bannerbannerbanner
Название книги:

Ассорти. Сборник стихов

Автор:
Валентин Колесников
Ассорти. Сборник стихов

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Случайная подруга

Я встретил тебя на дороге,

Судьбой в твою жизнь вошел.

Случайно, как видится многим,

В тебе идеал нашел.

И мы пошагали по жизни

Тропинку свою искать.

И в месте пройдя по жизни,

Бурьян не смогли истоптать.

Он лез и колол нам ноги.

Мешал по тропе идти.

И камни, как злые пороги,

Вставали на нашем пути.

И вот ты уже в двадцать восемь

Решилась меня забыть,

Чтоб ровной дорогою ехать,

По жизни течению плыть.

Что если дул ветер, так в спину.

А если пурга замела,

То спрятаться в теплой долине,

Где зелень ковром легла.

Тебя я корить не стану,

Подругу- Любовь мою.

Но сердца глубокую рану

Уж лучше добыть в бою.

Снова Грусть…

Снова Грусть постучала в окно.

В дом вошла незваною гостьей.

В кресло села, придвинув трюмо.

Всколыхнула Любовь в сердце горстью.

– Знаешь, я не люблю тебя.

Мне давно уже мил другой.

Так, кривляясь, дразня себя,

Принесла мне слова с тобой.

– Грусть моя, ты похожа на ту,

Что любил я долгие годы,

Превратилась теперь в мечту.

Сеешь ты отчуждения всходы.

Заменить ты не в силах ее,

Ту, чья в мыслях своих прекрасней.

Ведь горящее сердце мое,

Затушить ты собою, не властна.

Но я знаю и верю в судьбу,

Грусть уйдешь ты со снежною вьюгой

И снежинок затишья гурьбу,

Радость сменит весеннею вьюгой.

Земля расцветет иная…

Исчезнет горящее Солнце.

Исчезнет и синее Небо.

Останутся только звезды

Над Небом потухшею чашей.

Но Солнце зажжется ярче.

На Землю опустится лето.

В пространстве Космической бездны,

Планетою жизни ставшей,

Земля расцветет иная.

Я тебя на руках не носил

Я тебя на руках не носил.

Не встречал я с тобою рассветы.

Только нежные розы дарил.

Лепестками в одежды одеты.

Говорили тебе они,

Ароматом своим тончайшим:

– Подари, подари ему дни,

И мир станет прекрасней, вашим.

В небе звезды прольют лучи

Над спокойною гладью моря.

И в глубинах его пучин

Канут в вечность, со временем споря.

На листву упадет роса.

Замигает цветастой игрою.

И расплещется роз слеза

С лепестков, оброненных тобою.

Ветерок пастух

Появился ветерок- пастух.

Буруны- отары волн погнал.

Солнца диск внезапно вдруг потух,

За громаду тучи черной встал.

Потемнела синева воды.

С глубины зеленой мутью брызг,

Отпечатала волна следы,

Разлетевшись об уступы вдрызг.

Засвистел тут наш пастух в свирель,

Молнией ударил по волнам.

Кнутовищем грома загремел,

И на берег устремился сам.

Вдали у горизонта

Вчера в вечерней мгле,

Вдали у горизонта.

Чернела туча с молнией в игре,

Спустившись на море из неба- зонта.

Сияешь ты жизни светом

И чудишься в небе ты,

Теплом волшебства согрета.

В созвездия плащ одета

Сияешь ты жизни светом.

– Я здесь, отыщи меня!

– В свечении галактик скопленьях?

Иль в тысячах солнца звеньях?

Иль в ветре морском дуновеньях?

Но жизнь пробегает, как Солнце.

И виден ее закат.

И нет среди чувств заплат

Любви. Но жизнь ее вновь создаст.

Плескалось море у камней

Плескалось море у камней,

Бросая нефти смесь.

И пляж казался западней,

Песка с мазутом взвесь.

Кругом стояла тишина.

И шум Прибоя лишь,

Манил и плакал, как дитя,

Прибрежной галькой лишь.

Он призывал людей к себе

Войти в просторы моря:

– Купайтесь, прыгайте во мне,

В игре с волнами споря.

Но нет людей, пустынен пляж.

Призыв тот слушают грибы,

Лежанки, одинокий Кряж,

Насупив брови- глыбы.

Он помнит шум веселых дней.

Прозрачных волн игру.

И пляж песчаный сей.

Толпу людей и день, зарю.

Когда сверкающей звездой

Луч Солнца в волны пал.

И брызнув искрой золотой,

В пучине кануть стал.

Но Солнце гордое взошло.

Махнуло с высоты,

Расправив яркое крыло,

Застыв в величье красоты.

И смелый луч дошел до дна.

Зажег песок.

В сиянье золотом, сверкнув,

И Солнце за собой увлек.

Но помнит Кряж другой восход.

В мазутной слизи пляж.

И нет уже прозрачных вод,

И в волнах мути вязь.

Я вижу гор зеленых красоту

Я вижу гор зеленых красоту.

Пестреющих кустов шиповник,

Разбил шатер под высоту,

А рядом врос терновник.

Расщелин прорези морщин,

Ущелий горных синева,

Сплели лицо седых вершин

В стихийном токе гнева.

В безудержном рывке трясин.

И в катаклизме взрыва,

Образовалась цепь вершин,

И облаков над ними грива.

Блистая шапками снегов,

Великолепьем скалы,

Хребту над кручей берегов

В улыбке зубы скалят.

Тут море плещется у ног

Седого древнего Кавказа.

Он создал здесь себе порог

При входе в гавань сразу.

А подступы к крутым горам

За мощью спрятал глыб.

Они, спускаясь к берегам,

Кусают моря зыбь.

Как страж стоит седой Кавказ

Вершины в небо зреют.

Легенды горцев, древний сказ,

Над морем песней реют.

Мы сходимся по убежденью взглядов…

Мы сходимся по убежденью взглядов,

Тебе шестнадцать, взрослой стать спешишь.

А мне за тридцать, с сединою рядом.

Меня, девчонка, молодишь.

Лукавым взглядом, брошенным небрежно,

Встречаешь мой уставший взгляд.

И рядом, повзрослевшей, важно,

Ты говоришь мне: – Здравствуй! – И я рад.

Как подаянья, я не ждал улыбки,

И не ловил я мимолетный взгляд,

Но вдруг твои, как лепесточки губки,

Со мною всюду, и я рад.

И вновь встречаюсь я с улыбкой,

И, "Здравствуй!" – Говоришь мне так же, как вчера,

И я готов назвать тебя голубкой,

Тебя, что молодость мою уберегла.

Киевское море

Тучи бродят над равниной Моря,

В дикой злобе Волны с Ветром спорят,

Порываются подняться выше,

Проиграться в Небе, но, не слышат

Тучи Волн упрямое стремленье.

Только видят злобное волненье.

Надоело Морю Волн гулянье,

Злобу превратило тут в лобзанье.

Лаской разлилось по берегам.

Усмирило спор свой тут и там.

Засияло Солнце золотое.

Улыбнулось Морю Небо голубое.

За Солнцем я бежал…

За Солнцем я бежал:

– Остановись! – Ему кричал.

Но время не унять.

Оно пустилось прочь бежать.

За луч схватил я золотой,

Кричу ему: – Постой! Постой!

Остановись и отдохни!

А жар ты тучею смахни!

Но продолжая свой полет,

Сказало Солнце, в свой черед:

– Остановлюсь я и тогда

Не будет утра никогда,

На смену ночи выйдет мрак.

И вечно, вечно будет так!

– О, Солнце, продолжай полет!

Пусть утром будет твой восход!

А днем, сияньем пламеней!

Людей теплом своим согрей!

Прохладой вечера взбодри,

Вернуться не забудь, смотри!

Незнакомка

Девушка, влюбленная в движенье.

Девушка со скоростью на «ты».

Девушка- вдохновенье.

Не яркой, милой красоты.

Улыбку подарила мне при встрече,

Как дарят людям красоту цветы.

И я увидел ее резче,

В улыбке той твои черты.

В глазах теплинки, женственности нежной,

Как блики солнечных лучей.

Переливались в водах прежде,

Теперь же в омутах очей.

А губы, маковки цветок,

На стебле стана тонком,

Горел в улыбке лепесток,

И в смехе отдавался звонком.

И в пепле с золотом волос

Он догорел и сник.

И тут ее пролился голос,

Как будто вдруг запел родник.

Она сказала мне: – Движенье

И скорость с быстротой люблю!

А я ловлю, лишь то мгновенье,

И воображенье тереблю.

И полетел наш разговор на крыльях,

О скоростях движенья красоту.

Что раньше воспевалось в былях,

Космическую видит высоту.

И Скорость, споря с девушкой в полете,

Ее до голубых высот подняв,

Сказала мне: – В ней есть ведь что- то,

Она могла б летать, пилотом став.

Но голос, глупой Скорости, не слыша,

Я очарован красотой Инной,

Что поднимала нас все выше, выше,

Уже парил с тобою внеземной.

Пространство расступалось перед нами.

Воображенье понесло корабль.

И звезды, мириадам точек, сами,

Неслись навстречу, как туманность Краб.

Внезапно звезды превратились в день.

Корабль автобусом обычным стал.

Шумела за стеклом деревьев сень.

А я движенье сердцем звал.

Но все напрасно. Мы приплыли в город,

Работа нас ждала и жизнь.

И целый день, я ощущал, как голод,

В пространстве звездном ту движенья линь.

Ее, что подарила мне улыбку.

Ее, влюбленную в полет.

И стан ее, как стебель гибкий,

И голос, что во мне поет.

Встреча…

На трамвайной остановке

Повстречался я с тобой.

В новой джинсовой обновке,

В мини-юбке голубой.

Ты одна, а рядом люди,

Смотришь в рельсы полотна.

Вот трамвай, там дальше, едет,

Вот в толпе ты не видна.

И, боясь, что потеряю

Так любимую мою.

 

Я бегу и взгляд бросаю,

И, найдя, в душе пою.

– Ты ли это? Надя, здравствуй!

Как дела? И, как живешь?

– Не особенно, так знаешь.

Я ведь знала, что найдешь!

– Можно вместе, Ты далеко?

– Нет! Я замужем уже…

Оборвалось, что- то екнув,

Сердце замерло в душе.

Одиночество

Как звон погребальный страшно.

Как склеп холодит воображенье.

И даже сказать не грешно,

Ты дрянь одиночество, без сожаленья.

Я в цепях бы сбежал на галеры,

Кнутом погонщика рабов,

Я рад бы принимать удары,

За друга, у пустынных берегов.

Но нет, один я без друзей в сей жизни.

Влачу существование кое-как.

Хоть имею, может что- то лишнее,

Но все, же это внешне так.

В душе опустошенье и утрата

Тех дней, что пережил вдвоем,

С тобою, что была, когда- то,

Теперь же в сердце ты живешь моем.

Я портрет писал с Музы…

Я портрет писал с Музы видимой,

Строки ровно ложились и слог.

Словно встретился я б с любимой,

Водопадом кудряшек смог.

Развивался и пах, как цветенье,

Как мотивом ложится мой слог.

Он во взгляде твоем. В весенней

Отразится в капели б смог.

Нет, стихов этих мало, мало.

Нужно кистью тебя писать.

Чтобы строки прекраснее стали

Краски радуги в них искать.

Фраза, брошенная не к месту…

Старинной Фразы смысл простой,

Когда- то, с кем- то очень знаменитым,

Она вспорхнула птичкою простой

Из клетки слов, им же открытой.

Тогда в пространстве словосочетаний

Она была уместна и нужна.

И вскоре до вершин мечтаний

С простой в известные вознесена.

Так стала Фраза та крылатой.

Но вскоре надоела всем.

И вдруг исчезла с уст куда- то.

Куда же? В книгу на совсем?

Но, Фразе нашей хочется вращаться

В кругу крылатых современных фраз.

Не к месту с уст у нас срываться.

Порхать средь не уместных фраз.

Ты прошла стороной

Ты прошла стороной,

Не заметила снова.

Взгляд такой озорной,

Бритвой острое слово.

Может, ты б ожила

В моей сказке той былью,

Что-когда- то была,

Что покрылась уж пылью.

Пылью пылких надежд

Встречи нашей с тобою,

Так Любовь моя, все ж,

Все ж прошла стороною.

Ода первой Любви

Я тебя полюбил

Своей первой Любовью.

Словно мир отворил,

Оросив своей кровью.

С первой ранней Весной

Ты пришла сновиденьем.

Как с живою тобой

Я встречался с виденьем.

С той живой красотой,

Что дарит нам свиданье.

С милой, нежной мечтой

В пылкой страсти лобзанья.

Вечер вновь наступил

Тишиною окутал.

В звуках голос ожил

И тобою опутал.

Речкой он заплескал.

Прожурчал ручейком.

Я, как будто все ждал

С милой встречи тайком.

И пустился искать

Голос тихий печальный.

Робко в сумерках ждать,

Слушать шорохи тайны.

Сумрак щедро дарил

Звезды небу в придачу.

И меня угостил

Лунным Лучиком зрячим.

И нашел я Любовь

В лунном белом убранстве.

И не зря шел на зов

С лунным Лучиком зрячим.

Но Она не звала

Меня тихой порою.

Только Мифом была.

В жизни стала другою.

У реки, на бугорочке

На песчаном берегу,

У реки, на бугорочке.

Я Беглянку стерегу,

На серебряной цепочке.

А Беглянка – это Мысль,

А цепочка – мысли в слоге,

А песок – то слога смысл,

Ну, а сторож – капля в море.

Русалочка

Я стройную Русалочку увидел.

И долго любовался красотой,

Из-за куста, чтоб не обидеть,

Ее с точенной юной наготой.

Ласкало черное волос волненье,

Что развивалось, словно на ветру.

Я ждал, лишь только б на мгновенье

Мне ощутить их ближе красоту.

Глаза, чистейшей синевы небесной,

Задумчиво смотрели в глубину.

Казалось в сказке я в стране чудесной,

Как жаль, что к ней я не прильну.

И ощущая на себе взгляд, чей то,

Она, за беспокоясь, вдруг ушла.

В глубины озера за чем- то,

Нырнув, как рыбка, уплыла.

Диалог

– Ты веришь в сны?

– О, нет! Порою, все же

Ко мне приходят сны

С тобой все реже.

Как я хотел бы

Видеть чаще их,

Что б быть с тобою ближе.

И ощутить в объятиях своих

Тебя живую все же.

– Однако, милый, в жизни нет меня.

Живу я в снах в любви с тобою.

Найдя ж живую, ты, ее любя,

Как будешь рад свиданию со мною?!

– Я верю, ты придешь

Вернешься к жизни.

Меня в мир мифа уведешь,

И пропоешь живою песни.

– Я, милый, к жизни не приду.

Я буду в снах к тебе являться.

К чему стремишься ты, там я иду,

Что в жизни не должно сбываться!

Равновесие

Как люблю я волос желтизну.

С плеском моря сравнимы глаза.

В пене волн узнаю бирюзу,

В переливах лучей глаза.

Все прекрасно в тебе.

Горделивая стать.

И когда ты лицо обращаешь в мольбе

С просьбой лучшим мне стать.

Но на зло ведь Судьба наделила меня

Глупой ролью играть эту жизнь.

За мельчайший проступок, на плаху гоня,

Там казнит только лишь.

Ведь удачливы, есть одни.

Средне, так лишь бы быть, другие.

Третьи ж бьются героям сродни

И уходят, не победив, больные.

Так устроен весь мир живой.

Тот удачником чаще завьется.

Все ж всплывает наверх Герой,

Тот, который, за счастье бьется.

Два омута…**

Два омута смотрели на меня,

Как неба голубые дали.

И тут спустились, блестками пленяя,

Лучи и предо мною стали

Уже глаза с искристым светом.

Тепло и красоту открыли.

Так девушки, весной с приветом,

Улыбку мне глаза дарили.

Осеннею порою

Развесил ветви клен,

Горит, как жар, листвою.

И возникает предо мною

Капель. И слышен стройный звон.

По кроне расплескался дождь,

И холодит осеннею порою,

И даже лист громоздится горою,

Унять не в силах дрожь.

Не слышен птичий спор.

И только с теплотой, Весною,

Под сенью неба голубою,

Проснется птичий хор.

Тоскливый дождь Осенний льет

Тоскливый дождь Осенний льет

По крыше каплями стучится.

А сердце, кажется, чего- то ждет,

Что что- то, вдруг, все-таки случится.

И на душе тяжелый груз.

Вновь вспоминаешь день Весенний.

И чувств оков, и мыслей уз,

Не сбросить в дождь Осенний.

Убранство Осени

Мне распахнулось небо голубое.

И с высоты махнул веселый луч.

А в озере застыло золотое,

Убранство Осени и стайка белых туч.

Осень

Осень подошла нежданно,

Дымчатым морозцем с сединою.

И луга и копны сена рано

Красит Осень кистью ледяною.

Зима

Еще вчера серела слякоть.

Земля слезилась под ногой.

Снегов, наутро, белых мякоть

Укрыла черноту лугов

Горит Душа, зовет тебя…

Горит Душа, зовет тебя,

Как в склепе, одиноко бьется

Сердце мое, тебя любя

И птицей вон наружу рвется.

Чтоб улететь за горизонт,

К далекой светлой дали Солнца.

Чтоб ощутить простора зонт

И светом с ней соединится.

Чтоб там, в краю далеких Солнц,

С любимой в поцелуе слиться.

С такой, чья жизнь, как легкий челн,

По глади моря мчится.

Воздушных замков хрупкое мгновенье

На крыльях легких мы летим мечты,

Недосягаемой достигнув высоты,

Парим. И рады этому стремленью.

Но в прах развеет ветра дуновенье

Созданье замков нашею мечтой,

Что в жизни лишь мелькнет чертой.

Я завидую Ветру

В этот праздничный вечер

Ты одна над рекой.

Теплый ласковый Ветер

Щеки гладит рукой.

Я завидую Ветру,

Он, как будто, с тобой.

Нежно локоны треплет,

Ноги моет волной.

Я завидую Ветру,

Он, как будто, с тобой.

А любимый твой где- то,

Вместе рядом с другой.

Карие глаза

Карие глаза,

Звездами горят.

Ночи бирюза,

Омутом манят.

Карие глаза,

Вхожи в сны мои.

Ночи бирюза…

Ведь они ж твои!

Карие глаза,

Вновь увидел вас.

Ночи бирюза,

В предрассветный час.

Легкой грустью дохнул ветерок

Легкой грустью дохнул Ветерок,

Ароматы Весны преподнес.

А нахлынувший чувств поток

От меня не унес.

Вновь Весна расцвела вокруг,

Листья Осени золотой

Превратила в цветенье. Друг,

Вновь в саду ты со мной.

Легкой грустью дохнул Ветерок,

Ароматы Весны преподнес.

И нахлынувших чувств поток

От меня не унес.

Как прекрасен весь мир живой,

Краски дня веселей,

Если рядом Любовь со мной,

Да разлука больней.

Легкой грустью дохнул Ветерок,

Ароматы Весны преподнес.

И нахлынувших чувств поток,

От меня не унес.

Другая

Звезд тебе я с небес не дарил.

Не встречал я с тобою рассветы.

Лишь слова о Любви говорил.

В волшебство теплой ночи одеты,

Целовали они твой стан,

В ароматы волос вплетаясь.

Но сказала ты: – Все обман!

Не такой мне Любовь мечталась.

Я хочу, чтоб мною ты жил,

Называл лишь меня любимой.

Нежным чувством моим дорожил.

И Любовь наша станет зримой.

Но Любовь не нужна мне твоя,

Ведь тебя обнимает другая.

И не смоет слеза моя

С сердца ласк, что Вам дарит другая.

Фея

Любимая приди ко мне.

Хочу я видеть явь во сне.

Твой нежный взгляд, что так манит,

И поцелуй сорвать велит.

Любимая ты отзовись,

Кричу в распахнутую высь!

Но голос тает в вышине,

И улетает явь во сне.

И вновь один встречаю день.

И на работу утром лень.

В толпе прохожих лица, лица.

Вновь ускользаешь, словно птица.

И вдруг, как сказочный цветок,

Целует майский Ветерок.

Волною чувств меня овеяв,

Явилась на работе Фея.

В лице сотрудницы своей,

Образ избранницы моей.

Как наяву я вижу сон,

И губ, и глаз, ресниц бутон.

Признание

Не знаю я, что мне сказать.

Не в силах я уже скрывать.

Но, то, что ты живешь в мечте,

Виновны лишь, мгновенья те,

Что пережил с тобой вдвоем.

– Давай любимая уйдем!

Твердит мне сердце, но тебе

Не в силах сделать шаг к судьбе.

И мимо взгляд свой опустив,

Спешишь, пожар свой потушив,

Пройти, и убежать к тому,

Кто не ценил тебя. Ему

Твой нежный взгляд, что лед Весной,

Не согревает. Он с тобой,

Подернут дымкой холодка.

И лишь в вине, чуть- чуть слегка,

Он смотрит на тебя другим

Не трезвым взглядом. – Так бежим!!!

Туда, где бьется жизнь ключом!

Где мы, любимая, бичом

Прогоним дым угарных вин.

Вино лишь чувств своих прольем.

Вино Любви до дна допьем.

Сожаление

Щеки раскраснелись от вина.

Рот в улыбке, затуманен взгляд.

Сгорблена от тяжести спина,

Лишь жемчужин в той улыбке ряд.

Притупились чувства от спиртного.

Ты не в силах трепетать в Любви.

И не знаешь слова ты иного,

Как: – Напьемся, что ни говори!

Как мне жаль тебя, до жгучей боли.

До отчаянной не лживостной тоски.

Груди, что ж твои, для моли,

Ржавчине, дряблые соски?!

Все истлеет на тебе, как пепел.

Холодит манящий тусклый взгляд.

И слова Любви мои, как лепет,

А в улыбке лишь жемчужин ряд.

Страшно так с тобою одиноко.

Волком лучше мне б завыть в тоске,

Чем холодный взгляд твой, с поволокой,

Наблюдать, как тает на виске.

Смотри Заря встает

Тебе, чей взгляд в озерах.

Тебе, чей вздох в просторах.

Тебе, чей мир влюбленных.

Дарю Зарю!

Тебе, чей взгляд завистлив.

 

Тебе, чей вздох смазлив.

Тебе, чей мир вина разлив.

Дарю Зарю!

Тебе, чей взгляд чарует.

Тебе, чей вздох волнует.

Тебе, чей мир бушует.

Дарю Зарю!

Смотри, Заря встает!

Твой лучший День идет!

Собой он жизнь несет!

Тебе, твою!

Тебе твою…

Вошла ты сказкой в жизнь мою

Чуть суеверна,

Чуть сложна,

Слегка наивна,

И грустна.

Вошла ты сказкой в жизнь мою.

И вот, теперь я узнаю

Тебя, что встретилась Весной,

И жизнь наполнила собой.

Мне больно ноет сердце…

Мне больно, ноет сердце,

И на душе печаль.

В воспоминаньях снова сенцы,

И домик, и простора даль.

Не уходи

И вновь я в мыслях рядом с ней,

С моею первою Любовью.

Среди таинственных теней,

Деревьев леса, манишь бровью.

Глазами полными печали,

С собою в сказочный мираж,

Где сказкою распахнутые дали,

Где радуги законченный вираж.

Где голубое небо над полями,

И грозы чистые, слезинками дожди.

Кукушки голос слышен над лесами,

И нежное: – Не уходи!

Дождь

Там за рощами даль

Разлилась синевой.

И тумана вуаль

Горизонт заслонила собой.

Загремел вдруг Туман

Гулом громов живых.

С тучи выткал сутан,

Струй дождливых седых.

Веер, россыпь лучей,

Опустил на простор.

И с дождинок, очей,

Дуги радуг простер.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор