Litres Baner
Название книги:

Спи, моя радость. Часть 2. Ночь

Автор:
Вероника Карпенко
Спи, моя радость. Часть 2. Ночь

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Часть 2. Ночь

Глава 1

– А кто это? – поинтересовалась Соня.

– Тебе их имена ни о чем не расскажут, – ответил Никита.

Он сидел на корточках над своим «диджейским пультом».

Повторяя взглядом очертания голой спины, она испытала острое желание обнять его. Подойти сзади и прижаться грудь. Голой грудью! Учитывая, что по дому она разгуливала топлес.

Комнату наполнили звуки. «Сегодня рок», – подумала Соня.

– Когда они собирали стадионы, ты еще пешком под стол ходила, – с гордостью пояснил Никита. Как будто бы речь шла о нём!

– Начинается игра в догонялки, – манерно протянула она.

Гитарное соло, вступив, поглотило весь фоновый шум. И Никита, нацеленный в сторону кухни, вдруг эффектно обернулся. Убедившись, что она видит, он схватил воображаемую гитару и… ударил по струнам.

«Ну, и кто из нас старше?», – с улыбкой подумала Соня.

Пришёл черёд барабанов! И она, взяв в руки невидимые палочки, поспешила ему подыграть. Барабанщик оказался не промах. И ей пришлось долго импровизировать…

– Неплохо! – похвалил Никита.

– Наверное, в прошлой жизни я была бродячим музыкантом, – предположила Соня, наблюдая, как он орудует штопором.

– В прошлой жизни ты была стрекозой!

Пробка сдалась и с громким шлепком покинула узкое горлышко. Он ловко поддел пальцами два бокала.

– Которая пела-пела и допелась? – уточнила она.

Он приземлил свою ношу прямо на пол рядом с кроватью. И сел по-турецки:

– Просто ей не повезло!

Кончик алой струи прикоснулся стеклянного дна. Бутылка опустела на треть.

– И не говори! Муравей, конечно, козлина! – фыркнула Соня.

Никита рассмеялся. С ней он редко грустил! И даже стараясь казаться серьезным, все равно улыбался. Глазами.

Где-то там, за пределами этой квартиры продолжалась привычная жизнь. У неё – отчий дом и художка. У него – чувство долга и чувство вины! Что конкретно и перед кем, Соня не выясняла. Боясь потревожить заснувшее «лихо». Каждый день – как последний, каждый новый – как новая жизнь…

В тот же вечер, еще не успев надеть трусики, она твердо решила расставить все «точки».

– Никита, – начала Соня, размышляя, стоит ли называть отчество, – Я хочу, чтоб вы знали. Вы ничего мне не должны! Я сама так решила. И ничего от вас не потребую.

– Деловой подход, – он отбросил перепачканную спермой салфетку, поднял с пола кружевную вещицу и подошёл.

Соня, стесняясь, прикрыла ладонью лобок. Стоять перед ним полуголой теперь было стыдно! Невзирая на то, что он только что видел и трогал там… всё.

Она опустила глаза. Не утративший силу член все еще оставался заметным. Даже сквозь тонкие брюки.

«Он был во мне», – от этой мысли колени дрожали.

– Так держать! – одобрительно хмыкнул Никита.

Она изогнулась в попытке вернуть свои трусики. Он вовремя вскинул руку, дразня! Кусочек интимного кружева остался болтаться на указательном пальце. Но даже подпрыгни она, не смогла бы достать!

– То есть, ты меня использовала? – переиначил он.

– Я просто хотела…, – она замолчала, подбирая слова. – Чтобы вы стали первым.

– Серьезно? – он насмешливо покачал головой. – Не могла найти кого помоложе?

Ну вот, опять! Ему бы радоваться, а он стыдит её, как первоклассницу.

– Не бойтесь, мне есть 18. Тюрьма вам не грозит! – сказала она с гордым видом.

Он запрокинул голову, адресуя потолку тяжкий вздох. Улучив момент, Соня выхватила обновку. Наспех упаковала ягодицы, расправила кружевную резинку.

– Вы могли бы принять душ и отвезти меня, – предложила она.

Никита коварно улыбнулся.

– У меня есть идея получше! – сказав это, он подхватил её, и взвалил на плечо.

От неожиданности Соня взбрыкнула:

– Эй!

Куда он её? За дверь? Без штанов!

Но взамен Никита понёс её… на балкон. Вися вниз головой в неприличной позе, Соня радовалась тому, что успела хотя бы одеться.

– Нет! Нет! – вопила она, отбиваясь.

Возможно, он хочет проверить, не умеет ли она летать? Или, под угрозой расправы, заручиться её молчанием?

– Пустите! – она обрушилась с кулаками на его мускулистую спину.

В ответ он прижал её крепче и смачно шлепнул по заднице. Второй рукой перед этим спустив к коленям вновь обретенные трусики.

– Ай! – Соня взвизгнула, ощущая, как загорелась одна ягодица.

Он наградил и вторую! А после – минуя балконную дверь, уложил её на кровать. Соня сжалась под ним, ожидая угрозы. Но мягкий матрас усыпил её бдительность.

Никита задрал край нарядной футболки.

– Что вы делаете? – возмутилась она, скорее интуитивно. Чувствуя обе своих груди в его сильных ладонях.

– Сколько еще ты будешь мне выкать? – он посмотрел на неё и сжал их.

«В его руках они такие маленькие», – подумала Соня, теряя контроль, – «Хотя, в его руках маленьким кажется все»…

Спустя почти месяц все горизонтальные поверхности в его квартире были опробованы. Кровать и впрямь оказалась самой удобной! На ней, в окружении мягких подушек, Никита любил её чаще всего.

– Бартер? – он подмигнул.

– Я думала, перед сном, – она потянулась к рюкзаку.

Играя в «бартер», они менялись чем-то личным. Причем, обмен обычно был неравноценным! Однажды на его ладони обнаружилась подвеска. Украшенная изумрудом стрекоза раздвинула свои резные крылышки. Её дизайн, созвучно пирсингу на Сонином пупке, был выполнен свежо и невесомо. Её подарки были проще: брелок с любовной гравировкой, ракушка в форме сердца. Хотя, будь то возможным, она б достала из груди своё. Чтоб целиком отдать ему!

Соня отыскала свой презент. Подготовленная заранее флешка с «винегретом» из любимых композиций как раз умещалась в ладони. Она протянула руку. Костяшки их пальцев соприкоснулись. На фоне его смуглой «кувалды», её бледный, пронизанный жилками, кулачок выглядел жалко.

– Насчет три? – подсказал Никита, и начал обратный отсчёт, – Три.

– Два! – подхватила Соня.

– Один, – он выпрямил длинные пальцы, и на ладони осталась лежать связка из двух ключей.

– Что это? – удивилась она, все еще крепко сжимая флешку.

– Ключи от нашей квартиры. Хочу, чтобы ты приходила сюда в любой момент, – ответил он, поддев на палец металлический брелок.

«Всего лишь! Ведь не от сердца! Не от однушки в центре города. Не от машины. С чего такой восторг?», – язвительно отчитывал внутренний голос.

«Нашей! Нашей квартиры!»», – думала Соня, веля ему заткнуться.

Она раскрыла свою ладонь:

– А это мои кумиры. Они еще пешком ходили под стол, когда твои уже собирали стадионы!

Он рассмеялся, украшая хмельные глаза сетью мелких морщинок. Этот трогательный изъян ему шел! Как и редкие белые нити в гуще иссиня черных волос.

Музыкальный фон сам собой изменился. Словно чувствуя их настроение. Хрустальные аккорды, как будто стрекозы, разлетелись по комнате.

– Сударыня, разрешите? – Никита отвесил галантный поклон.

Принимая его приглашение, Соня сделала реверанс. Дольки голых грудей беззастенчиво колыхнулись.

– Моя маленькая женщина, – шепнул он ей на ухо, привлекая к себе.

Соня качнулась и прижалась к любимому телу, едва доставая макушкой его подбородка. Он пах мёдом, вином, и еще чем-то очень родным. Она знала его наизусть, этот запах! Его пронзительный взгляд и манеру смотреть исподлобья. То, как он запрокидывал голову, за секунду до «финиша». Как задумчиво хмурил брови, считая в уме.

И пускай где-то там, за пределами их квартиры продолжалась другая жизнь! Здесь, внутри этой замкнутой системы координат, не было никого. Кроме двух переменных.

Глава 2

Дождь, как обычно, полил не вовремя. Когда до ступеней оставалось каких-то несколько шагов. И какой дождь! Не летний грибной, а самый что ни на есть, ливень. Первую секунду Соня думала, что сумеет обогнать его, соорудив зонтик из пакета. Но он, этот небесный проныра, оказался хитрее! Окатив её чередой тяжелых капель, он вмиг промочил невесомую блузу. Влажные струйки сползли по щекам и нырнули за шиворот.

Не обращая внимания, Соня застыла посреди опустевшего дворика, зажмурилась и запрокинула голову. Будто с неба светило солнце. Капли радостно прыгали, умывая лицо. Но даже этого казалось мало! Вдобавок она высунула язык. Редкие студенты спешили укрыться от непогоды, и пугливо косились в её сторону. Но Соня их не замечала! В её голове играла музыка…

Здание художки официально не работало в летнее время. Но, как известно, у творчества, не бывает сезонности! И будущие живописцы, чтоб не утратить навык, приходили сюда регулярно. Старшекурсники тусили на крыльце. И миновать их сплотку, оставшись незамеченной, было невозможно. Разве что войти через окно!

Она и не пыталась. Еще издалека заприметив вихрастую макушку. Дэн, недовольно бурча, очищал свои джинсы от грязи. В такую погоду, если не хочешь испачкаться, лучше не выходи из дома.

– Привет, – беззаботно бросила Соня, проходя мимо.

Внутри просторного холла она сбросила с плеч свою ношу и принялась отжимать волосы, насквозь пропитанные дождевой водой.

– Привет! – послышалось сзади.

За долгое время это было их первое взаимное приветствие.

– Льёт, скажи? – пространно заметил Дэн в сторону улицы.

Соня кивнула, прикрывая соски. Привычка ходить без белья, наконец, вышла боком!

– Как дела? – спросил он.

– Отлично, спасибо! – кивнула она.

– Слышал, твоя работа произвела фурор на выставке? – закинул «удочку» Дэн.

Сам он прежде считал её творчество бездарной мазней. Не говоря об этом вслух, но давая понять! Ведь таланту не нужен талант, ему нужен фон. И Соня была таковым. До поры, до времени.

– Ну, поздравляю! – бросил он снисходительно. Мол: «бывают исключения».

– Спасибо, – улыбнулась она и подхватила рюкзак. Намекая, что аудиенция окончена.

 

– Слушай, может, увидимся вечером? – предложил Денис.

«Инна дала отворот-поворот», – ехидно подумала Соня.

– Зачем? – уточнила она.

– Ну, так! Поболтаем, – он выразительно хмыкнул.

– О чем? – она улыбнулась с наивной иронией. Зная, что эта манера его разозлит.

– Сонь, да ладно тебе! – не выдержал Дэн, – Ведь не чужие! Или… у тебя кто-то есть?

Он посмотрел на неё вопросительно. Соня робко потупила взгляд. Нет нужды говорить, когда щеки пылают огнём! При любой незначительной мысли о будущей встрече.

Её нездоровый румянец произвел эффект разорвавшейся бомбы. Дэн шумно втянул носом воздух! На его худощавом лице отобразилось подряд сразу несколько видов эмоций. Удивление, ревность и гнев.

– И кто же он? – выдавил Дэн.

Она махнула рукой:

– Ты не знаешь!

– И у вас с ним…? – он замолчал.

– Ну, продолжай! – подтолкнула она. – У нас с ним…

– Было? – решился Денис.

Соня притворно нахмурилась, якобы силясь понять, о чем речь:

– Что было?

Дэн закипал, словно газовый чайник. Ноздри его трепетали, пальцы сжимались в кулак. Того и гляди, пар пойдет!

– Он тебя…, – его фраза оборвалась на середине.

– Он меня? – отзеркалила Соня.

Посмотрев на него, она отступила на шаг. Мало ли…

Дэн взял себя в руки.

– Он тебя отымел? – произнес он почти по слогам. Чтобы смысл этой фразы дошел до нее в полной мере.

Соня весело улыбнулась.

– Можно и так сказать! – согласилась она.

Он открыл, было, рот. Рассерженный взгляд заскользил по облепленной шелком фигуре.

«И что он стремится найти? Кровавые пятна?», – подумала Соня.

– Поздравляю! Быстро же ты сориентировалась! – уколол её Дэн.

Она прикусила язык, подавляя желание нагрубить. И что она в нем нашла? Худосочный, нескладный и высокомерный. В вычурных джинсах, а-ля «сделай сам»! Ещё этот чубчик…

Чуть раньше бы Соня сдалась. В ответ на его интерес отрастила бы крылья. А после бы снова рыдала в подушку! Но плакать теперь не хотелось. Хотелось смеяться, есть сладкую вату и рисовать акварелью цветы. Лиловые зевы ирисов, белоснежные хризантемы, пестрые альстромерии.

А может быть, лучше ромашки? Чтоб целое поле! И все обязательно только с нечетным количеством лепестков. Чтобы, начиная отсчет словом «любит», всегда получалось «взаимно».

– Не расстраивайся! – приободрила она. – За то у тебя есть Инна. И её куцый хвост!

Махнув на прощание рукой, Соня скрылась за поворотом. Не хватало еще извинений! Когда-то такие желанные, теперь они были излишни.

– Сонь! – прокричал ей вдогонку Денис, но остался стоять на месте.

Внутри опустевшей художки еще теплилась жизнь. Где-то сверху звучал бодрый цокот подбитых набойками каблучков. Пахло краской и клеем. Витражи закругленных окон, ловя солнечный свет, превращали его в инопланетный. И тот, достигая пола, оставлял разноцветные лужицы. Будто кто-то пролил акварельную краску! Синий, желтый, зеленый… Соня специально прошла, наступая в каждый.

Говорили, что старому ВУЗу грозит реконструкция! Ему сделают новый фасад, вместо древних рассохшихся рам установят пластик. На полу будет модная плитка, а испорченный потолок станет девственно белым. Студенты и преподы ждали перевоплощения. Но только не Соня! Она приходила все чаще, старясь запомнить художку такой. Сочувствуя зданию! Ей казалось, что вместе с прежним обликом исчезнет и его душа.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: