Название книги:

Девчонки из провинции

Автор:
Тамара Ивановна Пимонова
Девчонки из провинции

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Расправить крылья – и лететь, лететь, лететь!

Глава 1 Три подруги – год 2014 и 1989

Когда им было по пятнадцать, они умели мечтать. Но даже в самых смелых мечтах и фантазиях девчонки не могли себе представить, что всего-то меньше чем через четверть века жизнь в стране и в мире изменится кардинально. Так, что от прошлого не останется и следа…

В Советском Союзе почти все семьи жили в одинаковых условиях – небольшая квартира, четыре сотки земли под крохотную дачу за городом, проезд на общественном транспорте за пять копеек, очереди в магазинах, бесплатная медицина и образование. А главное – вера в светлое будущее. Вечером молодёжь собиралась во дворах и пела под гитару, а родители не волновались, что ребёнок где-то шатается. Достаточно было крикнуть с балкона, чтобы загнать ребёнка домой. Да, в СССР много было хорошего, как, впрочем, и недостатков.

В детстве у наших героинь с редкими именами, Капитолина, Аделина и Карина, не у всех были обычные квартирные телефоны – теперь каждый житель страны имеет по одному или даже два сотовых, по которым можно связаться с любой точкой мира и не просто поговорить, а и увидеть собеседника на экране. Как показывали тогда в фантастических фильмах. У каждого в квартире теперь есть персональный компьютер – все новости подруги узнают из интернета, там же могут посмотреть любой фильм, спектакль или концерт. В книгах на бумажных носителях тоже отпала необходимость – книги на любой вкус можно читать в электронном виде. Да что там книги! Теперь и работать можно, не выходя из дому, главное, найти то направление, где ты будешь себя чувствовать как рыба в воде. Первой из трёх подруг такую нишу нашла Капа, выступающая в сети под ником Лионелла. У неё уже были тысячи подписчиков по всему миру. Но и свой кабинет на одной из главных улиц их провинциального городка она не бросала – всё же живое общение давало ей энергетическую подпитку. Особенно, когда пациенту удавалось помочь.

С подругами детства, Кариной и Аделиной, они встречались в кафе, ресторане или друг у друга в гостях, выкраивая время в суетливой, суматошной и быстротечной жизни. А времени катастрофически не хватало! У каждой – небольшой, но свой бизнес, а тут, если не крутиться, то можно остаться без средств к существованию. Либо тебя подставят, либо «наедут», либо постараются сделать какую-нибудь пакость. Когда после развала Советского Союза люди разделились на бедных и богатых, то, как и раньше, после революции, тех, кто смог создать себе, пусть даже непосильным трудом, блага выше среднего – хорошая квартира, автомобиль и отдых за границей, – тех не любили. И называли сначала «новыми русскими», а потом и богачами. И завидовали чёрной завистью. Три подруги зарабатывали чуть выше среднего, у них в семье было всё необходимое, но деньги они считать умели. И работали почти без выходных. Так что для них привычнее стало общение онлайн в скайпе, а позднее и в вацапе. Обычно подруги устраивали посиделки сидя каждая в своей кровати, когда бесконечные дела были переделаны или оставлены на потом, а дети уложены и накормлены. Дети, впрочем, были только у Рина и Ады, а с мужьями девчонки расстались по разным причинам. Но об этом чуть позже. Первое время после расставания с сильным, но таким слабым полом, подруги пытались найти претендентов на руку и сердце по-старинке, знакомясь в кафе, в транспорте, в спортзале, в кинотеатре и других общественных местах. Но и в этом щекотливом вопросе наступила эра компьютерных свах – появилось великое множество сайтов знакомств, как платных, так и бесплатных. Первой, конечно, зарегистрировалась Капа и каждый вечер рассказывала подругам о потенциальных женихах. Рассказывала с юмором, приводила такие примеры, что девчата тоже смеялись до слёз, буквально катаясь от хохота на своей кровати. Конечно, пример подруги оказался заразительным, так что Рина и Ада тоже зарегистрировались на сайтах знакомств. Теперь каждая видеосвязь начиналась примерно так:

– Девчата, хотите посмеяться? – на экране появлялась всегда жизнерадостная Капа. – Сейчас расскажу. Помните, тот коротышка из спортзала? Мы с ним встретились всего один раз, я сразу поняла, что это не мой вариант. Но из вежливости в сети не заблокировала. И вот сегодня он мне пишет: «Дорогая Лионелла! Я понял, что ты – женщина моей мечты. И мне кажется, что тебе нужны деньги. Если хочешь заработать, то приходи ко мне по адресу, ты не пожалеешь!

– Дальше я включаю «дурочку».

– И много у тебя денег?

– Ну, ты столько не зарабатываешь! – тут я еле сдерживаю смех.

– А что от меня требуется?

– Принеси с собой вина, закуску, и совсем не используй макияж. У меня аллергия на ваши женские штучки…

– Так я на себя похожа не буду!

– Ничего, я тебя по голосу узнаю!

– А если вместо меня придёт подруга?

– Ладно, и подруга сгодится!

– Ты это в шутку?

– Нет, какая разница, кто придёт?

– Так ты же написал, что я женщина твоей мечты?

– Разве? Ой, извини, это я не тебе писал!

– А как же приглашение? Я почти уже собралась!

– Всё, Рита, пока!

Ада с Кариной посмеялись, а потом Ада поделилась своей историей:

– А мне всё пишет Вася, этот высоченный детина двадцати пяти лет. Я ему уже прямо говорю, чтобы он нашёл себе подругу помоложе, а он уверяет, что с малолетками ему не о чем разговаривать. Да и что он этим искательницам приключений может предложить? Себя любимого? Живёт с мамой в маленькой квартирке, работает где-то наладчиком со средним окладом. Ему бы пристроиться, чтобы и жилплощадь была, и достаток у жены, и даже ребёнок не помеха. Такое впечатление, что все нормальные мужики вымерли ещё в Советском Союзе! А в новый век перешли приспособленцы или даже настоящие альфонсы. Всё, девчата, давайте спать, а то ведь завтра на работу.

– Хорошо, до встречи в субботу на нашем месте! Всё в силе? – Капа как была в троице ведущей, так и осталась.

– Всем приятных снов! – Карина привычно встряхнула головой, и её золотистые локоны рассыпались по плечам.

– Девчонки, спасибо, что мы есть друг у друга! – Ада послала воздушный поцелуй.

Экраны компьютеров погасли в трёх квартирах в центре города. Нет, не так далеко жили подруги друг от друга, пешком минут пятнадцать, но у каждой были свои дела, заботы и обязанности.

Карина почему-то долго потом не могла уснуть. Она зашла в детскую и посмотрела на спящую дочурку, очень похожую на неё. И бабушку Зою. Муж дал ей имя Алёнка, которое ей очень шло. У дочки тоже был аккуратный носик и пухлые ярко-розовые губки. Не девочка, а картинка. Светлые волосики разметались по подушке. Рина поцеловала дочку и тихо закрыла за собой дверь. Сон не шёл. И она вспомнила эпизод из ранней юности, будто машина времени перенесла её в 1989 год…

– Девчонки, а давайте поклянёмся в вечной дружбе? – белокурая Рина заговорчески посмотрела на подруг.

– Кровью? – спросила Ада, не выносившая даже вида расцарапанной коленки, ей сразу становилось плохо.

– Давайте просто произнесём клятву, потом запишем её на бумажках, а потом их проглотим! – с воодушевлением подхватила Капа, самая бесстрашная из троицы подружек-одноклассниц.

– А также поклянёмся поменять свои имена, которые нам дали наши предки! Это надо же было додуматься назвать дочерей Аделиной, Капитолиной и Кариной? У всех в классе имена как имена, Наташа, Таня, Лена, Ира, а нашим захотелось назвать нас в честь бабушек или прабабушек! Они подумали о том, как с такими именами нам дальше жить? Как нас ласково будут называть наши мужья? – Рина встряхнула своими белыми кудряшками и встала на ноги, чтобы подбросить ветки в костёр.

Девочки, а им было по пятнадцать лет, отпросились у родителей в парк погулять, а сами сбежали к озеру, где у них было потайное место у отвесной скалы с небольшим гротом. Там, в углублении, они обычно разжигали небольшой костёр, чтобы согреться, а также видеть лица друг друга. Девочки были настолько разными, что одноклассники удивлялись их дружбе. Карина, а коротко Рина, была красавицей с правильными кукольными чертами лица – пухлые губки, слегка вздёрнутый носик, голубые глаза в обрамлении густых ресниц. Кудрявые белые волосы ниже плеч и сформировавшаяся точёная фигура и вовсе сводили с ума всех мальчишек не только «А» класса, где учились подруги, но и всех параллельных и старших классов. Аделина, откликавшаяся только на имя Ада, девочка маленького роста, застенчивая, самой обычной внешности – все черты лица, вроде бы, правильные, но сама она считала себя некрасивой, демонстрируя это окружающим. Носила Ада стрижку-каре, её прямые тёмно-русые волосы лежали ровно и не поддавались бигуди. Ада хотела иметь локоны, как у Карины, но усилия её пропадали даром – волосы распрямлялись уже через полчаса. Ни пиво, на которое по совету подружек Ада накручивала непослушные волосы, ни отвар льна – ничего не помогало. Ада смирилась и перестала обращать внимание на волосы, да и свою внешность в целом. Она в троице всегда со всем соглашалась и редко протестовала. Зато Капитолина у них была лидером. Девочка-пацан со спортивной фигурой, короткой стрижкой тёмных кудрявых волос, со жгучими карими глазами, красиво очерченными губами и носом с небольшой горбинкой – она всегда выделялась из толпы, но мальчишек откровенно презирала. Она считала их недомерками и трусами. Между тем, все в классе уважали Капу за её бесстрашие, спортивные достижения в беге на короткие дистанции, за правдивость и бескорыстие. Если кому-то нужна была помощь, то обращались к Капе, она могла решить почти любые проблемы, не зря её с четвёртого класса каждый год выбирали старостой. А когда в восьмом классе в октябре все дружно вступили в комсомол, то комсоргом не только класса, но и школы тоже стала Капа.

Завершались восьмидесятые годы двадцатого столетия. Девчонки жили в небольшом провинциальном городке на юге России, назовём его Светигорск, с населением в триста тысяч. Как и во всех подобных городах основными достопримечательностями там считались: помпезное здание с колоннами Драматического театра на центральной площади, которая называлась либо именем Ленина с его памятником в центре с поднятой левой рукой, либо площадью Революции, а также похожее здание филармонии. Недалеко от площади в старинном особняке обязательно располагался Краеведческий музей со стеклянными витринами, где подробно показывали флору и фауну области, куда регулярно, раз в году уж точно, приводили всех школьников, начиная с первого класса. Конечно, был в городе и большой широкоформатный кинотеатр, где за билетами на популярный фильм нужно было стоять в очереди. Наверное, горожане гордились тем, что их поселение началось со старинной крепости, о возрасте которой спорили историки – ей либо четыреста лет, либо уже вся тысяча. Сохранившиеся остатки стали самой посещаемой достопримечательностью городка. Естественно, спорт школа, Дворец пионеров, Педагогический и Политехнический вузы, а также медицинское, музыкальное и культпросвет училище тоже имелись в наличии. Городок был уютным, компактным, зелёным, с многоэтажками в центре и частным сектором вокруг него. От столицы далековато, одним словом – провинция, со своей размеренной жизнью…

 

И троица не подозревала, какие крутые перемены ждут страну в совсем недалёком будущем…

– Так, девчонки, даём клятву? – Капа обвела подруг испытывающим взглядом.

– А как она будет звучать? – тихо спросила Ада, от волнения теребившая прядь волос.

Капа достала из рюкзачка блокнот и ручку, куда привыкла записывать интересные мысли и неотложные дела, открыла его на предпоследней странице и начала писать клятву, читая её по слогам: «Мы, подруги, Капитолина, Карина и Аделина, клянёмся, что будем поддерживать друг друга в беде и радости, пока смерть не разлучит нас!»

– А, может, не надо про смерть? – робко поинтересовалась Ада.

– Так всегда говорят в клятвах, я в книге читала! – возразила Капа. – Итак, сейчас каждая из вас на отдельном листочке напишет клятву, потом мы сомкнём руки над костром, все вместе произнесём клятву и проглотим свои листочки. И запомним этот день навсегда – 15 мая 1989 года.

Рина подбросила дров в костёр, подождала, пока клятву перепишет Ада, взяла блокнот, на отдельном листке тоже написала клятву, потом вырвала листики из блокнота и раздала подругам. У всех лица были сосредоточены и строги. Девчонки положили кисти правых рук друг на друга, Капа держала ладонь над костром. Они произнесли клятву и начали жевать листики, чтобы проглотить.

– Нет, я не могу, – захныкала Ада, – она не глотается!

– На, запей водичкой! – протянула ей бутылку Капа, у которой в рюкзаке было всё, что может пригодиться на вылазке – перочинный нож, бутылка с водой, кусок верёвки, спички, бумага, йод, бинт, огарок свечи, компас и даже бинокль. Папа у Капитолины был не просто заядлым туристом, а руководителем тур секции в подростковом клубе, и приучил дочку к походной жизни. Каждое лето они втроём, папа, мама и Капа, выезжали на Кавказ или в Крым и пешком исследовали все красивые места от Домбая и Архыза до таинственных пещер Крыма. Наверное, Капа бы пошла в геологи, если бы не её увлечение музыкой. К восьмому классу она окончила музыкальную школу по классу фортепиано и мечтала поступить в муз училище. Когда Капа играла, она погружалась в музыку целиком, и только тогда её лицо выражало все оттенки эмоций, характерных для девушек. В остальное время она была по-мальчишечьи строга, сосредоточена и готова к любой ситуации. Наверное, папа с мамой мечтали о мальчике, а родилась девочка… Кстати, мама у Капы руководила мальчишечьим хором при Дворце пионеров, и общаться с сорванцами ей было проще, чем с дочерью, к которой она предъявляла завышенные требования.

– Всё, девчонки, по домам! Ой, послушайте, кукушка! Раз, два, три… Пятьдесят два, пятьдесят три, – Капа считала вслух, а Рина с Адой смотрели на неё и вторили ей шёпотом. – Вот, шестьдесят пять! Значит, наша дружба продлится до восьмидесяти! Представляете, мы такие старые, с седыми волосами, сморщенные, с палочками – будем сидеть где-нибудь на лавочке у подъезда и вспоминать, как мы поклялись в вечной дружбе! Здорово? Спасибо тебе, кукушка, за то, что нагадала длинную жизнь! Ой, девчонки, как я вас люблю!

Капа в порыве нежности обняла подруг и чмокнула каждую в щёчку. Ада расчувствовалась и всплакнула, а Карина по привычке встряхнула кудрями и как бы поставила точку:

– Мы все любим друг друга. Мы навек вместе!

Май стоял жарким. Уже отцвели вишни и абрикосы, настала пора яблонь и груш. Они стояли белые, словно невесты. Дул лёгкий ветерок, жужжали пчёлки, природа наслаждалась теплом и пробуждалась от затяжной зимы. Рина сидела в саду в ажурной деревянной беседке под яблоней и готовилась к экзамену по русскому. Скоро придут подруги, они любили собираться вместе и проверять друг друга, задавая каверзные вопросы по грамматике. Математику они все сдали на отлично, причём всем попался тот билет, который им нагадала Капа. Ко всем её достоинствам прибавилась и проснувшаяся способность угадывать будущее. Это случилось после того, как Капа сильно ударилась головой, когда в школе кто-то подставил подножку при спуске девочки с лестницы. Она даже потеряла сознание. Всё обошлось, только Капа при каких-то пока ей самой неясных обстоятельствах начала видеть будущее. Так, какие-то мелочи, типа: «Вот сейчас найду двадцать копеек», и буквально через два-три шага она их находила. Капа не стала никому в этом признаваться, поэтому хотела свой дар обратить в шутку.

– А хотите узнать номер билета? – спросила за день до экзамена Капа и взяла в руки отрывной календарь. – Ада, загадывай!

– А что я должна делать? – спросила тихо Аделина.

– Возьми меня за левую руку и закрой глаза. Всё, у тебя будет билет под номером двенадцать! Но ты учи все, а этот особенно. Поняла? Так, теперь Рина. Сделай то же самое. Готово! Номер семь! А у меня двадцатый! – Капа наугад открывала календарь и называла число. Билетов было тридцать, как и дней в месяце июне. Почему-то именно июнь выделила Капа для своего гадания.

Когда на экзамене при полной тишине к столу с разложенными билетами подошла Ада и вытащила двенадцатый номер, подруги переглянулись и сделали удивлённые глаза. На очереди была Карина. Она от неожиданности даже вскрикнула, увидев билет под номером семь, а математик Евгений Иванович строго посмотрел на неё. Капа не сомневалась, что ей достанется двадцатый номер. Так и случилось. Подруги зажали рты руками, чтобы не расхохотаться. Свои билеты они выучили так, что даже ночью могли на них ответить. Евгений Иванович был доволен, но после экзаменов всё же спросил Капитолину:

– Капа, а почему тебе и твоим подругам было весело на экзамене?

– Да так, мы вспомнили, как готовились к нему… – девушка не стала вдаваться в подробности. Математика – наука точная, тут не до мистики и гадания. Наверно, подумала она, просто совпадение. Или цыганские корни начали сказываться? Она отбросила мысли о шуточном гадании. И напрасно!

По русскому подругам нужно было написать изложение. Тема была не известна.

– Девчата, мне кажется, что будет изложение на тему, за что мы любим свою Родину. И, правда, за что? – Капа задумалась. Закадычные подруги сидели в саду под яблонями в беседке и постоянно отвлекались от подготовки к экзамену.

– Так у нас счастливое детство и юность! – добавила восторженная Ада. – Да, родители работают от зари до вечера, но зато не докучают нравоучениями. Мы после школы можем заниматься чем хотим, для нас открыты все кружки во Дворце пионеров, все секции в спорт школе, за мою «художку» родители платят копейки, а в выходные мы можем сходить в кино, театр или на стадион. Было бы желание! Кстати, у нас скоро в Художественной школе будет выставка, куда отобрали и пять моих работ. Вас персонально приглашаю!

– Ада, ты у нас талант! Нарисуешь наши портреты? – спросила Карина, с восторгом глядя на подругу.

– Ну что ты, я же только учусь! И потом, Рина, ты у нас такая красивая, что я не смогу на полотне передать всю твою красоту!

– Ладно тебе прибедняться! Я же видела портреты твоих родителей, очень похожи! А младший братик? Чудо как хорош!

Ада, скромная и неуверенная в себе девушка, покраснела от похвалы подруги.

– Я попробую… Потом, после экзаменов. А сейчас давайте я продиктую любой текст из учебника, а вы попробуете написать изложение. Я проверю и скажу, какие ошибки вы допустили,

Аду по русскому языку считали в классе лучшей ученицей. И не зря. Её мама преподавала в соседней школе русский и литературу и считала, что дочка не должна её позорить ошибками в сочинениях или неправильным произношением слов. Она мягко, но настойчиво, поправляла речь дочурки, начиная с младенчества. Никакого сюсюканья и коверкания русских слов!

Когда с изложением и исправлением ошибок было покончено, подруги решили сбегать к своему любимому озеру. Купаться ещё холодно, а вот посидеть на берегу, посмотреть на воду и помечтать можно. В повседневной жизни девчонки носили джинсы, футболки или простые хлопчатобумажные блузки, а на ногах у них были удобные полукеды. Кроссовки ещё в обиход молодёжи не вошли, их носили только избранные, кому родители смогли их купить или привезти из-за рубежа.

– Девочки, вперёд! – Капа, не задумываясь о том, что догнать её невозможно, выбежала на улицу и помчалась со всей скоростью. Пока Рина с Адой закрывали на защёлку калитку, подруги и след простыл. Дом родителей Карины стоял почти на краю улицы, откуда было не так далеко до озера.

– Ладно, не будем бежать, что соседи обо мне подумают? – Рина взяла подругу за руку, и они степенно пошли по улице. И правильно сделали. Буквально через дом выглянула из своего двора дородная тётя Валя и спросила:

– Риночка, что у тебя случилось? Подружка вылетела со двора и помчалась, словно за ней черти гонятся! Ты с ней поругалась?

– Нет, тётя Валя, она у нас спортсменка, ей тренироваться перед соревнованиями нужно.

– А… Тогда ладно. А то кур всех распугала.

Рина с Адой дошли до конца улицы, свернули на дорогу, спускающуюся к озеру, а потом тоже побежали.

– Догоняй! – прокричала Рина, но Ада, зная, что с подругами в беге ей состязаться бесполезно, просто бежала, раскинув руки и думала:

– Как же хорошо! Солнце светит! Весна! Скоро лето! Подруги у меня классные, и всё у нас будет замечательно!

Глава 2 Целительница Год 2014

Перед кабинетом экстрасенса, целительницы и гадалки Лионеллы сидела очередь. Конечно, в основном женщины, молодые и не очень. Среди них, вжавшись в кресло, потерянно уставившись в пол, затесался один-единственный мужчина – худощавый, в очках, одетый в поношенное пальто. Он вздыхал как-то горестно и нервно теребил в руках носовой платок. Потом не выдержал и спросил рядом сидевшую женщину:

– А вы уже были у этой целительницы? Она действительно может решать любые проблемы, как написано в газете?

– Конечно, она не Господь Бог, но мне помогла, – ответила тихо соседка.

– Ладно, попробую. На неё у меня последняя надежда.

– Пробуйте, а я сейчас уже захожу, – женщина скрылась за массивной таинственной дверью.

Её не было полчаса. Мужчина то вставал, чтобы уйти, то снова садился. Наконец дверь открылась, и соседка тихо сказала:

– Проходите!

Комната целительницы освещалась свечами. За столом сидела довольно молодая женщина, лица которой от двери было не видно. Мужчина вошёл и начал озираться.

– Проходите, присаживайтесь, – глубокий бархатный голос подействовал на посетителя успокаивающе. Он прошёл и сел напротив. Посмотрел на гадалку и нахмурился, как делают люди, отчаянно стараясь что-то вспомнить. Да, он явно знал когда-то эту женщину. Когда? Где? Что-то знакомое было в этих чертах – глубокие карие глаза, с горбинкой нос, тёмные волосы. И руки – тонкие кисти с пальцами пианистки.

– Простите, – тихо сказал мужчина, – а мы с вами когда-то встречались? В прошлой жизни, лет десять назад?

– Ну, если вы Евгений Иванович, то встречались, и не раз, – улыбнулась целительница.

– Боже мой, неужели Капитолина? Но почему Лионелла?

– Ну, так загадочнее. Вы разденьтесь, Евгений Иванович, а я сейчас выйду к посетителям и попрошу прийти завтра. Мне кажется, у нас будет долгий разговор.

Пока Капа отсутствовала, Евгений Иванович осмотрел кабинет – стены завешаны тёмной тканью, на столе стоит канделябр со свечками, рядом лежат разные колоды карт, какие-то светящиеся палочки и магический шар. В глубине комнаты – большой крест с распятым Христом. Обстановка немного жутковатая…

– Что, не понравился кабинет? – перехватив взгляд, спросила вошедшая Капитолина.

Да, в ней с трудом можно узнать прямолинейную Капу, старосту класса, комсомолку и спортсменку. Она немного располнела, но эта полнота шла ей в плюс. Из девушки-пацана она превратилась в женщину редкой красоты. Жгучая брюнетка с волосами до плеч не могла оставить равнодушным ни одного мужчину…

 

– Что, изменилась? Да и вы тоже, я бы прошла и не узнала. Давайте сначала за встречу по стопочке коньячку, а потом расскажете, что вас привело к целительнице Лионелле. Объявление прочитали в газете или знакомые посоветовали?

– В газете. На снимке ты совсем не похожа на прежнюю мою ученицу… Ты же, вроде, музыкальное училище окончила?

– Было такое. Только в девяностые кому нужны были пианистки? Мамин хор тоже закрыли, пришлось нам с ней ездить за тряпками и торговать на рынке. А, не будем об этом! Все тогда выживали, кто как мог…

– Но ты, как я понял, сейчас процветаешь?

– Главное в жизни – оказаться в нужное время и в нужном месте. Наверное, вы не помните, как к нам в город приезжал маг и волшебник Георгий? Мы с подругами, Адой и Риной, решили сходить на представление. Он показывал разные чудеса – находил вещи, спрятанные у людей, усыплял зал, загадывал какие-то загадки. Но не в этом дело. Когда он шёл по залу, я знала, у кого он найдёт часы или платок. Я видела это! И сама поразилась! После концерта я прошла к магу за кулисы и рассказала ему о своих ощущениях. Он тут же спрятал предмет, и я его нашла. Он предложил с ним поработать. Мама, конечно, была против, но вы ведь помните, какая я упёртая? Два года мы с ним давали концерты, а потом мне это надоело. Я вернулась в родной город и открыла свой кабинет. Так я и стала целительницей Лионеллой.

– А ты действительно можешь исцелять?

– Могу. Я ездила в Феодосию к Вячеславу Бронникову, прошла там обучение по программе «Экология духа» и научилась открывать третий глаз. Я вижу человека насквозь. Словно рентгеном просвечиваю. Но если узнаю, что там неоперабельная опухоль, я за такого больного не берусь. В основном, ко мне идут с психическими и нервными болезнями. Многих подкосили лихие девяностые, многие потеряли веру в себя и не знают, зачем дальше жить. Таким я помогаю. Что у вас, Евгений Иванович?

– Конечно, это личное… И мне неудобно об этом говорить с бывшей ученицей.

– Ладно, ничего не говорите. Сейчас я разложу колоду карт Таро и попробую сама всё узнать. Хотите попробовать?

– Даже не знаю, – Евгений Иванович засомневался. – А, ладно, раз пришёл, то раскладывай. Мне даже интересно! Никогда не думал, что я, математик, начну ходить к гадалкам и верить во всякую лженауку.

– Ну, не надо так категорично. В мире столько всего неопознанного и загадочного! Так, минутка тишины, – и тонкие пальчики быстро стали раскладывать карты.

– Что я могу сказать? О чём говорит колода? Женились вы по любви, у вас есть ребёнок. До этого года в семье почти всё было хорошо… И вдруг вы заподозрили, что жена вам изменяет. Так?

– Да, именно так.

– Она стала часто отлучаться из дому, приходит поздно, и сил на что-то ещё у неё не остаётся.

– Я спрашивал её, она молчит. А я так люблю её! Я без неё жить не смогу!

– Простите, а вы сейчас где работаете?

– Я сижу дома с ребёнком. Он у нас болезненный. Да и жена зарабатывает в частной конторе гораздо больше, чем я своей математикой… Вот вам и высшее образование! Кому оно нужно в нашей стране?

– Ладно, не отчаивайтесь. Всё у вас будет хорошо. Скоро у вас появится прилично оплачиваемая работа, жена по вечерам будет дома, а для ребёнка вы найдёте няню!

– Ты так шутишь или пытаешься меня успокоить?

– Я так вижу. Потом позвоните мне, хорошо? – и Лионелла подала ему свою визитную карточку, напечатанную золотом по тёмному фону.

Евгений Иванович взял карточку, повертел её в руках и, смущаясь, спросил:

– А сколько я тебе за сеанс должен?

– Какие между друзьями расчёты? Бросьте, я рада была вас видеть и рада помочь.

– Капа, а вы так и продолжаете дружить своей неразлучной троицей?

– Да, девчонки тоже вернулись в родной город, и мы часто встречаемся. Я им передам от вас привет!

– Я всегда удивлялся вашей дружбе. Ведь всем известно, что женской дружбы не бывает…

– А мы – исключение из правил, – весело ответила Капитолина.

Первым настоящим испытанием дружбы трёх подруг стал Вовка – парень баскетбольного роста, приехавший на каникулы к бабушке, той самой тёте Вале, которая всегда и обо всех всё знала. Он возник у них на пути позже, когда экзамены в восьмом классе остались позади и настали долгожданные каникулы. Неразлучная троица почти постоянно гостила у Рины. Мама её, домохозяйка со стажем, ухоженная женщина, которой на вид не дашь и тридцати лет, не возражала, что у её единственной дочери целыми днями находились подруги. Она знала их с первого класса и любила прямолинейную Капу за её честность и надёжность, и застенчивую Аду, такую неземную тургеневскую девушку. На фоне подруг её дочка выглядела ослепительной красавицей, чем мама негласно гордилась. Мама и дочка вместе выглядели как сёстры. И хотя она не отрицала, что девочка внешне должна быть привлекательной, но с детства усвоила простую истину – не родись красивой, а родись счастливой. Своё простое имя «Зоя» она не любила, поэтому дочку и назвала, как ей тогда казалось, красивым именем Карина. Она не могла себе тогда представить, что дочке это имя может не понравиться. Ещё в садике мальчишки начали дразнить девочку, называя её Карой, а отсюда – Каргой и далее Ягой. Что с ними можно было поделать? Ведь прозвище, если пристанет, не отмоешь. Зоя разговаривала с мамочками обидчиков, просила их поговорить с чадами, но ничего не помогало. Карина плакала и не хотела ходить в садик. Пришлось перевести девочку в другой детский сад и сразу сказать, что зовут её Риной. С тех пор только самые близкие знали её полное имя, а мальчишки в классе, наверное, начиная с седьмого, когда Карина расцвела и стала первой красавицей школы, называли её всегда Риночкой. Каждый добивался её благосклонности и вызывался проводить до дому, а самый отъявленный хулиган Колька Тряпичный постоянно хамил ей, дерзил и даже однажды подставил подножку. За что и поплатился – ребята из класса подкараулили его после занятий и проучили. Но даже после этого случая, о котором долго говорили в классе и в учительской, Рина не изменила своим подругам – из школы они возвращались втроём. Сначала шли к Рине, доведя её до калитки, а потом в пятиэтажку на соседнюю улицу Гоголя. Ада и Капа жили в одном доме, но в соседних подъездах на третьем этаже. Их балконы выходили на одну сторону, так что подруги могли переговариваться, не выходя на улицу. Телефонов у них в квартирах не было, у подъезда висел телефон-автомат, из которого они при необходимости могли позвонить Рине. Папа у той был директором крупного предприятия, и телефон в доме имелся. У Рины в комнате стоял параллельный аппарат, в семье уважали друг друга и не имели привычки подслушивать. Если Рине звонили подруги или одноклассники, то мама из коридора кричала дочери, чтобы она взяла трубку, а свою сразу же опускала на рычаг. Рина тоже с детства усвоила, что подслушивать чужие разговоры неприлично. Да и остальные манеры у Рины были на высоте, всё же она воспитывалась в семье, где папа с мамой любили друг друга, это было видно невооружённым глазом! Они никогда не выясняли отношений при дочери. Конечно, как и в каждой советской семье, у них с мужем были разногласия и споры по поводу воспитания единственного ребёнка, по поводу занятости мужа на работе, но они решали их за закрытой дверью. Маму с папой Рина в глаза и за глаза считала идеальной парой, а такие трогательно-нежные отношения между женщиной и мужчиной стали для неё эталоном, поэтому у девочки сформировался образ будущего возлюбленного: либо как папа, либо никак.

Так вот, незнакомец внешне был похож на отца Рины – высокий, широкоплечий, с русыми волосами, серо-голубыми глазами, волевым подбородком и ровным носом. Густые брови делали лицо строгим, но улыбка этого парня сразу к нему располагала. А он именно широко улыбнулся, увидев троицу, идущую прямо на него.


Издательство:
Автор
Поделиться: