами обрушился на врага, и тогда половцы под знаменем Мономаха внезапно атаковали войско Олега с фланга. Паника обуяла его воинов при виде знамени; они думали, что на них напал сам Мономах, и в беспорядке бежали с поля боя.

Олег бежал в Муром, где оставил своего брата Ярослава, и с максимально возможной скоростью пошел на Рязань. Мстислав поспешил в Муром, заключил мир с его жителями и освободил людей, ранее схваченных Олегом, а затем пустился за ним вдогонку. Узнав о приближении Мстислава, Олег покинул Рязань. Мстислав пришел к соглашению с рязанцами, как он это сделал в Муроме. Он отправил второе письмо Олегу, склоняя его помириться с двоюродными братьями. Олег пообещал помириться, и Мстислав написал Мономаху от имени Олега, который был его крестным отцом. Благодаря этому письму Мономах, сильно желавший положить конец распрям между князьями, отправил спокойное, но твердое послание Олегу. В результате в 1097 г. состоялась встреча князей в Любече – местечке на восточном берегу Днепра на черниговских землях.

Сидя на одном ковре, они договорились так: чтобы положить конец междоусобной войне, каждый князь или группа князей должны получить земли, которыми владели его или их отцы; поэтому Святополк получил Киев с Туровом; к Владимиру отошло все, чем владел его отец Всеволод, – Смоленск с Ростовом и его поселениями. Новгород достался Мстиславу, который победил Олега; сыновья Святослава – Олег, Давыд и Ярослав получили черниговские земли. Оставались еще изгои или сироты – князья, исключенные из круга наследников: сын Игоря Давыд и сыновья Ростислава Василько и Володарь. Давыду была отдана Волынь или то, что осталось от нее после урезания земли у этого княжества. Перемышль достался Володарю, а Теребовль – Василько.

После того как все было так полюбовно решено, князья поцеловали крест и провозгласили, что если один из них поднимет руку на другого, то все остальные будут ему противодействовать и против него будет святой крест. Потом они поцеловались и расстались.

На этой встрече в Любече был установлен порядок наследования земель на восточном берегу Днепра путем передачи владений Святослава его сыновьям. Но на западном берегу этой реки, как мы увидим, существовали неиссякающие источники проблем. В Полоцке правил неугомонный Всеслав Чародей, все еще не признанный и недовольный. В Волыни был Давыд, сын Игоря; по соседству с ним жили сыновья Ростислава, у которых было немного земель, которые Давыд считал частью Волыни. Князь Теребовля Василько был известен своей активностью и предприимчивостью. Он уже водил половцев в Польшу и планировал новые подвиги. Уже тогда воины из разных племен приходили служить под его началом. Давыд, коварный и хваткий, но не воин, пребывал в постоянном страхе перед Василько. Прежде чем закончился совет в Любече, три человека из свиты Давыда – Турияк, Василий и Лазарь – убедили своего господина в том, что Мономах и Василько составили план и готовы действовать против него. По их словам, Василько собирался получить Волынь – земли Давыда, а Мономах – отнять Киев у Святополка. Этот сценарий угрожал Давыду потерей власти и смертью или ссылкой. Он прекрасно знал, что означают скитания и поиски власти, так что по дороге в Киев он рассказал об услышанном Святополку и добавил: «Если мы немедленно не схватим Василько, то ни ты не останешься в Киеве, ни я – в Волыни». Так как Святополк сомневался в правдивости его слов, Давыд развил свою мысль: «Он убил твоего брата Ярополка и сейчас замышляет против нас обоих; он заодно с Мономахом».

Святополк хотел, чтобы Василько был схвачен, но чтобы ответственность за это полностью легла на Давыда. «Если ты говоришь правду, – сказал он, – сам Бог будет свидетелем на твоей стороне. Если же ты говоришь неправду, Он будет судить тебя».

Когда Василько приехал в Киев и Святополк пригласил его на пир в честь своих именин, тот с извинениями отказался, сказав, что его люди ушли вперед и ему нужно догнать их. Узнав об этом, Давыд послал Василько такое сообщение: «Не обижай своего старшего брата, останься на пир». Василько отклонил даже эту просьбу. Тогда Давыд обратился к Святополку: «Здесь, в твоей столице, он смеет оказывать тебе неуважение. Что же будет делать этот человек на своих землях? Он захватит Пинск и другие города, вот тогда ты вспомнишь мои слова. Пошли людей схватить Василько и отдай его мне; я позабочусь о нем».

 

Святополк уступил и послал Василько приглашение прийти к нему в дом. «Если ты не останешься на мой пир, – сказал он, – приходи ко мне наутро и побудь немного со мной и Давыдом».

Василько согласился и уже был в пути, когда встретивший его слуга предупредил: «Не ходи, князь. Они схватят тебя». «Да свершится воля Божья», – ответил Василько и, перекрестившись, поехал дальше. По приезде Святополк встретил его в дверях своего дворца и сердечно приветствовал. Затем появился Давыд, и Василько вместе с его двумя родственниками пригласили позавтракать. Некоторое время спустя Святополк вышел будто бы для того, чтобы отдать распоряжения, а Давыд под каким-то предлогом последовал за ним. В следующий же момент в комнату вбежали люди, схватили Василько и заковали его в двойные кандалы.

Теперь Святополк спросил совета у бояр и духовенства. Бояре ответили уклончиво, а священники встали на сторону Василько и настойчиво просили князя Киевского освободить его. Святополк, казалось, был в нерешительности. «Это все дело рук Давыда, – заявил он. – Я тут ни при чем». Давыд немедленно вмешался и сказал: «Если ты его освободишь, то мы не останемся князьями». «Тогда он – твоя забота», – ответил Святополк, и Василько был передан Давыду, который немедленно ослепил его.

Мономах заплакал, когда узнал об этом трагическом событии. «Отродясь у нас никто такого не совершал!» – вскричал он и немедленно послал к сыновьям Святослава – Олегу и Давыду за подмогой, чтобы наказать преступника. Они быстро приехали вместе со своими войсками. Затем трое князей обратились с вопросом к Святополку: «Зачем творить такое беззаконие? Зачем сеять вражду между князьями? Зачем нужно было выкалывать глаза твоему брату? Если он совершил проступок, то почему не обвинить его в нашем присутствии? Мы наказали бы его, если он виновен. Теперь скажи нам, в чем была его вина, что он тебе сделал?»

«Давыд сказал мне, – ответил Святополк, – что Василько убил Ярополка, моего брата, что он готовился убить меня, что Мономах хочет захватить Киев, а Василько – Волынь. Я должен был позаботиться о своей жизни. Кроме того, это Давыд, а не я ослепил Василько. Давыд увез его и по дороге домой выколол ему глаза».

«Не перекладывай свои грехи на Давыда. Не на его земле, а на твоей было совершено это деяние», – ответили посланники и уехали.

На следующий день, когда трое князей выступили в поход против Святополка, он собрался бежать из столицы, но киевляне вмешались и послали его мачеху к Мономаху. Вместе с ней отправился митрополит Николай просить от имени города не начинать войну со Святополком. Они представили такие доводы, что Мономах был тронут и отправил следующее предписание: «Раз это беззаконие совершил один Давыд, как ты говоришь, то ты, Святополк, ступай войной на Давыда и либо возьми его в плен, либо изгони с его земель». Святополк заявил, что готов это сделать.

Тем временем Василько находился в плену у Давыда, который зимой захватил все города, какие только смог, и следующей весной перед Пасхой пошел захватывать земли, которые еще оставались у его пленника. Однако на границе он столкнулся с Володарем, готовым сражаться, поэтому Давыд нашел себе убежище в Бужске. Володарь без промедления направился туда и отправил Давыду послание с таким вопросом: «Почему ты совершил так много зла и не хочешь раскаяться в нем? Посмотри, какой огромный вред ты уже причинил».

Давыд возложил вину на Святополка. «Разве я сделал это? – вопросил он. – Разве это произошло в моей столице? Я боялся, что со мной обойдутся так же, как с твоим братом. Я был несвободен; я был в их власти». «Бог знает, кто из вас виновен, – сказал Володарь. – Отдай мне моего брата, и я помирюсь с тобой». Давыд был рад сбыть Василько с рук; был объявлен мир, и они расстались. Однако этот мир продлился недолго, так как Давыд не хотел уступать города, которые захватил после ослепления Василько. Вот почему двое братьев напали на него во Всеволоде. Но Давыд скрылся, заперся во Владимире и стал ждать.

Всеволод был взят штурмом и сожжен. Когда жители стали убегать из пылающего города, Василько приказал Володарю убить их. Так он отомстил за свои обиды невинным людям.

Затем двое братьев поспешили к Владимиру. «Мы пришли, – заявили они горожанам, – не воевать с вами, а найти Турияка, Василия и Лазаря – людей, которые гнусно лгали Давыду. Послушав их, Давыд совершил страшное зло. Выдайте нам этих троих. Если вы будете их защищать, то мы начнем штурм». Горожане посоветовались и сказали Давыду: «Выдай этих трех человек. За тебя мы готовы сражаться, а за них – нет». «Их здесь нет», – ответил Давыд. Он уже отправил этих людей в Луцк, чтобы спасти. Горожане заставили его вернуть Василия и Лазаря; Турияк бежал в Киев и так спасся. Был заключен мир, а на следующее утро Василий и Лазарь были повешены на двух виселицах напротив города Владимира.

Святополк обещал пойти войной на Давыда и изгнать его, но все это время он ничего не предпринимал. Он выступил в поход только через год, да и тогда пошел не прямиком, а в пограничный Брест, где заключил союз с поляками. Он боялся нападать в одиночку и начал действовать только тогда, когда Володарь и Василько разгромили Давыда. И даже тогда он хотел, чтобы ему помогали поляки. Он также заключил союз с Володарем и Василько и крест им целовал.

Давыд тоже отправился в Брест, чтобы получить помощь от поляков, и дал пятьдесят золотых гривен королю Владиславу Герману в качестве подарка. «Помоги мне!» – попросил Давыд. «Святополк в Бресте, – сказал король. – Я помирю тебя с ним». Однако Владислав вскоре узнал на собственном опыте, что дружба со Святополком для него более выгодна, чем с Давыдом. Киевский князь делал ему более дорогие подарки, а сыну Владислава он отдал свою дочь в жены. Поэтому король сказал Давыду, что ему не удалось договориться со Святополком. «Иди домой, – сказал он. – Я пришлю помощь, если твой двоюродный брат нападет на тебя».

Давыд отправился домой и долгое время ждал. Святополк осадил Владимир. Давыд держался в надежде на помощь поляков, которая так и не пришла. В конце концов он сдался, и двое князей заключили мир. Давыд ушел из города, а Святополк, с триумфом войдя во Владимир, подумал о Володаре и Василько. «Они сейчас занимают земли, которые принадлежали моему отцу», – подумал он и выступил в поход против двух братьев, забыв, что еще совсем недавно он им крест целовал. Однако ему оказалось очень трудно сладить с этими князьями. Когда он шел, чтобы вторгнуться в их земли, Володарь и Василько встретили его у границы. Перед немедленно последовавшим сражением Василько показал крест, который целовал Святополк, и крикнул ему: «Смотри, что ты целовал, чтобы доказать свою верность мне. Ты отнял у меня зрение, а теперь пытаешься убить. Пусть этот святой крест будет между нами».

Последовавшее сражение было беспощадным. Святополк был вытеснен с поля боя и отступил во Владимир, где посадил править своего сына Мстислава, а другого своего сына, Ярослава, послал в Венгрию просить помощи в борьбе с Володарем и Василько, а сам тем временем ушел в Киев.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Центрполиграф
Поделиться: