Litres Baner
Название книги:

Любовь – боль, Любовь – свобода

Автор:
Анна Котляревская
Любовь – боль, Любовь – свобода

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 3

Ханна

Меня кинуло в жар, живот скрутило, кислород как будто бы испарился из воздуха… В надежде, что мне привиделось, я начала часто-часто моргать, но это не помогло. Чувство паники и горечи охватывало меня…

Он стоял в синих джинсах и простой белой футболке, которая, как всегда, безупречно оттеняла его темные глаза и подчеркивала тату. Я не удержалась и посмотрела на нее… Бесспорно, передо мной стоял Макс. Кажется, он слегка похудел, под глазами пролегли синие круги, а на лбу появился небольшой шрам… Откуда?

Он изменился… Что-то в его взгляде изменилось… Не было больше легкости и беззаботности… Но он все также буравил меня взглядом… Взглядом, который проходил сквозь меня, окутывал и проникал в самое сердце… Мой прекрасный подонок… В какой-то момент промелькнула мысль…

Прекрасный? Нет уж! Точно не прекрасный! Отвратительный! Мерзкий! Подонок! Кричало все внутри меня. Зачем он заявился сюда? Проделал такой долгий путь в Америку… Наверное, он каким-то образом узнал о ребенке… Но как? Ладно, это неважно. Мне нечего ему сказать. Нашего ребенка больше нет, и он может благополучно катиться в Украину.

Мысли носились в моей голове как молнии. Перед глазами мелькали картинки нашей первой встречи, наш первый поцелуй, секс, наши разговоры и планы… Было так больно. Я задыхалась от этих воспоминаний. Все возвращается… Нет. Нет. Нет! Я не хочу этого. Я заблокировала все, что связано с этим человеком и этого не изменить.

– Привет… Ханна, – его голос был грубее обычного, глаза налились теплом. Он изучает меня, ждет моей реакции.

– Я не знаю, зачем ты пришел, но ты можешь валить отсюда и больше никогда не возвращаться. Я не хочу ни слышать, ни видеть тебя. Сказать мне тоже нечего, кроме того, что ты подонок! А для таких людей мои двери навсегда закрыты!

Я произнесла свою речь на одном дыхании. А после громко захлопнула дверь перед его носом и закрыла на замок. Все, больше этого человека не будет в моей жизни.

– С тех пор, как ты поселилась в этой комнате, сюда стали заходить безумно горячие парни, – Аманда закатила глаза и рассмеялась. – Если твой парень Чед, то кто это?

Я обреченно вздохнула.

– Это Макс, мой бывший парень и тот самый музыкант, который написал «My Paradise»…

Макс

Это был адский месяц. Нет, он был не сложным. Не тяжелым. Не кошмарным. Все эти эпитеты не подходят совершенно под описание времени, которое мне пришлось пережить. Черт, это время изменило все. Меня, мою жизнь и, кажется, Ханну тоже. Так не должно было произойти, но так произошло.

Я летел к своей любимой малышке для того, чтобы начать новую жизнь вместе с ней. Это все, чего я хотел. Когда самолет начал падать, Ханна была моей единственной ниточкой, за которую я цеплялся. Которая, заставляла бояться умереть. Которая шептала на ухо «будь со мной», когда я погружался в темноту. Ради которой я взял себя в руки и вернулся.

Многие ли люди переживают авиакатастрофу? Вот и я не должен был пережить. Потерял так много крови, что меня чудом довезли в больницу. В тот момент я уже готов был умереть. Да, я не хотел этого. Я боялся. Но я знал, что умру.

Первым делом врачи, конечно же, связались с моими родителями и организаторами фестиваля. Это были единственные контакты. Спасти меня мог только мой отец, у которого такая же группа крови, как и у меня. Третья отрицательная. Но он не прилетел. Собственно, он бы и не успел. 18-20 часов в дороге. Мой организм не дождался бы. Но, кажется, отец никуда и не спешил.

Конечно же, о всем происходящем я узнал позже, когда очнулся.

Джейс прибыл в Филадельфию в течение двух часов. Не знаю, как ему удалось так быстро, но он стал моим спасением. Человеком, подарившим вторую жизнь. Не понимаю, каким чудом у него оказалась третья отрицательная, но этот человек спас меня. Мой лечащий врач сказал, что Джейс кричал на всю больницу «Возьмите еще». Теперь с этой шутки мы смеемся вечерами в нашей квартире.

Я очнулся на следующий день от жажды и с ужасной болью по всему телу. У меня был перелом руки, сотрясение, множественные синяки и ушибы. Но самое дерьмовое – я не чувствовал своих ног. Когда я это осознал, мой мир рухнул. Одна мысль крутилась в голове в тот момент: «Какого хрена я выжил»?

Я не испытывал ощущений хуже… за всю свою жизнь, чем полное отсутствие ощущений в конечностях. В душе была пустота. Я калека… Врачи сказали, что меня привалило обломком самолета. Они не могли гарантировать, что я встану на ноги, но такая вероятность была.

Честно признаться, для меня такой вероятности не было. Да, я опустил руки. В голове то и дело вспыхивали картины того, как гибнут люди на моих глазах. Я был морально подавлен. И больше всего теперь корю себя… что не смог взять себя в руки сразу.

Мой телефон разрывался от телефонных звонков Дэна и мамы. Рассказывать что-либо было сложно. Но я рассказал. Мама собиралась лететь ко мне, но перед самым рейсом ей стало плохо, и ее увезли в больницу. Ничего серьезного, это возрастные проблемы с сердцем, плюс стресс из-за меня.

С Дэном все обстояло хуже. Он был в шоке, потому что ему звонила Ханна.

Ханна…

Я был так разбит морально и физически… Я не знал, что делать… Я калека… Разве нужен Ханне такой парень? Я ненавидел себя, но не хотел, чтобы она когда-либо видела меня в таком состоянии. Не хотел, чтобы она плакала от безнадежности и жалела меня. Я не хотел быть ничтожеством в ее глазах.

Я должен был принять решение… Последним толчком стал тот факт, что Ханна узнала о моем визите к Виолетте. Черт, я осознавал, как это будет больно, но я не мог придумать ничего лучше в тот момент. Дэн не поддержал мою затею, и я буквально умолял сказать Ханне, что я остался с Виолеттой. Правду знали только Кэйт и Дэн. Подруга устроила настоящую истерику. Честно, думал, что ее точно не получится уговорить… Но она все же сдалась с осознанием того, что Ханне будет больно в любом случае. Только так она сможет начать новую жизнь… без меня… А не мучиться со мной до конца жизни…

Больше никто не знал правды. Все остальные думали, что я благополучно улетел в Америку и остался с Ханной. Я подпитывал эту ложь позже, когда немного пришел в себя и возобновил общение с друзьями… Но я был эгоистом. Где-то в глубине души я все же надеялся, что Ханна каким-то образом узнает правду, что ей позвонит Мэри… или она увидит трагедию в новостях… Но она больше не связывалась с друзьями… И не знала, что я летел тем рейсом…

Ничего нельзя было вернуть. Я принял решение, о котором буду жалеть всю жизнь.

Джейс в тот же день снял квартиру недалеко от больницы и носился со мной две недели, как с маленьким ребенком. Порой, мне кажется, что если бы не он, то я бы так никогда и не смог прийти в себя. Он спал возле моей постели и не уставал повторять, что я должен бороться за жизнь, что я должен найти в себе пускай самые последние силы, но найти… И пустить их на то, чтобы все вернуть.

Он отменил наше участие на фестивале и сказал, что мы обязательно отыграем вместе чуть позже, так как летний сезон еще в самом разгаре. Джейс пытался подарить мне «надежду», но я отказывался ее принимать. Я никогда не встану на ноги. А, значит, уже никогда не смогу вернуть свою жизнь.

Первую неделю друг был со мной мягок. Но вскоре ему надоела моя «кислая морда», как говорит теперь Джейс. Что правда, то правда.

– Чувак, тебе 25 лет. Твоя жизнь в самом разгаре. Ты талантлив и умен. У тебя такие перспективы, которые даже не снились. А еще у тебя девушка, которую ты любишь, но продолжаешь обманывать… У тебя есть все, понимаешь? Тебе лишь нужно встать и «пойти»… Сделать шаг, понимаешь? На встречу к этой жизни. Просто попытайся! – говорил мне он в очередной раз, а я вскипал.

В какой-то момент Джейс не выдержал, просто подошел к моей постели и вмазал мне. Да, это был пиздец. Но, кажется, это стало той самой отправной точкой моего выздоровления. Я так вскипел, что резким движением усевшись в постели, я потянул его к себе и ударил в ответ. Так хотелось разнести его самодовольную рожу. Но, кажется, его это только позабавило. Мы разнесли тумбочку, постель и некоторую медицинскую аппаратуру. Это была жесть. Я разбил ему нос, а этот засранец оставил фингал под моим глазом, как будто бы мне было мало синяков.

Когда Джейса выгнали из палаты, все изменилось. Его не было рядом, но я вдруг понял… я почувствовал адреналин… силу внутри… и в мышцах… Я понял, что я мужчина, а не слабак… А значит я могу и буду бороться за свою жизнь…

Джейсу разрешили вернуться через несколько дней, к тому времени я уже пытался делать первые «шаги». Это было сложно. Нет, просто невозможно. Ничего не получалось. Я ничего не чувствовал. Это ужасно бесило, но я не сдавался. Все изменилось в конце второй недели, когда медсестра случайно вылила горячий суп на мою постель. И я почувствовал…

Было очень горячо. Безумно. Но это меня не волновало. Я чувствовал свои ноги! Даже если я получу ожог! Насрать! Я чувствую свои ноги!

С тех пор я начал делать успехи. С каждым днем ходить все лучше и лучше. Джейс все время помогал и подбадривал. За это время он стал для меня не просто другом, он стал очень близким человеком… Как брат!

На третью неделю меня выписали, но я все еще должен был наблюдаться у врача, поэтому какое-то время мы жили на съемной квартире. С моим здоровьем все налаживалось и это значит, что скоро мне придется вернуться домой…

Думал ли я о Ханне? Я постоянно о ней думал. Каждую секунду. Я пытался осознать, что натворил. Сердце разрывалось от любви к ней, а мозг кипел, потому что я не знал как она. Я ничего не знал. Что она чувствовала? Я даже не хотел представлять… К концу третьей недели у меня начиналась новая депрессия… и название ей «Ханна».

Дэн и Джейс твердили мне, что так больше не может продолжаться. Дэн устал лгать. Я его понимал. Кэйт грозилась все рассказать Ханне. А Джейс все не унимался со своим «верни ее».

 

Они не понимали… Она не простит меня… И это… страшно. Увидеть безразличие в ее глазах. Я вообще не представлял, что должен сказать ей… Как просить прощения… Все фразы в моей голове были глупыми и никчемными…

– Чувак, ты тоже не на Мальдивах загорал. Да, ты поступил как урод, уж прости. Ты обманул ее, принял решение за нее, сделал больно, в конце концов разбил девушке сердце… Но, когда она узнает о трагедии, я уверен, что смягчится, – пытался убедить меня Джейс.

– Да, но я не хочу давить на жалость и просить прощения, основываясь на этом… – что же я натворил?! Идиот!

Да, я хотел ее вернуть. А как по-другому? Я хотел вымаливать прощение часами, днями, неделями, месяцами… если понадобиться. Пока она не простит. Но я не выдержу, если увижу безразличие в ее глазах… А я увижу… слишком много всего произошло… слишком много раз я облажался… Слишком много времени прошло…

На четвертую неделю мы вернулись в Нью-Йорк, и я поселился в квартире у Джейса. Со здоровьем все было хорошо. Я потерял вес и все еще ходил с усталым видом, но врач пообещал, что прописанные витамины и занятия спортом все исправят. Ноги работали – это главное. Что, правда, я все еще немного хромал. Надеюсь, это пройдет. Учитывая, что врачи не давали никаких гарантий – и так чудо, что все закончилось именно так.

– Макс, у меня есть к тебе деловое предложение, – обратился ко мне Джейс пару недель назад. – У моего хорошего друга Тима свой клуб и ему нужен помощник. Человек, который хорошо разбирается в музыке, в модных течениях и все такое, и такой, которому можно доверять. В целом, необходимо будет искать интересных или же популярных исполнителей для клубных тусовок, приглашать ди-джеев. Проводить всю бумажную и организаторскую работу. Это тебе близко и работа будет хорошо оплачиваться, поэтому я предложил твою кандидатуру. Когда Тим узнал, что у тебя еще и свой лейбл, то захотел заполучить тебя с руками и ногами. Работающими ногами, кстати! – Джейс добродушно заржал. – И, что самое главное, он готов предоставить тебе рабочую визу!

Блять. Я урод. Мудак. И подонок. Но все же удачливый. Конечно, я согласился. Поэтому уже две недели работаю с Тимом. Кажется, все идет неплохо. Пока мы живем с Джейсом в нашей холостяцкой квартире.

Это был адский месяц. Да, именно так я представляю себе ад. Все, что было до этого месяца неважно. Все, что я когда-либо переживал. Проблемы с отцом, с лейблом, с будущим. Все это так неважно. Черт. Когда твоя жизнь может оборваться в одно мгновение, ты переосмысливаешь все. Мне кажется, что тот Макс, который был прежде, уже никогда не вернется.

Но есть одна девушка, которая может все вернуть…

– Сказать, что я удивлена – это ничего не сказать. Не хочу быть не вежливой, но какого фига ты звонишь мне?! – подруга Ханны – Бет, выглядела очень злой.

– Привет, и я рад с тобой познакомиться. – Уверен, что Бет в курсе всех событий и именно поэтому так на меня реагирует.

Я нашел профиль Бет в Facebook, чтобы позвонить и поговорить с ней о Ханне. Она заблокировала меня везде. Я не могу связаться с ней. И что хуже всего, я не знаю где она… уехала ли в академию или осталась дома… а еще я… кажется, мне было необходимо прощупать почву.

– Тебе очень повезло, что я взяла трубку! У тебя есть две секунды! Время пошло! – а эта девушка страшна в гневе. Что ж, я заслужил.

– Я хочу вернуть Ханну, – уверенно заявил я.

Бет рассмеялась во весь голос.

– Извини? Ты серьезно? Ты разбил ей сердце. В очередной раз! Макс, ты такой подонок, понимаешь? Она знать тебя не хочет! У нее новая жизнь.

У нее новая жизнь… А чего ты хотел, болван? Ты сам для этого все сделал…

– Я понимаю… Но я люблю ее.

– И поэтому постоянно изменяешь?? – глаза подруги швыряли молнии.

– Я не изменял ей. Я попал в авиакатастрофу.

Челюсть Бет отвисла.

Я рассказал ей свою историю. Настоящую. Ту, которую вчера рассказал Энди, Марку и Мэри. Пора раскрыть карты, пора объяснится и осознать, что это было в моей жизни. И это не исправить. Пора признать ошибки и перестать лгать.

– Макс… у меня нет слов… Мне хотелось бы верить, что это твой очередной обман… Но уверена у тебя не такая хорошая фантазия… – кажется, Бет украдкой вытерла слезы.

– Я понимаю, что это ничего не меняет. Я все равно кретин. Снова обманул и принял решение за нее. Да и теперь веду себя как трус, оттягивая нашу встречу… Но она нужна мне. Я не могу без нее. Я пробовал… много раз… И я знаю, что она не может без меня…

Глаза Беттани наполнились грустью.

– Я не знаю… Я не уверенна… Понимаешь, у нее правда новая жизнь… Академия, новые друзья, и… Макс… она начала встречаться с Чедом…

Мою грудь прорезала острая боль. БЛЯТЬ. Этого не может быть!

– Мне очень жаль… Я правда хотела для нее этой новой жизни… По правде говоря… мы даже поругались… Но… она так сильно любила тебя. И я думаю, будет любить всегда. Но сейчас она с Чедом… – Бет казалась расстроенной.

– Думал, ты недолюбливаешь меня?

– Я тоже так думала… Но Ханна была права… К тебе невозможно не пропитаться теплыми чувствами… Ты слишком искренний. Хоть ты и болван, ничего не скажешь, – она улыбнулась, но на последней фразе ее лицо приобрело серьезность.

– Знаю… Ты поможешь мне? Я просто хочу с ней встретиться и все объяснить.

– Она убьет меня… Знаешь… мы никогда не ругались прежде…

– Мне жаль, это все из-за меня, – черт, я все порчу.

– Уверена, что дело не только в тебе. Но и в моем языке, – она пожала плечами. – Хорошо, я достану для тебя адрес кампуса и номер комнаты. Но, Макс…

– Что?

– Это последний шанс. От меня. Я не знаю, даст ли шанс тебе Ханна. Но от меня это последний шанс. Если ты не можешь сделать ее счастливой, то не нужно.

Мне понравилась Бет. Она была хорошей подругой. И мне совершенно не хотелось ее подводить.

– Я понимаю.

Я так и не смог составить план действий, придумать какие-то слова… Я просто больше не могу без нее. Она так сильно нужна мне. И этот Чед… Знаю, что он не сделал ей ничего плохого… Но теперь он обнимает ее и целует… Не я. Не должно было быть никого, кроме меня. Потому что она моя. Только моя малышка. Но я сам отпустил ее…

Она открыла дверь. Просто восхитительно красивая.

Ее улыбка начала медленно сходить с лица, а руки дрожать. Черт… Я боялся, что она сейчас упадет в обморок, и был готов подловить в любой момент.

Она была такой, какой я ее и запомнил. Моя сладкая девочка. Все, что мне хотелось сейчас – это поскорее обнять и ощутить ее тепло. Ее взгляд скользнул по моему телу. Да, малышка, это я. Не гони меня, прошу.

Она смотрела на меня по-другому. Не так, как раньше. Я видел скорбь или тревогу в ее глазах… я не понимал, что это… Но я разберусь с этим.

– Привет…Ханна, – это звучало так глупо. Блять.

– Я не знаю, зачем ты пришел, но ты можешь валить отсюда и больше никогда не возвращаться. Я не хочу ни слышать, ни видеть тебя. Сказать мне тоже нечего, кроме того, что ты подонок! А для таких людей мои двери навсегда закрыты!

Я смотрел на свою девочку, и не узнавал… Ее лицо исказилось злостью. Это я с ней сделал такое… Блять, сукин сын…

Она захлопнула дверь перед моим лицом.

Ну а чего ты еще ожидал, кретин? Что она кинется в твои объятия? Я прикрыл глаза и потер переносицу между бровей. Другой реакции и быть не могло.

Последний месяц жизни научил меня бороться за то, что важно, каких бы сил это тебе не стоило.

Поэтому это не конец для нас.

Я разогнался и выбил эту проклятую дверь с потрохами.

Я не дам ей выстроить стену между нами, потому что я не увидел безразличия в ее глазах. Я увидел боль… Много боли… Но в них не было безразличия.

Глава 4

Ханна

Я услышала такой сильный грохот, что мои уши заложило. Где-то вдалеке пищала Аманда. Я в ужасе обернулась и осознала, что Макс вынес дверь. Полностью. Охренеть, да как он смеет?!

Мой слух начал постепенно возвращаться, и я зло буравила его взглядом, пытаясь подобрать нужные слова. Он охамел в край.

– Ханна, мы должны поговорить, хочешь ты того или нет. Мне так многое нужно тебе рассказать… – хочу я того или нет?! Он сошел с ума, если заявляет такое!

– Да как ты смеешь! Как ты вообще узнал, что я здесь?! Хотя, неважно… Я уже все сказала, вали отсюда! – меня всю колотило, а в душе переполняла злость. – Ты не можешь просто так заявляться сюда! Выламывать дверь! И качать права!

Не успела я перевести дыхание, как он заключил меня в свои объятия… Я даже не поняла, что произошло… Тепло его тела было таким знакомым…

– Детка, тише-тише… Мне сказала Бет… Я знаю, что виноват… Но все не так как ты думаешь… Мне нужно просто объясниться….

Я почувствовала его дыхание… прерывистое и… Но я выходила из внутреннего оцепенения и одновременно старалась вырваться изо всех сил.

– Пошел вон отсюда, я не хочу тебя видеть!

У меня начиналась истерика, та самая, которая душила меня… когда я узнала о беременности и когда потеряла ребенка…

– Что за нахрен тут происходит?! – на пороге стоял Чед с обалдевшим выражением лица. Слава Богу он здесь!

– Чед… – простонала я умоляюще.

Он побежал к нам и с силой дернул Макса на себя.

– Какого хрена ты делаешь с моей девушкой? – рычал Чед и заливался красным цветом лица.

– С твоей девушкой?! А не пошел бы ты! Она моя и всегда была моей! Так что теперь можешь валить на все четыре стороны! – кричал Макс.

Все произошло в один момент, Макс запустил кулак и врезал Чеду в лицо.

Они начали драться, кажется, Макс прихрамывал… Почему? Это не давало ему преимущества…

Аманда снова запищала:

– Что вообще происходит?!! Ханна, нужно звать на помощь! – тем временем парни уже сцепились в ожесточенной схватке. – Они же убьют друг друга!

Нет, мне совершенно не хотелось, чтобы в первую неделю моей студенческой жизни… вся академия узнала о случившемся…

– Да что вы творите! Разойдитесь! – я побежала к ним, пытаясь растолкнуть, но это было ошибкой.

Чед не видел, что я сзади и зацепил меня своей пятерней по щеке.

– У-уурр-род! – крикнул Макс и плюнул Чеду в лицо. Я схватилась за щеку в шоке. Он подбежал ко мне.

– Малышка, ты как? – его глаза были обеспокоенными, а избитые руки дрожали. Он приподнял меня за подбородок, отодвигая мою руку.

– Мне не нужна твоя помощь. Просто уйди… – я умоляюще смотрела на него.

В этот момент Чед врезал с ноги Максу… как раз в то колено… на которое он прихрамывал… Это было нечестно. Лицо Макса исказилось болью… Боже, да что же с ним произошло?

Он резко развернулся от меня и со всей силы навалился на Чеда, тот рухнул на пол и Макс начал его колотить. Безжалостно. Брызги крови летели по сторонам. Он убьет его…

– Макс… – он не слышал меня. – Макс! – ноль эмоций.

Я осторожно схватила его за плечо, и он остановился. Мои слёзы текли ручьем, и я не могла их остановить…

– Я умоляю тебя… не надо… – он повернулся ко мне. – Уходи, я прошу…

Его руки были сжаты в кулаки, он как будто бы принимал решение.

– Я не такой подонок, которым ты меня считаешь, – он нежно провел рукой по моей щеке. Кажется… на какой-то момент я поддалась искушению и прикрыла глаза…

Он шумно выдохнул и стремительным шагом вышел из комнаты.

– Печет? – спросила я, когда обрабатывала Чеду раны.

– Ничего, жить буду, – шумно произнес он.

Аманда общалась с заведующим кампусом и пыталась объяснить, что здесь произошло… Точнее, она придумала менее пугающую историю…

Мы сидели с Чедом на кухне. Он все еще был зол. Макс его хорошенько поколотил.

– Может все же в больницу? – в очередной раз спросила я.

– Нет, Ханна. Все в порядке. Почему он здесь был? – немного резко спросил Чед.

– Я правда не знаю… Думала, он в Украине… Я не понимаю зачем он прилетел. Сказал, что хочет поговорить, – я в ужасе прикрыла глаза.

– Ты не должна ни о чем беспокоиться, – он серьезно посмотрел на меня. – Даже не представляю, что ты пережила, пока он был здесь… Но я сделаю все, чтобы он тебя больше не потревожил!

– Чед… я прошу тебя, не трогай его! Вы и так уже подрались! Не нужно было этого… Зачем ты его раззадоривал? – если бы он хотя бы чуточку сдержался, можно было бы обойтись без таких последствий.

– Ханна, я давно хотел ему вмазать. Он это заслужил, – отрезал парень.

– А ты нет… – я прижалась губами к его щеке. – Но я рада, что ты пришел так вовремя… Сама бы я его не выгнала…

Он приобнял меня за талию.

– Ну что, может, поужинаем или прогуляемся? – Чед попытался улыбнуться, но получилось не очень. Он весь был в кровоподтеках.

– Думаю, что тебе в таком состоянии лучше отдохнуть…

– Тогда я могу остаться с тобой. Не хочу, чтобы ты была одна. Вдруг он снова заявится.

 

– Не переживай, я буду с Амандой. Да и охранники кампуса теперь в курсе происходящего. Все будет хорошо, – заверила я его.

Мне совершенно не хотелось сегодня оставаться с Чедом, потому что в моей голове крутились тысячи вопросов. Но я была ему очень благодарна, хоть и злилась немного за то, что он полез в эту драку. Поэтому я все же отправила его домой.

Но и сама не собиралась оставаться дома.

Я подъехала к дому Бет, когда на улице была почти ночь. Набрала ее номер и попросила выйти на улицу. Она выбежала в пижаме и халате поверх с обеспокоенным видом. Ее рыжие волосы спутались. Видимо она уже спала.

– Ханна, привет. Что случилось? – она обвела меня взглядом.

– Зачем ты продолжаешь лезть в мою жизнь?! – да, я была зла на нее. Может быть, эта злость была вызвана гневом на Макса. Все может быть… Но я не могла молчать и хотела все высказать подруге.

– Я не лезу… Я просто хочу помочь… – ее удивленные глаза округлялись все больше и больше.

– Бет, я не просила твоей помощи! Зачем ты рассказала Максу, где я живу?! Кто тебя просил об этом?!

– Но, Ханна… все так сложно… он рассказал мне все… и ты должна его…

– Я ничего ему не должна! – прервала я Беттани. – И тебе то не знать!

– Знаю…

– Так зачем ты тогда вредишь мне? Зачем делаешь это?? Я не могу тебя понять! Ты же ненавидела его! Говорила, что мне нужно забыть его и начать новую жизнь! А теперь сама посылаешь ко мне?! Ты не в своем уме, Беттани Янг?!!! – я истерила, как ненормальная. Но я все никак не могла понять логики подруги.

– Ханна, тебе нужно успокоиться… Все изменилось, поверь… – Бет выглядела растерянной. Нечасто ее можно такой увидеть.

– Да, знаешь, ты права. Мне нужно успокоиться. Просто не надо больше лезть в мою жизнь и тогда все будет хорошо!

Я развернулась и быстрым шагом пошла к машине. К счастью, сегодня утром папа как раз пригнал мою малышку к кампусу. Очень вовремя.

Всю дорогу домой слезы застилали обзор… Я все никак не могла прийти в себя. Хорошо хоть благополучно добралась до кампуса.

– О, боже мой, что случилось? Ты вся в слезах… – Аманда спрыгнула с кровати, когда увидела меня.

– Ты не спишь? – я удивилась. Сегодня мы пережили не легкий день. Мне так не хотелось втягивать ее в это безумие…

– Конечно, нет. Я ждала тебя, – девушка приподняла бровь. – Так что произошло? Надеюсь, ты больше не виделась с этим Максом…

– Нет, просто неудачная беседа с подругой. Это она его прислала сюда и я не пойму зачем, – я шумно выдохнула. – Извини, что втянула тебя во все это… Понимаю, что картина не для слабонервных…

Я начала переодеваться. Не было сил даже сходить в душ. Хотелось просто провалиться в сон, но я боялась, что мои мысли не дадут мне этого сделать…

– Было, конечно, стремненько… Особенно, когда Макс завалился сверху на Чеда… Должна признать, что ему даже не помогла его спортивная школа… У него не было шансов против Макса, – уголки губ Аманды слегка приподнялись. – Но я больше переживала за тебя… Что вообще происходит? Макс преследует тебя?

Это был сложный разговор, но Аманда заслуживала знать правду.

Я рассказала все… о том, как мы встретились и как я его полюбила. Как не хотела улетать от него и как он бросил меня по «смс», как пытался вернуть… как я узнала об измене… как простила… как радовалась, что он прилетит в Америку… и о нашем будущем, которому не суждено было быть.

Аманда смотрела на меня опухшими от слез глазами.

– А потом я потеряла ребенка… Нашего ребенка… Он не знает об этом… Но теперь это уже не важно, – я отвернулась и посмотрела в окно.

Мы сидели с соседкой на одной кровати. Она потянулась ко мне и крепко обняла.

– Мне очень жаль… Как ты смогла все это пережить? Ты такая сильная… И совершенно не заслуживаешь всего этого… – тихо промолвила она.

– Честно… я сама не знаю, как пережила все это… А теперь он заявился сюда… – по моим щекам снова покатилась слеза. Сколько еще я буду плакать?

Аманда все еще обнимала меня и это успокаивало.

– Я не понимаю, зачем он приехал. Возможно узнал о ребенке… Но не похоже… У него могут быть дела по работе в Нью-Йорке… но это все равно ничего не объясняет. Он сделал мне так больно… И прекрасно об этом знает… Неужели он настолько жесток, что все равно посмел прийти сюда и устроить это шоу? – последний вопрос я задала скорее себе.

– Он не похож на жестокого человека, если честно… – я удивилась. – Да знаю… что он натворил… Теперь знаю. Но он с такой нежностью смотрел на тебя… И переживал, когда Чед ударил тебя…. Было непохоже, что ему все равно…

Аманда просто не знала Макса. Он всегда такой, но проходит время, и он разбивает мне сердце.

– А вдруг он все еще любит тебя? – осторожно спросила она.

– Этот человек не знает, что такое «любовь», – его понимание какое-то извращенное.

Мы так и заснули с Амандой в одной постели, она все убаюкивала меня и утирала слезы. Мне повезло, что в моей жизни появилась такая подруга, как она…

Макс

Вот задница. Вчерашняя встреча с Ханной не задалась… И это мягко говоря… Я в растерянности запустил руки в волосы, пока сидел в машине возле ее кампуса.

Она слишком много раз сказала «уходи». Вот блять. Что-то нужно с этим делать. Как ей все объяснить, если она даже не хочет меня слушать? Я никогда не видел ее в таком состоянии, даже тогда, когда она узнала про Виолетту… Вчера она была на грани… Я должен как-то это исправить, я не хочу, чтобы у нее была такая реакция на каждое моё появление.

Но я могу поклясться, что на пару секунд заметил ее блаженство, когда я провел рукой по ее щеке… Ее губы слегка приоткрылись… И это дыхание… Я ни с чем не спутаю. Она расслабилась… И я хочу, чтобы она вспомнила, как ей было хорошо со мной.

И еще этот урод Чед. Какого хрена он заявился?! Гррр. Решил, что может тягаться со мной. Тоже мне качок! Я ухмыльнулся. Единственное, что придумал – это бить по больному месту. Колено до сих пор саднило. Вообще-то ноги меня не беспокоили, кроме хромоты. Но врач предупредил, что какое-то время при больших нагрузках могут болеть. Ничего, попадись он мне еще хоть раз на глаза…

Вчера я ушел. Я стоял и не мог сдвинуться с места, когда смотрел на нее. Было насрать на этого Чеда, и даже ее испуганная соседка уже не волновала. Был только я и она. И ее губы просили уйти. В тот момент я понял, что доведу ее до нервного срыва, если не уйду. Поэтому я заставил себя…

Но сегодня выходной и я сижу возле кампуса Ханны. Я тяжело вздохнул. Надеюсь, она здесь… Не знаю, что я должен делать, но я очень хочу снова ее увидеть… И все объяснить…

Ханна

Все утро Аманда пыталась меня веселить, показывая смешные ролики на Youtube. У Чеда была внеплановая тренировка и, кажется, ему будет нелегко… не представляю, как он будет заниматься в таком состоянии…

Я открыла несколько присланных заказов. В последние пару недель я начала принимать заказы на иллюстрации. Я уже успела сделать несколько картин на подарок, эскиз для мужского тату и парочку баннеров для социальных сетей. Даже немного освоила дизайнерские программки, чтобы быть в курсе, как создаются всякие штуки для рекламы в сети. Но полностью рисовать на экране мне не хотелось. Мне нравится разглаживать новое полотно, подбирать кисти, запах краски… Эти ощущения ни с чем не сравнятся.

Я выбрала заказ на создание обложки для книги… Решила немного почитать ее и вдохновиться… Но ничего не получалось… Мысли уносили меня… В голове крутилось разное… Макс вчера ушел такой побитый… Я надеюсь, что ему хотя бы оказали первую помощь… Хоть кто-то… Может он прилетел с Виолеттой… От этой мысли затошнило.

Попробовав прочитать еще несколько страничек, я услышала звук смс. Открыла ее.

«Я жду тебя возле кампуса. Давай просто поговорим. Макс»

Черт, кажется, Бет так и не поняла моей вчерашней просьбы. НЕ ЛЕЗТЬ НЕ В СВОИ ДЕЛА. Неужели это так сложно?


Издательство:
Автор
Серии:
Love is…
Книги этой серии:
Поделиться: