Название книги:

Чужая жена

Автор:
Ольга Которова
Чужая жена

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

Лилия

Каждый из нас был когда-нибудь счастлив. Может, это было минутное счастье, или оно занимало намного больше времени. Все мы счастливы по-разному. Некоторым для счастья достаточно иметь дружную и большую семью, кто-то покупает дорогущий Porsche Macan, который был мечтой всей его жизни, а кому-то для счастья хватает просыпаться по утрам и радоваться новому дню. Моё счастье – это выйти за прекрасного и любимого человека замуж и прожить с ним до конца своих дней. Чтобы мы были в горести и радости, в богатстве и бедности вместе, и никто бы не смог разлучить нас. И как оказалось, мечты имеют свойство сбываться.

– Горько! Горько! Горько! Раз, два, три… – кричали гости из-за своих столов. Вот моя минута счастья, когда два самых близких мне человека рядом и радуются вместе со мной случившемуся событию. Жаль, что мамы рано не стало, и она не может посмотреть, какая у неё сейчас счастливая дочка.

Мама умерла шесть лет назад, когда мне было пятнадцать лет, и мы остались одни с отчимом, который воспитывал меня с пяти лет. Я не считаю его чужим и с детства называю папой. Ведь родитель не тот, кто тебя родил, а кто воспитал и дал дорогу в будущее. Именно мой отчим и делал для меня всё, что мог и искренне любил меня родительской любовью.

Мамочка рассказывала мне историю их знакомства. Это было как в сказке про бедную девочку и богатого мальчика. Оставшись одна с ребёнком на руках, моя мамочка работала на нескольких работах, чтобы хоть как-то прожить. Мы жили в коммунальной комнате в шестикомнатной квартире на окраине нашего города. Комната досталась от моей бабушки. И вот в один из дней, когда мама шла с работы, был сильный дождь, и когда она стала переходить дорогу, её сбил автомобиль, водитель которого не справился с управлением на мокром асфальте.

Мама не пострадала, если не считать сломанной ноги и во время её больничного этот мужчина взялся помогать ей. Чтобы хоть как-то избавиться от своей вины, он помогал деньгами, продуктами, купил мне много разных игрушек и яркой детской одежды. А потом, в один из дней мама сказала, что мы переезжаем в большой дом, который для меня после нашей коммуналки был чем-то сродни с огромным замком принцессы. Вот тогда-то и закончилась наша безденежная жизнь и у меня появился папа.

– Богдан? – повернулась я уже к своему законному мужу, который одарил меня сногсшибательной белоснежной улыбкой.

– Что маленькая?

– У меня уже губы болят. – Смущённо посмотрела я на него.

– Потерпи ещё немного. У нас остался последний танец, мы уедем и ты, наконец-то, станешь моей, – мой муж ещё теснее приблизился к моему уху. – Ты станешь моей не только по штампу, но и всё твоё тело, наконец-то, будет принадлежать мне целиком и полностью. – От его слов по телу побежали мурашки.

– Побыстрее бы, я уже жду не дождусь, когда это случится.

Скоро у нас будет первая брачная ночь, и я смогу подарить своему возлюбленному себя и свою невинность, которую храню уже двадцать один год. Ну и пусть некоторые говорят, что это глупо и по-детски, но не могу я без любви ложиться в койку к первому встречному. Не могу.

Мы с Богданом познакомились, когда мне было шестнадцать. Он на семь лет меня старше. Точнее, мы с ним познакомились, когда я пришла в офис к отцу и я сразу же влюбилась. Меня будто по голове купидон не хило приложил своим молотком и с того момента я только и мечтала о красавце Богдане. Я спрашивала про него у своего отца, а тот сказал, что он уехал. Я сильно расстроилась, грустила. И когда о нём практически забыла, через два года он появился снова, только уже с букетом цветов и предложением вместе провести вечер. Я не отказала. А потом всё как-то закрутилось, завертелось и вот я теперь его жена. Я держу за руку этого прекрасного мужчину и не могу поверить, что это не сон, а реальность.

– А теперь последний танец жениха и невесты, которые покинут нас. Ну а мы с вами продолжим веселье. – Прозвучал голос тамады из динамиков и в зале кто-то приглушил свет.

Богдан помог мне с моим шикарным и пышным платьем добраться до сцены, где мы сплелись в объятиях друг друга и стали двигаться в такт музыки, как нас и учил преподаватель по танцам. Шаг в сторону, два шага назад, шаг вперёд, поворот. Я словно Золушка, кружусь в руках прекрасного принца. И мне кажется, что даже через твёрдый корсет я ощущаю горячие ладони своего мужа, который не сводит с меня своего влюблённого взгляда и постоянно улыбается, окутывая в лучи нежности и заботы.

Одновременно хотелось, чтобы этот танец не заканчивался никогда, и в ту же минуту хотелось забыться в этих сильных руках, которые бы ласкали моё тело и сделали меня женщиной. Самой счастливой женщиной на всей планете. Как же девочкам порой необходима сказка. Вот такая вот банальная красивая сказка, от которой бабочки в животе порхают и хочется петь вместе с птицами и кататься на розовых пони.

Наш танец закончился. Я немного расстроилась, но в душе играло предвкушение ночи. Мой муж сказал, что я запомню нашу первую брачную ночь на всю жизнь. Я не сомневаюсь, что и тут он мне устроит сказку. Попрощавшись с отцом и гостями, мы вышли на улицу, где нас ждал свадебный лимузин с красавцем-водителем, который помог мне сесть внутрь салона и погрузить своё пышное платье.

Наш водитель вёз нас с мужем уже почти целых полчаса, а дорога всё не кончалась. Из города мы выехали на трассу, окружённую хвойным лесом, который был бесконечным. В салоне играла спокойная расслабляющая музыка, но от неё легче не становилось. От волнения начали подрагивать руки и в теле появился небольшой мандраж. Телефон мужа постоянно вибрирует, что вводит в ещё большее напряжение. Он у меня человек деловой, солидный и всегда должен быть на связи в любое время дня и ночи, несмотря на праздники и свободное время. А сейчас мне кажется, что его телефон никогда не закончит вибрировать, и я всё ближе подхожу к тому состоянию, когда уже готова вырвать его гаджет из рук и выкинуть за окно.

– Богдан, куда мы едем? Ты мне можешь сказать? – муж наклоняется ко мне и нежно целует. От этого жеста становится немного спокойнее.

– Милая, потерпи, тебе понравится.

– Хорошо. – Да, я не сомневаюсь, что мне понравится. Муж умеет делать приятное, за что я его люблю ещё больше.

От загадочности Богдана по моему телу пробежал волнительный холодок. Ох, как я не люблю сюрпризы! С самого детства терпеть их не могу. Но приходится свыкаться с ними.

Наша машина подъехала к красивому зданию, которое было похоже на королевский отель, только без вывесок и указателей. На территории стояло немало дорогих автомобилей. Я вышла из машины и оглянулась по сторонам. Было тихо. Само здание находилось на лесной территории в несколько километров от города.

Я молча стояла с открытым ртом и рассматривала всю окружающую красоту, пока ко мне молча не подошёл Богдан и не взял меня за руку. На прекрасном лице мужа появилось смятение и волнение. Мужчина сильнее ухватил меня за ладонь и, ничего не говоря, повёл ко входу в здание. Из-за мелких камушков под ногами было трудно идти в туфлях на тонкой шпильке, да и пышная юбка платья не хило так замедляла мои действия. Мы подошли к железным дверям, открыли их и вошли внутрь. К нам тут же подошла женщина лет сорока и улыбнулась широкой улыбкой, показывая все свои тридцать два отбеленных зуба. Да ей только рекламу зубной пасты показывать. Таких белоснежных зубов я ещё не видела.

– Как я рада вас видеть! Гости уже все собрались, аукцион вот-вот начнётся. Девушку нужно подготовить. – Теперь она смотрела на меня заинтересованным взглядом. А вот я с огромным непониманием хлопала своими накрашенными ресницами, а в мыслях возник вопрос: «О чём она вообще говорит?» Я перевела свой взгляд с женщины на мужа.

– Пошли! – дёрнул он меня за руку и потащил за собой в сторону коридора, как какую-то тряпичную куклу. От его взгляда, брошенного мне в лицо, я немного поёжилась. Что так могло разозлить моего мужа? Мои любимые и добрые глаза мужа мгновенно приобрели холодный оттенок и стали чужими.

– Милый, я не понимаю, что происходит? Куда мы идём? – тесное и неудобное платье замедляло мой шаг, отчего мужчина ещё больше злился. Моя паника, которая возникла в тот момент, когда мы отъезжали от ресторана, опять появилась и приобретала новую силу.

– Богдан! – выкрикнула я мужу и дёрнула его на себя, чтобы он обратил на меня своё внимание и рассказал, что тут происходит.

Мужчина на секунду остановился, осмотрелся и дёрнул на себя дверь, которая находилась около него. Он шагнул в комнату, затаскивая меня вместе с собой. В комнате было тесно, горел тусклый свет. Лампочка постоянно мигала. Глаза быстро привыкли к полумраку, я осмотрелась. Это была подсобка для швабр. Мужчина прижал меня спиной к стене и приблизился так, что между нами оставалось всего пару сантиметров.

– Слушай меня сюда, жена, – все его слова были сказаны с презрением. Я всмотрелась в глаза того, кого называла любимым, но передо мной стоял уже другой мужчина. Он был чужой, на лице играла злобная гримаса, а глаза метали молнии ярости. – Сейчас ты сделаешь всё, как я скажу. Ты меня поняла?

– Нет, – замотала я головой из стороны в сторону. И тогда в ту же секунду перед моим лицом сверкнула на фоне мигающей лампочки сталь, которая приблизилась к моему лицу. Богдан, аккуратно нажимая на нож, провёл им от моего виска вниз до скулы и спустился к шее, надавливая на сонную артерию.

– Что ты творишь? – всё пространство, в котором мы находились, заполнил звук моего бьющегося сердца. Оно уже готово было выпрыгнуть из моей груди. Дыхание участилось, а по спине в районе позвоночника стекала капля холодного пота.

– Ты не представляешь, как я уже устал с тобой нянчиться, но сегодня, сейчас, это всё закончится! Твоя девственность принесёт мне миллионы и я, наконец-то, смогу расплатиться с долгами.

 

– Это что, шутка какая-то? – я не могла поверить своим ушам. Что он несёт? Какие долги? Он успешный предприниматель, как и мой отец, который нас познакомил. И если бы были какие-то долги, то он бы мне рассказал, а иначе зачем была вся эта показная и шикарная свадьба, на которую ушла немалая сумма денег.

– Ты жить хочешь? – я смотрела на него, не сводя своего взгляда. – Эй, оглохла что ли? – Богдан ещё сильнее нажал лезвием ножа на мою кожу, и я почувствовала, как стекла капля крови по шее. Она сработала для меня как ведро холодной воды, вылитое на мою голову и приводя в чувства.

– Да, да, очень хочу! – закивала я в ответ ему головой, а в глазах появилась пелена от слёз и мозг начал осознавать, что всё это правда, а не дурацкий розыгрыш.

– Тогда слушай внимательно. Сейчас тебя выведут на сцену, ты должна стоять смирно и не шевелиться. Если вдруг ты хоть шевельнёшься или пустишь слезу, будешь просить помощи, то считай – ты труп. Ясно тебе?! – он выкрикнул мне в лицо свой вопрос, а я только вздрогнула и ещё сильнее вжалась в бетонную стену.

– Ясно! – попыталась я проглотить слёзы, но парочка из них всё равно вырвалась наружу и потекла по щеке.

– Ну-ну, не нужно плакать, – Богдан вытер ладонью мои слёзы с щеки и мазнул по мне своим взглядом, который несколько секунд задержался на груди. – Если тебе повезёт, попадёшь в руки какому-нибудь стареющему миллиардеру. Он трахнет тебя своим вялым членом и отпустит. Может, конечно, подержать немного в качестве наложницы, но потом можешь гулять на все четыре стороны. И забудь, что я когда-то был в твоей жизни.

Когда я ещё раз кивнула в ответ на его слова, Богдан убрал от моего горла нож и выдернул за руку из комнаты в коридор, где мы натолкнулись на ту же женщину, что встречала нас.

– Ну что, вы готовы?

Хотелось заорать на неё: «Вы что, с ума здесь все посходили? Как можно быть готовой к тому, что тебя продают словно вещь, чтобы отдать все долги?» Но всем было на меня наплевать.

– Да, она готова! – мужчина отодвинул меня в сторону женщины, а сам развернулся и ушёл. Когда силуэт Богдана исчез, я развернулась лицом к своей сопровождающей.

– Я прошу вас, помогите мне сбежать. Я не согласна. Он всё делает против моей воли. – Женщина только улыбнулась мне, достала из кармана салфетку и вытерла мою шею, на которой остались следы крови от пореза.

– Я не могу, прости. Всё здание просматривается камерами видеонаблюдения, и если я помогу тебе сбежать, меня накажут, а мне детей кормить нужно.

– А если бы с вами такое случилось? – я молила её, просила о помощи, но она только пожала плечами на мои просьбы и, взяв меня под локоть, куда-то повела.

Мы шли по длинному коридору, а в голове только и проскальзывали мысли о том, что я всё равно сбегу. Вот бы только до выхода добраться. Сбегу. Любым путём, но сбегу. Если бы только отец узнал о Богдане, то в один же миг ему голову оторвал за свою дочку, которой тот причинил вред. И как, интересно, мой муженёк будет оправдываться о том, куда пропала его молодая жена, с которой он поехал на первую брачную ночь? Муж. Жена.

Ох, как же больно. Будто в сердце воткнули сразу тысячи кинжалов! Я так любила его. Да и сейчас люблю, а он… он… Из глаз снова потекли слёзы, которые я пыталась прятать, но они были сильнее и напористее моей воли. Хлюпнув носом, я быстро вытерла бегущие слёзы и в глаза ударили яркие софиты. И когда мы успели подойти к сцене? Я оглянулась. Кроме меня и моей сопровождающей за небольшими кулисами никого не было. А вот на сцене стояла небольшая трибуна, за которой находился щуплый лысый мужичок и что-то, активно жестикулируя, рассказывал гостям.

Господи, как же страшно! Я ещё раз оглянулась, ища глазами какой-нибудь выход, дверь, хотя бы маленькую щёлочку, через которую я могла бы протиснуться как мышка, и сбежать из этого ада. Я бы ни за что не упустила свой шанс.

– Уважаемые господа, а вот и наш долгожданный лот, который мы так долго ждали! – прогремел мужской голос, а меня всю словно парализовало, и я остановилась.

Сзади в спину меня толкала женщина, что-то говоря мне на ухо, но я её не слышала. Если убегу – догонят, а если что-то выкину на публику, то Богдан пообещал, что не оставит в живых. Здесь даже и выбрать-то нечего, всё равно один итог. А если мне попробовать сбежать от того, кто купит меня? Точно! Меня ведь поведут на улицу, и будет же такой момент, когда я останусь одна? Конечно, будет. Если нет сейчас шанса сбежать, то нужно немного выждать. Где-то глубоко в душе затеплилась маленькая надежда на то, что ещё не всё потеряно.

– Иди дурочка, хуже ведь будет! – услышала я голос своей сопровождающей и дрожащими ногами шагнула на сцену.

Меня всю трясло как в лихорадке. Через силу сделала ещё один шаг и ещё один и оказалась в центре маленькой сцены. Свет прожектора мгновенно ослепил меня и из глаз побежали слёзы. Проморгавшись, я осмотрелась. Передо мной в центре зала сидело около двадцати мужчин, которым на вид было не меньше пятидесяти. Вот и куда им девственница? Скажите мне? Господи, да у них у самих внуки моего возраста, а им молодуху подавай! Кажется, мир сошёл с ума.

В горле запершило и появился тошнотворный комок, а в глаза ударили картинки, как надо мной пыхтит один из этих отожравшихся свиней и…

Лиля, успокойся, не надумывай себе лишнего! Ты сбежишь, и никто не успеет тебя тронуть. Только бы до дома добежать, к отцу.

Смотря на весь этот богатый и зажравшийся сброд пузатых мужиков, я заметила одного, который сидел в углу и пытался спрятаться за всеми этими «широкими» спинами, заплывшими жиром. И лучше бы я его не видела. Потому что у меня началась очередная истерика. Руки заходили ходуном, ноги стали ватными, а дыхание вообще остановилось. Слёзы пошли из глаз и все предостережения моего мужа и его угрозы вылетели из головы. В углу, на самом дальнем ряду, сидел мой отчим. Мой отец, который приторно улыбался, смотря на меня. Его довольное лицо светилось в полутёмном зале.

Боль. Разочарование. Страх. Ненависть. Злость. Бессилие. Кажется, я сейчас рухну прямо тут и больше никогда не встану.

Мамочка, что со мной? Как теперь жить в этом мире лжи и фальши, которые скрываются за каждым любящим и родным лицом? Как он мог?! Он же всё знал и допустил это. У кого мне теперь просить помощи? Отчим был моим единственным близким человеком, которому я доверяла. А он… он… Ненавижу! Опустила свои глаза в пол, куда упала одна слеза, вторая, третья. Шмыгнула носом, попыталась успокоиться. Всё тщетно.

– Прошу, сделайте свет не таким ярким, а то наша девушка ослепнет от такой вспышки. – И аукционист после своих слов подошёл ко мне, загораживая ото всех своей тощей фигурой.

– Успокойся, – проговорил мне мужчина и, достав платок, вытер мои слёзы. – Можешь не улыбаться, но личико своё хотя бы подними. – Он говорил это так уверенно, как будто ему приходится повторять одни и те же слова по несколько сотен раз в день. Хотя о чём это я. Я же не единственная такая, которую продают на аукционе. Вот, казалось бы, мы живём в двадцать первом веке в процветающем государстве, а у нас людей продают против их воли. Варварство какое-то.

Я выполнила всё, что сказал этот мужчина, в надежде, что всё это побыстрее закончится и я… А что я? Что теперь со мной будет? Сначала я хотела сбежать, чтобы попросить помощи у отца. А что теперь? У меня с собой ни паспорта, ни денег. Домой бежать? Так там меня быстро поймают и отправят обратно к покупателю. Теперь даже нет смысла в полицию обращаться, там всё равно все куплены. Так что моя жизнь рухнула. Всё, о чём я мечтала, к чему стремилась – всё исчезло. Просто испарилось, как туман над рекой.

– Итак, господа! – мужчина продолжил говорить, а я вздрогнула от его голоса. – Перед вами прекрасная Лилия. Девушке двадцать один год, она чиста, как утренняя роса. А посмотрите на её милое личико и шикарную фигуру – сказка, а не девушка. Первоначальная цена – три миллиона рублей. Кто даст больше?

И тут началась настоящая вакханалия. Меня, как козу на рынке продавали. Породистую такую козу, рекордсменку по количеству даваемого молока. И эти мужики как с цепи сорвались. Они что-то там выкрикивали, показывали таблички с ценами. И как оказалось, моя девственность стоит, как однушка на окраине Москвы. И как только им не жалко такие деньжищи отдавать, только чтобы один раз трахнуть целку и отпустить её. Лучше бы церкви строили и детским домам помогали. Уроды несчастные!

– Пять миллионов рублей! – прокричал кто-то из среднего ряда.

– Кто даст больше? – выкрикнул аукционист, поднимая вверх свой молоток.

– Пять пятьсот! – послышался ещё один мужской голос. А я уже стояла почти не живая. Смотрела в одну точку и дышала через раз.

Вот Лилечка и всё, скоро решится твоя судьба, и ты станешь обычной проституткой, которую купили за несколько миллионов рублей. Если бы только была жива мамочка, она бы защитила меня, но её нет. От неё осталась только память, которую я храню у себя в сердце и её кольцо на моём пальце. Его ей подарила её мать, а она передала уже мне как семейную реликвию. Теперь будет некому передавать эту память. Хорошо бы теперь не скатиться по наклонной и не умереть где-нибудь в подворотне с бутылкой в руке. После такого, что со мной будет? Навряд ли ко мне вернётся моя нормальная психика.

– Даю восемь миллионов!

– Отличная цена. Восемь миллионов раз, восемь миллионов два. Господа, никто не желает дать больше? Ну же. Вы только посмотрите на эту прекрасную девушку! Кому-то из вас она может сегодня отдать свою невинность, – аукционист прошёлся по присутствующим своим пронзительным взглядом, но все молчали. – Восемь миллионов три!..

– Пятнадцать миллионов! – прокричал седовласый худой мужчина, который сидел на заднем ряду. Даже я на его предложенную сумму подняла свои глаза. Вот это да, сколько я могу стоить! Целых пятнадцать миллионов рублей! Для кого-то это целое состояние, а вот для таких это просто мелочь.

– Пятнадцать миллионов раз, пятнадцать миллионов два, пятнадцать миллионов три! – стукнул мужчина молотком. – Продано господину в чёрном костюме! Поздравляю вас с приобретением!

Послышались приглушенные аплодисменты и пару недовольных возгласов. Ну вот и всё, Лилечка. Вот он, твой хозяин. Седой тощий мужик за пятьдесят! Теперь он будет решать твою судьбу.

И ко мне на сцену быстро выбежала моя сопровождающая. Схватив меня за локоть, вывела со сцены, где я увидела, как ведут новую девочку. Которая была так же, как и я вся в слезах. Только вот на ней был один почти прозрачный шёлковый халатик, под которым ничего не было. А мне ещё повезло, оказывается, что не заставили показывать свои прелести мужикам.

Вот это проклятое место, где решаются человеческие жизни. Была бы моя воля, я бы всех тех, кто был в этом зале, согнала бы в одну комнату и взорвала, чтобы от них ничего не осталось. И род бы их прекратила. Нельзя таким, как они, размножаться.

Меня привели в большой и красивый кабинет и заставили там ждать. В голове все крутился план побега. Пока мы шли, я запомнила все двери и коридор, который ведёт к выходу на свободу. Меряя комнату шагами, руки потянулись к фате, которую я с себя скинула и распустила причёску. Тяжёлые локоны упали на плечи и, запустив пальцы в волосы, я начала массировать кожу головы, которая ужасно болела от шпилек. Хотелось бы снять ещё этот узкий корсет, который мешает дышать.

Мой взгляд упал на обручальное кольцо, и я немедленно стянула его с пальца и отбросила в сторону. Оно со звоном упало на пол и куда-то закатилось. И мои глаза защипало от слёз, которые я уже не сдерживала. Упав на мягкий диван и спрятав лицо в ладонях, я разревелась. Снова разревелась. Только уже в голос, не заботясь о том, что меня кто-то осудит или погрозит пальцем. Выла как белуга, в голос, с всхлипами, размазывая по щекам тушь.

Как так могло получиться, что любящий и заботливый Богдан превратился в человека, который продаёт чужие человеческие жизни? А мой отчим? Он, значит, всё знал и они заодно? Ведь это он меня познакомил с моим будущим мужем и отдал за него замуж. Да будь они все прокляты, кто причастен ко всей этой истории!

– Горите вы все в аду! – закричала я, и где-то недалеко от меня раздался мужской спокойный голос.

– Добрый вечер, Лилия! – я подняла своё зарёванное лицо и увидела того самого покупателя. – Ну что вы, милая, не нужно так расстраиваться!

Боже ж ты мой, какой милый дядечка, если бы не все эти обстоятельства. А голос-то какой у него, как будто с ребёнком говорит. Да я ему во внучки гожусь, извращенец несчастный!

– Сколько вам лет? Семьдесят? Восемьдесят? И у вас ещё стоит? Зачем я вам? – мужчина явно не ожидал таких вопросов и с удивлением посмотрел на меня, а затем прошёл к столу и сел в кожаное кресло, удобнее располагаясь в нём.

– Во-первых, мне пятьдесят четыре года. Во-вторых, у меня всё ещё стоит, слава богу! Ну а в-третьих, вы мне не нужны. У вас другой хозяин.

 

– Хозяин! – повторила я его слова и усмехнулась. – Да вы не иначе как в средневековье живёте. Хозяин на аукционе купил вещь, которой оказалась девушка. – Я внимательно посмотрела на сидящего передо мной мужчину. Если бы я не встретила его при сегодняшних обстоятельствах, то сразу же бы сказала, что он добряк. Внешность у него очень располагающая и даёт понять, что этому человеку можно доверять. Только вот он оказался волком в овечьей шкуре. Наш мир на самом деле очень жесток и безжалостен, где можно умереть в любую секунду и за деньги купить человеческую жизнь.

– И зачем я этому вашему хозяину? – с презрением произнесла Лиля. – Просто чтобы трахнуть меня и выбросить? Как помойную собачонку?

– Лилечка, вы очень юная и прекрасная девушка. Мне очень жаль, что вы связались не с теми людьми, которые с вами так поступили.

Ах, ну да, ему жаль! Вцепиться бы ему в его милую престарелую мордашку и расцарапать её безжалостно.

– А мне насрать на вашу жалость. Как вас там?

– Михаил Анатольевич меня зовут.

Как же я их всех ненавидела! Нет, это не люди, это твари, которые отравляют нашу планету.

– Лиль, прочитайте договор и, по возможности, подпишите его.

– Договор? – я удивлённо на него посмотрела.

– Да. Здесь говорится о том, что если между вами и вашим хозяином возникнет половой контакт, то вы, как и он, чисты и не являетесь переносчиками какой-либо инфекции. Так же здесь говорится о вашем материальном положении. Прейскурант на некоторые услуги и о вашей дальнейшей жизни. – Пока мужчина озвучивал мне, что написано в этом контракте, я заметила за его спиной тележку с подносом и в голове зародился план, который мог меня спасти.

– Контракт, говорите. Хорошо. Давайте ваш контракт, так и быть, зачитаю.

Быстро встав с дивана, я подошла к столу и обошла его, становясь сбоку от мужчины, а затем всё так быстро произошло, что я даже сама не поняла, как это случилось. Развернувшись боком, я схватила поднос и ударила своего покупателя по голове. Он упал бездыханно лицом на стол, а из затылка пошла кровь. И мне не было его жаль, даже если я и убила его. Это стремление выжить любой ценой. Даже если меня поймают и посадят в тюрьму, это будет меньшее из зол, чем жить под одной крышей со своим хозяином и служить ему.

Подхватила в ладони подол платья, и побежала из кабинета. Видимо до сих пор шёл аукцион, и народу в коридоре не было. Добежав до входной двери, я быстро открыла её и в мои лёгкие ворвался прохладный вечерний воздух.

Шагнув через порог, я почувствовала вкус свободы и рванула прочь из этого адского места. Пробежав метров двадцать, я заметила движение на стоянке и спрятавшись за кусты, как шпион кралась к лесной полосе в надежде, что меня не заметят. А когда уже очнётся тот самый Михаил Анатольевич, то меня и на горизонте не будет, и попробуйте вы найти человека, который любыми силами будет бороться выжить.

Да я с дикими зверьми буду ночевать в одной норе, но ни за что не вернусь к этим людям. И пусть меня разорвут волки или кабаны, но я не дамся живой. Не лягу в постель к какому-то очередному богачу, который захотел потешить своё эго.

Обойдя кусты, осмотревшись по сторонам и поняв, что периметр чист, я шагнула вперёд и хотела уже переходить на бег, как кто-то меня резко дёрнул за руку назад. Обернувшись, я увидела здорового мужика в олимпийке и кепке перед собой. Он больше был похож на тех бандитов, что показывали в сериалах, чем на порядочного гражданина.

– Эй, краля, куда такая красивая бежишь? Может, помогу? – оскалился он своей улыбкой. Осмотрев его с ног до головы, я сглотнула липкий ком в горле. Не хватало мне ещё помощников.

– Мужчина, отпустите, пожалуйста, вы мне не поможете.

– Ты извини, если напугал. Я курьер. В город еду, может подвезти? – я ещё раз на него посмотрела. Мужик, и правда, не был похож на тех богачей, да и если бы он был из их цепных псов, то навряд ли ему позволили на работе ходить в дешёвой потрёпанной олимпийке и трико.

– Точно в город? Если отвезёшь, куда я скажу, деньгами не обижу. – Я решила взять быка за рога и диктовать свои условия. Тем более по его виду он точно от денег не откажется.

– А вот это уже другой разговор. Пошли. У меня машина за зданием припаркована. – Кивнул он в сторону парковки. Я ещё раз осмотрелась. Никого. Значит ещё не начали искать. И согласившись на предложение незнакомца, пошла за ним.

Только вот когда мы подошли к его машине, поняла, какая я идиотка. Самая настоящая патологическая идиотка. Господи, да как я со своей доверчивостью прожила до двадцати одного года! Это же уму непостижимо! На стоянке нас ждал в ноль тонированный лимузин, около которого стояло несколько внедорожников и мужиков, направляющихся в нашу сторону.

– Пришли, прыгай внутрь. Сейчас поедем!

– Ну ты и сволочь! – вот теперь-то мне не убежать. Сделав пару шагов назад, меня поймали сильные мужские руки и, закинув на плечо, понесли к открытой машине. Все мои попытки сделать больно этому бугаю были тщетны. Я била его ногами, руками, пару раз за плечо укусила, но мои удары были для него не больнее комариного укуса. Запихнув меня аккуратно в лимузин, он закрыл за мной дверь.

– Сволочи, уроды, ненавижу! Да чтобы вы все сдохли и горели в аду! – мой голос срывался на рыдания. Я кулаками била в стекло автомобиля, но меня никто не слышал. И когда я выдохлась, то опустилась на сиденье и заревела.

Плечи содрогались от рыданий, красивое лицо замазали подтёки от туши, а волосы спутались в колтуны. Кто бы мог подумать, что самый долгожданный день и счастливое событие могут оказаться не такими уж и прекрасными, как себе это представляла Лиля несколько дней назад. Порой и у счастливых моментов есть обратная сторона медали.

– Лилечка! – прогремел мужской голос в глухой тишине автомобиля, и девушка вздрогнула, поднимая голову и смотря вперёд. Там сидел Михаил Анатольевич, который прикладывал что-то к затылку. – Вы что, на бокс ходили? Удар у вас, конечно, сильный, несмотря на хрупкое телосложение.

– Опять вы! – выдохнула с тоской, вытирая слёзы.

– Нам с вами недолго ещё осталось вместе находиться, не переживайте. Скоро мы приедем и я с вами попрощаюсь.

– Отпустите меня, пожалуйста. Я вас очень прошу! – молила она его, не надеясь на то, что её желание исполнится.

– Я не могу. Правда, не могу. Очень хочу, но не могу. Я должен выполнить приказ, Лиль, – мужчина перевёл свои глаза с девушки на стекло автомобиля, но навряд ли что-то мог там увидеть, кроме своего отражения. Окна были тонированы в ноль с обеих сторон и невозможно было через них увидеть, куда везут. – Назар Коршунов, ваш хозяин, он хороший мужчина. И если вы не будете его пытаться, как меня убить или проклинать, то вы даже можете подружиться! – с измученной улыбкой проговорил мужчина.

– Подружиться? – выкрикнула Лиля и, собравшись с оставшимися силами, посмотрела на своего сопровождающего. – Похоже, я вас и правда сильно ударила. Как можно подружиться с насильником? У вас дети есть? – мужчина долго буравил её своим взглядом.

– Есть две дочери. Семь и пятнадцать лет.

– А если бы с вашими дочерьми так же поступили, как и со мной, что бы вы сделали?

– Голыми руками убил тех, кто причинил бы им вред.

– Так отпустите меня! Представьте, что я ваша дочь. – Девушка ещё раз взглянула умоляющим взглядом на мужчину.

– Не могу! Прости.

– Тогда сделай для меня одну услугу – не разговаривай со мной больше никогда!

– Хорошо. Но прежде чем я замолчу, позволь рассказать тебе правду. Твой отчим и парень предали тебя уже давно. На этом аукционе ты уже несколько лет выставлялась. Только в списке замороженных. И вся твоя сегодняшняя свадьба – это просто хорошо спланированный цирк, где все гости были приглашённые актёры. – Мужчина замолчал, а Лиля посмотрела на него изумлёнными глазами.


Издательство:
Автор
Поделиться: