Название книги:

Скажи своей невесте «Нет»

Автор:
Наталья Жарова
Скажи своей невесте «Нет»

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Возрастные ограничения 16+

© Жарова Наталья

© ИДДК

* * *

Пролог

– А теперь посмотрите направо, – экскурсовод, крупная монументальная женщина, с энтузиазмом махнула левой рукой.

Я уже привычно пригнулась, уворачиваясь.

– Извините, – так же привычно бросила она.

– Угу…

Справа, как обычно, ничего интересного не было: низкие холмы и редкие коровы. Но экскурсовод, захлебываясь восторгом, вещала, какие поистине магические земли мы проезжаем. Я со вздохом откинулась на неудобную спинку и прикрыла глаза.

И тут же получила в бок острым локотком подружки.

– Ну как? Чувствуешь?

– Чувствую, – покорно согласилась я.

– Что? – округлила глаза Ленка.

– Ребра болят – синяк будет.

– Тьфу ты! Я же серьезно!

– А если серьезно, то ничего я не чувствую. И никто не чувствует, – разозлилась я. – Эта экскурсия – такой же развод на деньги, как и мое колдовство!

– Глупости! – возмутилась Ленка. – Говорю же, есть у тебя бабкина сила!

– Ну, разумеется, – фыркнула я, мысленно помянув прослывшую ведьмой бабку нехорошим словом. Уж мне-то было прекрасно известно, какого рода силой обладала старушка.

– Разумеется! Твои гадания сбываются!

– Совпадение и психология, – пожала плечами я.

– Ты мне узелок на любовь завязала, и я через два дня с Ванькой съехалась.

– А через две недели мы его общими усилиями выгнали, – усмехнулась я. – Хороша любовь, нечего сказать.

– Неважно, сработало же!

Подавив мученический стон, я снова прикрыла глаза. Этот разговор происходил между нами в среднем раз в месяц. Так уж вышло, что работы в нашем городке днем с огнем не найдешь. Окончив институт, мы с Ленкой оказались молодыми, образованными и совершенно никому не нужными. Ее родители кое-как тянули двух младших. Мои так и вовсе давно умерли, оставив меня на попечение бабушки. А та скончалась, когда я училась на последнем курсе.

В поисках работы я проела остатки сбережений, но так ничего и не нашла. И вот когда я решала, что делать, продавать квартиру или искать квартирантов на вторую комнату, в дверь позвонили. Гостья буквально благоухала столицей и деньгами от модельных туфелек до кончиков безупречных коготков. Она по-барски приказала позвать мою бабушку. Дескать, порчу надо снять.

Обозлившись, я ответила, что бабушки больше нет. А если гостья не прекратит хамить, то получит еще одну порчу в дополнение к уже имеющейся. Она тут же признала ведьму во мне и достала кошелек. На стол легла сумма, за которую многие в нашем городе работали полгода. А у меня в холодильнике тихо догнивала последняя картофелина.

В общем, с тех пор я и стала работать «потомственной колдуньей». Клиенты в основном приезжали из Москвы и деньги отдавали явно не последние. Это позволяло жить в мире со своей совестью и даже помогать подружке. Вот только она почему-то свято уверовала в мои потусторонние способности.

Автобус дернулся и остановился.

– Выходим. Выходим, – подгоняла экскурсовод. – Сейчас вы увидите жемчужину магического кольца нашей области: Вороний замок. Он построен на Змиевом валу. По легенде этот вал пропахал древний богатырь, запрягши в плуг самого Змея Горыныча.

– Правда, что ли? – фыркнула я.

– Ну насчет змея не знаю, материальные источники найти не удалось, – пожала плечами женщина. – А вот Вороний замок – реальность, сохранившаяся до наших дней. Его построил внук того богатыря, великий воин и известный колдун. Многие века он защищал наши земли от бесчисленных орд жестоких врагов. И никакая сила не могла его победить. Тогда недруги стали действовать хитростью. Но ни яд, ни тайный убийца не справились с великим колдуном.

– И что же его погубило? – выкрикнул кто-то.

– Любовь, – заулыбалась женщина, явно поджидавшая этот вопрос. – Он искал себе невесту, и враги подсунули ему злую ведьму. Она извела настоящую суженую Черного ворона, выпила его силу и разрушила замок. Но говорят, что до сих пор местные жители видят хозяина волшебной крепости. Лунными ночами он ходит по Змиеву валу и охраняет его от недругов.

Я демонстративно зевнула во весь рот. Стоять на ветру становилось все прохладнее.

– У вас есть час свободного времени. Можете погулять вокруг, зарядиться силой, которой пропитаны эти места. Через час собираемся у автобуса.

Я заметила, как водитель выпрыгнул из кабины и запер дверь. Надежда подремать в салоне, пока сборище восторженных экстрасенсов на подзарядке, растаяла.

– Это, что ли, замок? – проворчала я, кивнув на стоящее в отдалении аккуратное белое здание, обильно усаженное башенками.

– Это? Нет, это ресторан.

– А замок где?

– Там, – экскурсовод махнула рукой в сторону каких-то чахлых кустиков. – Лезть туда не советую. Овраг и помойка. Нет, нет! Местные жители силой не обладают!

Она мгновенно потеряла ко мне всякий интерес и резво поскакала к плюгавенькому дядьке из нашей группы, старательно размахивающему руками над перепуганной местной старушкой. Старушка усиленно отмахивалась от «колдуна» авоськой, из которой торчал рыбий хвост.

Сплюнув, я развернулась к этому безобразию спиной и пошла прямиком в кусты: «Может, хоть что-то интересное увижу». Но стоило ветвям сомкнуться за моей спиной, как земля ушла из-под ног. Не успев даже взвизгнуть, я покатилась в овраг. Перед глазами вспыхнуло миниатюрное солнце, и свет погас.

Глава 1

Лежать было мокро и холодно. Шевелиться страшно. В голове царила твердая уверенность, что у меня это не получится. Я скосила глаза и уставилась на белую стенку сантиметров в тридцать высотой. С другой стороны было то же самое.

«Так глупо сломать шею могла только я. Теперь осталось замерзнуть насмерть в двух шагах от людей. Кстати, о людях!»

– Помогите! – изо всех сил закричала я. – Спасите!

Я умолкла, вслушиваясь в тишину. И почти тут же заскрипел снег под тяжелыми шагами.

– Ну, слава богу! – выдохнула я. – Вызовите скорую!

– Кого вызвать? – приятный баритон с легкой хрипотцой прозвучал почти над ухом. Но его обладатель показываться на глаза не спешил.

– Скорую кончину! – обозлилась я. – Кого же еще!

– Добить тебя, что ли? – удивился незнакомец.

– С ума сошли?! – взвизгнула я и от возмущения резко села.

– Ну так сама же кончину просила, – пожал плечами мужчина, которого я наконец увидела.

А посмотреть было на что. Высокий стройный брюнет с орлиным профилем и неправдоподобно светлой кожей. На плечах у него висело странное длинное пальто, подбитое пушистым мехом. Грудь скрывала кожаная жилетка, обильно украшенная железными завитушками. А на поясе висел здоровенный меч.

«Ролевик? Реконструктор какой-нибудь? Или просто чокнутый? – лихорадочно соображала я, медленно отодвигаясь назад. – Впрочем, чокнутый он в любом случае. Черт!»

– Не подходите!

– Ты бы встала, – спокойно проговорил мужчина. – Отморозишь себе за… к-хэ… Ноги отморозишь.

– Не отморожу, – буркнула я. – Я тут месяц сидеть и ждать морозов не собираюсь!

– А… Так ты ведьма, – махнул рукой он и развернулся ко мне спиной.

– Да с чего ты взял?! – окончательно обозлилась я, вскочив. – Я такая же ведьма, как ты!

– Я ведьмак. И до меня тебе далековато, – незнакомец смерил меня странным взглядом через плечо и тихо свистнул. Тут же где-то за кустарником заскрипел снег, и послышалось конское ржание.

Оторопев, я преступила с ноги на ногу и опустила глаза. Под ногами был снег! Снег по колено, какого я за всю свою жизнь не видела: белый, искристый и… И очень-очень холодный. Холод мгновенно пробрал до костей, и меня начала бить крупная дрожь.

– Откуда снег в сентябре? – беспомощно спросила я.

– Так лютень на дворе, болезная, – хмыкнул мужчина и одним движением взлетел в седло.

– Лю… Лю… Что?

– Нет… Ты не ведьма, – проворчал он будто про себя. – Ты юродивая. Откуда только взялась такая?

– Я на экскурсии тут! У нас там наверху автобус стоит. И экскурсовод. И ресторан…

Я развернулась, вскинув руку, чтобы ткнуть в откос оврага, по которому умудрилась скатиться то ли несколько минут, то ли несколько месяцев назад. Но за мной насколько хватало глаз простиралась равнина, утыканная редкими группами высокого кустарника.

– Заговариваешься, – покачал головой незнакомец. – И одета странно. Околдованная, что ли?

Где-то вдалеке загудел поезд.

– О! Паровоз, – сказала я, обрадовавшись хоть чему-то нормальному.

– Это охотничий рог. Не знаю, какой воз ты потеряла, но тут их уже давно не было. Глянь, дорогу замело еще третьего дня, и ни следа. Твоих следов, кстати, тоже нет. Откуда ты взялась?

Из его слов я уловила только то, что три дня назад был снегопад, о котором я ни сном ни духом. Воображение взвилось на дыбы, одно за другим подкидывая самые бредовые объяснения: от потери памяти и похищения до больничной койки и глюков под наркозом.

– Точно юродивая, – покачал головой мужчина, о котором я совершенно забыла. – Ладно. Позже с тобой разберусь.

Я даже пискнуть не успела, как оказалась на высоченной лошади. Мало того, меня еще и закутали по самые глаза в том самое пальто на меху. Это было первое везение с тех пор, как я очнулась непонятно где по уши в снегу. Потому что когда мне удалось выпутаться настолько, чтобы брыкаться и орать, я успела сообразить, что в мехах все же комфортнее, чем в сугробе. Тем более что человеческим жильем вокруг и не пахло, за исключением темной громады средневекового замка на горизонте. А именно туда странный незнакомец и направил коня.

«Ладно… Приедем – разберемся, – решила я, постепенно отогреваясь. – А пока можно расслабиться и получить удовольствие. Ну кто в наши дни может похвастать, что его катает на лошади красавчик с мечом на поясе. Романтично, но очень неудобно!»

 

Я поерзала, устраиваясь. Мужчина недовольно зашипел, но ничего не сказал. А я, отпихнув упирающуюся в бедро рукоять меча, с комфортом откинулась ему на грудь: «Ну, вези, похититель. Может, среди аборигенов в этом замке и кто-то нормальный попадется».

Если бы я только знала, кто мне там попадется…

* * *

С аборигенами пришлось встретиться гораздо раньше. Забегая вперед, скажу, что нормальных в моем понимании среди них не оказалось.

Лошадь шла шагом минут десять. Я успела освоиться и даже начала с любопытством осматриваться. А что? Ни приставать, ни лапать меня незнакомец не пытался. А поездка верхом с таким колоритным персонажем – это вполне себе приключение. «Может, это аттракцион такой на экскурсии? Погружение в средневековье, поездка на лошади… Если еще и обед предложат, пожалуй, даже сильно скандалить не буду. Вообще не буду скандалить, если это четвероногое такси немного ускорится!» Пустой живот согласно заурчал, и я вытянула шею, высматривая, далеко ли нам еще ехать до замка.

Водитель коняги недовольно буркнул:

– Сядь нормально!

– Сядешь тут нормально, – проворчала я. – Могли бы и покомфортнее сидушку устроить. Или вообще меня в седло посадить, а сами пешочком топать. Так было бы и удобнее, и прикольнее.

– А не свалилась бы, пигалица? – неожиданно ухмыльнулся незнакомец.

– Тоже мне великая наука, лошадь между коленок зажать, – фыркнула я, но, оценив расстояние до земли, слегка сдулась. – Ладно уж, так везите. Пересаживаться сейчас еще… Время тратить. А я есть хочу.

– Тогда не вертись, – хмыкнул он.

– И когда это я вертелась? Так. Посмотрела, куда вы меня завезли, и все. Надо сказать, что смотреть особо не на что. Могли бы и придумать что-нибудь. Крепостишку, например, из снега построить. И денег не стоит, и развлечение.

– Крепостишку, говоришь? Не больно-то надежно из снега получится.

– Так водой облить, и нормально, – пожала плечами я. – На таком морозе крепче бетона будет.

– Не знаю, что такое бетон, – задумчиво проговорил незнакомец, – но…

В этот момент из-за очередной группы кустарника, при ближайшем рассмотрении оказавшейся небольшой рощицей, выехали еще пять всадников.

– Ну, куда вы пропали, Ворон?! – капризным тонким голоском воскликнул один из них. – Тетеревов мы так и не увидели, еще и вас потеряли!

– Охота была неудачной? – Мой незнакомец шевельнул поводьями, и мы подъехали почти вплотную к белой тонконогой лошадке.

– А на кого тут охотиться? – недовольно поджала губы ее всадница. – На снег? А кто это с вами?

– Да так… Подобрал тут, – отозвался Ворон.

– Что это за «да так»? – возмутилась я. – Я не «да так». Меня зовут Марина. И вообще…

Договорить я не успела. Одним движением мужчина вдруг пересадил меня на колени одному из всадников.

«Это что еще?!» – я попыталась выпутаться из мягких складок плаща, но добилась лишь того, что меня обхватили поперек талии, словно пригвоздив к месту.

Впервые стало страшно. Куда я угодила? Кто все эти люди и что им от меня нужно?

– Отвези ее в крепость. Пусть накормят и все такое.

– А ты? – уточнил мой новый извозчик, так крепко прижав меня к груди, что я и вдохнуть-то могла с трудом, не то что возмущаться.

– А я тут еще осмотрюсь. Есть одна мысль…

– Я вижу, у вас охота была удачной, – процедила капризная красотка, о которой все, похоже, забыли. – Где это вы добыли такую тетерю?

– Из-под снега выкопал, – усмехнулся Ворон и сразу потерял к нам всякий интерес. – Отправляйтесь в крепость, Луиза. Я скоро вернусь.

Ударив коня пятками, он развернул его почти на месте и, махнув рукой, поскакал куда-то вбок. Трое из сопровождавших капризную девицу всадников последовали за ним. Снежная пыль взметнулась метра на два. Мне-то ничего. Меховое пальто, в которое я была укутана, грубиян забирать не стал. А вот капризуля завизжала почти на уровне ультразвука. Но на ее вопли внимания никто не обратил. То ли привыкли, то ли не услышали. Маленькая кавалькада унеслась в сторону, и мы остались втроем.

Отплевавшись от снега, девица развернула лошадь к видневшимся впереди крепостным стенам. Надо отдать ей должное, со своим четвероногим другом она управлялась виртуозно. В другой ситуации я бы даже полюбовалась, как она картинно несется по белому полю, вздымая облака снежной пыли, а полы плаща вздыбились у нее за спиной, как два темных крыла. Но не в этот раз. Я еще за тетерю с этой стервой не рассчиталась.

– Курица заморская! – донеслось до моих ушей невнятное бормотание.

Лошадь подо мной всхрапнула и тоже рванула вперед. Вот уж когда я успела проклясть все на свете. Меня подбрасывало вверх, как мешок с картошкой в кузове грузовика. Кусты и сугробы слились в какое-то серое месиво. Рука мужика, удерживающего меня на лошади, придавила грудину. Да еще этот чертов ветер, выбивающий из глаз слезы и не дающий рассмотреть хоть что-нибудь.

– Да что вы творите! Помедленнее! – возмутилась я.

К сожалению, только мысленно. Поток воздуха загонял слова обратно в рот раньше, чем они успевали прозвучать. Оставалось только забиться поглубже в меховые складки и молиться, чтобы меня не уронили на полном скаку. Забиться я забилась, а молиться не стала. Зато мысленно принялась составлять жалобу организаторам этого аттракциона на отвратительное исполнение. Кони и воины с мечами – это красиво. А вот оскорбления от какой-то ненормальной и дурацкий выступ на седле, уже превративший мое бедро в отбивную котлету – совершенно лишнее!

Наконец я почувствовала, что скорость упала, и рискнула высунуть нос из мехового воротника. Мы как раз подъезжали к крепостной стене. Кстати, недостроенной. С одной стороны в проломе размером с трехэтажный дом торчали леса и громадная куча камней.

Истеричной красотки нигде не было видно, зато вокруг шастало немало другого народу. Причем все были одеты по моде прошлого тысячелетия. Или позапрошлого? Платья, по покрою напоминавшие бабушкину бабу на чайник. Толстые дубленки мехом внутрь. И лапти! На ком-то я даже видела лапти!

«Историчность на высоте… Надо же быть таким повернутым реконструктором, чтобы посреди зимы напялить на ноги это убожество. Дурдом на выезде, не иначе», – ухмылялась я, стараясь высмотреть хоть что-нибудь «не то». Даже в фильмах случаются «ляпы», когда в средневековой таверне на столе забывают китайский термос. А уж сколько раз в кадре оказывались электропровода и асфальтированные дороги, не счесть. Но пока на глаза ничего подобного не попадалось.

Зазевавшись, я едва не свалилась, когда меня вдруг без предупреждения спихнули с лошади на каменные ступени.

– Вот, – отрапортовал сопровождающий. – Еще одну надыбали.

– Ишь ты, – всплеснула руками полная женщина с добрыми морщинками в уголках глаз. – Далеко занесло?

– Не знаю, – хмыкнул он. – Сам нашел. Сказал, из-под снега выкопал. А где да как, мы не видали. Представь, как Луизка обозлилась.

– Так ей и надо, курице заморской, – покачала головой женщина и вдруг привлекла меня к себе. – Иди сюда, деточка. Ишь, замерзла вся, околела…

– Ничего я не околела, – вывернулась я: терпеть не могу панибратства. – Живее всех живых!

– Вот и славно. Вот и хорошо, – заулыбалась она. – Но коли в мокрых портах останешься, так и лихоманку приветить недолго. Пойдем к остальным, моя хорошая.

Сообразив, что на улице в промокших штанах мне и правда делать нечего, я не стала артачиться. Да и ветерок, пробиравшийся под полы мехового плаща, в который меня закутал Ворон, настоятельно советовал не задерживаться.

Из широкого главного коридора мы почти сразу свернули в тесное ответвление, и монументальной тетке волей-неволей пришлось убрать ручищу, пригибавшую меня к полу. Вздохнув с облегчением, я завертела головой. Увиденное породило первые сомнения, что все случившееся всего лишь аттракцион экскурсионной компании. Ну не было у моей подружки денег, чтобы подарить мне такую масштабную мистификацию.

Мимо то и дело пробегали какие-то люди в средневековых одеждах. Мужики поголовно при оружии. Даже мальчишки и те щеголяли хотя бы здоровенными тесаками за поясом. Женщины нам попались всего дважды, но и они не выбивались из общей картины: длинные платья, накрученные на головы то ли платки, то ли чепчики.

«Какое-нибудь идиотское шоу «За стеклом»? – гадала я, косясь на чадящие факелы вместо лампочек. – Типа «Последний герой средневековья»? Или «Последняя героиня»? Что там эта тетка про «остальных» вещала?»

По спине прошел озноб, и с мокрыми штанами он не имел ничего общего. Даже такому далекому от телевидения человеку, как я, было ясно, что подобные проекты без контракта не начинают. А я никаких контрактов не подписывала. В памяти моментально начали всплывать страшилки про богатых психопатов, которые устраивали охоту на людей в тайге и набирали себе гаремы на отдаленных островах.

Тут в нос ударил отвратительный запах общественного туалета, и я врезалась в спину внезапно притормозившей тетке.

– Если по нужде приспичит, сюда пойдешь, – строго проговорила она, придерживая низкую дверцу. – У нас тут все по-новому. Чтобы чисто было. Поняла? На двор бегать не надо, спину студить. И смотри мне, чтобы по углам не пристраивалась…

– Да вы что, с ума сошли?! – возмутилась я, обретя дар речи.

– Вот и умница, – улыбнулась тетка. – Не серчай, не серчай…

Она захлопнула дверцу и, пользуясь тем, что коридор стал шире, снова положила руку мне на плечи.

– Я вижу, что ты чистенькая, и пахнет от тебя приятно. Но сказать должно. Девиц-то со всего света принесло. У всех дома порядки разные.

– Хоть бы вентиляцию сделали, – проворчала я.

– Может, кому-то и сделали, – она пожала плечами. – Я в чужих обычаях не сильна. Это ты лучше у Ворона поспрошай. Хозяин у нас ученый. А я так. Тут услыхала, там увидала, вот и вся моя наука. Хотя обычай – дело такое. Одна из девиц сказывала, что у них от лихоманки, вместо того чтобы в баньке попариться, кровь отворяют. Вот где ужас. Может, где и вентиляцию твою делают.

Пока я хлопала глазами, тетка вытолкала меня из зловонного коридора, и мы оказались на крытой галерее. Глянув вниз, я мгновенно забыла все возникшие вопросы. У недостроенной стены творилось нечто странное. Там висело сплошное снежное марево, будто работал огромный вентилятор, вздымая в воздух тонны снега. Но, кроме меня, это никого не волновало. Люди равнодушно проходили и пробегали мимо по своим делам, даже не поворачивая головы.

Насколько хватало глаз, вокруг простиралась снежная равнина. Серая лента замерзшей реки уходила за горизонт. И примерно там, где она сливалась с небом, маячила какая-то черная масса. Почему-то от этой черной полосы мне стало не по себе.

– Что это там?

– Гости незваные, – буркнула тетка без намека на недавнее добродушие в голосе. – Пошли, пошли. Застудишься.

Она подтолкнула меня вперед. Через два шага я ввалилась сквозь узкую дверцу в очередной коридор. На этот раз поглазеть по сторонам мне не удалось. Тетка шагала сзади как конвоир, нетерпеливо подпихивая в спину необъятным бюстом и то и дело наступая мне на пятки.

Так мы и шли, пока коридор не закончился тупиком с единственной дверью, которая тут же распахнулась. Прямо мне в руки со смехом выскочила молоденькая девчонка-подросток. А следом вылетела подушка.

– Ну как дети малые, – проворчала тетка, с кряхтением наклоняясь. – Постыдились бы. А еще невесты!

– Какие невесты?! – в один голос воскликнули мы с девчонкой.

Только если я заорала от ужаса, то в ее голосе не было ничего, кроме веселья.

– Какие, какие… Хозяйские, вот какие!

– Нужны мы ему больно! – мелкая, выхватив подушку, убежала обратно за дверь. Правда, язык показать все-таки успела.

– Ну чисто дети, – покачала головой тетка и подтолкнула меня к двери. – Иди, чего застыла. Там в сундуках подберешь себе одежу по фигуре. А то негоже в таких портках разгуливать. Все ж мужиков тут много. Нечего им пялиться.

– Подождите, – уперлась я. – Какие невесты? О чем вообще речь? Где я?!

– А Ворон тебе не сказал? Ишь, как замотался… Ну оно и понятно, с такими-то гостями на пороге. Ты уж не серчай на него. В другое время он бы тебя со всем уважением приветил. Как обычай велит. Это Воронова крепь. Наследная вотчина Ворона, хозяина нашего. А про невест тебе девки расскажут. Это они могут.

– А вы почему не можете?!

Я схватила женщину за рукав, не позволяя уйти. Воображение уже нарисовало ряды нар за крепкой дверью и последнее незанятое место у зловонного ведра самого прозаического назначения.

– Недосуг мне. Вишь, гости пожаловали даже раньше, чем ждали. К закату тут будут. А мне еще недорослей всех собрать нужно да запереть. Только думают, как бы на стену влезть, паршивцы. А там и без них народу хватит.

 

– А зачем на стену?

– Ишь, какая любопытная, – тетка крепко прихватила меня за плечо и развернула к двери. – Говорю же, недосуг мне болтать. – Девиц расспроси. А чего не поймешь, уж потом у меня спросишь. Или у Ворона за трапезой. Иди.

Она буквально впихнула меня в комнату и захлопнула за мной дверь. К моему облегчению, щелчка ключа в замочной скважине я не услышала, а вот удаляющийся стук деревянных башмаков по каменным плитам коридора уловила. Не обращая внимания на окружающее, я метнулась обратно к двери и попыталась ее открыть. Та легко поддалась. Даже не заскрипела. Я осторожно высунула голову в опустевший коридор.

Сквозняк мотал пламя факелов, разбрасывая по стенам причудливые тени. Без толстой, шумной и какой-то уютной тетки тут сразу стало холодно и страшно. Я невольно сглотнула: обратно туда? Нет уж, пока не к спеху. На плечо легла чья-то рука.

– Мама!!! – заорала я, подскочив на полметра.

– Ты чего? – удивленно спросила знакомая девочка, все еще прижимавшая к груди подушку. – Дверь закрой, холоду напустишь.

«Удирать зимой, в мокрых штанах – плохая идея, – подумала я, медленно закрывая створку. – Особенно не зная, в каком направлении бежать. Сначала надо разобраться».

Зябко запахнув полы плаща, так и волочившегося за мной все это время, как шлейф, я наконец нашла время осмотреться. Сбоку тянулся ряд массивных кроватей с балдахинами. Сейчас шторки были раздвинуты, и выглядело это как лес из резных столбиков и перекладин. С другой стороны стоял длинный стол с лавками по бокам. Над ним чадили вездесущие факелы и несколько массивных канделябров с толстыми свечками. Окна тут тоже имелись, но узкие и в глубоких стенных нишах. Света от них было немного. Правда, в одной из ниш сидела девушка с книгой в руках. Да и в других стояли какие-то конструкции вроде мольбертов.

А самое главное, на меня, как на восьмое чудо света, уставились одиннадцать пар круглых глаз.

– Вот! – воскликнула девчонка с подушкой. – Я же говорила, что будет тринадцать! Здравия тебе. Я – Леля, дочка степного князя Хасана.

Она поклонилась в пояс.

– Меня зовут Марина, – отозвалась я, не зная толком, что отвечать, и тоже поклонилась.

Это будто сломало какую-то плотину, девицы одна за другой принялись подниматься и называть свои имена. Какие-то звучали почти привычно. Другие – странно. А третьи и вовсе невозможно было бы произнести, не рискуя завязать узлом собственный язык. Впрочем, у этих третьих уже были прозвища, которые тут же подсказывала мелкая под смех присутствующих и недовольные гримасы хозяек.

К концу этого спонтанного знакомства у меня разболелась спина, а мокрые джинсы почти высохли. Та же девчонка, похоже, самая бойкая из местного цветника, метко закинула подушку на одну из кроватей и, подхватив меня под локоть, потащила к стене.

– Вот, – она распахнула крышку длинного сундука, который я приняла за одну из лавок. – Выбирай, что по сердцу. Рубашки в соседнем лежат. Там такая красивая есть, с петухами. Жаль, мне велика. А тебе в самый раз будет.

Не переставая трещать, она распахнула одну за другой еще несколько крышек, демонстрируя тряпичное хозяйство. Я задумалась. С одной стороны, удирать удобнее в штанах. С другой, в джинсах я тут заметна, как рыцарь на ралли Париж – Дакар. А вот в широченном платье и за свою сойду, если голову пониже опустить.

Я пощупала все еще влажный пояс штанов, и это решило дело: застудить почки у меня не было ни малейшего желания. Я выбрала платье-сарафан темно-синего цвета и такие же мягкие сапожки на меху. А вот темной рубахи не нашлось. Пришлось брать белую. Ладно, хоть не все они были расшиты аляповатыми петухами. Нашлась и поскромнее, с синим абстрактным узором. Вместо белья предлагался широкий ассортимент коротких штанишек на завязках, слава богу, хоть новых.

Переодеваться пришлось тут же за деревянной резной ширмой. Но это меня не смущало, излишней стеснительностью я никогда не страдала. А вот разговор, доносящийся из-за нее, напрягал все сильнее.

– Тринадцать – магическое число! – возмущенно повторяла малолетка.

– А должно быть двенадцать, – спокойно возражала какая-то другая девица.

– Но нас-то тринадцать! – не соглашалась мелкая.

– Значит, одна – лишняя. Я об этом обряде слыхала. Двенадцать нас должно быть.

– Я об этом тоже слышала, – вмешался кто-то еще. – Только тогда невест девять было.

– А призвали все равно двенадцать, – менторским тоном перебила вторая. – Просто три почему-то до испытаний не дожили. Может, отравили, а может, притянуло неудачно. Вспомни, откуда эту пигалицу сняли. А Марину вообще из снега выкопали. А кабы не нашли? Хотя, может, зря выкопали…

– Эй! Я тоже здесь, между прочим! – обида победила любопытство, и я выскочила из-за ширмы, размахивая джинсами.

– Знаю, что здесь, – спокойно вздернула бровь девица, сидевшая в одной из оконных ниш с книгой на коленях. По голосу я тут же опознала разговорчивую всезнайку. – Мне отсюда дверь видно. Кабы ты ушла, я бы заметила.

– Вот и нечего обо мне говорить, пока я за ширмой, – буркнула я, слегка смутившись. – Как это «зря выкопали»?! То есть меня ниоткуда не выкапывали. Но все равно!

Я даже ногой притопнула от раздражения.

– Да нет, это я так, к слову, – щеки всезнайки немного порозовели. – Не зря, конечно. Просто спуталось все. Тринадцать невест… Надо же… Да и далековато тебя нашли. Аж за стенами. Мы все сразу тут оказались. Кто где, правда, но тут.

– Слушайте, – разозлилась я. – Мне кто-нибудь объяснит, что вообще происходит?!

– Где?

– Агр-р-р… – из горла вырвалось какое-то рычание.

– Жену хозяину крепи выбирать будут, – хихикнула Леля. – Как бы.

– Как бы? – окончательно запуталась я.

– И тебе ничего не рассказал, – вздохнула всезнайка. Напрягшись, я даже вспомнила ее имя: Василиса. – Негодный какой жених. Всех достоинств – библиотека хорошая.

– Ты мне лучше про недостатки расскажи. Да поподробнее.

– Недостатков много. Обряд кое-как провел, без охоты и сосредоточения. Оттого нас раскидало по всей крепости. Лельку вон аж на шпиль закинуло, насилу сняли, тебя и вовсе за стены. Значит, ведьмак сильный, да дурной. Кто ж спустя рукава колдовать лезет. Такого можно наворотить… Вот папенька мой…

– Про папеньку потом расскажешь, – перебила я, впервые заподозрив, что не так все просто в этом странном замке. Не такая я серьезная птица, чтобы ради меня столько актеров нанимать. – Ты давай дальше про недостатки.

– Книг много, а все пылью припорошены, – с готовностью продолжила Василиса. – Значит, богатство свое не ценит и не бережет. Половина дворни без дела бегает – не смотрит за ними, каждому дело по рукам не нашел. Значит, и правитель из него так себе. Нет. Я все понимаю. Набеги всякие, враг у ворот. Но это, кстати, тоже недостаток. В замке паутина, гарь, да отхожее место одно на всех. Антисанитария… Вот моя матушка…

– Так. Про матушку тоже потом! А вот про антисанитарию поподробнее, – прищурилась я. – Про это в Средние века знать не знали. И слова такого не было. Это даже мне известно. Прокололись вы, девушка. Давайте быстро рассказывайте, что за театр тут происходит!

– Театра я тут не видела, – покачала головой девушка. – И про средние века тоже не понимаю. Почему средние? А задние-передние где?

С трудом оставив при себе напрашивающуюся рифму, я обвела долгим взглядом собравшихся вокруг девиц, талантливо изображавших полное непонимание, и снова пристально посмотрела на Василису:

– Про века я тебе потом расскажу. Если захочешь. Ты мне про антисанитарию ответь.

– А что отвечать? Так моя бабушка всегда говорит, когда у нас в замке какой непорядок находит, – невинно взмахнула длинными ресницами она.

– Не то ты рассказываешь, вот она и не понимает ничего, – вмешалась Леля, которая, похоже, в принципе не умела долго молчать. – Кто ж женихов по количеству книжек оценивает? Ну, кроме тебя…

– А что я-то?! – возмутилась Василиса. – Мне этот жених даром не нужен. Пусть только на минуту дольше положенного задержит, уж батюшка ему тогда покажет!

– Опять ты со своим батюшкой! Мой батюшка сюда тоже орду пригонит, коли задержусь. И что? – Леля махнула рукой и развернулась ко мне. – Самый главный недостаток у нашего жениха, Марина, это то, что мы ему нужны, как телеге пятое колесо.

– То есть как? – заморгала я.

– То есть никак, – пожала плечами Василиса, явно любившая оставлять последнее слово за собой. – Вообще никак. Есть у него невеста: Луизка заморская. Других не надобно.


Издательство:
ИДДК
Поделиться: