Название книги:

Не твоя игра!

Автор:
Алена Кайзер
Не твоя игра!

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

И она пристально посмотрела на него, Кратер же молчал, не произнося ни слова.

–Ну, скажи честно, Денис, ты ее любил хотя бы чуть-чуть?– не унималась Лейла.

–Не твое сучье дело! – выкрикнул Денис.

–Ах, ну да, совсем забыла, здесь же сидит Юлечка,– и она вульгарно засмеялась – только ты не знаешь одного маленького нюанса, что она слышала запись со смотрин вашей дочери и теперь в курсе твоего семейного положения, так что можешь больше не вешать ей лапшу на уши.

Денис не глядя на меня, бросил:

–Так вот почему такие резкие изменения в твоем поведении, – потом выдавил еле слышно – скажи честно, ты действительно беременна?

На секунду мне показалось, что небезразлична ему. Я хотела что-то сказать, но потом, вспомнив о том, в какой ситуации мы сейчас находимся, я просто тихо заплакала. Денис, увидев мои слезы, обнял меня и прижал к себе:

–Не плачь, все будет хорошо, я тебе обещаю, мы выберемся отсюда!

–Я так не думаю, – перебила его Лейла – так что наслаждайтесь последними минутами своей жизни.

–Ну что тебе еще надо?– заорал на нее Денис – мы-то что тебе сделали? Ты нас напугала, молодец, но теперь надо заканчивать этот спектакль, посмотри на Мишку, ему нужна медицинская помощь.

– А спектакль только начинается! С того самого момента, как я поняла, что мной воспользовались ради собственной выгоды, во мне зародилось желание отомстить. Я очень долго вынашивала план расплаты, потом ждала удобного случая, чтобы привести его в действие и дождалась! Как-то, мы с Юлей разговорились, и я узнала, что Захарченко ее бывший однокурсник. Дальше дело было за малым: я наладила с ним дружеские отношения, объяснив это тем, что если не подругой, то я хочу быть рядом в качестве друга. Он заглотнул наживку. Ты слышишь, любимый,– это слово она произнесла с ядовитыми нотками – вот тогда-то я и начала осуществлять свой долгожданный план. Эта я позвонила в мусарню! Так же я заставила думать Льва и всех остальных, что звонок был сделан Захарченко, мол, решил отомстить за Таню. Через несколько дней я записываю наш разговор у Льва дома и отдаю эту запись Мишке, дабы доказать свою преданность. Потом я наталкиваю его на то, чтобы он спрятал ее у какого-нибудь старого знакомого, с которым он редко видится. К примеру, у кого-нибудь из одногруппников. И в этой ситуации он начинает слушаться меня беспрекословно. Все сходилось, как я и задумала: он находит Белайчук, сбагривает этот диск. В свою очередь, я нанимаю детектива следить за Юлей, чтобы быть в курсе всех ее перемещений и встреч. Захарченко, сильно обеспокоенный за свою жизнь, сообщает Денису о том, что у него есть на них компромат, и в случае Мишкиной смерти он будет обнародован. Вот тут начинает метаться Лев! Он очень опасный человек, его боятся все. А теперь интересное для Юли, ты что, дуреха, и впрямь подумала, что такой карьерист, как Кратер способен влюбиться в такую идиотку, как ты?

– Заткнись! – снова заорал Денис.

–А ты мне рот не затыкай, я ей все расскажу. Да, милая моя, он все рассказывал мне и о том, как довозил тебя до дома, и том, как переспал с тобой в офисе, в общем, ему надо было лишь узнать, являешься ли ты сообщницей Захарченко или нет. А так, не нужна ты ему ничуть.

Мне стало обидно, ужасно обидно, что я в который раз так ошиблась, я оттолкнула его от себя.

–Юль, да, так было в начале, прости меня, я – свинья, но я же не знал, что полюблю тебя! – стал оправдываться Кратер.

В ту минуту я не хотела ничего ни видеть, ни слышать, я, вообще, хотела куда-нибудь испариться. Мне было ужасно противно находиться со всей этой компанией. Никогда бы не подумала, что люди ради денег готовы на такую низость – предать верность, переступить через любого, играть чужими чувствами. Насколько же несправедлив этот мир, в нем все лгут и ненавидят друг друга. Как же жить в таком хаосе? Стоит ли вообще жить?

– О чем задумалась, Юля? Правда, неприятно, когда тобой пользуются? – прервала мои философствования Лейла – Вот и я долго отходила от всего этого. Мужики думают, что им все дозволено, что можно играть чувствами других, а вот как бы не так! Это не твоя игра, слышишь? – обратилась она к Мишке – А моя! Теперь я вправе решать жить тебе на этом свете или нет. Это относится и к вам.

–Ты знаешь, что есть такие моменты, когда играешь ты, а бывают, когда играют тебя! – произнес Денис, голос его показался мне спокойным.

– В моем случае, я правлю балом! – завопила бухгалтерша – а вы все – мои пешки и будете делать то, что я скажу!

– Я ненавижу тебя и никогда не любил!– сквозь зубы зло выдавил Захарченко – будь ты проклята, чокнутая!

– Не смей на меня вякать! – прикрикнула на него Лейла – я любила тебя и только тебя, все для тебя сделала, а ты просто использовал и предал меня.

В глазах Лейлы появился сумасшедший огонек, она смотрела на Мишку, и, казалось, что ее помыслы сосредоточены лишь на нем. Денис решил воспользоваться моментом: он молниеносно выпрямился и хотел прыгнуть на нее, но Лейла резко повернулась и выстрелила в нашу сторону. Пуля, не задев Дениса, попала в меня. Я даже не знаю, как описать это чувство, как будто чем-то раскаленным провели по моему боку, а потом появилась горячая резкая боль и стало липко от крови.

–Юля, ты ранена? – резко обернулся в мою сторону Кратер. – Посмотри, что ты наделала, сумасшедшая!

Денис достал из кармана носовой платок и приложил к ране. – Потерпи, маленькая моя, все будет хорошо. Господи, прости меня за все. Ты постоянно страдаешь из-за меня, но ты выживешь, я тебе обещаю, ты обязательно выживешь!

– Это было последнее предупреждение, – спокойно вымолвила Лейла – Мне уже надоело смотреть на всю вашу тягомотину. Кстати, Кратер, я соврала тебе про то, что Юля мне проболталась про диск, который дал ей Мишка. Детектив, нанятый мною, с соседнего здания видел, как Белайчук что-то прятала в столе. А тебе, Дениска, я сказала, что она сама мне в этом призналась. Все-таки этот сыщик был профессионалом.

– А не ты ли его пришила? – не скрывая любопытства, спросил Захарченко.

–Этот ублюдок пытался меня шантажировать, сказав, что кому-то выдаст мое имя. Это могло мне помешать, а от людей, которые мне мешают, я просто избавляюсь. Как в случае и с этой пронырой Светкой.

–Так это была ты?– ошарашено посмотрела на нее я.– Что же ты за человек такой? Никого не жалеешь.

– Эта девица давно напрашивалась, вечно совала свой нос в чужие дела. Последней каплей стало то, как она подслушала наш с Мариной разговор о следующей партии наркотиков. Что мне еще оставалось делать? Ждать, когда она побежит в милицию? Ну, уж нет, мне и на свободе неплохо живется. А когда я узнала, что вы с Мишкой сегодня встречаетесь и тебе, Юлечка, известно о нашем бизнесе, то решила, что пора со всем этим кончать, а то игра может затянуться. Тогда я рассказала о вашей встрече Денису. Мы петляли за вами по всему городу, пока вы не приехали сюда. Ну, а адрес здешней квартиры я знаю. Единственная нестыковочка лишь в том, что я не думала, что ты, Кратер, такой идиот и сможешь влюбиться в эту девчонку. По моему сценарию это ты должен был прикончить их обоих. После чего я застреливаю тебя из этого же пистолета, изобразив все таким образом, что из ревности ты пристрелил их, а потом сам покончил жизнь самоубийством. Теперь все придется делать самой.

–Дура, какая же ты дура, – затараторил Захарченко – я ведь сделал копию этого диска, и если со мной что-то случится, то правда сразу выплывет наружу!

–Милый мой Миша, я и это предвидела, или ты меня недооцениваешь? Я поставила защиту на диск, поэтому копию с него сделать невозможно, извини, но твоя попытка спасти свою никчемную жизнь обернулась крахом,– и она ехидно ухмыльнулась. Улыбка резко спала с ее лица, когда в дверь позвонили.

–Кто это?– нервно спросила она у Мишки. Он понял, что это не по ее сценарию и что есть мочи стал кричать о помощи. Дальше я помню все довольно смутно, так как потеря крови дала о себе знать. Через пелену предобморочного состояния я лишь слышала выстрелы, потом крики: «Откройте, милиция!», а дальше – кромешная тьма!

10

Я открыла глаза: около меня сидела мама, слава богу, что все это был лишь дурной сон. Я хотела немного приподняться, но почувствовала боль в боку.

–Лежи, лежи, тебе врач запретил вставать, – произнесла мама, и по ее щеке потекла слеза – наконец-то, ты очнулась, я не знала уже какому богу молиться!

–Мам, где я? Что со мной случилось?

–Ты в больнице, теперь все позади.

– А все-таки, что произошло?

– Это тебя надо спросить. Как же ты меня напугала, Юля, но ведь ты обещала, что ничего больше не предпримешь опасного. Мне позвонили, сказали, что ты в больнице с огнестрельным ранением, я чуть с ума не сошла, – и она заплакала – помимо твоего бессознательного тела в той квартире нашли еще два трупа, а ты же могла быть третьим!

– Два трупа?! Но чьих?

– Этого, как его, Захарченко, что ли, и еще какой-то девушки, сказали, что она застрелилась.

– И больше никого? Больше никого не нашли?

–Милиционеры сказали, что там был еще один парень, какой-то Кратер, один из крупных наркоторговцев.

–А откуда им это так хорошо известно?

–Они нашли у тебя какой-то диктофон, который записал все ваши вечерние события.

Точно! Я же совсем забыла про свой диктофон. Значит теперь, правосудию известна вся схема сбыта наркотиков через границу. И Дениса, скорее всего, ищут. Интересно, где он теперь?

– А кто вызвал милицию?

– По-моему, соседи, они услышали выстрелы.

Взглянув на зареванное лицо мамы, я поспешила ее успокоить:

–Ма, ну ладно тебе, ведь все нормально.

–Хорошо, пойду позову Лену, она тоже здесь уже который день дежурит.

–А сколько я была без сознания?

–Пару дней.

–Ого! Ничего себе.

Через несколько минут рядом со мной уже стояла подруга:

–Слушай, дорогуша, о тебе пишут первые полосы газет! Еще немного и я в больницах жить буду. Как у тебя самочувствие?

 

– Да вроде нормально. Давай сейчас не будем обо мне, лучше скажи, с Женькой-то как?

–Да он, уж, опять гоняет, ничего его не учит. Мы с ним подали заявление в ЗАГС, через месяц – свадьба, так что поправляйся, ты – свидетельница, и отговорки не принимаются!

– Вы все-таки решились на женитьбу? Какие молодцы, я так рада за вас!

– Знаешь, авария на многое открыла глаза и мне, и ему. Так что не было бы счастья, да несчастье помогло. Кстати, твой проект сразу же приняли, он им понравился, они интересовались, кто автор, я призналась, что ты, поэтому мое начальство спрашивает – не хочешь ли ты временно занять место нашего рекламного менеджера?

–Про какой проект ты говоришь?

–Бедняжка, да у тебя еще и амнезия! Помнишь, я просила тебя помочь мне?

–А, да помню.

–Ну вот, про него.

Тут у Лены зазвонил телефон: «Да, милый? Ой, я не могу, знаешь, Юлька наконец-то пришла в себя, да, я у нее» – она прикрыла рукой микрофон и обратилась ко мне:

–Он передает тебе привет.

–Ему тоже передай. Лен, если тебе надо куда-то ехать, то поезжай, а я пока с мамой побуду.

–Ты точно не обидишься?

–Нет, конечно, потом как-нибудь придете вдвоем.

–Спасибо, ты прелесть! Поправляйся быстрее!

И попрощавшись, она пулей вылетела из палаты, не успела дверь закрыться, как вошла мама.

–Что-то она быстро.

–Да ей куда-то бежать надо, мам, а какой сегодня день недели?

–Среда.

–Среда?! Ничего себе пару дней! Готова поспорить, что все это время ты находишься здесь.

–Ты же моя дочь, я тебя сильно люблю, поэтому готова здесь сутками торчать.

–Ма, я знаю, что я тебя сильно напугала, но обещаю, что больше такого не повторится! Ты меня прощаешь?

–Ну, конечно же.

И она обняла меня.

–А теперь я хочу, чтобы ты сейчас же поехала домой и как следует выспалась, понятно?

–Ну, Юленька…

–Мам, без возражений, со мной все нормально.

–Кстати, я позвонила Максиму и сказала, что ты очнулась, он должен скоро приехать. Ладно, тогда я пойду. Поправляйся, завтра снова приеду, – и, поцеловав меня, она направилась к выходу. Некоторое время спустя пришел Максим, на его лице было неподдельное чувство радости.

–Привет,– сказал он – я и не думал, что буду так бояться тебя потерять.

–Да нормально все.

–Знаешь, я думал, что если с тобой что-то случится, то я не переживу. Возможно, я тороплю события, но позволь мне постоянно быть с тобой рядом, дай мне второй шанс, я люблю тебя!

–Понимаешь, Максим, ты действительно выбрал не совсем подходящее время. Вот я выйду из больницы и подумаю, хорошо?

И тут на мое счастье вошла медсестра:

–Молодой человек, на сегодня посещения закончены, приходите завтра, больной нужен покой,– Максим попрощался со мной и вышел, а медсестра поставила мне укол, от которого я провалилась в глубокий сон.

На следующий день я проснулась в хорошем расположении духа, за окном сияло солнце и жизнь, как мне показалось стала налаживаться. С работой я уже определилась – пойду к Ленке в агентство, для начала временно, а там поглядим. Может быть, Максиму дам второй шанс, ведь человек и вправду переживал за меня, беспокоился. Дениса я теперь, надеюсь, больше никогда не увижу, так как их, скорее всего, ищут, и он давным-давно уже в жарких странах. Постараюсь забыть об этом кошмаре раз и навсегда, если конечно бок не будет напоминать. А душевную травму лучше всего залечить работой и новыми отношениями, да, так и сделаю – возобновлю свои отношения с Максом.

Тут в палату постучали, и через секунду я увидела Машку:

–Привет, подруга, можно?– робко спросила она.

–Конечно, о чем ты спрашиваешь.

–Как ты себя чувствуешь? Нигде не болит?

–Все нормально, до свадьбы заживет. А почему ты сейчас не на работе?

–Все, закрыли наш сервис и не только его. Так что мы теперь безработные. Ну, и слава богу, лучше так, чем работать на наркоторговцев. Хорошо еще, что нас к этому не привлекли. Зато замучили с этими допросами, просто ужас какой-то! Кстати, хорошая новость: Светка пришла в себя и идет на поправку. У ее Сашки работает какой-то родственник в ОМОНе, так что они еще прижучат их группировку, не переживай, нормально все будет.

–Это действительно радует. А я уж думала, что все, прикончат меня, как свидетельницу, пока я здесь лежу.

–Нет, по телевизору говорили, что этот, в общем, самый главный у них, куда-то сбежал и явно, за границу. Так что ему не до тебя, а спрятать бы свою шкуру.

–Да, новости и впрямь хорошие. А ты то что теперь думаешь с работой делать?

–Да, не знаю пока, тем более сессия скоро, поживем – увидим.

Тут в палату вошла медсестра и принесла огромную корзину с розами:

–Для больной, просили передать в руки,– добавила она и поставила цветы на столик рядом с кроватью.

–Ни фига себе, какой шикарный букет!– присвистнула Машка – Прям как в тот раз, правда?

Я поняла, про какой раз она говорит, и меня всю слегка затрясло, я нашла конверт, открыла его и узнала тот самый корявый почерк, почерк который принадлежал Кратер Денису:

«Маленькая моя, я рад, что ты пришла в себя, мне было ужасно плохо осознавать, что ты находишься без сознания, а я не могу быть с тобой рядом. Я только в той квартире понял, насколько сильно люблю тебя и насколько ты мне дорога. Там прозвучало много слов, что-то из этого правда, что-то нет. Я действительно женат, но не официально, а гражданским браком. Так надо было для моей карьеры, я ее не любил и не люблю. Сейчас она вместе со своим отцом и ребенком уехали в Штаты, и больше я, надеюсь, их не увижу. Жить я с ней не буду, она об этом знает. Отец ее на меня ужасно зол и обещал со мной расквитаться. Ты, конечно, можешь мне не верить, но это правда. Тогда, в квартире, извини, что оставил тебя и убежал через балкон, но так надо было, иначе я бы тебя не скоро увидел. Свинство, причем во всех смыслах этого слова, я и не отрицаю, но разве плохие люди не могут исправиться во имя любви? Я и сейчас мучаюсь оттого, что не могу смотреть на тебя, говорить с тобой и дотронуться до тебя. Ведь ты единственная, кто перевернул мое понимание об этом мире, и я благодарен тебе. Как только суматоха уляжется, я приеду за тобой обязательно и заберу с собой, денег нам хватит, чтобы поселиться в какой-нибудь стране. Так как я предвидел похожий исход и перевел внушительную сумму через оффшоры на поддельное имя. Ладно, писать много не буду, при встрече поговорим. И еще раз прости меня за все. Я сильно люблю тебя!»

–Ну и? От кого это?– спросила Машка.

Я ничего не ответила, я просто смотрела на кусочек этой бумаги, который постепенно стал чернеть от воздуха и через секунду осыпался в пепел.

–Ничего себе, кислородочувствительная бумага! Что там было написано?– не унималась Машка.

Но я ее уже не слышала, так как мои мысли были где-то не здесь, я просто закрыла глаза и почувствовала, как мою щеку обожгла горячая слеза.


Издательство:
Автор
Поделиться: