Название книги:

Таир. Восставший из пепла

Автор:
Ольга Которова
Таир. Восставший из пепла

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Таир

Среди высоких и пушистых сугробов стоял мужчина, одетый во все белое. Если бы не его смуглая кожа и черная борода, то никто бы его не приметил среди всей этой белизны. Идеально белый костюм-тройка сидел на нем, словно вторая кожа. Белая рубашка была расстегнута на несколько пуговиц, показывая волосатую мужскую грудь, на которой висел мощный крест из белого золота. Весь в белом, с угрюмым выражением лица, словно смерть сменила свой наряд и стала еще страшнее и опаснее, Таир стоял, перебирая в ладони четки, и смотрел на то место, где когда-то был его дом.

Его нерушимая крепость, которая оказалась не так уж и крепка. Ровно год назад он сгорел. Сгорел в своей спальне, в своей же кровати. Сгорел для всех и для себя, в том числе. А когда-то он думал, что его не просто убить, но, как оказалось, до звезд тоже можно достать рукой. Целый год все считали его погибшим, но они не знали, что не так просто убить Таира Салахова. Тот, кто хотел его смерти, он не убил его, а сделал сильнее, злее, беспощаднее. Остатки души Таира сгорели, но осталось тело и окаменевшее сердце. Он возродился из пепла как феникс, чтобы отомстить своим обидчикам и вернуть свою империю.

Таир еще раз обвел взглядом груду сожженных развалин, где когда-то был его дом. Белоснежные колонны покрылись черным налетом от пепла, а все место, где был пруд и где когда-то плавали лебеди, было засыпано снегом. Словно и не было здесь белоснежного замка, который приводил всех в восторг, кто впервые видел его.

Приподнял свое лицо к быстро плывущим облакам и прикрыл глаза, а там вновь воспроизвелась картинка той самой злополучной ночи, которая снится ему изо дня в день вот уже целый год.

Он отчетливо помнит, как проснулся ночью от того, что задыхался. Вокруг все было в дыму, а он не мог пошевелить своим телом. Около него безмолвно спала Кира. Хотел крикнуть ей, но язык, словно тряпка, онемел. Попытался подняться с кровати, но упал на свое же место тяжелым мешком.

– Господин Таир! – бросился к нему сквозь дым и огонь, который добрался уже до спальни, его верный и надежный начальник охраны Ахмед. Но Таир не мог ему ничего сказать, просто смотрел и что-то неразборчиво мычал. В ту самую секунду он почувствовал себя ничтожеством, которое может сгореть, и его даже никто не вспомнит. Он бросал, лежа на кровати, беспомощные взгляды в сторону Ахмеда, который уже пробирался к нему.

– Сейчас… я сейчас! – тот завернул его в простыни и погрузил на свою спину, спустил в окно, выбрасывая своего хозяина вниз, в сугроб, и сам спрыгнул вслед за ним.

Ахмед оказался единственным, кто как верная собака, прибежал к своему хозяину. Таир и Ахмед познакомились еще в далеком прошлом, когда были совсем мальчишками. Мать Таира была прекрасной и доброй женщиной. Они с Таиром жили бедно, перебиваясь с копейки на копейку, выживали, как могли. И под новый год после смены мать шла домой и встретила у подъезда мальчишку, которого иногда подкармливала, если было чем. На улице был зверский холод, а пацаненок был одет в потрепанный свитер, джинсы, которые были ему на несколько размеров больше, и кеды. Его тогда снова выгнали родители из дома и сказали, чтобы тот больше не возвращался, а добрая госпожа Салахова приютила пацана. Она привела его в свою квартиру и дала всю любовь и заботу, которая жила в ее бездонном сердце. С того момента Таир и Ахмед стали лучшими друзьями и братьями по духу.

После того, как Ахмед выпрыгнул в окно вслед за Таиром, он отволок его в дальний амбар. И только спустя где-то минут сорок Таир смог вымолвить хоть одно слово.

О том, что Таир выжил, знал только Ахмед. Вместо тела своего хозяина Ахмед подложил охранника, которого сам же и убил. Тем же вечером, пока не приехала скорая и полиция, Ахмед вывез Таира в квартиру, о которой никто не знал. И благодаря своему охраннику и другу Таир не только выжил, но и не получил ни одного шрама, кроме тех, что уже были на его теле. От той ночи остались только воспоминания и половина бизнеса, который разворовали его враги.

– Господин Таир, нас уже все ждут, – за спиной раздался голос охранника, и Таир открыл глаза. Сегодня он снова явится в свет, и пусть каждый трепещет от страха, слыша его имя.

– Через минуту я приду.

– Хорошо, – кивнут тот и удалился к машине.

Таир еще несколько минут стоял на заснеженной тропинке, которую сам же протоптал и смотрел на дом, точнее, что от него осталось. Сильный порывистый ветер распахнул полы его пиджака, и Салахов, запахнув их снова, застегнулся на несколько пуговиц. Резко развернувшись, он пошагал в сторону своего автомобиля.

Он ехал по центру города и смотрел за окно на серые многоэтажки, которые мелькали мимо него. За год ничего не изменилось, если не считать несколько отстроенных домов и магазинов на его земле. На земле Таира.

– Ахмед, пришли все?

– Да, полный совет. Не хватает только вас.

Пять черных внедорожников остановились возле стеклянного двадцатиэтажного здания в центре города. Один из охранников, который сидел в машине с Таиром, открыл ему дверь, и тот вышел, ступая на черный, запорошенный снегом асфальт, и поднял голову вверх, смотря на тот самый этаж, куда сейчас поднимется.

Таир быстрым шагом прошел внутрь здания, а по бокам от него шла охрана, создавая коридор. Лифт быстро привез его на самый последний этаж, где в зале совещаний собрались все, кому принадлежал этот город. В совет входило десять человек и десятым был Таир. У него в руках была большая часть города, нежели чем у остальных. Смотреть со стороны, как отдирают куски от его бизнеса, которые он заработал кровью и потом, было отвратительно, но он не мог появиться раньше. Он был сильно слаб и раздавлен.

Таир также быстро миновал коридор и, распахнув полупрозрачную дверь, вошел внутрь кабинета. Девять пар глаз обернулись на него и замерли в том же положении. Никто не мог поверить своим глазам. На него все смотрели, словно на какое-то приведение, которое может сожрать их и не подавиться. А Таир мог и из-за этого его и боялись. В нем не было жалости, лишь ум и холодное расчетливое сердце управляло им. В его мире нельзя было показывать чувства. Сила и грязные деньги – вот что сейчас правит миром. И если у тебя есть те, за которых ты отдашь свою жизнь, тогда ты слаб.

Салахов прошел неторопливым шагом мимо круглого стола и подошел к своему месту, садясь в кожаное кресло.

– Это невозможно! – кто-то проговорил шепотом и замолчал.

Таир обвел взглядом всех присутствующих и усмехнулся. Боятся. Он видел зарождающийся страх в их глазах. Правильно, бойтесь. Несколько дней, и он снова наведет порядок в этом городе греха. Чувство превосходства над другими – это единственное, что он сейчас испытывал.

– Вы… Вы живы! Но как? – проговорил лысоватый мужичок в сером костюме. Кто-то из присутствующих расстегнул пуговицы на рубашке, чтобы та не душила, а кто-то жадно от волнения глотал воздух и запивал волнение минеральной водой.

– Опустим все приветствия и перейдем сразу к делу. – Гортанный грубый голос Таира раздался в мертвецкой тишине кабинета, и кто-то даже ойкнул от страха. Как же ему нравилась эта обстановка. Любил он наводить страх и чувствовать себя хозяином, которому все подчиняются.

– Никому не секрет, что моей смерти хотели все присутствующие в этом кабинете, – заговорил он, но его тут же перебили.

– Что вы, Таир, это не так!

– Молчать! Никогда не перебивай меня, когда я говорю. – Мужичок с седыми висками тут же замолчал и пожалел, что вклинился в разговор. – Я хочу знать, у кого мои цеха.

Все молчали. Никто не говорил ни слова, только изредка переглядывались, тяжело дыша.

– Я жду! – словно дикий зверь, зарычал он. Терпение было уже практически на нуле, и с каждой секундой внутри разжигался гневный огонь, который мог спалить каждого, кто оказался бы на его пути.

– Таир, – взял слово немолодой мужчина. Таир знал его хорошо. Знал его семью, чем тот занимался. Как-то раз приходилось помогать тому отгонять голодные рты от его бизнеса, за что и получил половину земли этого коммерса. – После той ночи на твои земли и бизнес набросились все кому не лень. Многие воспользовались шансом. Твои цеха были у одного барыги, Кирилла Кокорина. Он их быстро скинул по дешевке и открыл свой бизнес. Цветочный. Больше о нем я ничего не могу сказать.

– Бизнес, значит, цветочный. Будет чем ему могилу себе украсить.

– А что касается остального… – продолжил мужчина, но Таир его перебил.

– Меня остальное не волнует. Мне нужен тот цех и что в нем было. – Таир вышел из-за стола и подошел к панорамным окнам, которые открывали превосходный вид на город. Его мощная спина была напряжена как струна, а руки убраны в карманы белоснежных брюк.

– Передайте своим людям, что Таир вернулся. И я накажу всех, кто причастен к моей смерти. Спрятаться не удастся. Я из-под земли достану каждого.

Присутствующие промолчали на его просьбу. Да Таиру и не нужно было их согласие. Он и так знал, что его услышали. Больше не говоря ни слова, он вышел из кабинета, где его ждала охрана и спустился вниз, к автомобилю.

– Ахмед, мне нужна к утру вся информация о Кокорине Кирилле. Абсолютно все. Кто он? Что он? Семья, жена, дети? Чем живет, дышит? Ясно?

– Да, все сделаю.

– Прекрасно. А теперь домой! – выдохнул он и откинул голову на подголовник сиденья.

Таир не исключал того момента, что после выхода в свет на него снова начнется охота. Только вот на этот раз он уже будет готов. Если в прошлый раз его спасла женщина по имени удача, то на этот раз такое не проканает. Он своими же руками вырастил себе врагов. Сильных, настырных и готовых к мести, а главное – готовых пойти на все.

Новая квартира, в которой он сейчас жил, была целиком и полностью напичкана сигнализацией, камерами видеонаблюдения, кроме спальни Таира, круглосуточной охраной. Всю еду, прежде чем принести в дом, проверял человек на наличие яда или других веществ. Если кто-то мог зайти в его квартиру, то уже без согласия хозяина жилища никто не мог выйти. Для чужих людей квартира Таира было словно ловушка, в которую мог с большим трудом попасть каждый, но невозможно было выйти.

 

Новое жилье Салахова предполагало собой двухэтажные апартаменты с панорамными окнами в двадцатипятиэтажном доме. На последнем этаже и на этаже ниже помещения были заселены охраной, людьми с медицинским образованием, поваром, уборщицей. Чтобы каждый из этих людей всегда был доступен двадцать четыре часа в сутки.

Скинув с себя белый пиджак и расстегнув пуговицы на рубашке, он прошел на кухню и налил себе в стакан ром. Нужно бы заняться делами, но после долгого дня сил ни на что не осталось. Стоило Таиру хоть немного расслабиться, как зазвонил его мобильный, на котором высветился неизвестный номер.

– Слушаю.

– Привет, сын, – прошептал больным хриплым голосом пожилой мужчина, который назывался отцом Таира.

– Что тебе нужно? – в груди стала подниматься ярость. Стоило только услышать этот голос, как Таир готов был убивать.

– Сынок, мы ведь похоронили тебя, а ты оказался живой.

«А слухи быстро, оказывается, разносятся», – подумал Салахов.

– Для тебя я умер еще в детстве, когда ты бросил нас с матерью. Если у тебя все, то я отключаю звонок. Устал на сегодня с кем-то вести диалоги.

– Ну зачем же ты так, сын?

Каждое сказанное отцом слово приводило Таира в бешенство. И это не из-за того, что когда отец узнал о смерти своего сына, пошел сразу же заявлять свои права на его бизнес и деньги, нет. Он злился на то, что бросил их когда-то с матерью, что ушел к молодой шлюшке, которая мастерски делает минет. И если он это пережил, то не простил ему того, что когда мать заболела и ей нужно было дорогостоящее лечение, Таир пришел к своему отцу и чуть ли не на коленях вымаливал того, чтобы он дал денег. Но отец его послал, сказав, что он ему не сын. И он ушел. А через полгода мать скончалась от диких болей в своей коммунальной квартире у своего восемнадцатилетнего сына на руках.

Таир на всю жизнь запомнил, как она по ночам кричала в подушку, как последние дни она уже не могла вставать, не могла есть, пить. Она просто лежала трупом и через раз дышала, а врачи разводили руками, потому что ничего не могли сделать. А у Таира не было денег, чтобы определить мать на лечение, которое стоило целое состояние. И после того, как умерла его единственная родная кровь, Таир поклялся быть сильным и никого никогда не любить. Потому что любовь – это боль, которая тебя разрушает и делает слабым. Любовь – это сила, которая может раздавить тебя, не оставляя ничего живого.

А теперь, когда он из грязи достал себя за шиворот и стал человеком, то отец сразу же его вспомнил. Да и еще на права подал, чтобы быть наследником своего сына.

После покушения Таир много думал и проверял каждого, кто бы мог быть причастен к его смерти. Он не исключил и своего отца. Только вот жаль, что тот был ни при чем, а то он бы с превеликим удовольствием перегрыз этому старому ублюдку глотку.

– Не называй меня так! Ясно? – прорычал Таир в трубку. – Я не твой сын и никогда не был им.

– Ты не прав, Таир. Я и твои братья тебя любят, ты сам нас не подпускаешь к себе. Мы твоя единственная семья и мы должны держаться вместе.

– Вы никогда не были и не будете моей семьей! – зарычал он еще сильнее.

– Ты никак не можешь мне простить смерть своей мамы. Да, я в чем-то был виноват, что тогда тебе не помог, но у меня тоже были трудные времена. Но это все было в прошлом. Давай встретимся и зароем топор войны?

– Я скорее зарою тебя, чем топор войны. – Таир, больше не говоря ни слова, сбросил вызов, и следующие попытки отца дозвониться были прерваны.

Теперь потребуется доза алкоголя побольше, чтобы хоть немного успокоиться. Но выпив полбутылки рома, все было тщетно. Казалось, что с каждым выпитым глотком злость нарастала все больше и больше, и тогда Таир поднялся наверх, ища глазами дверь, за которой был небольшой спортзал. Он в кровь разбил свои костяшки, молотя кулаками по груше. И только когда он полностью выдохся и упал на мат, вот тогда почувствовал, как его покидают злость, ненависть и тело освобождается, становясь легче. Только вот надолго ли?

Глава 2

Оксана

– Оксан, ну что опять случилось? – подруга ткнула меня локтем в бок.

– Да как всегда, ничего хорошего, – отмахнулась я от нее и отпила из кружки горячий кофе.

– Если тебя послушать, так у тебя вся жизнь одна большая проблема. – Валюша закатила свои зеленые глаза.

– Валь, а как по-другому? Меня сегодня к директору вызывали. Знаешь, что мои ученики учудили? За школу на заброшенный завод бегают, и окна там бьют. Вот одного из них полиция и поймала. И теперь я должна проследить за тем, чтобы каждый из моих учеников до дома дошел. Ну вот как я за всеми услежу? А их у меня двадцать семь человек. – В последнее время на меня словно апокалипсис какой-то свалился. Если не на работе проблемы, так обязательно дома что-нибудь случится.

– Пфф! Нашла мне проблему. Они – семиклассники, взрослые уже и навряд ли будут тебя слушать. Я вот вообще не парюсь по этому поводу. Отведу свои занятия, всем понавтыкаю, чтобы боялись, и все, спокойно занимаюсь своими делами. – Валя хороший преподаватель, но иногда она ведет себя безответственно. Если я трясусь над каждым своим учеником, то она забивает на них, забывая свои обязанности учителя.

– Мне бы такое спокойствие. Кирилл еще постоянно на работе задерживается, не вижу его ни утром, ни вечером. – Как подумала, что и сегодня не увижу своего мужа, стало еще грустнее. Когда я выходила замуж, не думала, что моя семейная жизнь будет похожа больше на безвкусный однотипный фильм.

Семейная жизнь раньше для меня представлялась чем-то светлым и счастливым, а на деле это оказалась темная непроходимая топь, где я одна, а муж сам по себе. Кирилл постоянно увлечен своим бизнесом, забывая, что я жду его дома. Я не винила его в этом, но иногда обижалась, что он забывает о моем существовании. Он не так давно стал хорошо зарабатывать и открыл свой бизнес. Я думала, что со временем, когда он полностью встанет на ноги, мы будем видеться чаще и проводить время вместе, но чем дольше мы живем, тем дальше становится только хуже. Я любила своего мужа и желала ему добра, но иногда он переходил все границы. Я часто закрываю глаза на ночные звонки и даже на то, что якобы он ездит в командировки на несколько дней. Как ни смешно сейчас признаваться, но я даже подозревала его в измене. Проверяла его телефоны и следила за ним. А потом, убедившись, что все, что я придумывала, это всего лишь моя фантазия и больная ревность, за которую мне было сейчас безумно стыдно.

– Знаешь, что я думаю, Оксан? Ты, прости меня за высказывание, зажралась. Живешь как принцесса. Муж у тебя золото, ни в чем не нуждаешься, денег куры не клюют. И ты постоянно ноешь. Кому уж и нужно жаловаться, так это мне. – Высказала мне подруга и приступила к своему обеду.

Я не особо на Валю обижалась. Мне нравилось, что она может сказать то, что думает. Ведь нечасто встретишь людей, которые не боятся тебе в глаза высказать правду. Валя была именно из тех людей. Да, для нее это все может показаться тем, что я постоянно жалуюсь, а она терпит все. Но мне не с кем больше поделиться своими переживаниями.

Мы вообще с ней знакомы всего пару лет, как я перешла работать в ту же школу, что и она. Я была учителем литературы, а Валя преподавала математику.

Ей не так повезло с мужем, как мне. Муж Вали постоянно меняет место работы и нигде больше года не задерживается. А еще он любил выпивать и часто чесал кулаки о свою жену. Я много раз ей говорила, чтобы она от него уходила. Ведь пока у них нет детей, это сделать намного проще. Но Валя почему-то держалась за этого мужчину. Мне не понять ее выбора.

Закончив свой рабочий день, я, как всегда, задержалась в школе, проверяя рабочие тетради учеников. И так до конца их недопроверив, я пошла домой. На улице уже полностью стемнело, и я прибавила свой шаг. Наш район, в котором мы жили с мужем, был не самым безопасным, и по вечерам, когда возвращалась домой, приходилось оглядываться.

Я уже подходила к своему дому, как около подъезда заметила три черных внедорожника. Фары машин были включены и около них стояли мужчины и курили. Каждый мужчина был одет в черный костюм и пальто. У некоторых на голове были черные шапки. Все они были высокого роста и крупного телосложения. В нашем районе я таких вижу впервые, хотя уже давно здесь живу.

На мою возникшую персону ни одни из мужчин не обратил внимания, чему я была рада. И что они тут забыли? В нашем-то скромном и убогом районе на таких-то машинах. Набрав быстро номер домофона, я зашла в подъезд, но чувство страха меня так и не покинуло. Зайдя в лифт, я быстро поднялась на свой этаж, и как только створки лифта открылись, я замерла. Даже с первого раза не поверила увиденному и поэтому проморгалась.

Передо мной стоял мужчина в идеально белой рубашке, белых брюках, в белом пальто с поднятым воротником. Если бы не его черная небольшая ухоженная борода и смуглая кожа, то он бы был похож на одно большое белое пятно. Рядом с ним стоял еще один мужчина. Тот был похож на тех, которые были на улице. К горлу подступил ком, который я не смогла проглотить. Все пространство будто сузилось до размеров маленькой обувной коробки, а я стала такой же маленькой букашкой, которую можно без труда раздавить. Вот какие чувства вызывал этот мужчина в белом.

– Тебе на этот этаж? – резко и неожиданно заговорил он, отчего я вздрогнула.

– Да, – кивнула в ответ.

– Так что же стоишь тогда? Выходи! – скомандовал мужчина. Он сканировал меня своим черным взглядом, прожигая насквозь.

Молча обошла мужчин со стороны. Спиной чувствовала, как они вошли в лифт, и дверцы захлопнулись, разделяя нас куском железа. А я с облегчением выдохнула и пошла в сторону своей квартиры.

Подошла к своей двери, а руки отчего-то дрожали, что я не сразу смогла попасть ключом в замочную скважину и открыть ее. Как только я это сделала, то мгновенно же влетела внутрь. В квартире горел свет. Первый раз за долгое время Кирилл пришел раньше, чем обычно.

– Дорогой? – я сняла верхнюю одежду и прошла на кухню. Там около окна стоял Кирилл и курил сигарету.

– Оксана, привет. Не слышал, как ты зашла.

Я подошла сзади и обняла мужа, вдохнула запах его тела, и стало так спокойно. Я дома. Как же я соскучилась по нему!

– Ужинать будешь?

– Да.

Так уже давно мы с мужем не проводили время наедине. Обычно мы видимся только в выходные или поздно ночью, когда Кирилл приходит домой. Год назад мы наконец-то расписались и купили нашу первую совместную покупку, которой была наша квартира. Я тогда продала свою однокомнатную квартиру, которая мне досталась от бабушки. Были еще кое-какие накопления, и Кирилл добавил немного. Вот на это мы и купили двухкомнатную квартиру.

– Кирюш, у тебя все в порядке? – муж сидел и без аппетита ковырял вилкой в тарелке. Я видела, что он о чем-то думает.

– Да, все хорошо. На работе кое-какие сложности.

– Ты во всем разберешься. – Я положила свою ладонь на ладонь любимого и сжала ее в виде поддержки. Кирюша улыбнулся мне.

– Конечно, милая. А как у тебя на работе дела?

– Да как всегда, весело, – саркастично улыбнулась я. – Мой класс постоянно что-нибудь да вытворяет. Никак им спокойно не живется.

Я сидела за столом и трещала как трещотка, а Кирилл сидел напротив меня и молча улыбался, кивая мне в ответ. Только вот вся эта идиллия длилась недолго. Уже через час я сидела за кухонным столом и проверяла домашние работы учеников, а Кирилл уехал. Ему кто-то позвонил, и он сразу сорвался и уехал, сказав, что на работе ЧП. Вот так вот бывает всегда!

Иногда я сижу вечерами в полном одиночестве и думаю о том, что лучше бы все оставалось как и прежде. С тех пор, как у Кирилла появился бизнес, он изменился, и эти изменения не в лучшую сторону. Я раньше мечтала о большой и дружной семье, о том, чего у меня никогда не было. Хотела детей, и Кириллу всегда говорила об этом. Только вот в последнее время я все чаще задумываюсь о том, а нужна ли мне такая семья, где я буду с детьми одна, а нашего любимого папы не будет дома?


Издательство:
Автор
Книги этой серии:
Поделиться: