Название книги:

Месть

Автор:
Юрий Иванович
Месть

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 8
Барьеры на пути к дому

Нужное место в дворцовом комплексе первые дамы империи отыскали быстро. Карта не врала, Борис не стал шифровать свои записи и пометки. А ведь наверняка, знай, как оно всё повернётся в будущем, вообще подобную карту в Лордине не оставил бы. По этой теме с грустинкой высказалась Катерина:

– Лучше бы я за Борьку замуж вышла! Он бы со мной не ссорился из-за глупой ревности, оставался здесь и уже давно бы нас на Землю сводил. Ну и родители были бы здесь.

– Ага! Сводит он! – ворчала Мария, уже в который раз ощупывая с построенного помоста контуры значка. – Варежку зря раскрыла, думая, что он от тебя оторваться не смог. Этого жеребца сколько ни корми, всё равно ведёт себя как осёл похотливый! На что угодно пойдёт, лишь бы из дома сбежать да чужим бабам на голову юбки задирать.

– Слышь, не нагнетай! – фыркнула на неё принцесса Вера. – Сама виновата, что невесть куда с ним подалась, потом нагрубила и бросила. А теперь его виноватым делаешь. Лучше давай делом займёмся… Чуть в сторону отойдите и меня подстрахуйте, а я шагнуть попробую…

За что и получила спаренные гневные фырканья и кучу нотаций. Хотя все они сводились к одному: куда это ты собралась в таком виде и без нашего согласия?

– Будет ваше согласие или нет, всё равно и мне шагать придётся. Вообще, в идеале, хорошо, если мы все втроем отправимся. Тогда и дела быстро сделаются, и нам троим сам чёрт не страшен будет. Любого неприятеля по стенкам размажем! А вот с экипировкой… тут да, упущение. Надо нам всем себя в божеский вид привести. По земным понятиям, конечно.

В самом деле, выглядели женщины скорей сказочно, чем воинственно. Всё-таки нынешнее положение в обществе принцесс и самой императрицы накладывало на них много всяких обязанностей, излишеств и норм поведения. И они уже привыкли ходить не только в шикарных платьях, но и будучи увешаны многочисленной бижутерией такого толка, что на Земле и за меньшие украшения начинались войны. Сами-то девушки привыкли и уже не обращали на приевшийся блеск внимания, всё это делалось для подданных.

А вот земляне точно не так оценят и не так отреагируют. Значит, следовало приодеться соответственно. Бижутерию – вовсе снять. Лица – и те сделать попроще. И в данный момент только следовало сожалеть, что никто из них не научился создавать фантомные обманки. С их помощью можно было и не переодеваться в полевую форму, и дорогие подарки (всё того же Бориса!) с себя не снимать.

Ну и как только решили переодеться, Катерина вбросила вполне разумную идею для обсуждения:

– Давайте запустим впереди себя добровольца?

– Кого? – не сразу сообразила Вера.

– Исключено! – не согласилась намного более опытная Мария. – С той стороны точка перехода может быть чуточку в стороне. И наш посланник или разобьётся насмерть, упав с высоты, или лоб расшибёт, утыкаясь в глухую стену. Только кто-нибудь из нас спокойно отыщет место для правильного шага обратно.

Принцессы на это лишь скорбно согласно кивнули. Разве что, уже спускаясь с построенного под верх стены помоста, Катерина поплакалась:

– Жаль… У нас тут во дворце столько Двухщитных бездельничает… Причём все рвутся на фронт и готовы совершать подвиги. Любой бы шагнул не задумываясь.

– Не бездельничают они, а дворец по приказу коменданта охраняют, – напомнила Вера очевидное и замерла на месте от пришедшего в голову понимания: – А зачем? Если коменданта давно нет и нам защита персональная не нужна?.. Вот где резерв животворящий скрывается!

Ну да, оставшиеся после Иггельда порядки и законы никто не думал менять. Настолько они оказались действенные и эффективные. Но ведь составлялись они в тот момент, когда высшая власть в империи находилась под постоянной угрозой. Зроаки и кречи чуть ли не ежедневно пытались отбить императорский комплекс зданий и не считались с потерями личного состава. Но сейчас угрозы нет, людоеды со своими летающими приспешниками отогнаны довольно далеко от временной столицы. Ну и первым дамам ничего не грозит, каждая легко справится и с парой десятков закованных в стальные латы врагов.

Так что появившийся резерв следовало немедленно использовать. Направлений, где не хватало Двухщитных, имелось с лихвой, и везде требовались кадры с магическими умениями. Вот и началась делёжка новых должностей, назначение новых командиров, а порой и раздача ведомственных портфелей. А всё это – повод для склоки внутри всей бюрократической машины империи Герчери. Каждый министр желал заполучить ценные кадры именно себе, военные напирали ещё наглей, громогласно доказывая, что стабилизировавшийся фронт – это ещё не победа.

В зал совета вернулась резко выздоровевшая Апаша Грозовая. За ней примчался раскрасневшийся Юлиан Некрут, кричащий от порога сакраментальное:

– Грабят! Ваше величество?.. Ваши высочества?.. Вы в курсе этого ужаса?! Моих же воинов, воспитанных для войны, пытаются отправить на сельхозработы! Это что за маразм?!

Ему желчно и безбоязненно апеллировал министр сельского хозяйства:

– Отобраны только те, кто в нашей отрасли имеет соответствующее понятие и достаточный для этого ум! Но если ты попробуешь перетянуть одеяло на себя, то скоро жевать станет нечего! А твоими саблями да подковами сыт не будешь!

– Убью! – скрипел главный воевода зубами.

В общем, раздача слонов затянулась и проходила в нервной, напряжённой обстановке. Поэтому трио божественных дочерей Герчери освободилось только поздно вечером. Наскоро перекусив и должным образом экипировавшись, они всё-таки вознамерились отправиться к ощупанному порталу и попытаться шагнуть на родную Землю.

Но их вновь задержали в личных апартаментах заявившиеся фрейлины:

– Там секретарь к вам ломится, – доложила одна из них. – Глаза как блюдца и слюной брызгает, словно с ума сошёл.

– Пусть войдёт и доложит! – последовало распоряжение, и как только сотник дворцовой стражи вбежал, последовал окрик именно для него: – Быстро! И конкретней! – поторопила его императрица. – Что случилось?

Ну тот и выдохнул без заметных пауз:

– В подвалы, из мира Набатной Любви, явилось очередное подразделение завербовавшихся к нам валухов. Причём не сами пришли, а возглавляемые её высочеством Эммой Гентлиц. И с ними, что самое поразительное, пять пузырей, которых называют гаузами. Заявляют, что они от имени своей цивилизации космических странников явились для переговоров с вашим величеством. Но все пятеро увешаны однозначно оружием. Охрана их пока из подвалов не выпускает, но Эмма там кричит и беснуется. Угрожает всем, что вот-вот разразится дипломатический скандал. Ещё она заявила, что лифты на Дно перестали действовать, что творится на Просторах Вожделенной Охоты – никто не знает.

– Нам это и самим известно, – скорей просто рассуждала вслух Катерина, многозначительно переглядываясь с сестрой и с Марией. Получив от них еле заметные кивки, распорядилась: – Хорошо! Приготовьте зал для торжественных приёмов. Примите все должные меры безопасности. Проводите послов в комнаты отдыха и сообщите, что аудиенция состоится через час.

Когда все должные люди забегали, бросились выполнять прозвучавшие распоряжения, ворчать начала Вера:

– Опять переодеваться? – при этом жестом остановила помогающих ей фрейлин. – А может, пока вы с этими пузырями будете раскланиваться, я сама на Землю смотаюсь? Какой с меня толк, строителя и ассенизатора?

Не получилось у неё увильнуть. Что главный дипломат, что императрица нашли нужные слова и жесты для водворения хитрой принцессы в общий хомут власти. Пришлось подчиняться. Переодеваться. Украшаться. Ну и попутно выслушивать главную вербовщицу Гентлиц, вызванную «на ковёр» пред светлы очи правительниц.

Причём сразу императрица набросилась с упрёками на подчинённую:

– Ты почему осмелилась провести сюда врагов всех разумных?! Они же редкостные твари, помогают переходить в наш мир зроакам и кречи! Они – враги! Разве тебя не предупреждал Борис, что нельзя даже контактировать с этими моральными уродами? – Но, видя невозмутимую рожицу Эммы, немного сбавила тон: – И как ты эти туши сумела протащить через порталы?

Дождавшись паузы для своего ответа, принцесса Гентлиц начала с напоминания:

– Между прочим, мой муж Феофан принят и тоже состоит в роду Ивлаевых, по имени Атланты! Как и я. И мы все находимся под защитой и протекторатом Бориса Павловича Ивлаева. Так что не надо на меня кричать и ругаться. Особенно когда я качественно выполняю возложенные на меня задачи, проявляю здравую инициативу и огромными шагами совершенствуюсь в своих магических умениях. Иначе я могу расстроиться, и ребёнок в итоге родится не совсем здоровый.

И демонстративно изогнулась, выставляя вперёд свой животик.

После такой отповеди землянкам только и оставалось, что угрожающе нахмуриться, взять новую паузу и дожидаться очередных пояснений по каждой из прозвучавших реплик.

Осознав, что теперь смело может хвастаться, Эмма продолжила:

– Про злобную натуру космических завоевателей мне всё прекрасно известно. Сама я с ними и в голодный год за горбушку хлеба и словом не перекинулась бы. Но тот же Борис Павлович, а также ваше величество, мне конкретно поставили задачу: прислушиваться всегда к барону Фэйфу. Этот валух до сих пор остаётся самым авторитетным среди своего народа, застрявшего в чужом мире. Именно благодаря ему вы получаете около половины всех завербованных мною воинов-великанов, которые согласились воевать с людоедами. Как следствие, я не смогла отказаться, когда сам барон Фэйф мне настоятельно порекомендовал встретиться с гаузами. Обещал, что от этого мы все можем получить невероятные преференции.

– Хорошо, – милостиво произнесла Мария. – В этом ты оправдалась.

– Так и последующие мои действия вполне логичны и правильны. Выслушав послов от космических завоевателей, я поняла, что времени для согласования визита нет. Потому и взяла на себя ответственность принятия о немедленной проводке. К тому же они согласились отправиться в путь без оружия, а то железо, что на них навешано, – не что иное, как подарки для вас в виде уникальных артефактов древности. В этом я тоже доверяю мнению барона Фэйфа, который лично проверил послов.

 

– А вдруг они сговорились? – прищурила глаза Катерина. – И задумали уничтожить дочерей великой богини Герчери?

– Ха! Неужели великим Светозарным могут угрожать какие-то пузыри? – с издёвкой фыркнула Гентлиц. И тут же постаралась смягчить свою язвительность: – К тому же я буду между вами во время общения. Потому что только на мне надет единственный транслятор-переводчик.

– Тоже мне непреодолимая защита! – проворчала еле слышно Вера. Тогда как доклад справной вербовщицы продолжался:

– Могу только в общем сформулировать тему предстоящих переговоров: за сотни лет миллионы, если не миллиарды гаузов получили в своё распоряжение груан. Но сейчас вдруг на Дне стало происходить нечто страшное. И все носители груанов почувствовали себя неважно. При этом все они – старейшины, долгожители, основа и опора всего вида. Если с ними что-то случится, это сродни катастрофе для всей цивилизации. Поэтому гаузы готовы на всё, в буквальном смысле этого слова, чтобы негативное воздействие с места рождения груанов немедленно прекратилось.

Марии совсем не к месту захотелось рассмеяться. Удержалась с трудом, вместо этого воскликнув:

– Они нас что, держат за всесильных создателей вселенных?

– Нисколько, ваше величество! – постаралась невинно улыбнуться принцесса Гайшерских гор. – Но они очень надеются на помощь вашего супруга, консорта империи, Иггельда, подданного империи Альтру и экселенса. Убеждены, что только он имеет возможности побывать на Дне, что надо выяснить и где надо подправить. Всё-таки нет в мире Трёх Щитов воина прославленней, чем он, и мага более сильного.

Обе принцессы Герчери взглянули выжидающе на императрицу, от которой только и зависели предстоящие действия. Признается о словесном разводе с Борисом или нет? Заявит о его отсутствии навсегда или просто сообщит, что он сейчас занят делами в ином мире? Укротит ли своё раздражение из-за отставки её с позиции бесспорного лидера? Ведь это тоже просматривалось во всех неприятностях и размолвках с Ивлаевым.

Вроде как укротила, но поинтересовалась вначале совсем другим:

– Что ты там говорила о своём усовершенствовании в магическом плане?

– О-о-о! Ваше величество! Ваши высочества! Вы, наверное, не поверите, но я научилась видеть значки порталов с расстояния в несколько метров! Представляете?! И я теперь могу путешествовать между мирами, как Борис! – осмотревшись и осознав, что особой радости её шокирующее заявление не вызвало, она уже более спокойно поведала: – Благодаря своим новым умениям при рассмотрении порталов я и смогла провести через них громадных по размерам гаузов. И только за это они одарили меня несколькими удивительными вещицами и не менее удивительными украшениями. Но они у меня в багаже, который несли валухи. Не догадалась прихватить с собой, очень спешила поделиться с вами последними новостями.

– Благодарим! – за всё трио ответила Катерина, вставая вместе со всеми. – И заверяем, что ты не останешься без высочайшей милости её императорского величества. Но всё отложим на завтра. Пора в зал торжественных приёмов. Мы там появимся минут через десять.

И удалилась за своими сёстрами для короткого кулуарного совещания.

А построенный возле портала на Землю помост так и оставался стоять сиротливо, занимая треть широкого коридора в переплетении громадного комплекса древних зданий.

Глава 9
Изменение планов

Признаться честно, проворство, дотошность и хитрость дядьки Петра, бывшего участкового Лаповки, меня поразило. Каким же ушлым он оказался, что я его сбросил со счетов после моего увода ведущегося следствия в иную сторону? Выяснилось, что он нас один раз здорово провёл. Это когда мы уходили из дому, загруженные, как верблюды, всем самым нужным для проживания в мире Трёх Щитов. Вначале он долго таился в лесу, следя за нашим домом с опушки. Но мы-то в тот момент знали, что он там, и ждали, пока начнёт возвращаться к себе домой.

Вот он и догадался об этом. Прошёл мимо наших окон, с унылым видом волоча свой велосипед, да и залёг в самом удобном месте чуть дальше. А мы-то не проверили! Да за ним не проследили! Итак, спешили, стараясь успеть раньше закрытия Священного Кургана. И когда мы с Лёней двинулись, нагруженные рюкзаками и барахлом, да ещё в лес, дядя Петро очень сильно взволновался от развивающейся интриги. И, наверное, выследил бы вход в портал, доморощенный Анискин!

Нас тогда спасли два фактора: преизрядный свежий ветер с дождём и дикая усталость старого участкового. Он промёрз и выдохся настолько, что не мог продолжать слежку, зато твёрдо верил, что отыщет нас ранним утром по нашим следам. Может, и отыскал бы точку нашего совместного ухода, хоть мы там специально и обильно натоптали. Но с утра он свалился с ног с простудой, которая изрядно подорвала его здоровье. Так что все следы после нас замело дождиком без шанса их отыскать.

Участковый решил, что мы просто решили пожить в лесу, в спартанских условиях. И когда выздоровел относительно, вновь подался на наши поиски. Понятно, что ничего в лесных дебрях и в скальных отрогах не нашёл. Зато морально достал деда Назара своими расспросами, пока тот не послал его пешим маршрутом туда, куда Макар телят не гонял, и не запретил даже к калитке подходить.

Но рапорт старый службист накатал, все свои подозрения и домыслы подробно описал. Что и было взято на заметку каким-то особо рьяным оперативником. А уж когда сделали мой фоторобот после сожжения губернаторского дома вместе с частным цирком, началась кропотливая работа по нашим следам, сразу названная всё тем же престарелым оперативником «сатанисты». Уж очень он сам всякой мистикой увлекался, что и сказалось не только на названии дела, но и на особом отношении ко всем фигурантам.

И ведь были причины! Молодёжь пропала! Без следов! А родители только и твердили, что детки отправились к каким-то отшельникам, где Бориса Ивлаева будут лечить народные знахари. Им, конечно, возражали, представляя все доказательства того, что искомый Боря категорически постельный режим не соблюдает. А вместо этого колобродит с цирковыми труппами и убивает по́ходя губернаторов. Уж как их пытали и крутили, как томили допросами, но… Что взять с людей, которые ничего не знают по теме вопросов? Тогда-то и решил некто из генералов прихватить в заложники моих родителей с дедом и устроить засаду в самой Лаповке.

Ну да ладно, пусть шуйвы простят неуместную изворотливость и оперативность дяди Петра. У нас тут дела нынешние, скорбные, не менее тяжкие.

Своё непосредственное начальство, так сказать, главных заказчиков, полковник Планич сдал с потрохами. Оба – действующие генералы силовых ведомств, с государственной кормушки кормятся как из личного кармана, да и вообще – те ещё перевёртыши! Оставалось только поражаться, как эти генералы ещё не продали резидентуру за рубежом, о которой они при определённом старании могли бы узнать. Но тут меня удивил, и опять в позитивном ключе, допрашиваемый пленник:

– Они и не смогли бы ничего узнать. Все списки в голове держал один мой коллега, который, к сожалению, умер скоропостижно от инфаркта.

– Не может быть! – не поверил я. – Подобные списки обязательно дублируются и хранятся в сейфе у президента.

– Ну, в принципе, так оно и должно быть. Но… Коллега явно что-то там напортачил с резервными документами, и после его смерти только и осталось признание, что все дела уничтожены. Якобы для блага агентов и резидентов.

А вот в этом он, судя по его ауре, уверенно врал. И нетрудно было догадаться, что резервные списки всё-таки есть и он знает, где они находятся. Если не вообще у себя дома прячет. Поэтому я сразу и спросил:

– Куда ведут ступеньки под плитой в подвале?

– Дом этот некогда был ведомственный и строился когда-то на фундаменте более древних зданий. Тогда и нашли подземный ход, выводящий к берегу реки. Вот его и законсервировали, но так, чтобы открыть его мог дистанционно только действующий руководитель ГРУ.

– О, как всё сложно… А фугас-то зачем?

– Сам поражён такой подставой, – опечалился полковник. – Получается, что меня в любой момент могли взорвать к чертям собачьим?.. Вот же сволочи!

– То есть ты лично открыть не сможешь?

– Только сделав соответствующий звонок.

И опять врал во всём без зазрения совести. Запомним и продолжим допрос:

– А что хранится в сейфах твоего кабинета и твоей спальни?

В ауре Планича вспыхнуло безмерное удивление. Всё-таки сейфы тоже были скрыты изумительно, не каждый спец сразу найдёт. Но в то же время он осознавал, что «сатанисты», отыскавшие закладку на потолке и фугас в подвале, легко и остальные места укрытия отыщут. Поэтому голос его не дрогнул:

– Разные личные мелочи, накопления кое-какие, чуть драгоценностей, альбомы семейные с фотографиями…

– Но их-то ты можешь вскрыть для ревизии?

– Не могу. Не имею права. Там тоже некоторые секреты по работе завалялись. Да и вообще… не стыдно вам копаться в личных вещах и наградах ветерана?

– А тебе не стыдно прессовать ни в чем не повинных людей? – вспылил я в ответ. Тоже мне, козлина старая. На совесть он меня будет пробивать! – Так что смирись и не строй из себя целомудренного девственника! Мы сейчас отправляемся к этим сейфам! – и уже к сидящей у него за плечом пышечке: – Внучка, хватай этого придурка и тащи его на второй этаж!

Старик ухмыльнулся недоверчиво, не понимая, как может молодая девушка его унести. Зато потом только и мычал невразумительно всю дорогу к первому сейфу. Удалось только расслышать:

– Сатанисты проклятые!..

Начали со спальни. Я встал у сейфа и потребовал:

– Диктуй код.

– Убивайте, режьте – но не скажу! – Глаза старика заблестели, как у экзальтированного фанатика.

– Очень надо тебя резать!.. Внучка, закрой ему глаза!

Не хотелось приводить в негодность такие ценные вещи, но хозяин сам виноват. И он ведь не знает, что в моём распоряжении есть разные эрги’сы. Ну очень, очень разные! А после обучения у Алмаза, светоча и надежды цивилизации разумных ящеров, сила и эффективность моего основного оружия выросла как минимум вдвое.

Вот я и воспользовался, не отвлекаясь на неуместные молитвы. Банально вырезал кусок дверцы с замком, а потом и выворотил остатки её ударом «мягуна». Честно говоря, на разрез ушло очень много личной энергии, но ничего, есть способы скорого восстановления. Сейчас важно продемонстрировать частичку возможностей «сатаниста». Пусть полковник подумает и сделает надлежащие выводы.

– Открывай ему глаза. Так… Смотрим… Что тут у нас?..

Всё содержимое сейфа я разбросал по кровати. В самом деле, на первый взгляд ничего особенного. Чуток денег, пара шкатулок с побрякушками довольно низкого качества, несколько комплектов шпионской мини-аппаратуры для прослушивания и для просмотра (то, что врач прописал!). А вот зачем прятать в сейф семейные альбомы?

– Какой смысл скрывать фотографии своих родственников? – начал задавать я вопросы, перелистывая страницы и внимательно присматриваясь к ауре пленника. – О! А никак сослуживцы?.. Мм!.. Бравые вояки?

– Да так, за десятилетия накопилось…

– И здесь наверняка есть лица, ныне работающие за рубежом?

– Ну что ты! Такие фотографии даже в сейфах нельзя хранить!

– А ты почему хранишь?

– Говорю же: в альбомах ничего секретного.

Что ж он врёт-то всё время? И не улыбнётся при этом? А всё потому, что специфика работы у него такая, вредная. Лицедействовать обязаны похлеще клоуна на манеже.

С пониманием покивав, иду в кабинет. Леонид волочет следом хозяина дома. Подхожу к сейфу, интересуясь на ходу:

– Этот тоже курочить до состояния металлолома?

Теперь уже Вась-Вась не скрывает досады, лицо его корчится от негативных эмоций, и он выдавливает из себя:

– Скажу код…

Ну и куда бы он делся? Всё равно понимает, что вскрою, чихнуть не успею. Хорошо всё-таки быть авторитетным и уважаемым «сатанистом»! Всегда бы так шли мне навстречу в желании помочь – сколько времени сэкономили бы! Ну и здоровья некоторым, не без того…

Сейф оказался полон папочек с личными делами. Отменно оформленные, с описанием всей биографии, с фотографиями, с отпечатками пальцев. Их я уже полистал, притворяясь вконец недоумевающим:

– А это что за морды? Никак та самая зарубежная резидентура?

– Нет, это все местные топтуны, стукачи и филеры, – ухмыльнулся полковник. – Причём дела давно минувших дней. Все раскрыты, провалены и больше на нас не работают. Но выкидывать такие папочки грех большой, потому я и сохранил на всякий случай.

– Ага! Тоже, значит, макулатура?

 

– Так получается.

– Добро! Теперь топаем в подвал! – распорядился я, возглавляя нашу куцую колонну. – Глянем, что там за подземный ход такой древний…

Внизу Планич настолько разволновался, что на лбу у него пот выступил:

– Вы уверены, что фугас не сработает?

– Абсолютно!

– И тоже будете ломать своим варварским способом?

– Несомненно!

– Хм… Тогда я, может, попробую подсказать, как открывать эту крышку? – заюлил хозяин дома. – Правда, я лично никогда не пользовался системой вскрытия, но случайно подслушал разговор обслуживающего техника с генералом…

– Отлично, дружище! – возрадовался я с искренним восторгом. – Что же ты раньше не вспомнил-то? Давай!.. Подсказывай.

Ну мне и пошли дельные подсказки. Ага! И крайне не дельные – тоже. Похоже, старый служака всё-таки вознамерился и сам погибнуть, и нас за собой на тот свет уволочь. Наивный. Я-то всю цепочку вначале выслушал, потом проверил «оком волхва» и легко обнаружил баллон с отравляющим газом, а чуть позже ещё одно взрывное устройство. Небольшое по силе, но нам бы хватило. Или тем, кто по неосторожности на него нарвался бы.

Так что я вначале разминировал опасность и только затем нажал, где надо; потянул, что следовало; и притопнул, что торчало. Плита начала подниматься. Полковник посерел, явно прощаясь с жизнью, и закрыл глаза. А я преспокойно спустился вниз, оказавшись в просторном, идеально сухом подвале с несколькими стеллажами. Там тоже имелись папочки, пролистнув которые я сразу понял: резервные копии существуют – вот они! Никуда они не исчезли, и нечего пенять на внезапно умершего коллегу.

Всё это меня невероятно устраивало. Теперь не придётся никого из пленников убивать. Или прятать надолго. А пришлось бы, как неуместных свидетелей. Мало того, после правильной обработки вся эта группа станет работать на нас с Лёней. И уговаривать я умею.

Ощупав свой бок и убедившись, что он уже зажил, я сам поволок полковника в гостиную. При этом громко распорядился для своего товарища:

– Внучка, пакуй все эти папки, альбомы из другого сейфа, телефоны, аппаратуру и что сочтёшь нужным – в машину. А я ещё с нашим новым товарищем потолкую. Хе-хе! Обговорю, так сказать, уровни подчинения и новые ареалы ответственности.

Когда мы разместились с отставным разведчиком в креслах, он на меня смотрел таким испепеляющим взглядом, что, будь я пеплом, всё равно сгорел бы. Слава шуйвам, что Вась-Вась умением сжигать не обладал. Но вот ум свой недюжинный он не пропил до старости лет. Слушал меня крайне внимательно и соображал правильно.

– Тебе, дружище, и твоим людям предоставляется уникальный шанс отработать все свои бывшие грехи и потрудиться на благо высшей справедливости. Отныне вы работаете на нас, хотя и продолжаете делать вид, что безукоснительно выполняете распоряжения своего прежнего начальства. Сразу хочу порадовать: помыкать они вами будут недолго. Мы им устроим «Последний день Помпеи» в самом скором времени и в самом негативном его варианте. За начальником отдела «две тройки» начинайте аккуратную слежку, но при этом старайтесь не засветиться никоим образом. Хотя со своей стороны мы его предупредим обязательно, чтобы вы не попали под огонь союзника. Постарайтесь определить личности тех ликвидаторов, которых направят на уничтожение Жмута.

Планич не удержался от вопроса:

– Разве полковник Жмут уже сотрудничает с вами?

– Вопрос некорректный. К тому же, пока мы тут неспешно беседуем, над решением иных проблем сейчас работают наши соратники. Это я вам как поощрение рассказываю: возможности наши огромны, руки у нас длинные, перспективы для сотрудничества – невероятные. Вам только и надо сейчас дать согласие на работу на наш, скажем так, консорциум справедливости.

Думал мой собеседник недолго:

– А если я не соглашусь?

– О-ой! – простонал я с досадой. – Только вот не надо притворяться полным недоумком. Это даже не смешно. Этого нам вполне хватает, – я многозначительно мотнул головой в сторону коридора, где бегал с коробками и узлами Леонид, – чтобы не запугивать вас вашими родственниками. Вы уже работаете, не смея даже пикнуть что-нибудь против. Ну а ваши подчинённые – целиком под вашу ответственность. Или… надо кого-то убрать прямо сейчас? Под шум дождя, так сказать?

– Не надо! – мелькнул в ауре сполох испуга и сопереживания. – Все ребята как на подбор, проверены. Да и лучших сейчас отыскать крайне трудно.

– Договорились! – Всем своим видом показывая, что разговор закончен, я перебирал найденные банковские карты.

– Не до конца! – всё ещё пыжился отставник ГРУ. – Вы мне обязаны хотя бы сказать, насколько надёжно новое место хранения похищаемых документов?

– Не переживайте, храниться будет как у бога за пазухой. Если сюда, к вам в подвал, смертные могут забраться, то в наше место закладки никто из них даже пройти не сможет. Хе-хе! – Ещё и подмигнул заговорщически: – Недаром ведь нас «сатанистами» назвали.

В эмоциях Планича вспыхнул не совсем уместный восторг и кипучее желание куда-то бежать и что-то делать. На несколько мгновений ему удалось даже подвигать вполне споро конечностями, словно разминаясь перед хорошей дракой. Получается, что мой контроль его тела не настолько уж и совершенный. Придётся эту тему прорабатывать, как только свободное время появится.

Но в любом случае реакция хозяина дома меня порадовала. Видимо, старикан остался в душе приверженцем некоей романтики и у него ещё теплилась вера в разные мистические чудеса.

Задав ещё несколько уточняющих вопросов, я заметил замершего в коридоре Найдёнова и стал прощаться:

– Телефоны все ваши я записал, если что, выйду на контакт. Но лучше будем держать связь вот по этим, новым. Мой номер я ввёл. Мы уходим, а вы ещё часик поспите, восстанавливая потраченные нервы. Потом проснётесь первым и подгоните своих подчинённых. Следите особо, чтобы они не совершили какую-нибудь глупость по горячим следам нынешних событий или руководствуясь мелочными обидами.

Полковник утвердительно кивнул. И проявил первые признаки лояльности:

– Вы с нашей машиной осторожнее. Она особенная, останавливать не должны, но мало ли что…

– В этом плане – никаких проблем! – заверил я его, нащупывая в кармане документы водителя. – Главное, не расстраивайтесь, когда много чего не обнаружите в своих карманах. Да и шпионскую аппаратуру я у вас реквизировал на благо народа. Со временем – всё вернём в целости-сохранности! – И я сгрёб напоследок в плед изъятые из закладки на потолке вещи.

– И это – тоже вернёте? – не удержался старикан от едкой иронии.

– Пуф! Сторицей! – пообещал я вполне искренне. – Это сейчас у нас банальная нехватка местных средств платежа и технического вооружения… Всего наилучшего!

Теперь Планич во все глаза старался заметить способ, которым его усыпят. Я и отправил в него усыпляющий эрги’с, обёрнутый тьмою. А нечего присматриваться к моим искоркам!

В «Опель» усаживались уже не дедуля с девицей, а законный водитель и один из его приехавших сюда товарищей. Мы новые фантомные обманки набросили прямо поверх наших сложных иллюзий. Хотя всё равно придётся упразднять так пригодившиеся типажи, слишком они засвечены. Но что нам стоит сварганить новые?

А вот Лёня наконец-то выдохнул из себя раздражение и недовольство:

– Ты, сморчок старый! Что за обращение такое вульгарное – «внучка»?

– О-о-о!.. Маэстро? Или тебя подменила какая-то прыщавая девица? – уставился я на него ошеломленно. – Не ты ли рвал у себя на груди бюстгальтер, утверждая, что тебе любая роль по плечу?

Мой друг подвигал грозно бровями, раздумывая, сердиться ли ему дальше. Потом всё-таки не выдержал и хохотнул:

– Ладно! В следующий раз мы с тобой поменяемся ролями, и тогда придумаю обращение к тебе похлеще, чем «внучка»!

– Нашёл о чём рассуждать! – отмахнулся я от него. – Вон, внимательнее машину веди, чай, не собственная, у наших союзников арендованная. И вообще, наши роли распределяет жребий. А это – судьба!

Зря он не обратил внимания на мою оговорку насчёт жребия. Не ему, Двухщитному, тягаться со мной, Трёхщитным, экселенсом и патриархом в умении подтасовать итоги любого «справедливого выбора Судьбы». Но я не стал даже намекать на это, не хватало мне обид от лучшего товарища. Хотя… может, когда-нибудь и посмеёмся вместе над таким распределением ролей.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Эксмо
Поделиться: