Litres Baner
Название книги:

Якудза из другого мира 3

Автор:
Алексей Калинин
Якудза из другого мира 3

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 1

– Такаги-и-и-и-са-а-ан! – раздался крик сэнсэя Норобу. – Тащи сюда этого тэнгу! Чего ты с ним возишься?

– Я не могу! – крикнул я в ответ.

– Почему-у-у?

– Он не пускает!

И в самом деле тэнгу меня не пускал. Этот здоровенный амбал с красной рожей и длинным носярой вцепился в меня так жестко, что ребра начали похрустывать. Ещё и шнобелем норовил глаза выбить, как клювом. Приходилось уворачиваться изо всех сил.

Это была необычная тренировка… Да если признаться честно – два таких понятия, как сэнсэй Норобу и обычная тренировка нельзя ставить рядом. Обязательно будет какая-нибудь закавыка. Сегодня этой закавыкой была огроменная и очень сильная херня.

Сэнсэй сказал вчера, что ему передали информацию, как будто на горе Такао, неподалеку от Токио, обнаружили тэнгу. Норобу понадобились перья из крыльев этого существа для каких-то своих настоек. Вот поэтому мы сегодня здесь, среди буреломов, густых лесов и очень острых камней. Что камни острые я понял в тот миг, когда выслеженный за полдня тэнгу отказался мирно прийти на поклон к сэнсэю и оставить по-мирному чуток перьев.

Само это существо походило на кавказца, который недавно вышел из бани. А ещё с крыльями… Да-да, за спиной трепыхались два мощных черно-белых орлиных крыла. В общем, тэнгу – дикая смесь из бомжа, индейца, кавказца и ангела. И вот эта смесь сейчас сжимала меня в объятиях настолько страстно, как будто я был его любимым дедушкой и притаранил горшок рисовых шариков с медом.

– Пусти, гандон! – прохрипел я, пытаясь освободиться.

– Ага, вот лечу и падаю, – гортанно пророкотал тэнгу, и это ещё больше сделало его похожим на кавказца.

– Нам от тебя только перья нужны.

– Мне они самому нужны. Так что помет вам, а не перья!

И ведь оммёдо не сделаешь – притянул руки к телу так, что невозможно сотворить мудры. И что же делать, как же быть? А ребра уже трещали так, что ещё немного и начнут ломаться натянутыми стропилами.

Я бросил взгляд по сторонам, но ничего не обнаружил. Даже до камня, размером с лошадиную голову не дотянуться. Тем более не дотянуться до бамбуковой палки, лежащей рядом. А палка крупная, толще руки… Похоже, что полая, так что вряд ли сгодится в виде оружия, а вот в виде развода…

В ушах зашумело, в животе заурчало, того гляди и полезет из меня начинка…

– Ладно, хуй с тобой! – прохрипел я. – Убивай, скотина этакая. Убивай пацана невиновного, прими на душу грех тяжкий, а я тебе во снах являться буду… Убивай! Только обещай передать волшебную трубу сэнсэю Норобу.

– Какую волшебную трубу?

Объятия не ослабил, но уже не сдавливал так сильно, как тюбик с зубной пастой. У меня даже получилось протолкнуть внутрь легких глоток воздуха. И каким же он был сладким… Даже когда пах немытыми волосами тэнгу.

– А вот такую волшебную трубу, что через неё весь мир видно. Захочешь и на Крайний Север заглянешь, а захочешь и Африку будешь осматривать. В общем, полезная в хозяйстве штука.

– Да ладно? – на красной роже показалось изумление. – Ты меня обманываешь!

– Ага, тебя обманешь, как же… – просипел я. – Хочешь – посмотри сам. Только без волшебных слов она не работает… Пока я не скажу их, то труба так и останется обычной бамбуковой палкой…

Тэнгу ещё раз с сомнением взглянул на меня, на полую трубу, а после отпустил. Ребра расправились, как паруса корабля. Я смог вздохнуть и горный воздух полился внутрь свежестью ручья в знойный полдень. Я мотнул головой – похоже, что от ударов тэнгу что-то повредилось, раз начал мыслить поэтическими образами.

– Показывай свою волшебную трубу, – рыкнул тэнгу.

Как-то это двусмысленно прозвучало… И ладно бы эта фраза прозвучала от красивой девушки, а то от носатого бомжа с крыльями.

– Такаги-и-и-са-а-ан! Ты где, засранец? – донесся издалека голос сэнсэя.

– Вот, тебя уже ищут! Давай, покажи, как работает эта штука, потом я тебя убью и отдам трубу твоему Норобу.

Охренеть… Мда, очень перспективная просьба. И ведь убьет. Как пить дать убьет. Даже с моими умениями и навыками я вряд ли смогу справиться с ним. Уже пытался – дерется, сволочь, очень больно. И быстр, как пять молний. Мало того, что ещё и от моих оммёдо уворачивается, так ещё может атаковать с воздуха.

– Слышь, а чего ты убивать-то меня собрался? Давай махнемся. У меня к тебе претензий нет, я тебе тоже накостылять не особо успел. Поменяемся? Заберешь трубу, а мне дашь горсть своих перьев. Не жмись, а то за меня потом сэнсэй вступится, с ним ещё тануки – тебе надо такие проблемы? Они ведь ни хрена не предложат, кроме как по пятаку наботать.

– Но если ты врешь… – опять проурчал тэнгу.

– Да что ты заладил… Врешь, да врешь… Я тебя когда-нибудь обманывал? Чего ты тогда начинаешь? Ведь недавно же обнимались, друганами были…

Тэнгу почесал лохматую голову, покрутил в руках подобранную бамбуковую палку и прислонил её одним концом к глазу. Как и ожидалось, он увидел сквозь неё только дикие заросли и каменистые выступы.

– Твоя волшебная труба вовсе не волшебная! – рыкнул тэнгу.

– Ясен хуй! Пока не скажешь нужные слова, то ничего не увидишь. Чего тупишь-то? Вот что ты, например, хочешь увидеть? – спросил я. – Да отдай ты трубу, а то поломаешь ещё…

– Хочу увидеть Крайний Север! – буркнул тэнгу.

– Тогда запоминай волшебные слова, – я на мгновение задумался, а потом начал нести первое, что взбредет в голову. – Крекс-пекс-фекс-чебурекс, лясим-трясим, ахалай-махалай, ляськи-масяськи, шурум-бурум и с боку бантик! Покажи мне, волшебная труба, Крайний Север! На, смотри!

Я дал трубу тэнгу, а тот опять ничего не увидел.

– Ты надо мной издеваешься? Я же тебя сейчас…

– Да ты не туда смотришь! Повернись на север, вот так, – я придержал трубу за другой конец. – Теперь видишь?

– Вот теперь вижу! Это так… Так бело и необычно. Ой, медведя увидел, и он… Он белый! Что это за волшебство?

Мне оставалось только загадочно улыбнуться и изобразить мудрость на лице. Конечно, рожа восемнадцатилетнего мальчишки вряд ли годна для раскрытия хотя бы части той мудрости, что скрывается внутри, но я к этому стремился.

– А теперь покажи мне юг! Я хочу увидеть море, пальмы и горячих знойных девушек! – прорычал тэнгу.

Сказано-сделано. Я снова пробурчал заклинание и помог направить "волшебную трубу" в нужное место. Так и подмывало ударить по другому концу бамбуковой палки, чтобы она пробила череп и вошла в глазницу на полную, но я сдерживал себя. В конце концов, перья нужны с крыльев живого тэнгу…

– Ого, да там и в самом деле красивые девушки, загорелые тела, а уж какие талии… Что за чудо… А вон там мужчина залез на женщину и… Ух! Ну чего ты? – обиженно протянул тэнгу, когда я убрал трубу.

– Как чего? Просмотр закончен. Мы же договорились? Всё в силе?

– Ну ладно, хотя… мне легче убить тебя сейчас и просто забрать трубу. Слова-то я запомнил…

– Слова-то ты не все запомнил. Два основных слова забыл: Норобу и Киоси. Они оба скоро будут здесь и тогда у тебя просто не останется выбора. Но также не останется и трубы, да ещё и перья до самых яиц общипают. Поэтому гони свой обещанный пучок и разбежимся, как в море корабли.

Тэнгу вздохнул, почесал свой шнобель, а после кивнул и вырвал из правого крыла несколько перьев. Даже не ойкнул. Он протянул мне пучок, достойный украсить скальпель индейца, а я ему волшебную трубу.

– Такаги-и-и! – раздалось неподалеку.

– Я здесь! – выкрикнул я, сжимая в руке перья и пряча их в карман. – Идите сюда! А ты… Давай, лети быстрее, а то если нападут, то я не буду тебя защищать.

Тэнгу бросил на меня презрительный взгляд, а после взмахнул крыльями и за несколько взмахов взлетел в вечернее небо. Вслед ему полетел камень из кустов, но тэнгу был настороже и легко поймал его. Тут же молния шарахнула следом за камнем, но и сейчас этот демон, похожий на краснорожего кавказца не сплоховал. Он создал блестящую паутину, которая поймала молнию, спеленала сверкающий заряд и уронила на землю.

Ещё несколько взмахов и от тэнгу осталась лишь точка в небе.

На плато выскочила пара Норобу-Киоси. Что стар, что млад были потными, расцарапанными, а одежда до такой степени украшена колючками, что стали похожи на ежей.

– Что у вас тут произошло? – выдохнул сэнсэй, когда увидел моё бледное лицо.

– В "го" пару партий сгоняли. Я проиграл, – притворно вздохнул я.

Я уже собрался было расхохотаться, крикнуть, что разыграл, но…

– Разъебай ты белобрысый! – в сердцах воскликнул сэнсэй. – Я тебя просил о такой малости – выдернуть перо из крыла тэнгу, а ты…

– А что я-то? – признаться, я слегка опешил.

Смешинка куда-то пропала. Пальцами я поглубже засунул перья в карман. Вот не ожидал я такой вспышки ярости. Нет, ожидал меньшего, но что бы так… А ведь должен уже был привыкнуть.

– Я-я… Наконечник от мясного копья! – не унимался сэнсэй. – Короче, иди куда хочешь, делай что хочешь, но чтобы утром у меня перья были! Такое простое дело, и запорол…

– Сами-то где пропали? – попытался я перевести стрелки.

– Я спасал Киоси. Если не заметил, то тэнгу поставил ловушку и тануки в неё удачно попался. Видишь, все в колючках? Зашвырнула ловушка Киоси в заросли можжевельника и еле-еле выцарапал его оттуда. За что же я провинился так перед богами, что они подарили мне таких несуразных учеников?

Сэнсэй поднял глаза к небесам, горестно вздохнул, потом сплюнул и развернулся. Отправился в обратный путь. Сегодня мы уже вряд ли увидим тэнгу, а вечерние сумерки начали понемногу сгущаться. Сэнсэй тяжело ступал по камням, иногда всё также горько вздыхая и сетуя на жизнь. Даже его сутулая спина кидала мне упрек в том, что я лох и неумеха.

– Как же ты так-то? – взглянул я на понурившегося оборотня.

– А я чего? Я не виноват, – шмыгнул тот носом. – Тэнгу словно знал, где мы пойдем. Я вступил на бревнышко, а меня схватила за ногу веревка и забросила далеко-далеко. Сэнсэй очень обиделся и сильно ругался. Он надеялся, что у тебя получится…

 

Пришлось сделать понурое лицо. Ладно, утром разыграю сэнсэя, а сейчас пусть помучается. Я кивнул оборотню Киоси, после чего мы отправились за хмурым Норобу.

А пока мы шуруем по дебрям горы Такао, появляется время подумать и всё взвесить. Если вы до сих пор в недоумении – кто я и кто это со мной, то немного внесу ясность и расскажу, как есть. Я раньше жил в России, подвизался на ниве заказных убийств и даже достиг определенной репутации среди преступных кругов. Увы, моя репутация сыграла против меня – я позволил себе расслабиться. Само собой меня тут же убили.

Ну да, расслабляться нельзя, а то убьют. Или сделают что похуже, как в старом анекдоте.

Убить-то меня убили, но так сошлись звезды, что на месте убийства происходил призыв демонов из Преисподней. И в это же время, в другом мире, один мальчишка позвал на помощь дух непобедимого воина. Призвал во имя мести. Так уж переплелись хотелки неизвестных сверхсуществ, что меня закинуло не в Ад, не в Рай и даже не в Чистилище, а в другой мир, в тело этого толстого пацана.

Не хочу хвастаться победой, потому что убил обидчиков пацана больше с испуга, чем от лютой ненависти. Как потом оказалось, при этом убийстве присутствовала девушка – дочь оябуна якудза Мизуки Сато. Другими словами – дочь босса организованной преступной группировки. Ей понравилась моя техника и она даже определила меня под крыло оммёдзи клана "Крылья ветра". Оммёдзи – это колдун по-местному. Сэнсэй Норобу – щупло-плешивые пятьдесят килограммов яда и ехидства. Но почему-то я ему понравился, и он оставил меня обучаться.

Не скажу, что обучение шло как надо, порой мне было лень, порой ему было неохота. Порой он загибал так, что хоть стой, хоть падай. Но вместе с тем, мужик он мировой и, несмотря на все косяки, мы нашли-таки общий язык.

Как оказалось, у толстого пацана Изаму Такаги был свой личный враг, помешанный на теме каст и чистоте крови. Самому Изаму «повезло» родиться в семье хининов. Повезло потому, что эта каста сначала была из числа неприкасаемых, а потом, благодаря закону о борьбе с дискриминацией, хинины перешли в разряд обыкновенных людей. Правда, до сих пор осталось предубеждение и ненависть, но потихоньку она истребляется. В том числе и вашим непокорным слугой.

Меня ненавидел глава другой группировки якудза, по совместительству старший комиссар полиции. Да, вот такой вот поворот. И вашим, и нашим за пять копеек спляшем. Возненавидел как раз за то, что я соизволил обучаться в одном классе с его сынишкой. А то, что родители Изаму отдали себя в добровольное рабство, чтобы оплатить обучение сына – на это комиссару Мацуда было насрать.

Вернее, не насрать, а даже наоборот. Он поставил мне условие – выиграть три боя на смертельном поединке "Черное кумитэ". Иначе убьет семью Изаму. Что же, пришлось выручать семью пацана…

Пока участвовал в поединках, пока учился в школе и заодно тренировался в элитном клубе "Оммёдо кудо", я подобрал тануки – сироту-оборотня. Киоси был ещё та катастрофа на ножках, но как-то прижился и вовсе не хочет уходить, даже когда сэнсэй гоняется за ним с обещанием оторвать уши.

В итоге я смог победить. Даже смог одолеть комиссара, но на его место вступил сын, который тоже не очень хорошо относится ко мне. Вот так вот и живем с оглядкой. Я стал коябуном, то есть одним из низших членов якудзы. Из разряда «унеси-принеси-подай-пошел на хрен-не мешай».

Как только освободил родителей Изаму, то устроил его духу прощание с ними. Он рассказал обо мне, о себе и о своём выборе. После этого ушел, а я стал единоличным обладателем пухловатого тела, белобрысых волос и татуировки на щеке, от которой не избавиться, потому что нанесена магическим способом.

Произошла ещё куча событий, был секс, драки, немного рок-н-ролла, но основную историю я вкратце поведал. Вот и лес закончился, началась цивилизация.

Как раз в этот момент мы подошли к машине, за рулем которой сидел Хаяси, личный водитель Мизуки Сато. Он с интересом взглянул на нас, увидел хмурую рожу сэнсэя, всё понял и не задавал вопросов.

До самого дома мы ехали в полном молчании. Сэнсэй делал вид, что меня нет, Киоси просто пялился в окошко. Его семью убили, когда одна из группировок якудза захотела завладеть их магазином. Я обещал помочь Киоси в деле мести, поэтому он в качестве благодарности признал меня боссом. Сэнсэя он считал боссом над боссом.

Дома мы поели в полном молчании. Сэнсэй ушел спать, ни слова ни говоря. Мы с Киоси переглянулись и отправились спать по своим местам. Киоси в основном спал на улице, в палатке. Сэнсэй запрещал ему ночевать дома, потому что тот всегда что-нибудь да разбивал. Неуклюж он, наш оборотень-тануки.

Ночью моей щеки коснулась веточка. Я сразу же поймал кончик и сломал его возле носа. Взглянул в окно, где виднелась озадаченная мордашка Киоси. За мордашкой зачинался рассвет.

– Чего ты? – шепнул я.

– Тут тэнгу прилетел, – прошептал Киоси в ответ.

– Чего-о-о? – протянул я.

– Тэнгу прилетел, тебя спрашивает…

Сон как рукой сбило. Надо же, так легко нашел меня в Токио. И вместе с тем, меня охватило любопытство. Неужели он настолько храбр, что поняв развод, решил отомстить?

Я натянул штаны, легко выскользнул на улицу и огляделся. В самом деле, возле палатки стоял здоровенный тэнгу, опасливо озираясь по сторонам. В его огромной лапище покачивалась "волшебная" бамбуковая палка. Да уж, тэнгу явно было неуютно среди мегаполиса.

– Как ты меня нашел? – шепнул я.

– Мой нюх привел сюда! Ты обманщик! – прошипел тэнгу. – Я учуял твой след и прилетел по нему. Почему твоя волшебная труба не работает?

– Она работает, – пожал я плечами. – Возможно, в ней не хватает одной детали, но она работает.

– Какой детали? Мы же договорились!

– Ну да, договорились, что я отдам тебе волшебную трубу, но вот про это, – я показал мобильный телефон. – Мы не договаривались. Так что я всё отдал…

– Но как?

– А вот как, – я набрал на видеохостинге ролик о Крайнем Севере и на экране высветился знакомый белый медведь и снег на льдинах. – А вот тебе знойный юг и горячие девочки. Нужно только экран приложить к другому концу трубы, и ты всё увидишь.

– Ты меня обманул! – едва ли не взвыл тэнгу.

– А ты меня хотел убить… Всё по-чесноку. Ладно, давай, чтобы не было обидно, я отдам тебе мобильник, а ты будешь смотреть на нем всё, что захочешь. Только подзаряжать не забывай. Да ладно, не дуйся. Всё же нормально – ты получил свою волшебную трубу… Я тебе даже симкарту оставлю, правда, другую, но тоже ничего. Сможешь названивать мне, когда будет скучно.

Тэнгу поджал губы, посмотрел на мобильник в своей руке, покрутил большим носом, а после сплюнул:

– Не попадайся мне больше на пути, белобрысый обманщик.

– Не попадусь, тэнгу. Прощай, извини, если что. И спасибо за всё.

Тэнгу помотал головой, осмотрелся, а потом взмахнул несколько раз крыльями и отправился в сумеречное небо.

– Кх-кх, – послышалось позади деликатное покашливание сэнсэя. – И что же тут происходит? Почему прилетал тэнгу?

– Чтобы отдать мне перья, – пожал я плечами и вытащил из кармана перья. – Ты же сказал, чтобы я до утра их принес? Вот, я их принес. Только осталось одно "но"…

– Какое ещё "но"? – взглянул настороженно Норобу.

– Я обещал, что мой учитель найдет тэнгу красивую подругу до вечера. То есть тэнгу-самку, с серебристым окрасом перьев, красным лицом и большими грудями.

– И где же я её найду? Ты совсем с ума сошел?

– А вот это уже не моя проблема. Короче, иди куда хочешь, делай что хочешь, но, чтобы вечером у тэнгу была подруга…

Глава 2

Конечно же сэнсэй не нашел тэнгу-самку до вечера. Он то и дело подходил к окну, чтобы «насладиться видом вечернего Токио». Он то и дело поглядывал на небо, словно выискивал там совесть, которую давно потерял. Я упорно молчал, наслаждаясь своей маленькой местью.

Киоси тоже не болтал, хотя я порой и видел, как ему было трудно удержаться от соблазна. Но держался, только подхихикивал, когда видел в окне фигуру сэнсэя.

С выходом на небосклон горделивой луны Норобу повернулся ко мне. Он взглянул сурово и произнес:

– Обманул?

– Пошутил, – ответил я. – Ты же вот шутил, когда говорил про срок до утра?

– Нет, – на полном серьезе ответил сэнсэй. – Если бы не принес перья до утра – наши пути могли разойтись в разные стороны.

– Жестокий ты, сэнсэй.

– Не жестокий, а справедливый. Ведь как лучше всего научить человека плавать?

– Вывезти на середину реки и выбросить с лодки?

– Вот, а говоришь, что я жестокий. Сам вон берешь и выбрасываешь человека прямо в холодную пучину. А если ногу сведет? А если карп какой на крючок наденется? А если какой-нибудь водяной-каппа на тебя накинется? Вот как много факторов нужно предусмотреть, а ты сразу же в реку… Нет, обалдуй, надо нанять тренера, чтобы тот научил. У тебя есть такой тренер, это я, вот и учу тебя плавать. Прими же этот дар и не занудствуй.

Это я-то занудствую? Вот тебе и раз! Да я наоборот – прикалываюсь как могу. Никаких занудствований, только стеб, только хардкор. Но в реале я лишь слабо улыбнулся и покивал. Вроде как "да-да, мели, Емеля-сан, твоя неделя!"

Почему я так делаю? Вроде как наемный убийца должен обладать суровостью Леона-киллера и стальными яйцами Хитмэна. Я должен ходить с хмурой рожей и чуть что валить всех по-тихому. Но… Кому я должен – я прощаю.

В прошлом мире у меня было мало поводов для улыбки. В этом ещё меньше, но если они есть, то тут уж надо оторваться на полную катушку. Если дали второй шанс прожить жизнь, то надо вспомнить фразу из книги «Как закалялась сталь» и прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. А обладателей хмурых рож и стальных яиц и без меня хватает. Я же намерен оторваться от души…

Учитель вздохнул, попытался найти в моих глазах хотя бы чуточку раскаяния, снова вздохнул, на этот раз ещё тяжелее, и побрел к столу. Только в горячем супе нашел он утешение. Я же изо всех сил сдерживал улыбку.

– Скажи, Тень, а не пришла пора тебе наносить татуировку на тело? – спросил Норобу, когда суп закончился, а он сыто откинулся от стола.

– Это ещё зачем? У меня и так есть одна. Вот, – я коснулся веточки сакуры на лице.

– Потому что татуировка показывает твою статусность в мире якудза и многое говорит об его обладателе. Вот, например, изображение мальчика Кинтаро, борющегося с гигантским карпом кои, некогда бывшее символом мужественности и храбрости, говорит о том, что якудза мастерски владеет рукопашным боем. Гневное божество Фудо Мёо, разрубающее мечом иллюзии и пробуждающее в неверных праведные мысли, украшает тела контрабандистов и наркоторговцев. Членам группировки, ответственным за игорный бизнес, набивают татуировки с изображением собаки Фо – китайского символа доблести и энергии. Изображение демона Они или маски Ханья, некогда бывшее символом целеустремлённости и оберегом для своего носителя, стало меткой рядовых якудза – боевиков, коллекторов и убийц. Пионы и отрубленные головы украшают тела тех гокудо, кто беспрекословно готов отдать жизнь за босса. Сами же лидеры кланов носят татуировки с изображениями тигров и драконов – символов безграничной власти.

– Знаешь, сэнсэй, у меня и так слишком много отличительных черт, чтобы добавлять ещё одну.

– Это ещё и проба силы твоего характера. Недаром татуировка традиционным способом (палочками тебори) исконно служила не только обрядом посвящения, но и испытанием. Если метящий в якудза расплачется как девочка от каких-то там иголок – ломаная иена ему цена.

– Нет, моё тело в детстве татуировали без моего согласия, поэтому я не буду делать татуировку ещё и по собственному желанию. Я не осуждаю других людей, но если планирую стать незаметным, то пусть меня хотя бы не запомнят с обнаженной спиной.

– Ладно, но если всё-таки надумаешь, то знай – я очень хорошо делаю рисунки.

Я с сомнением посмотрел на него, на уголки губ, которые так и норовили расплыться в улыбке. Вот неужели он в самом деле считает, что после всех насмешек и подколок я дам ему рисовать на своей спине?

– Баб голых нарисуешь? – спросил я прямо.

– Ну, почему одних только баб? Ещё и мужиков рядом с ними. И они явно будут не рыбу ловить…

Всё-таки не выдержал сэнсэй, рассмеялся. Я только махнул рукой. Пусть забавляется. Когда он в хорошем настроении, то меньше зудит. И даже дает выспаться.

На следующий день отправился в школу в самом отличном настроении. Конечно, на свободе мой враг, Сэтору Мацуда, который принял власть над группировкой Хино-хеби-кай, но сейчас ему явно не до меня. Новая метла всегда метет по-новому, поэтому в преступной среде будут перестановки. И тут уже доверенные лица подвергнутся самому тщательному отбору.

 

Я бы на его месте тоже пока призадумался бы – с кем дружить, а от чьих услуг отказаться. Когда умирает оябун, то на его место претендует целая куча особ, приближенных к трону. Если Сэтору удалось захватить трон, то сейчас ему ещё нужно отсеять тех, кто этот трон будет раскачивать.

А месть мне… Он вряд ли пойдет просто на банальное убийство. Это будет слишком просто, ведь как ни крути, а я должен буду умереть мучительно и очень медленно. Как вариант – отрезание по кусочку с последующим прижиганием отрезанного места. Или же привяжут на стул с дыркой по центру, а снизу поставят растущий бамбук. И будет этот бамбук расти медленно, но неуклонно.

Ну и плевать, я умирать не собираюсь. Сейчас на повестке дня стоит нападение на Хаганеноцуме-кай. И Масаши Окамото предложил организовать внезапный налет на дом этой группировки. Осталось только провести репетицию, отрегулировать роли, просчитать действия и отработать тайминг, чтобы по максимуму избавиться от жертв со своей стороны.

Я уже прикидывал, что и как сделать. Даже нашел пустое здание, подобное тому, где обретают высшие лица Хаганеноцуме-кай. Через пару дней можно будет туда наведаться и провести генеральную репетицию.

А что? Это только в фильмах пришел, увидел, победил. Тут же лучше подойдет: пришел, покрутился, всё узнал, всё посмотрел, отрепетировал и уже потом победил. Так безопаснее для команды. Это у Александра Македонского народа было немеряно, у нас же ограниченный контингент. И его беречь надо!

До школы оставалось ещё около километра, когда я услышал истошный женский крик, а потом детский плач. Мне хватило бы и одного первого, чтобы отправиться посмотреть – что там происходит. А вот второй только подстегнул.

Оба звука исходили из двора небольшого трехэтажного дома. Добраться туда можно было через арку, поэтому я на всякий случай прижался к стене и быстрыми переставными шагами двинулся в сторону шума.

Когда выглянул из-за угла, то увидел, как пятеро дюжих молодцев херачат одного недюжего. Тощий мужичок летал футбольным мячиком от одного к другому, а ребята старались ударить так, чтобы продемонстрировать растяжку или эффектный удар. То есть понтовались друг перед другом.

Чуть в стороне к корням корявой сосны прижалась женщина с ребенком. Бедное платье, худые руки, мешки под глазами и ранняя седина в волосах хранительницы домашнего очага подсказывали, что дела у семейства идут не очень. Да и как могут идти хорошо дела у тех, у кого на щеках находятся татуировки в виде веточек сакуры?

Только у щуплой девчонки не было татуировки. На вид она не старше Киоси, так что могла родиться уже после введения закона о кастах.

– Где деньги, Сибата-сан? – спросил очередной молодец, когда после эффектного удара поймал за грудки тощего мужичонку. – Где деньги за жильё? Ты прожил два месяца, а так и не заплатил. Что же с тобой делать?

Пять молодых людей были в светлых рубашках и черных джинсах. Сквозь тонкую ткань проступали очертания татуировок на мускулистых телах. Вроде как демоны Они… Боевики?

Якудза? Пятеро против одного? И что это за группировка?

– А давай его повесим на сосне? Пусть висит себе до тех пор, пока денежки не посыплются, – хохотнул другой человек.

– Хм? Хорошая мысль. Как тебе, Сибата-сан? Хочешь повисеть на дереве и дозреть? – спросил первый.

Судя по поведению и по манере себя держать, тот молодой человек, который держал в руках тощего хинина, был лидером этой шайки.

– Я уже платил Хино-хеби-кай, – с трудом проговорил мужичок.

– Ну и на хуя мне эта инфа? – спросил лидер. – Что мне с ней делать? Прийти к оябуну Тораноаши-кай и сказать: «Отец, на подвластной тебе территории люди платят другой организации»? Так предлагаешь сделать? Чего молчишь, Сибата-сан? Показать тебе, как мне ответит оябун? Вот так вот…

Короткий, резкий удар в солнечное сплетение заставил хинина согнуться. Я взглянул выше, в окнах дома виднелись тени людей, бледные пятна лиц. Никто не стремился выйти и помочь. В бедных кварталах героев нет. Или появляются только после чрезмерного распития сакэ.

Хм… Прикольно. Насколько мне известно, дом стоял на территории Хино-хеби-кай. А вот с группировкой Тораноаши моя группировка была на ножах. То есть две вражеских банды дерутся между собой за кусок? Что же, это можно использовать…

– У меня… нет денег, – просипел мужичок, с трудом переводя дыхание. – И мы на территории Хино-хеби-кай…

Новый удар подломил ему колени. Жена Сибаты взвизгнула и прижала к себе лицо дочки, чтобы та не видела избиения отца. Один из молодчиков ухмыльнулся, подошел к женщине и с презрением взглянул в поднятое лицо. После этого звучная пощечина окрасила моё настроение в ещё более мрачные тона. Голова женщины бессильно мотнулась.

– Ещё раз крикнешь – глотку перережу, – процедил молодчик. – Поняла, хининская подстилка. Поняла?!!

На крик женщина кивнула. Она только крепче прижала к себе худенькое тело девочки. Та беззвучно рыдала, закрывая себе рот ладошками.

– Хино-хеби-кай потеряла своего оябуна. Мальчишка не вывезет такого груза. Скоро мы подомнем её под себя. И этот дом уже на нашей территории. Так что нам с тобой делать, Сибата-сан? Как ты будешь отдавать деньги? Взять их с твоей жены? Хм? Нет, она даже в шлюхи не годится. Старая сука с болтающимися сиськами. А вот молодая…

– Нет, не трогайте Сузу, – мужчина обхватил руками ноги молодчика.

Дурак… так долго держался и так бездарно выдал своё слабое место. Хотя… хрен его знает, как на его месте поступил бы я. Тем временем я начал осматриваться. На крышах никого нет. В окнах мелькают лица только жильцов, которые сразу же пропадают, стоило только молодцам поднять короткостриженные головы.

Значит, только пять человек… Пять человек решили покошмарить семью хининов… Что же, они выбрали крайне неудобное время. Я тихо вжикнул молнией сумки. Потянул оттуда черную тканевую маску с желтой мордой анимешного котика. Следом вышла бейсболка. Эх, жаль, что не было капюшона, а то бы мог скрыться полностью. Ладно, и так сойдет.

Когда разбираются две банды, то обычные люди страдать не должны. Они не виноваты, что очутились в плохое время в плохом месте. Теперь навести Доспех Духа и вооружиться. Десять игл удобно легли в руку. Я готов. Рюкзак можно и здесь пока оставить. Вряд ли кому взбредет в голову воровство…

На губах лидера пятерки тем временем блуждала рассеянная улыбка:

– Сибата-сан, а ты же можешь спросить в долг у соседей? У тебя будет на это время, а мы… А мы пока развлечемся с твоей дочкой. Да чего ты такие глаза делаешь? Не будем мы её трахать, она слишком мала для этого. А вот посоревноваться в меткости мы можем. Да, ребята?

– Да, Кэзуки-кун! Давай посоревнуемся! – воскликнули трое из пятерых.

Они вытащили из-за пазух небольшие топорики. Такими топориками мясники разделывают мясо на рынках. Похожие на индейские томагавки, только без украшений и всяких излишеств. Топорики взлетели в воздух и были ловко пойманы. Хм, похоже, что ребята не первый день с ними знакомы.

– Мои соседи такие же бедные, как и мы. Вряд ли получится у кого взять в долг… – дрожащим голосом сказал Сибата.

Он переводил взгляд с одного лица якудза на другое. И ни на одном не встречал даже тени жалости. Только желание развлечься и полное безразличие к судьбе хининов.

– Беги! – улыбнулся лидер и мотнул головой. – Отберите у этой бабы девчонку и привяжите её к дереву!

– Нет! Нет! Нет! – закричала женщина, когда один из якудза потянул девчонку к себе. – Пожалуйста, прошу вас, не трогайте Сузу.

Уже не пощечина, а удар кулаком заставил женщину замолкнуть. Она упала без сознания на корни сосны, а девочку прижали к стволу дерева крепкие мужские руки. Другой бандит сорвал бельевые веревки, на которых сушилось серое от древности белье. Рубашки, штаны полетели в пыль, а веревка впилась в худенькое тело девчонки, привязывая её к жесткому дереву.

– Не надо… Что вы хотите сделать? – проговорил хинин, всё ещё сидя на коленях.

– Ты ещё здесь? – деланно удивился лидер Кэзуки. – Сибата-сан, мы ждем денег. А пока… Эй, Мичи, поставь на голову девчонки вон ту чашку.


Издательство:
Автор