Название книги:

Алиса в Стране чудес

Автор:
Льюис Кэрролл
Алиса в Стране чудес

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Безумное чаепитие


Перед домом под деревом Мартовский Заяц и Шляпник сидели за столом и пили чай. Сурок, пристроившись между ними, похоже, заснул, и его приятели, облокотившись на него, как ни в чём не бывало вели беседу.

«Хорошо, что Сурок крепко спит и ничего не замечает», – подумала Алиса.

Хотя стол был большой, Мартовский Заяц, Шляпник и Сурок теснились с одного края.

– Места нет! Места нет! – закричали в один голос Заяц и Шляпник, заметив Алису.

– Как же нет? Здесь места предостаточно, – возмутилась Алиса и села в кресло, стоявшее с другого края стола.

– Хочешь печенья? – любезно спросил Мартовский Заяц.

Алиса, взглянув на стол и ничего, кроме чая, не обнаружив, заметила:

– Но я не вижу здесь никакого печенья.

– А его и нет, – согласился Мартовский Заяц.

– В таком случае очень невежливо с вашей стороны предлагать печенье, которого нет, – обиделась Алиса.

– А с твоей стороны очень невежливо садиться за стол без приглашения, – заметил Заяц.

– Но стол такой большой, и я подумала, что он накрыт не только для вас троих.

– Знаешь что? – вдруг подал голос Шляпник. – Тебе надо бы подстричься. Уж очень у тебя длинные волосы.

Прежде чем сказать это, он с большим любопытством рассматривал гостью.

– Очень невоспитанно делать замечания незнакомым людям, – строго сказала Алиса. – Неужели вы не знаете этого?

Шляпник с удивлением уставился на неё, а потом спросил:

– Чем ворон похож на письменный стол?

«Ну, теперь, кажется, будет повеселее! – подумала Алиса. – Зд́орово, что он вспомнил про загадки!»

– Что ж, попробую отгадать.

– Ты уверена? – засомневался Мартовский Заяц.

– Да. То есть я думаю, что отгадаю, если попробую. Это ведь одно и то же.

– Совсем не одно и то же! – воскликнул Шляпник. – Вот, например, я могу сказать: «Я вижу всё, что ем», – или: «Я ем всё, что вижу». Разве это одно и то же?

– Конечно, нет, – добавил Мартовский Заяц. – Ещё пример: «Мне нравится всё, что я имею» или «Я имею всё, что мне нравится». Это далеко не одно и то же.

– Конечно, не одно и то же, – проговорил будто во сне Сурок. – Это как «Я дышу, когда сплю» и «Я сплю, когда дышу».

– Для тебя это как раз всё равно, – сказал Шляпник.

Аргументы были исчерпаны, а Алиса пыталась сообразить, чем же ворон похож на письменный стол.

Шляпник первым прервал молчание.

– Какое у нас сегодня число? – обратился он к Алисе и, вынув из кармана часы, стал озабоченно то и дело их встряхивать и подносить к уху.

– Четвёртое, – ответила Алиса.

– Врут, отстали на два дня, – со вздохом сказал Шляпник и с досадой прибавил, обернувшись к Зайцу: – Я говорил тебе, что сливочное масло не годится для часов.

– Это превосходное масло! – возразил тот.

– В него могли попасть крошки, – проворчал Шляпник. – Не следовало брать масло хлебным ножом.

Мартовский Заяц взял часы, с грустью посмотрел на них и опустил в свою чашку.

– Да, масло было превосходное, – повторил он, вынув часы из чашки.

Алиса, заглядывая ему через плечо, с любопытством рассматривала их.

– Какие странные часы! Они показывают только число, а время – нет.

– А разве надо? – пробормотал Шляпник. – Разве твои часы показывают, какой теперь год?

– Конечно, нет. Да и незачем: тогда весь год стрелки стояли бы на одних и тех же цифрах.

– Вот то же самое с моими часами, – вздохнул Шляпник.

Алису очень удивили его слова, поскольку, как ей казалось, в них не было никакого смысла.

– Я не совсем понимаю вас, – сказала она как можно вежливее.

– А Сурок опять заснул! – воскликнул, ничего не ответив Алисе, Шляпник и плеснул горячим чаем на нос Сурку.

Тот недовольно мотнул головой и проговорил, не открывая глаз:

– Конечно, конечно, я именно это и хотел сказать.

– Ну что, отгадала ты загадку? – повернулся к Алисе Шляпник.



– Нет, сдаюсь, – пожала плечами Алиса. – А какая разгадка?

– Не имею ни малейшего понятия, – сказал Шляпник.

– И я не знаю, – признался Мартовский Заяц.

Алиса, вздохнув, заметила:

– Какой смысл загадывать загадку, у которой нет отгадки? Только даром время терять.

– Если бы ты знала Время, как знаю его я, – воскликнул Шляпник, – то не говорила бы так! Ты вообще когда-нибудь разговаривала с ним?

– Конечно, нет. Я даже не понимаю, что вы имеете в виду.

– Ну ещё бы тебе понять! Так знай же: когда ты в хороших отношениях со Временем, то оно делает для тебя всё, что пожелаешь. Положим, пробило девять часов – начало уроков. Но стоит тебе только шепнуть Времени, что учиться не хочешь, и стрелки побежали бы быстрее. Раз – и половина второго, пора обедать!

– Вот бы это случилось сейчас! – пробормотал себе под нос Мартовский Заяц.

– Конечно, это было бы чудесно, – задумчиво проговорила Алиса, – но ведь тогда я и проголодаться не успею к обеду.

– Сначала конечно. Но ведь стрелки могли бы стоять на половине второго сколько угодно.

– Значит, вы именно так и делаете? – спросила Алиса.

– Теперь нет, – сокрушённо покачал головой Шляпник. – Я поссорился со Временем в марте, когда вот этот, – показал он на Мартовского Зайца, – помешался. У Королевы был званый вечер, и я там пел:

 
Чижик-пыжик, где ты был?
    На лугу гусей давил!
 

Вы, может быть, знаете эту песенку?

– Что-то похожее слышала.

– Дальше поётся так:

 
Гуся сцапал, сцапал двух,
    Общипал перо и пух…
 

Тут Сурок встрепенулся и пропел сквозь сон «пух, пух, пух», без конца повторяя это слово, так что пришлось его ущипнуть, чтобы заставить умолкнуть.

– Ну так вот: только я закончил первый куплет, как Королева крикнула: «Он отнимает у нас время! Отрубить ему голову!»

– Как несправедливо и жестоко! – воскликнула Алиса.

– С тех пор Время обиделось на меня, – мрачно проговорил Шляпник, – и больше не исполняет ни одной моей просьбы. У нас теперь всегда пять часов.

– Так вот почему у вас стол накрыт к чаю?!

– Именно поэтому, – горестно вздохнул Шляпник. – Ведь ты знаешь, что в это время все пьют чай. Увы, мы даже не успеваем мыть посуду – у нас вечное чаепитие – и просто пересаживаемся на другое место: раз не ты пил из этой чашки, она считается чистой.

– Значит, вот так и сидите и пьёте чашку за чашкой? – изумилась Алиса.

– Да, так и пересаживаемся: от одной чашки к другой.

– Но ведь из всех чашек уже пили, а чистых нет?

– Давай-ка лучше сменим тему. – Мартовский Заяц зевнул и обратился к Алисе: – Расскажи нам какую-нибудь историю.

– Я не знаю интересных историй, – смутилась Алиса этим неожиданным предложением.

– Тогда пусть рассказывает Сурок! – воскликнули в один голос Шляпник и Мартовский Заяц и начали щипать соню, пытаясь разбудить.

– Я не спал, – проговорил Сурок хриплым со сна голосом, открывая глаза. – И слышал всё, о чём здесь говорилось, друзья мои!

– Расскажи нам что-нибудь, – попросил Мартовский Заяц.

– Да, пожалуйста, расскажите, – поддержала его Алиса.

– И поскорее начинай, – прибавил Шляпник, – пока снова не уснул.

– Давным-давно, в стародавние времена, – начал Сурок, – жили-были три маленькие сестрицы: Элси, Лесси и Тилли. А жили они на дне колодца…

– Что же они там ели? – спросила Алиса, которую всегда интересовала тема еды.

– Они ели… только одну патоку, – подумав, ответил Сурок.

– Но этого не может быть! – усомнилась Алиса. – Они заболели бы.

– Это и произошло, – подтвердил Сурок. – Они были очень-очень больны.

Алиса старалась представить себе, как это можно существовать на дне колодца, питаясь одной патокой. Всё это показалось ей очень странным, и она вновь спросила:

– Скажите, а почему они жили на дне колодца?

– Не хочешь ли выпить ещё чашечку чаю? – решил остановить расспросы Мартовский Заяц.

– А я вообще не пила чай, так что никак не могу выпить ещё. – Но чтобы выйти из затруднительного положения, она налила себе чаю, намазала кусок хлеба маслом и повторила: – Так почему же они жили на дне колодца?

– Потому что он был паточный, – ответил, немного подумав, Сурок.

– Таких колодцев не бывает! – с досадой воскликнула Алиса.

– Тсс-с! – зашипел Заяц, а Сурок обиженно проговорил:

– Если ты не умеешь вести себя в обществе, то сама и досказывай эту историю.

– Нет, пожалуйста, продолжайте. Я больше не буду вас перебивать.



– Эти три маленькие сестрицы, – продолжил свой рассказ Сурок, – учились… учились рисовать.

– Что же они рисовали? – не удержалась Алиса, забыв о своём обещании не перебивать.

– Патоку, конечно, – ответил Сурок, на этот раз ни на минуту не задумавшись.

– Мне нужна другая чашка, – заявил Шляпник. – Давайте пересядем.

Он вышел из-за стола, Сурок последовал за ним, Мартовский Заяц сел на его место, а Алиса очень неохотно заняла место Мартовского Зайца. От всех этих действий выиграл только Шляпник, оказавшийся теперь в кресле. А Алиса оказалась в худшем положении, потому что Мартовский Заяц пролил молоко на своё блюдце, которое теперь досталось Алисе.

– Я только не понимаю, – осторожно начала Алиса, не желая обидеть Сурка, – откуда они брали патоку?

– Ведь можно же брать из колодца воду, – ответил ей Шляпник. – Почему же нельзя патоку?

– Но ведь они жили в самом паточном колодце, на дне! – никак не могла уразуметь Алиса.

– Да, – тупо ответил Сурок, – на дне.

 

Этот ответ поверг Алису в недоумение, и она решила просто слушать, не перебивая.

– Они учились рисовать, – продолжал между тем Сурок, зевая и протирая глаза, потому что ему ужасно хотелось спать. – Причём изображали только предметы, которые начинаются с буквы «эм».

– Почему же с «эм»? – опять вмешалась Алиса.

– А почему бы нет? – невозмутимо заявил Мартовский Заяц.

Алиса лишь прикусила губу от негодования.

Между тем Сурок воспользовался паузой и, закрыв глаза, задремал. Шляпник, ничего не заметив, ждал продолжения рассказа, но Сурок крепко спал. Тогда Шляпник снова больно ущипнул его, чтобы разбудить. Соня вскрикнул и, проснувшись, продолжил рассказ:

– …которые начинаются с буквы «эм» – например: «мышь», «мост», «маяк», «мыло», «множество»… Ты когда-нибудь видела, как рисуют множество?

– Если вы спрашиваете меня, – неуверенно проговорила Алиса, – то я не думаю…

– А если не думаешь, так молчи! – перебил её Шляпник.

Его грубость окончательно вывела Алису из себя, и она, вскочив с места, пошла прочь. Сурок тотчас же снова заснул, а остальные не обратили никакого внимания на уход гостьи, хотя она и несколько раз оглядывалась в надежде, что её позовут. Когда она оглянулась в последний раз, Шляпник и Мартовский Заяц старательно запихивали Сурка в чайник.



– Никогда моей ноги здесь не будет! – повторяла Алиса обиженно, пробираясь по лесу. – Ничего глупее этого чаепития в жизни не видела…

Только она успела это сказать, как увидела дерево, в стволе которого имелась дверь.

«Как странно! – подумала Алиса. – Никогда не видела деревьев с дверями. Интересно, а что там, за дверью?»

Она толкнула дверцу и очутилась в знакомом длинном зале со стеклянным столиком.

– Уж на этот раз я постараюсь ничего не забыть. – Алиса взяла со столика золотой ключик, отперла маленькую дверку и начала откусывать понемножку от частички гриба, который был спрятан у неё в кармане, пока не стала такого роста, что смогла войти в низенькую дверь. Наконец-то она оказалась в чудном саду с фонтанами и клумбами ярких цветов! ♦


Крокет у Королевы


У самого входа в сад рос большой розовый куст. На нём распустились белые розы, но три садовника весьма странного вида – плоские и прямоугольные – торопливо перекрашивали их в красные. Удивлённая Алиса подошла поближе.

– Будь осторожнее, Пятёрка! – проворчал один садовник. – Ты брызгаешь на меня краской.

– Я не виноват, Двойка, – ответил Пятёрка. – Семёрка толкает меня под локоть.

– Ну ты и молодец! – поднял голову Семёрка. – Всегда всё валишь с больной головы на здоровую.

– А голову ты бы лучше не поминал! – воскликнул Пятёрка. – Я слышал, как вчера Королева сказала, что тебе надо отрубить голову.

– А за что? – полюбопытствовал Двойка.

– Не твоё это дело, – ответил Семёрка.

– Нет, это его дело, – возразил Пятёрка, – и я скажу ему. За то, что он принёс повару луковицы тюльпанов вместо лука.

Семёрка в сердцах бросил кисть.

– Ну, знаешь, после такой несправедливости… – начал он, но сразу смолк, увидев Алису.

Двойка и Пятёрка оглянулись, а потом все трое низко поклонились ей.

– Скажите, пожалуйста, – вежливо начала Алиса, – зачем вы перекрашиваете эти чудесные розы?

Пятёрка и Семёрка молча взглянули на Двойку.

– Видите ли, – еле слышно проговорил Двойка, – здесь надо было посадить куст красных роз, а мы по ошибке посадили белые. Если Королева узнает, то велит отрубить нам головы. Вот мы и спешим перекрасить их, прежде чем…



– Королева! Королева! – воскликнул Пятёрка, который всё время с тревогой озирался по сторонам.

И садовники тотчас пали ниц. Послышался топот множества ног, и Алиса обернулась, сгорая от любопытства: ей очень хотелось увидеть Королеву.

Впереди вышагивали десять солдат с копьями.

Солдаты были такие же плоские и прямоугольные, как садовники, руки и ноги росли у них по углам. За ними шествовали попарно десять придворных, богато разодетых и увешанных бриллиантами. Потом следовали королевские дети в костюмчиках, расшитых сердечками. Их тоже было десять. Они весело бежали, взявшись за руки и подпрыгивая. За ними проследовали гости, один важнее другого. Белый Кролик тоже был тут: торопливо и возбуждённо что-то говорил, улыбался направо и налево, – но, проходя мимо, не заметил Алису. Далее шествовал Червонный Валет с алой бархатной подушкой в руках, на которой лежала корона Короля. Замыкали эту блестящую процессию Король и Королева Червей.

Алиса не знала, нужно ли ей, следуя примеру садовников, пасть ниц.

«Нет, пожалуй, не нужно, – решила она. – Зачем тогда устраивать процессии, если все кругом падали бы ниц. Ведь тогда никто ничего и увидеть бы не смог».

И Алиса осталась стоять. Когда венценосная чета поравнялась с ней, все остановились, и Королева, повернувшись к Червонному Валету, строго спросила:

– Кто это?

Валет ничего не ответил, а только поклонился и улыбнулся.

– Глупец! – бросила Королева, сердито тряхнув головой, и обратилась к Алисе: – Как тебя зовут?



– Алиса, ваше величество, – почтительно ответила Алиса и подумала: «Да ведь это просто колода карт, нечего их бояться!»

– А это кто такие? – спросила Королева, указав на садовников, лежавших ничком под кустом роз, уткнувшись лицами в землю. А поскольку спины у них такие же, как и у всех других карт, то Королева не могла знать, солдаты перед ней или садовники, придворные или её собственные дети.

– Откуда мне знать? – ответила Алиса, сама удивляясь своей смелости. – Это не моё дело.

Королева вспыхнула от гнева и, злобно взглянув на Алису, крикнула:

– Отрубить ей голову! Отру…

– Что за вздор! – воскликнула Алиса.

Королева примолкла.

– Опомнись, моя дорогая, – робко проговорил Король, коснувшись руки Королевы. – Ведь это ребёнок!

Королева бросила на него гневный взгляд и приказала Валету:

– Перевернуть их!

Валет осторожно перевернул садовников ногой.

– Встать! – пронзительно крикнула Королева.

И садовники, вскочив, стали отвешивать низкие поклоны Королю, Королеве, королевским детям и всем вокруг.




– Хватит! – взвизгнула Королева. – У меня от ваших поклонов кружится голова! Что вы здесь делали? – показала она на розовый куст.

– Осмелюсь доложить вашему величеству, – пролепетал Двойка, опустившись на колени, – мы старались.

– Понятно! – воскликнула Королева, внимательно разглядывавшая розы, пока он говорил. – Отрубить им головы!

Вся процессия двинулась дальше, а три солдата остались, чтобы привести приговор в исполнение. Несчастные садовники бросились к Алисе, умоляя защитить их.

– Не бойтесь, никто вас не тронет! – Алиса с лёгкостью подняла всех троих и спрятала в большой цветочный горшок, стоявший поблизости.

Солдаты поискали осуждённых и, никого не обнаружив, ушли.

– Ну что, отрубили им головы? – крикнула Королева солдатам.

– Отрубили, ваше величество! – дружно ответили те.

– Отлично! – гаркнула Королева. – А в крокет вы умеете играть?

Так как солдаты не отвечали, уставившись на Алису, она поняла, что вопрос Королевы, очевидно, относился к ней.

– Умею! – что было сил крикнула Алиса под стать Королеве.

– Так пойдём с нами! – взвизгнула Королева, и Алиса присоединилась к процессии, пытаясь представить себе, что же будет дальше.

– Какой сегодня дивный день! – едва слышно проговорил кто-то за спиной Алисы.

Она оглянулась и увидела Белого Кролика, с тревогой смотревшего на неё.

– Вы правы. А где же Герцогиня?

– Тсс! – Кролик поднялся на цыпочки и шепнул Алисе на ухо: – Она приговорена к смерти!

– Вот оно что!

– А что? Вам её жалко? – спросил Кролик испуганно.

– Ничуть! Совсем мне её не жалко: я только хотела бы знать, за что.

– Она врезала Королеве по уху… – начал Кролик.

Алиса, услышав это, не могла удержаться от смеха.

– Тише! Тише! – умоляюще зашептал Кролик. – Королева услышит! Дело в том, что Герцогиня опоздала, и Королева сказала ей…

– По местам! – громовым голосом рявкнула Королева, и все бросились врассыпную, налетая друг на друга и падая.

Наконец неразбериха улеглась, все заняли свои места, и игра началась.

Никогда ещё не доводилось Алисе видеть такую странную игру. Крокетная площадка была изрыта, как вспаханное поле, вместо шаров были живые ежи, вместо молоточков – птицы фламинго, а вместо ворот стояли солдаты, согнувшись вдвое и упершись руками в землю.

Поначалу Алисе было трудно справляться с фламинго, но наконец удалось, прижав локтем, держать птицу на весу. Только вот чтобы ударить головой фламинго по ежу, нужно было выпрямить ему шею, но как раз это у Алисы никак не получалось: птица всё время оборачивалась и с таким изумлением смотрела на неё, что девочка не могла удержаться от смеха. А если ей удавалось пригнуть ей голову, то почти каждый раз оказывалось, что ёж уже развернулся и удирает прочь. Кроме того, в тех редких случаях, когда Алисе всё же удавалось ударить по ежу и он начинал катиться, на дороге ему попадались бугры и колдобины, а изображавшие ворота солдаты то и дело поднимались и разбредались по площадке. «Так же просто невозможно играть!» – возмущалась Алиса.




Никто не соблюдал правил, били все сразу, не дожидаясь своей очереди, и всё время ссорились и дрались из-за ежей. А Королева в ярости чуть ли не каждую минуту топала ногами и кричала: «Отрубить ему голову! Голову ей долой!»

Алиса не на шутку забеспокоилась. Положим, пока всё шло благополучно, но всё же могло случиться, что в конце концов Королева велит отрубить голову и ей.

«Что же тогда мне делать? – в тревоге думала она. – Королева ужасно любит рубить головы. Удивительно, что ещё столько их уцелело!»

Алиса начала уж подумывать о том, как бы сбежать отсюда, но боялась, что сделать это незаметно ей не удастся. Она осмотрелась по сторонам и вдруг заметила, что в воздухе происходит что-то странное. Алиса пригляделась получше и увидела улыбку Чеширского Кота.



«Слава богу! Теперь хоть будет с кем поговорить».

– Ну как дела? – спросил Кот, когда стал виден отчётливее.

Алиса подождала немного, пока не появились глаза, и кивнула ему.

«Говорить пока не буду, – решила она, – подожду, когда покажутся уши или по крайней мере хоть одно ухо».

Через минуту появилась вся голова, и Алиса, опустив на землю фламинго, стала рассказывать про игру в крокет, очень довольная, что есть кому её слушать. Кот ограничился одной головой, не став показываться целиком, – должно быть, считал, что этого вполне достаточно для разговора.

– Здесь все играют неправильно, – пожаловалась Алиса, – и так ссорятся и кричат, что не услышишь собственного голоса. Никаких правил у них нет. И вы не можете себе представить, как неудобно играть живыми птицами и ежами. Несколько минут назад мой ёж прошёл в ворота, и мне, наверное, удалось бы крокировать ежа Королевы, но тот, увидев, что мой ёж катится к нему, преспокойно убежал!

– А как тебе понравилась Королева? – спросил Кот.

– Совсем не понравилась. Очень она…

Тут Алиса заметила Королеву – та, оказывается, стояла совсем близко и прислушивалась.

– …хорошо играет, – благоразумно продолжила Алиса, – так что нет никакой надежды выиграть.

Королева улыбнулась и двинулась дальше.



– С кем это ты разговариваешь? – спросил Король, подойдя к Алисе и с удивлением разглядывая голову Кота.

– Это мой друг, Чеширский Кот. Разрешите представить его вашему величеству.

– Мне он не нравится, – заявил Король. – Впрочем, он, пожалуй, может поцеловать мне руку.

– Нет, уж лучше не поцелую, – надменно произнёс Кот.

– Не дерзи! – воскликнул Король. – И не смотри на меня так!

 

Но на всякий случай спрятался за спину Алисы.

– И кошки могут смотреть на королей, ваше величество, – заметила Алиса, – я это прочитала в книжке, только не помню в какой.

– И тем не менее его надо убрать, – повелительным тоном сказал Король и крикнул проходившей мимо Королеве: – Дорогая! Я хочу, чтобы ты приказала убрать этого Кота.

У Королевы был только один способ устранять затруднения, и большие, и малые.

– Отрубить ему голову! – крикнула она, даже не обернувшись.

– Я сам приведу Палача! – воскликнул Король и поспешил прочь.

Через несколько минут с крокетного поля донеслись гневные крики Королевы. Алиса решила вернуться и продолжить игру, хотя у неё совсем не было такого желания: Королева приговорила к смерти ещё трёх игроков за то, что они пропустили свои ходы. Алиса боялась, что, если так пойдёт и дальше, Королева велит отрубить голову и ей. Игра велась без всякого порядка, и Алиса, подталкивая ежа, не была уверена, её ли сейчас очередь.

Однако делать было нечего, и она отправилась искать своего ежа. Оказалось, что он вступил в бой с другим ежом, что, по мнению Алисы, давало ей редкую возможность крокировать хоть одного ежа. Единственное затруднение состояло в том, что её фламинго удрал в дальний конец сада и там пытался, хоть и безуспешно, взлететь на дерево.

Когда Алиса наконец поймала фламинго и отправилась за ежом, бой уже закончился и обоих ежей нигде не было видно – они куда-то скрылись.

«Конец игре, – подумала девочка. – Вот и ворота все куда-то подевались».

Она взяла фламинго под мышку, чтобы не сбежал, и вернулась к своему другу, Чеширскому Коту: хотелось ещё немножко поболтать с ним, но, приблизившись, с удивлением увидела окружившую его толпу.

Король, Королева и Палач горячо спорили о чём-то, причём говорили все сразу. Остальные стояли молча и были сильно встревожены.

Как только появилась Алиса, все трое споривших бросились к ней, требуя рассудить, кто из них прав. Но поскольку говорили все одновременно, перебивая друг друга, она с трудом поняла, из-за чего спор.

Палач, оказывается, утверждал, что нельзя отрубить голову, у которой нет туловища, – следовательно, казнь не может состояться. Король доказывал, что всё имеющее голову может быть обезглавлено и что Палач говорит чушь. Королева же кричала, что если Кот не будет немедленно казнён, то казнены будут все присутствующие.

Именно эти слова Королевы и повергли всех в волнение.

– Мне кажется, следовало бы сначала переговорить с Герцогиней, – заметила Алиса. – Ведь это её Кот.

– Герцогиня в тюрьме! Ведите её сюда! – крикнула Королева Палачу, и он помчался со всех ног исполнять её приказание.


Издательство:
Public Domain
Поделится: