Название книги:

Танкист

Автор:
Дмитрий Кружевский
Танкист

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

– А, подмога подоспела.

– Лейтенант Семенов, – Сергей козырнул и протянул руку подошедшему к нему капитану.

– Капитан Рябцов, – представился тот и, пожав руку в ответ, жестом пригласил следовать за собой.

Импровизированный командно-наблюдательный пункт располагался на втором этаже мельницы, куда они и поднялись вслед за капитаном по скрипучей приставной лестнице.

– Располагайся, лейтенант, – капитан махнул рукой в сторону покосившегося стола и двух стульев, стоявших в углу. – Семен!

На крик снизу по лестнице быстро вскарабкался молодой сержантик.

– Да, товарищ капитан.

– Семен, к нам тут танкисты пожаловали, а у нас на столе пусто.

– Слушаюсь, – сержант почти кубарем скатился вниз.

– Тихо тут у вас, – сказал Андрей, осторожно выглядывая в дыру в стене.

– Тихо, – согласился капитан. – Мы тут им с утра хорошо всыпали, так что теперь сидят и нос не высовывают.

– Много их?

– Много, лейтенант, много, думаю, не меньше двух взводов плюс пара танков и бронетранспортер, точнее сказать не могу, разведчиков пока не высылал, – капитан вздохнул и, взяв висевший на обломке балки бинокль, протянул его Андрею. – Мы ведь не ожидали, что здесь немцы, тем более столько. Фронт-то уже где, километрах в пятидесяти отсюда. Короче, вломили они нам по самое не хочу.

– А сейчас они где?

Капитан пожал плечами.

– Точно могу сказать, что где-то в деревне. Я пытался пару раз делать вылазки, но только ребят потерял. Немцы засели по хатам, как мыши, и сдаваться, похоже, не собираются, однако, судя по всему, их опорный пункт где-то в районе церкви.

Он подошел к проему и указал на видневшуюся среди крыш домов колокольню.

– Командир, – Андрей отошел от пролома и, повесив бинокль на место, мотнул головой в сторону села. – Я схожу, посмотрю?

– Давай.

Евстафьев кивнул и, закинув автомат за спину, спустился вниз.

– Ты, лейтенант, в своем уме? – капитан покачал головой. – Иль мне не доверяешь?

– Не в том дело, – Семенов подошел к пролому и выглянул наружу. – Село, как видно, не маленькое.

– Ага, дворов двести, и все добротные, не то что у нас в колхозе, – капитан пристроился с другой стороны проема и рассматривал село в бинокль.

– Вот-вот, – кивнул Сергей, пропуская последнюю фразу мимо ушей. – Мне просто неохота нарваться на замаскированную пушку или танк, а здесь не только два танка спрятать можно.

– Ты прав, – согласился капитан. – Мы хоть и провели тут предварительную рекогносцировку, но сам пойми, рота потеряла почти половину, ребята деморализованы. Какая уж тут разведка.

– Молодые?

– Ага, из свежего пополнения и сразу такое, а… – он махнул рукой. – Что тут говорить, опытных бойцов раз, два и обчелся. Если бы немцы посильней даванули…

Сергей про себя хмыкнул, так как на вид капитан был ненамного старше его, хотя на войне по возрасту об опытности не судят.

Лестница заскрипела, и снизу показался знакомый сержантик с туго набитым вещмешком. Он подошел к столу и стал быстро раскладывать на столе принесенное: неизменную тушенку, десяток вареных яиц, огурцы, помидоры, зеленый лучок, хлеб. Последними из мешка появились шматок сала, завернутый в газету, и неизменная фляжка. Разложив все на столе, он козырнул и скрылся в проеме.

– Ну, броня, давай за всех, кто с нами, и тем более за тех, кого уже нет, – произнес тост капитан, плеская спирт в помятую кружку.

Они выпили. Сергей почувствовал, как спирт огненной струей хлынул внутрь, и быстро схватил со стола кусок ржаного хлеба с салом.

– Ну, капитан, как будем действовать?

– Действовать? – капитан ухмыльнулся и посмотрел на часы. – Похоже сегодня никак.

– Никак? – Семенов непонимающе посмотрел на пехотного командира.

– А что ты, лейтенант, предлагаешь? Устроить атаку? Сейчас около десяти, еще около часа, и будет темень, глаз коли.

Сергей кивнул, внутренне обругав себя. Действительно, идти в атаку, да еще на ночь глядя – самоубийство, но, с другой стороны, немцы тоже без дела сидеть не будут. Либо отступят в прилегающие леса, либо еще лучше закрепятся, и выбить их имеющимися силами будет нереально.

Капитан, поняв его сомнения, еще плеснул во фляжку спирта.

– Не переживай, лейтенант, где наша не пропадала? Я не думаю, что фрицы ночью что-то предпримут. Во-первых, им досталось тоже неплохо, во-вторых, они наверняка слышали твой танк, так что сейчас гадают, какое к нам подошло подкрепление. Хотя, если честно, лейтенант, я ожидал более существенной подмоги.

– Наступление, людей не хватает, – пожал плечами Сергей. – А почему вы думаете, что немцы не уйдут?

– Уйдут? – капитан покачал головой. – А ты бы ушел? Они ведь не знают, сколько сейчас нас и чем мы обладаем. До леса хоть и недалеко, но до этого им придется пройти по полю, где они будут как на ладони. Нет, сейчас они прорываться не будут, а вот прощупать нас могут.

Капитан задумался.

– Вот что, броня, кое в чем ты, конечно, прав, – наконец сказал он. – Надо чуток пугануть фрицев, чтобы у них мысли не появилось ночью высовываться. У страха, как известно, глаза велики. Так что иди сейчас к своим, заводи машинку и покатайся вокруг села. Только на вид не лезь, а по рощицам, благо их тут вокруг села пруд пруди.

– Хочешь, чтобы они подумали, что к вам тут целая танковая бригада подкатила, – усмехнулся Сергей.

– Хочу. Так что с часок покрутись, а после займи позицию вон у той развалюхи.

Капитан снова подошел к проему и, подождав, пока танкист расположится рядом, ткнул правее села. Там метрах в пятистах на небольшой возвышенности располагались развалины трехэтажного здания.

– Там у нас отделение Рябушкина закрепилось, наблюдают, чтобы фрицы с другой стороны не поперли, а через часок я туда еще ребяток отправлю. А утречком и начнем, ты, броня, главное, мне их танки выжги, а уж дальше мы как-нибудь сами.

– Главное их выманить.

Уже стемнело, когда они заглушили двигатель недалеко от указанного капитаном строения. Сергей откинул крышку люка и, убрав шлемофон на спину, вздохнул полной грудью ночную прохладу. Несмотря на улучшенную вентиляцию новой машины, внутри железной коробки танка было жарко. Он услышал, как с глухим лязгом поднялась крышка люка механика и Виктор выбрался наружу.

– Стыцко, ты собираешься вылезать или нет? – спросил он у наводчика.

– Не, командир, ты иди, а я тут с моей малышкой поколдую, старую-то я изучил прямо яки «Отче наш», а вот с этой красавицей «С-53» мало знаком.

– Ну как знаешь.

Лейтенант вылез из люка и, не торопясь, спустился вниз. Обойдя вокруг машины, он машинально погладил еще не остывшую от дневного зноя броню и отправился к зданию.

– Командир, это ты? – неожиданно раздавшийся откуда-то сбоку голос Андрея заставил его вздрогнуть.

– Ты-то откуда? – спросил он подходящего стрелка.

– В смысле откуда? – Андрей усмехнулся. – Я тут уже с час болтаюсь, пока вы по округам зайцев гоняете.

– Стой, кто идет? – раздалось со стороны здания, и в темноте напротив нарисовались две фигуры с направленными на них автоматами.

– Да свои мы, ребята, что, не видно, – лучик фонаря скользнул по их лицам, заставив их прищуриться. – Нам бы Рябушкина увидеть.

– А, танкисты, проходите, один из ваших уже у нас.

Они скользнули вслед за одним из караульных внутрь здания. Тот, изредка подсвечивая фонариком, провел их среди нагромождений мусора, и вскоре они оказались в небольшом подвальном помещении, где посередине горел небольшой костерчик, вокруг которого сидело и лежало несколько солдат. Показав на одного из них, он козырнул и отправился обратно.

Около костра обнаружился и Виктор, восседающий на ящике из-под снарядов. Заметив командира, он помахал ему рукой и продолжил игру в карты с двумя солдатами.

Сергей погрозил тому кулаком и, обогнув нескольких спящих, подошел к дремавшему у дальней стены сержанту.

– Товарищ Рябушкин.

– А, что? – солдат открыл глаза и несколько секунд непонимающе взирал на склонившегося над ним танкиста.

– Вот тут у них два пулемета, а еще здесь и здесь, – показывал Андрей куском деревяшки на импровизированной карте, начерченной им этим же куском на земляном полу подвала. – Кроме того, вот тут у церкви стоит орудие и два броневика.

– М-да, неплохо укрепились, – сержант в задумчивости почесал небритый подбородок. – С наскоку их не возьмешь.

– Сколько их там?

– Не знаю, – бывший разведчик пожал плечами. – У церкви десятка два, а сколько по хатам засело…

– А танки?

– Один тут, практически на окраине, – он ткнул палкой в карту. – В садике за домом. Второго не видел.

– «Тигры» или «пантеры»?

– Не, – Андрей потянулся. – «PZ-4» c «семидесятипятками». Блин, командир, спать охота.

– Потерпишь, – Сергей сам непроизвольно зевнул и, мотнув головой, обратился к задумавшемуся сержанту. – Как думаешь, ночью не попрут?

– Ночью? – Рябушкин пожал плечами и, достав из-за пазухи кисет, принялся сосредоточенно делать самокрутку.

– Нет, лейтенант, не знаю, – наконец проговорил он, закуривая цигарку от уголька и протягивая кисет танкистам, но те отказались. – Немцы не дураки.

Он взял палку и стал делать на импровизированной карте пометки.

– Наши здесь, здесь и здесь. То есть вся восточная половина села наша. Фрицам остается либо отступать на запад, либо на юг, то есть в нашу сторону.

– А на север?

– Там пруд, – ответил вместо сержанта Андрей. – И не маленький. Но немцы могут долбануть и по нашим.

– Не думаю, – сержант усмехнулся. – Одно дело застать врасплох, другое выбивать засевших по домам солдат. Да и вы спать не будете.

– Это точно. Но с другой стороны, им терять тоже нечего, – лейтенант вздохнул. – М-да… Капитан, правда, считает, что немцы собираются обороняться.

– Капитан, – сержант фыркнул. – Молод он еще и самоуверен, много теории, мало практики. Да если бы не его самоуверенность, потери были бы меньше, а…

 

Он махнул рукой и сосредоточенно запыхтел самокруткой.

– Ладно, – лейтенант поднялся. – Все понятно, значит, сегодня спать не придется, вы тут тоже сильно не расслабляйтесь.

Сержант кивнул и снова погрузился в свои мысли. Они с Андреем поднялись и, оторвав Виктора от игры, направились к своей машине.

Немцы ударили под утро. Было около пяти часов и светать едва начало, когда предрассветную тишину взорвал звук выстрелов танковых орудий.

Виктор, сидевший на броне танка, от неожиданности чуть не свалился вниз.

Верхушка здания бывшей школы неожиданно вспухла облаком взрыва, и во все стороны от нее полетели осколки кирпича, заставив механика распластаться на броне. Однако через мгновение он был уже на ногах и протискивался в отверстие люка.

Из здания выскочило несколько солдат и, пригибаясь, кинулось к выкопанным сбоку от него окопчикам, на ходу надевая каски. Грохнуло еще раз, и верхний этаж школы, точно в замедленной съемке, стал с грохотом проваливаться вниз.

Солдаты, оправившись от первой неожиданности, открыли огонь по невидимому Виктору противнику.

Евстафьев опустил крышку люка, и, не дожидаясь команды, запустил двигатель, давая машине задний ход, затем, нащупав штекер внутренней связи, подключил его.

– Виктор, твою дивизию, ты что там разглядывал? – раздался в наушниках голос командира. – Разворачивай, надо выйти из зоны обстрела.

– А я что делаю, – прошипел он сквозь зубы, интенсивно работая рычагами.

«Тридцатьчетверка», ревя двигателем, поползла назад, после чего резко развернувшись, рванулась вдоль линии залегших пехотинцев, огибая их по дуге.

– Стыцко?!!

– Подкалиберный в стволе, командир.

– Андрей, помоги Федору, – скомандовал он, внимательно оглядывая поле боя через визоры смотровых приборов командирской башенки.

Колонна немцев медленно вытягивалась из деревни, огрызаясь огнем из всех своих стволов.

Один из танков медленно приближался к школе, ведя беглый огонь из орудия и курсового пулемета, заставляя пехотинцев вжиматься в землю. Второй двигался по обочине параллельно колонне, медленно ворочая башней из стороны в сторону.

«Тридцатьчетверка» Семенова, обогнув холм с уже практически до конца разрушенной школой, выскочила как раз сбоку от наступающего на позиции пехоты немецкого танка. Выстрел подкалиберного снаряда практически в упор сорвал с немецкого танка башню, откинув ее в сторону почти на два десятка метров. Сам танк, проехав еще немного, встал и, неожиданно выбросив из недр облако черного дыма, взорвался.

– Ниче себе, – прокричал в микрофон Виктор. – Чем мы его так, командир?

– Да все тем же, просто пушечка у нас сейчас калибром побольше.

Машина неожиданно качнулась, а звук взрыва ударил по ушам, даже несмотря на гул двигателя и надетые шлемофоны.

– Второй справа.

Другой танк, развернувшись, съехал с обочины и двигался теперь перпендикулярно их курсу.

– Витя, стоп и сразу вправо.

«Тридцатьчетверка» замерла и, выстрелив, резко рванула вправо, параллельно шедшему немцу, разворачивая башню в его сторону. Выстрел прошел мимо, разорвавшись где-то в стороне от идущей по дороге колонны, правда, бронебойный снаряд не причинил идущей пехоте большого вреда. Перестрелка с обеих сторон стихла, все с интересом следили за дуэлью двух танков, лишь со стороны деревни доносилась интенсивная стрельба. Похоже, немцы оставили хорошее прикрытие, и солдатам Рябцова приходилось несладко.

Танк Семенова и немец медленно двигались друг против друга выписывая по лугу замысловатые петли. На таких расстояниях 85-мм пушка «тридцатьчетверки» и его более толстая броня не могла дать какого-либо преимущества перед 75-мм орудием «PZ-4», однако по маневренности наш танк превосходил немецкий. Семенов это знал, однако знал это и экипаж немецкого танка. Уже более десятка гильз, звякая, катались по дну башни, но немец, искусно маневрируя, уходил от выстрелов.

– Твою!.. – ругнулся лейтенант, отслеживая передвижения немца через оптику. – Витя, резко стоп, потом назад и влево.

– Мимо, командир, – спокойно констатировал Андрей, глянув в оптику, затем быстро подавая следующий снаряд в казенник. – Стыцко, целься лучше.

Федор промолчал, лишь надвинул шлемофон поглубже да резвее закрутил ручками доводки.

– Федя, левее 30, Витя, после их выстрела вперед на полную, потом резко вправо и снова вперед.

– Понял, командир.

Снаряд немца разорвался где-то позади, и тотчас «тридцатьчетверка» рванула вперед, потом резко развернулась, раскидывая бешено крутящимися гусеницами чернозем луга, и устремилась прямиком на немецкий танк лоб в лоб.

– Выстрел!!!

Пушка рявкнула. Танк резко сбавил ход. Алексей, не успев удержаться, полетел кубарем с зарядных ящиков, на которых стоял. Виктор, дергая рычагами, уводил машину с дистанции поражения, не обращая внимания на кровь, капавшую из рассеченного лба, которым он крепко приложился о край люка.

– Витя, стоп! – неожиданно раздалось в наушниках шлемофона.

Танк замер. Сергей, оглядев сквозь приборы поле боя, облегченно вздохнул. Немецкая колонна исчезла в лесу, оставив на дороге и обочине многочисленные тела убитых. В самом селе бой тоже, похоже, закончился, а на окраине появились бойцы Рябцова. На остатках школы стояло несколько солдат, которые махали остановившемуся танку Семенова. Немецкая машина, чадя густыми клубами дыма, стояла посреди поля, опустив ствол. Башню покосило, а сквозь развороченный борт вырывались языки пламени.

– Командир, командир, – Семенов вздрогнул и, вынырнув из объятий сна, непонимающе посмотрел на трясущего его плечо Виктора.

– Что случилось и почему ты не на посту?

Евстафьев на мгновение смутился.

– Я того, там в лесу стреляли, я хотел доложить, но Андрей сказал, что сам посмотрит, и приказал не будить вас.

– Мать вашу за ногу! – лейтенант вскочил. – Стыцко, со мной, Евстафьев, остаешься здесь, вернусь, накажу по всей строгости.

– Товарищ лейтенант!

– А, – Сергей махнул рукой. – Где стреляли?

– Там, – механик махнул рукой в направлении леса.

– Ясно.

– Ну и где мы его найдем? – буркнул Стыцко, внимательно оглядывая заросли ближайшего кустарника.

– Тише ты, – махнул рукой лейтенант, прислушиваясь. В глубине леса снова хлопнуло. – Туда.

Они, с наводчиком пригибаясь, перебежками от дерева к дереву, кинулись в сторону прозвучавшего выстрела. Вскоре и так негустой лес стал редеть.

Лейтенант Семенов, от неожиданности рухнув на землю и быстро перекатившись, почти нос к носу столкнулся с лежащим в высокой траве Андреем. Тот быстро приложил палец ко рту, прерывая готовое сорваться с губ ругательство.

– Что там? – прошептал Сергей, машинально ища глазами шедшего следом Федора и обнаружив того лежащим неподалеку, облегченно вздохнул.

– Немцы, – Андрей с ухмылкой посмотрел на наводчика, который уже установил «дегтярь» на сошки и приготовился к обороне. – Метрах в двухстах отседова.

– Стреляли они?

– Ага, пятеро, они там загнали какого-то беднягу, только понять не могу какого.

Впереди опять послышались одиночные выстрелы, затем смех и выкрики на немецком.

– Говорят что-то о глупом молодом русском Иване, – прокомментировал Андрей, прислушавшись.

– Об Иване, говоришь, – пробормотал лейтенант, поворачиваясь набок и вынимая из кобуры «ТТ». – Ладно, ползем, посмотрим.

Они осторожно двинулись вперед.

Деревья в этом месте практически отсутствовали, уступив место обширной поляне, поросшей редким кустарником. Сергей с Андреем расположились за поваленным стволом березы и внимательно наблюдали за происходящим на поляне.

Убегающий стоял метрах в двадцати от них и зажимал левое плечо рукой. Немцы расположились полукругом и, не торопясь, приближались к тяжело дышащему раненому беглецу. Изредка один из них вскидывал автомат и делал несколько выстрелов в сторону беглеца, заставляя того пятиться. Лейтенант с интересом разглядывал незнакомца. Высокий, худощавого телосложения, одетый в светло-зеленую куртку с темными разводами и штаны такой же расцветки, заправленные в странные сапоги из крупночешуйчатого материала. Но больше всего Сергея удивили абсолютно седые волосы, волнами падающие на плечи, и длинная сабля, которую тот держал в раненой руке.

– Иван, не убегай, – крикнул один из преследователей на ломаном русском. – Мы тебя убивать не больно, просто паф, паф.

Немцы заржали, а один из них вскинул автомат и дал короткую очередь в сторону преследуемого. Тот попятился и, споткнувшись, упал на спину, вызвав новый взрыв хохота. Однако беглец, хоть и с трудом, опираясь на саблю, быстро поднялся и замер, внимательно смотря на преследователей.

Сергей кивнул Андрею и осторожно взвел курок.

Беглец вздрогнул, точно услышал с такого расстояния тихий щелчок, но виду не подал, продолжая пристально смотреть на остановившихся немцев. И вдруг неожиданно развернулся и, петляя, бросился в сторону залегших танкистов. Немцы на секунду опешили, явно не ожидая от раненого такой прыти, но, быстро опомнившись, открыли огонь. Бегущий пронесся рядом с поваленным деревом, где залегли Андрей с лейтенантом и, не сбавляя темпа, устремился в сторону леса, однако неожиданно вскрикнул и рухнул ничком в траву.

Немцы возбужденно загомонили и устремились к упавшему, как вдруг со стороны небольшого кустарника резко ударил «дегтярев», срезав сразу двоих. Оставшиеся замерли, но практически сразу бросились врассыпную, пригибаясь и отстреливаясь кроткими очередями.

– Стыцко, – прокомментировал Сергей, открывая огонь из пистолета.

– Двое ушли, – констатировал Андрей, бросая к ногам лейтенанта трофейные «шмайссеры». – Наш беглец живой хоть?

– Живой, – Сергей подложил под голову раненого снятый шлемофон. – Скользящим приложило по макушке. С рукой серьезнее, пуля внутри.

Андрей кивнул и, присев, стал осматривать одежду лежащего.

– Интересные у него сапоги, точно из рыбьей чешуи.

– Ага, только где ты видел рыбу с такой крупной чешуей?

Бывший разведчик пожал плечами и, взяв в руки саблю, принялся ее разглядывать.

– Кто знает, мир большой. А где Стыцко? Блин, острая!

– Жердей отправил нарубить для носилок. Но знаешь, что на самом деле интересно? – лейтенант присел и, откинув у раненого прядь волос, открыл взору изящные, заостренные кверху, длинные уши незнакомца.

Глава 3

Теперь уже бывший Верховный маг эльфийского государства сидел в своей любимой беседке, где они не так давно беседовали с Дейнаром, и бесцельно перебирал принесенные секретарем бумаги. Все срочные дела он закончил сразу после возвращения от Владыки и теперь просто ожидал, когда прибудет Следопыт. Надо бы было наведаться в гильдию магов, но не хотелось. Все формальности могут уладить и без него, а видеть злорадствующие лица некоторых «доброжелателей», нет уж, увольте, а с друзьями он свяжется позднее и все объяснит, хотя многие и так ждали этого решения, так что новость, принесенная Дейнаром, лишь ускорила его принятие.

Он еще раз торопливо перебрал разложенные на столе документы. Нет, ничего серьезного не осталось. Хорошо, что он не имел привычки хранить нужные документы среди обычных. Те, что действительно важны для него, находились в надежном месте, далеко от людской столицы.

Столешница неожиданно мелко завибрировала, а в ее глубине возникло изображение переплетенных рун. Лейнол вздохнул и, убрав со стола раскиданные бумаги на стоявший рядом стул, надавил на край столешницы, приводя ее в вертикальное состояние.

Столешница засветилась ярким золотистым светом, и в ее глубине возникло женское лицо.

– Приветствую вас, Верховный.

– Приветствую и тебя, Владычица Вод, – маг склонил голову в знак приветствия. – Только я уже не Верховный.

– Звания лишь слова, суть не изменишь, – эльфийка улыбнулась. – Однако ваши друзья удивлены столь поспешным решением.

Лейнолас грустно улыбнулся и пожал плечами.

– Лийния, ты же знаешь, что я уже давно вынашивал это. Мне за прошедший век ужас как надоела вся эта политика, с ее лизоблюдством и лицемерием, ведь это только люди считают нас практически святыми, а на самом деле наши политиканы многих их политиков заткнут за пояс.

Эльфийка тряхнула золотистыми волосами и рассмеялась.

– Как всегда в точку, Лейн. И все же, что ты будешь дальше делать?

– Дальше? – маг откинулся на спинку кресла, а его взгляд устремился вдаль.

Эльфийка со странной грустью посмотрела на мага и лишь тихонько спросила.

– Далеко?

– Не знаю, – маг очнулся и, мотнув головой, виновато развел руками. – Если хочешь, глянь на меня в свое зеркало, вот держи.

Он выдернул волосок из бороды и кинул его на поверхность магического зеркала. Лицо эльфийки исчезло, а появившаяся вместо него изящная ручка с длинными ногтями перехватила волосок двумя пальчиками. Через пару мгновений лицо вновь возникло в зеркале. Глаза у эльфийки были закрыты, неожиданно они распахнулись, глянув на Лейноласа голубой бездной.

 
 
– Пророчество сыну лесов я даю.
Во мраке веков скрыто горе твое.
Ты местью и злобою руководим.
Но помысел чист, и ты не один.
За гранью миров вспыхнет алым звезда.
Но друг не вернется оттуда сюда.
В далекой стране вздрогнет тьмы властелин,
Когда в этот мир вернется Митнир.
 

Эльфийка замолкла и, тяжело вздохнув, закрыла глаза, а когда, через несколько мгновений, она их открыла, ее взгляд уже был обычным.

– Ну и что я сказала?

– Как всегда, по теме, но ничего непонятно.

– Это хорошо, – эльфийка улыбнулась. – Если пророчество прямое и ясное, то это не пророчество, а так – болтовня.

Она снова внимательно посмотрела на мага, и лицо его стало грустно.

– Лейн, мне тебя не отговорить?

Маг покачал головой.

– Я так и знала, – в глазах эльфийки на мгновение блеснули слезы. – Прощай, маг, хотелось бы сказать: до встречи…

Она резко отвернулась, затмив изображение взвившимися волосами. Зеркало погасло.

Лейнолас привел столешницу в нормальное состояние и, откинувшись на спинку кресла, задумался. Слишком много и одновременно мало было сказано. Лийния – недопетая песня его юности. Его мечта, его богиня. Как молоды они были, как любили и верили! Мечтали и творили глупости. Сердце сладко заныло. Он думал, что все уже забыл, а оказывается…

Маг мотнул головой и, встав, подошел к маленькому столику со стоявшей на нем недопитой бутылкой, откинул пробку и отхлебнул прямо из горлышка.

– Местью и злобою, говоришь?

Перед глазами, как живой, возник отец.

– Беги, Лейнолас, беги.

Войска эльфов были разгромлены и отступали, да нет, не отступали, а просто бежали. Легионы Мрака преследовали отступающих по пятам, уничтожая всех без разбору. Лишь вокруг отряда эльфийского правителя сохранялся островок спокойствия. Отряд отступал не спеша, слаженно отражая натиск вражеских воинов. Однако все понимали, что так долго продолжаться не сможет, но в гвардии правителя были бойцы, побывавшие не в одном сражении, и паниковать никто не собирался. Место павшего сразу занимал другой, не давая строю разрушиться. Они отступали по телам своих же убитых и раненых соотечественников, не обращая внимания на крики и мольбы о помощи, стараясь не думать о том, что на их сапогах эльфийской крови уже больше, чем вражеской.

Неожиданно напор врага ослаб, и гвардейцы непроизвольно замедлили шаг, с недоумением оглядываясь вокруг. А Лейнолас вдруг почувствовал, как на него повеяло холодом, а затем навалилась волна липкого противного страха, заставившего его вжать голову в плечи.

Отец, стоявший рядом, вскинул голову и обессиленно оперся на посох.

– Этого я не ожидал, – прошептал он, вглядываясь в застывшие ряды врагов, позади которых молодой эльф различил группу конников.

Ряды противника разомкнулись, и перед ощетинившейся мечами и копьями группой эльфов появилась четверка всадников. Трое из них были в обычных черных доспехах, как и большинство воинов Тьмы, и от остальных их отличали лишь золотистые вставки на грудных щитках доспехов. Последний же был одет в необычный доспех, состоящий из, казалось, странно пересекающихся, геометрически разных пластин, которые к тому же постоянно изменяли свою форму. У Лейноласа создалось впечатление, что доспех шевелится и живет своей жизнью, он непроизвольно сглотнул, почувствовав тошноту и отвращение, с облегчением заметив, что голова этого воина закрыта обычным цилиндрическим шлемом, почему-то показалось, что вида лица его он не выдержит. А еще он почувствовал, что это создание глубоко чужеродно его миру, оно не зло, оно чужеродно, хотя нет, зло или… Молодой маг мотнул головой и, с трудом оторвав взгляд от странного воина, огляделся. Судя по побледневшим лицам солдат, по тому, как они судорожно сжимали оружие, не только он почувствовал это.

Отец тяжело вздохнул и, резко выпрямившись, уверенно направился к всадникам, но вдруг остановился и, оглянувшись, бросил взгляд на сына и прошептал:

– Беги, Лейнолас, беги. Беги что есть мочи, сын. Я задержу.

Молодой эльф опешил, а его отец развернулся и неспешно пошел дальше. Сидящий же на коне воин развернул свою голову в шлеме и взглянул на Лейноласа.

Он не помнил, как бежал. Огненный взгляд, увиденный им в узкой прорези шлема, гнал его прочь от места последнего сражения его отца. Сзади громыхало и сверкало.

Он так и не смог выяснить, что произошло на поле боя после его бегства. Из королевской гвардии не уцелел никто, а на месте этой битвы до сих пор ничего не растет и не живет. Однако наступление войск Мрака после этого боя замедлилось, и эльфы успели опомниться и вместе с союзниками достойно встретили врага на равнинах Предгорья.

Однако его мать ненадолго пережила отца, за два года она медленно угасла и, в конце концов, ушла. После случившегося он мало виделся с ней, стыдясь смотреть ей в глаза, чтобы не увидеть в них презрения. И Лейноласу до сих пор казалось, что она не простила ему его бегство. Но больше всего его не мог простить он сам. После смерти матери он ушел из столицы и многие годы провел на границе с Королевством Мрака, заслужив признание солдат и ненависть врагов. Лишь неожиданный выбор Советом магов его своей главой заставил Лейноласа вернуться в цивилизацию.

– И все же я отомщу, отомщу, – маг сжал в руках бутылку, и она со звоном разлетелась на множество осколков.

Он с удивлением посмотрел на свои руки, затем на бороду, в которой застряло матовое стекло бутылки, и, улыбнувшись, дернул себя за нее, пробормотав:

– Осталось последнее.

Следопыт оглядел пустую беседку и, развернувшись, направился к выходу, прикидывая, где в это время может находиться учитель.

– Заставляешь себя ждать, следопыт.

Дейнар резко обернулся и непонимающе уставился на выходящего из-за беседки эльфа. Одетый в простой дорожный костюм, он держал в руках тонкий, длинный посох белого цвета, что указывало на его принадлежность к ордену магов.

– Кто вы?

– А ты не знаешь? – эльф рассмеялся. – Ты же следопыт, где твоя внимательность?

Следопыт вздрогнул и пристально принялся рассматривать незнакомца. Высокий, с мощным атлетическим телосложением и грубыми чертами лица, присущими, скорее, человеку, чем эльфу, он был коротко острижен, что тоже не свойственно эльфам, и если бы не торчащие острые уши, то его вполне можно было принять за человека. И все же. Что-то в этом незнакомце было знакомо. Дейнар хмыкнул и приблизился к незнакомцу, обошел его кругом.

– Так и будешь рассматривать?

– Учитель?

– Ну, слава Светлым богам, – незнакомец хмыкнул. – Долго, следопыт, долго, всего-то стоило сбрить бороду и подстричься, а тебя уже не узнают.

Дейнар виновато наклонил голову, признавая правоту слов. Маг улыбнулся и, ободряюще хлопнув ученика по плечу, сделал знак ждать его здесь, а сам скрылся внутри беседки. Вернулся он через пару минут, держа в руках походную сумку. Эльфа разбирало любопытство, но он молча шагал за учителем через сад. Так же молча они покинули эльфийскую крепость и направились к городским воротам.

– Ну что молчишь?

– Жду, когда вы все сами расскажете.

Маг хмыкнул и, сбавив ход, принялся рассказывать следопыту о произошедшем после их последней встречи. Несколько минут они молчали.

– Но я не понимаю, учитель…

– А тебе и не надо, – отрезал маг, не желавший раскрывать всех тайн своего прошлого.

Затем, помолчав, добавил.

– Дейнар, наш мир пережил три войны с Мраком, и в каждой мы проигрывали, как ты думаешь, что будет после третьей?

– Но…

– Никаких «но», – маг пристально посмотрел на эльфа. – Найденная твоим другом карта – единственная наша надежда хоть как-то повлиять на это, понятно?

Дейнар автоматически кивнул и, оглядевшись, спросил:

– А куда мы идем?

– Как куда? Конечно, к твоему другу.

Олрад сидел на кровати, поджав ноги под себя, и пытался сосредоточиться на принесенных Дейнаром записях, однако это удавалось с большим трудом. Праздник в честь дня рождения затянулся, постепенно перейдя в дружескую вечеринку аристократов, так что у молодого мага голова была занята не столько мыслями о тайнах потерянных эльфов, сколько ею самой. Он откинул очередной свиток и, практически сползя с кровати, пошатываясь, добрался до стола, стоявшего в углу комнаты. Дрожащими руками выловив в стоящем ряду колбочек одну из них, он откупорил ее и, поднеся к носу, понюхал, затем кивнул головой и, взяв с полки баночку с серебристым порошком, принялся сыпать его в колбу. Окно хлопнуло, обдав мага струей свежего воздуха. Он покосился на возникшего на подоконнике Дейнара, и, кивнув тому, влил жидкость себе в рот.


Издательство:
Эксмо
Поделиться: