Название книги:

Месть

Автор:
Юрий Иванович
Месть

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Глава 4
Умение держать за горло

Пятеро мужчин вошли в гостиную особняка и без всякого приглашения со стороны хозяина расселись по диванам и креслам. Тот выглядел крайне занятым, со всем вниманием переговариваясь с кем-то по телефону. Минуты три болтал, задавая еле слышно короткие вопросы и больше выслушивая невидимого собеседника. Выглядел он сонным, словно только-только встал с постели. Но поблескивающие из-под прищуренных век глаза выдавали врождённую злость к работе и умение командовать.

Окончив разговор, хозяин отложил телефон и уставился на одного из прибывших:

– Что на объекте?

– Покой, стабильность и скука, – последовал лаконичный доклад старшего смены. И тут же он поинтересовался: – Прежние намерения в силе? Завтра снимаем засаду?

– Как раз наоборот! – такое заявление явно огорчило присутствующих. Кто скривился, кто вздохнул печально. Тогда как после паузы последовали пояснения: – Придётся усилить наружное наблюдение. Кажется, появился кто-то со стороны разыскиваемого преступника.

– Кажется? – не удержался от скепсиса старший.

– Увы, не кажется. И это – наша недоработка.

– В каком смысле – наша?

– Сравнительно недавно к полковнику Жмуту поступил на его запасной номер звонок. Суть разговора слишком странная, скорее всего, говорили условными фразами и по оговоренным схемам. Но появилось подозрение, что звонят интересующие нас люди.

– Успели засечь абонента?

– На удивление, очень легко. Уже через двадцать минут работающего втемную следователя вывели на девушку, владелицу телефона. И тот сумел довольно быстро выяснить: телефон прямо на улице попросил какой-то согбенный дедок. Старость – она такая, вызывает жалость и участие. Правда, щедрая красавица сейчас сидит в кутузке до полного выяснения и плачет горькими слезами, не осознавая своей вины.

– А девушка не соврала?

– Вначале тоже возникло сомнение по этому поводу. Но когда стали копать дальше, выяснили, что ошивался дедушка рядом с домом, где вы сидите в засаде. Дальше ещё круче. Этот сморчок с палочкой зафиксирован на записях, которые фиксируют всех, проходящих возле подъезда. Все приметы сошлись. Сейчас деда возле дома нет, он пропал примерно в одно время с вашей пересменой. Кто-то за вами следил?

– Исключено! – помотал головой старший смены и тут же стал припоминать: – А вот возле дома в самом деле я заметил старичка с бамбуковой палкой в руке.

– Он! Кто ещё видел?

На это отозвались ещё двое, отличающиеся отменной наблюдательностью. После чего хозяину дома ничего не оставалось, как развести руками:

– Что мы имеем в итоге? Явный интерес именно к объекту с нашей засадой. Не удивлюсь, если вас уже срисовали и установили наблюдение. Не факт, что и это место можно считать безопасным.

– Так моментально? Ни с того ни с сего? – сомневался один из присутствующих, с физиономией продувной бестии. Да и позывной у него имелся соответствующий – Сквозняк. – За один день нас раскусили?

Теперь скривил своё снулое лицо хозяин дома:

– Будем надеяться, что не раскусили. Но меры противодействия решено принимать немедленно.

– Какие именно?

– Придётся оставшимся на объекте торчать там несколько суток безвылазно. Ну а вы займётесь тщательным наблюдением за полковником Жмутом. Требуется фиксировать его каждый шаг, каждое его движение и косой взгляд.

На это отчаянно замотал головой старший смены:

– Засветимся! Как пить дать засветимся! После чего Жмут натравит на нас своих ликвидаторов, и от нас только рожки с ножками останутся.

– Не сцы, капитан, прорвёмся! – прозвучало впервые звание старшего смены. Хотя в устах хозяина дома оно прозвучало с оттенком некоторого презрения. – А чтобы у вас ничего не сжималось, мешая работе, порадую: принято решение устранить полковника, как только он явится на встречу с кем-нибудь неизвестным. Да и весь отдел «две тройки» решено пустить в расход.

– Глупость несусветная! – горячился капитан. – Никто не знает и десятой части ликвидаторов, которые работают на «две тройки». А там такие зубры подобрались, что сами издохнут, но всех подозреваемых на куски порвут. А уж за полковника своего – кишки наматывать будут на шею и тебе, и мне, и…

Его прервало злобное рычание:

– Хватит! Не говори ерунды! И не разлагай коллектив паническими настроениями. Или ты хочешь, чтобы вместо «двух троек» занялись нашей ликвидацией?

Последний вопрос оказался риторическим, потому что не получил ответа. Да и старший смены окаменел лицом, превращаясь в тупого солдафона и показывая своим видом, что он больше не намерен спорить с шефом.

Зато пройдошным тоном заговорил Сквозняк:

– Шеф, а нельзя ли как-то отказаться от этого задания партии и правительства? Всё-таки именно завтра у нас истекают сроки предварительных договорённостей, и мы имеем полное право не продлевать контракт.

– Поздно. Приказ получен. Да и всем вам резко, в пять раз повысили оплату. Плюс обещаны премиальные, десятикратные, если засада принесёт ожидаемые дивиденды.

Теперь уже подчинённые непроизвольно заулыбались, удивлённые щедростью заказчика. Только капитан остался равнодушным к такой невероятной подачке и попытался в последний раз воззвать к разуму своего начальника:

– Ну как можно верить в такие глупости? Какие, к чертям, сатанисты? Что за выдумки? Кто-то помешался на мистике и готов ради своих буйных фантазий тратить миллионы. А мы из-за этого должны подставлять свои тупые лбы? Должны бросаться под танк с названием «две тройки»? Поверь, нас раздавят и не заметят, а всякие сказки только для того и выдумывают, чтобы избавиться нашими руками от опасного, не подчиняющегося никому отдела.

Сонное лицо скривилось в кривой ухмылке:

– Э-э, капитан! Что-то ты совсем стал сдавать. Не пора ли тебе в отставку? – прозвучало это крайне зловеще. Особенно в том контексте, что в отставку с подобной службы и подобным образом никто не уходил.

Осознал эту недосказанность и капитан. Нервно пожал плечами, после чего твёрдо заверил:

– Все приказы выполним! Но ведь здесь мы пока рассуждаем? И каждый вправе высказать своё мнение о происходящем?

– Канэчна, дарагой! – воскликнул с притворным грузинским акцентом хозяин дома. И тут же вновь глаза его прищурились с угрозой: – До этого момента ты мог говорить всё, что считаешь нужным. Но вот дальше… Слушаем мой приказ!..

Он потянулся левой рукой к лежащей на краю стола папке и замер. Скорее от удивления, чем от возмущения: два бойца, сидящие на угловом диване, бессовестно спали, привалившись на плечо друг другу. А третий, сидящий в кресле чуть дальше от них, как раз кивнул головой и стал как-то странно заваливаться набок.

Хозяин дома уже правой рукой потянулся к телефону, с ужасом осознавая, что тоже теряет сознание. Последнее, что он рассмотрел и осознал, так это действия капитана. Тот резко выдернул из подплечной кобуры пистолет и бросился к выходу из гостиной. Увы! Так и не добежав до порога, старший смены споткнулся и стал падать лицом вниз. И, наверное, уже на чистом упрямстве, благодаря невероятной силе воли, нажал на курок своего оружия. Грохнуло два выстрела…

Затем наступила блаженная тишина.

Глава 5
Империя эйтранов

Императрица Мария, дочь богини Герчери, повелительница Тайланов, белых кречей и ешкунов, покровительница валухов, победительница зроаков… а также прочая, прочая, прочая, выглядела злой, невероятно раздражённой и не пыталась этого скрыть. Вначале ругалась со всеми, докапываясь до мелочей и несуразностей, а немного сбросив пар, вообще ушла в себя. Остановившись возле огромной карты империи, она замерла там, замолчав надолго и покусывая губы. Словно забыла обо всех и осталась одна на белом свете.

Поэтому присутствующие члены Малого Совета переглядывались между собой с разной степенью скепсиса и язвительности. Понимали, что толку от такого совещания будет мало. И каждый постарался отыскать весомый предлог, чтобы покинуть зал Совета.

Первой поднялась и мягко двинулась на выход Апаша Грозовая. Со словами:

– Наверное, съела что-то ядовитое, пойду лечиться.

И это заявила Светозарная? Которой по умолчанию никакие яды не страшны и заведомо подпорченные продукты? Но кто станет спорить с родной тётей императрицы? Кто посмеет уличить её во лжи и нежелании решать проблемы находящегося чуть ли не в полной осаде государства?

Правильно: только главный воевода эйтранов, прославленный Юлиан Некрут. У него тоже имелись веские причины: близость к Апаше, при которой он позорно проигрывал эпические сражения в постели. Поэтому он чуть ли не бегом удалился, приговаривая на ходу:

– Надо присмотреть за Грозовой! Как бы чего не вышло!

Остальные высшие чиновники в количестве пяти особей сами не рискнули бы уйти, но их разогнала принцесса Катерина Герчери-Ивлаева:

– Вроде всё обсудили, остальное – завтра!

– Или послезавтра! – как бы поддержала её принцесса Вера Герчери-Ивлаева. Но при этом закатывала глаза к потолку и всем видом показывала, что всё равно никакой должной реакции на её слова не последует.

В самом деле, Мария никак не отреагировала, как и на уход высших управленцев империи. Тогда обе принцессы подошли к ней, встали по бокам и тоже уставились на карту. При этом начали переговариваться так, словно вообще остались только одни:

– Никак наша старшенькая совсем приболела…

– Ага! Мозгами тронулась!

– Нет, скорей совсем другим местом. Мужика ей явно не хватает.

– Странно, вроде выбор невероятный. Да и опробовала она уже нескольких, как я поняла?

– Увы! Никто не смог ей угодить, ей хочется чего-нибудь такого! Не столько твёрдого, большого, как маленького и хромого!

Мария на это стала грозно хмуриться и шумно задышала. Но её подруги продолжили над ней издеваться:

– Привыкла, чтобы её за горло держала крепкая, опытная мужская рука.

 

– Угу! И не столько за горло…

– Но где же отыскать владельца этой шаловливой ручки? Где-то здесь?

– Ни в коем случае! В нашей империи его точно нет. Да и в мире Трёх Щитов – тоже. Так что эта карта не поможет. А вот…

– …если бы поспрашивать у Сияющего Кургана? Вроде как их искусственные интеллекты должны Бориса отслеживать даже в иных мирах?

– Не факт. И у кого именно спрашивать? В Рушатрон для этого отправляться? Или в царство ешкунов податься? А может, на Просторах Вожделенной Охоты поискать Ивлаева?

Императрица уже не хмурилась, а поглядывала на принцесс заинтересованно. Тема разговора явно оказалась ей по душе.

– Нет. На Дно сейчас соваться вообще опасно. Последние охотники вернулись без единого груана и хорошо, что живыми. Явно там что-то катастрофическое назревает… Но не в том суть. Главное, как выяснить, где этот хитрый Ивлаев прячется от нашей подруги?

– Ну да, для всех нас было бы лучше, чтобы Машка его нашла и наконец-то прибила до смерти. Иначе её свергнут и на костре сожгут за постоянное злобное выражение лица.

– О!.. Придумала! А давай заставим… или уговорим нашего прославленного медиума в этом направлении поработать? Или мы его даром в своё время в Светозарные произвели?

– Точно! А то этот бездельник и аферист после получения лаборатории и артефактов вообще перестал отчитываться о сделанном. А правильнее сказать: от рук отбился, разленился и ничего делать не хочет. Только и бормочет о своём величии, о каких-то дивных видениях да о необходимости прислушиваться постоянно к энтропии всех вселенных. Быстро научился лапшу вешать на уши.

Речь шла о сравнительно молодом, но жутко талантливом и способном учёном, маге и экспериментаторе. Вирник Глот, из эйтранов, с титулом баресс, имел в своё время счастье даже находиться в числе личного фаворита императрицы. Но после скорой отставки, когда в главном дворце Лордина появился Борис Ивлаев, Глот в великой печали ударился только в науку. Потому что шансов оставаться и дальше любовником у него не было. И на какое-то время он вообще выпал из ближнего круга придворных.

Затем произошла размолвка между Марией и Борисом, во время которой она как бы дала развод своему только-только обозначившемуся супругу. И так уж получилось, что пара рассталась навсегда, как бы…

Только вот после пропажи Ивлаева, который Павлович, в императорском дворце временной столицы империи Герчери осталась куча всяких трофеев и бесценных артефактов. Обозлённая Мария распорядилась всё это наследство раздать или использовать для усиления обороноспособности державы. Потому что была уверена: не до сантиментов, и все средства хороши, когда Герчери в опасности.

Вот в этой куче и оказались две уникальные вещи: трелуар и скоонкер. Скоонкер представлял собой шлем-корону с многочисленными драгоценными камнями. По оговоркам Бориса – предназначался не то для чтения мыслей, не то для сохранения собственных мыслей от подслушивания. Иначе говоря, защищал от ментального воздействия.

А по трелуару, с виду напоминающему футляр для очков, вообще не имелось никакой информации. Только утверждение, что эта штуковина самое ценное, что имелось в Урарту, называемой Пуповиной Миров. Футляр после долгих усилий удалось открыть, внутри в самом деле оказались очки, но вместо привычных линз из стекла вставки из непрозрачного камня. Кто только в них не заглядывал, как только не изгалялся что-то увидеть, но свой секрет они не открыли.

А вот вышеупомянутый баресс Глот вдруг, применяя два артефакта единовременно, что-то там такое стал видеть, слышать и даже чувствовать. И когда ему дали несколько дней для экспериментов, он по их истечении объявил себя медиумом. То есть человеком, который может проследить местонахождение любого предмета во вселенной. Причём весьма правильно определил при испытаниях местонахождение принцесс и самой императрицы, где бы те ни находились в столице или в её пригородах. На большие расстояния – умения нивелировались, как и поиск других людей не работал, и объяснялось это учёным так:

– Остальные личности слишком ничтожны для артефакта, как и подавляющее количество неодушевлённых предметов. Но мне следует постоянная подсказка, чтобы я пробовал, совершенствовался и работал над своими умениями. И тогда на меня снизойдёт благодать, позволяющая видеть самое сокровенное.

Правительницами это было воспринято с пониманием, барессу выделили лабораторию, средства и предоставили полную свободу действий. А чтобы усилить его магический потенциал и обезопасить от происков вражеских лазутчиков, как ценного кадра, ещё и наделили полноценным поясом с груанами. То есть сделали его Светозарным.

С тех пор прошло больше трёх недель, про Глота несколько подзабыли. А он сам и не рвался отчитываться или чем-то хвастаться. Не факт, что он чем-то сможет помочь при поисках Бориса Ивлаева, но почему бы и не попробовать? Да и некая подспудная мысль у двойняшек имелась: вдруг лидер их трио, взглянув на своего бывшего фаворита, опять воспылает к нему некоторым влечением? Вдруг увлечётся, отвлечётся, расслабится и станет более адекватной? Главное – вырвать подругу из начавшейся хандры любыми способами.

Решено? Значит, тут же принцесса Катерина отдала распоряжение секретарям, и те бросились на поиски учёного-мага.

Зато окончательно вышла из своего угрюмого состояния Мария и не совсем вежливо набросилась на подруг:

– Овцы глупые, что это вы затеяли? Не собираюсь я своего бывшего вылавливать и убивать.

– Неужели?! – в притворном ужасе воскликнула Вера. – Зачем же он тогда тебе нужен? Неужели согласна его на мне женить?

– Да хоть на тебе пусть женится, хоть на Катьке! – вновь озлобившись, заявила императрица. – Мне плевать! Меня другое бесит: почему он до сих пор не выполнил своё обещание?

– Какое именно? – ухмыльнулась Катерина. – Носить меня на руках?

– Не носить, а… – Мария оглянулась по сторонам и сердито прошептала несколько скабрезных пожеланий своей подруге.

Результат получился совсем противоположный от ожидаемого: обе сестрички заулыбались и согласно закивали головами. Вера ещё и добавила:

– Да хоть сей момент!

Императрица сжала кулачки и уже готова была броситься на подруг. Но вовремя вспомнила: детство и юность давно остались позади и, хоть она до сих пор остаётся лидером компании, власть её чисто номинальная. К тому же никак одна Светозарная не сможет поцарапать физиономии иным Светозарным. Личная защита каждой не позволит нанести вред своей хозяйке.

Так что Мария медленно выдохнула, взяла себя в руки и продолжила пояснения ровным, практически спокойным голосом:

– Борька мне пообещал, что вытянет с Земли наших родителей. Причём в самое ближайшее время, которое уже давно истекло. Своих-то он перевёл в мир Трёх Щитов, и теперь они живут ни горя не зная, ни проблем. Тогда как с нашими может случиться что угодно, при засилье бандитов, оборотней в погонах и продажных чиновников, делающих всё возможное для развала страны.

Двойняшки погрустнели, и сами переглянулись, уже совсем по-иному. После чего Катя стала защищать Бориса:

– Раз обещал – значит, сделает.

– Или уже сделал! – вскинулась Вера. – Раз он так долго не появляется, то мог и на Землю наведаться, и родителей наших оттуда забрать. Может, они уже все вместе на Маяке возле Рушатрона проживают? Сама ведь рассказывала, какая там огромная жилая башня в их распоряжении имеется. И Эмма Гентлиц подробностей наплела…

Это она вспомнила о принцессе Гайшерских гор, которая чуть не умудрилась выйти замуж за Бориса, но он её обманом подложил под своего друга и художника Феофана. Вроде потом всё сложилось полюбовно для Эммы, и она, несмотря на беременность, в данный момент даже с дипломатической миссией в мире Набатной Любви работает. Набирает среди великанов валухов добровольцев для борьбы со зроаками. А так как те оказались по вине гаузов вдали от своей родины, то многие соглашаются сражаться с людоедами. И некоторые части завербованных подразделений уже здесь, воюют сейчас на границе с империей Гадуни.

Но зря было упомянуто имя Эммы. Потому что к ней Мария тоже в своё время ревновала своего пожизненного фаворита. И хоть госпожа Гентлиц уже ходила с животиком и на Ивлаева не претендовала больше, возлежание на одной кровати с Борисом ей никто не простил. Потому и прорвалась очередная волна раздражения:

– Далась вам эта башня?! Нам надо родителей возле себя поселить, а не надеяться на великодушие какого-то зазнавшегося альфонса! А ещё лучше мне самой на Землю наведаться да с родителями разобраться.

– Э-э! Подруга! – тут же на неё набросилась с упрёками принцесса Вера. – Твоё место здесь, и ты не имеешь никакого морального права его покинуть! Если уж на то пошло, то я и сама могу наведаться домой и во всём там разобраться. При ранге Светозарной – мне никакие опасности не грозят. И я из вас – самая ловкая и хитрая.

– Ты?! – последовало синхронное возмущение из двух ротиков.

При этом обе подруги попытались в гневе ущипнуть Веру за бок и за руку. Итог такой попытки заставил непроизвольно улыбаться всех троих: пальцы магесс, своей силой могущие крошить гранит, бессильно скользили в сантиметре от женской кожи. Комплект груанов защищал своих носительниц даже от таких вот безобидных, несущественных повреждений со стороны союзников.

– Не забывай о разделении труда, сестрица! – менторским тоном напомнила Катерина. – Твои обязанности – это строительство, очистные сооружения и искусство. Вот в них и проявляй свои таланты. А всё, что связано с дипломатией, законами и силовым решением вопросов, – находится в моей епархии.

Но двойняшкам не удалось оттеснить в сторону истинную руководительницу империи:

– Успокойтесь, девочки! В любом случае никто из вас никуда не отправится без моего наивысшего соизволения. Но вначале нам надо продумать: как именно и насколько удобным образом мы сможем наведаться домой?

Верно подметила, кто бы из них ни отправился за родителями, дальний и хаотичный путь, заканчивающийся где-то под Черкассами, никак не подходит. Надолго отлучаться в создавшемся положении на фронтах просто нельзя. И в то же время каждая из трёх «дочерей» Герчери попыталась не смотреть прямо в глаза двух родственниц. Явно каждая из них что-то задумала, вспомнила или сообразила, но делиться этим не собиралась. Да и зачем? Если можно самой воспользоваться, всё обустроить по-своему, а потом поднять именно свой авторитет на несколько ступеней.

В этом плане умнее всех (или всё-таки опытней?) оказалась Мария:

– Ладно, чего мы тут таимся, пытаясь обмануть друг друга? Ведь все подумали одинаково? Надо просмотреть план порталов, который составил Борис во время пребывания в этом дворце.

Двойняшкам только и оставалось, что кивнуть со вздохом. Будучи на должности коменданта дворца, Иггельд облазил здесь все закоулки и нарисовал должную схему со значками. Вот в двух местах, по его утверждениям, и находились два портала, ведущие на Землю. Видеть их, кроме него, никто не мог, но ведь трио девушек обладало умениями ощупывать резьбу на камне. А ставши Светозарными, могли (иногда!) рассмотреть символы порталов с очень близкого расстояния. Но и без этого могли опробовать переходы, просто шагая поэтапно в нужных местах. И всё-таки рассмотреть детали – всегда предпочтительнее.

Так что уже через минуту божественные дочери Герчери собрались покинуть зал, запамятовав о сделанном вызове. Войти к ним с должными поклонами и ужимками Вирник Глот успел чуточку раньше. И судя по тому, как он тяжело дышал, бежал он по вызову изо всех своих немалых сил.

Не успел он толком выразить словесно свои верноподданнические чувства, как был прерван принцессой Катериной:

– Вирник, ты научился уже отыскивать пропавших людей?

– Ваше высочество, мои умения несравненно выросли в этом направлении, – вполне солидно и уверенно заявлял молодой учёный. – С каждым разом передо мной всё больше и больше приоткрываются великие тайны уникальных артефактов. Практически ежечасно…

– Они у тебя с собой? – опять его оборвали на середине фразы.

– Конечно, ваше…

– Немедленно приступай к поиску одного человека! Что ещё тебе для этого надо, кроме имени?

– Мм? – несколько растерялся от такого напора баресс Глот. Но скоонкер и трелуар из сумки на боку стал доставать. Наверное, он с ними и спать ложился. Но вроде как уверенности в себе не потерял. – Для поиска необходимо как минимум одна вещица разыскиваемого человека. Желательно – магическая. Ещё лучше – несколько вещей. Также не помешает знать хотя бы примерное направление в сторону пропавшего объекта, сориентированного по сторонам света.

– Увы, по сторонам света не получится. Этот мужчина не в Трёх Щитах, а в другом мире.

– Тогда все мои усилия и умения бесполезны! – сразу твёрдо заявил новоиспеченный медиум. Хотя и побледнел при этом от переживаний. – Подобные деяния мне не под силу.

 

– Но нас же ты чуть ли не в первый день отыскивал.

– Извините, но это вы! Дочери богини Герчери! В последние дни я три ваши яркие точки аур в мироздании вижу помимо моего желания. Без всякого, даже малейшего, напряжения.

Первые дамы империи многозначительно переглянулись между собой, и диалог с учёным продолжила Вера:

– Тогда для тебя не составит труда отыскать местонахождение консорта нашей империи, экселенса, Иггельда, Бориса Ивлаева.

– Так… а…

– Тем более что мы тебе сразу три предмета, бывшие у него в руках дадим. Да не простые предметы, а вот…

И все три первые дамы стали с себя снимать пояса с груанами. Осознав это, Вирник только промычал нечто непонятное от удивления. Потому как сам в полной мере пользовался подобной защитой и подобным усилением своих магических возможностей. Также он был в курсе, что Иггельд лично вручал сёстрам Герчери пояса с груанами, так что память о нём осталась в этих поясах невероятная по силе и в любом случае.

Дальше в характере Глота всё-таки восторжествовала научная жилка. И он решился на поиск. Избавился от растерянности, заметался по залу, выискивая себе удобное место для вхождения в нужный транс. Приговаривая при этом:

– О-о-о! Если с такими предметами?.. То я даже не представляю предел моих новых умений. Боюсь представить себе те дали, которые могут открыться перед моим даром медиума. Ага!.. Проследите, чтобы никто меня не толкал и рядом не шумел. Вот… Здесь будет лучше всего!

Подноготную выбора места он не раскрывал, но на стол ложиться не стал, а улёгся в самом углу, прямо на пол. Пояса с груанами уложил поочерёдно себе на колени, на живот и на грудь. Затем раскинул руки в стороны, закрыл глаза и провалился в транс своих наблюдений. Естественно, не забыв в самом начале натянуть на голову шлем-корону и наложить на глаза очки с каменными линзами.

Императрица смотрела на все эти действия скептически, утешая себя еле слышным бормотанием:

– Вряд ли у этого шарлатана что-то получится… Но и вреда никакого не случится… А если всё-таки определит, где Борька, можно и наградить его по-царски…

– Нечего морду баловать! – шипением выражала своё недовольство Катерина. – Мы его и так облагодетельствовали на всю жизнь, сделав Светозарным. Причём и продолжительность самой жизни при этом удвоили.

– Как минимум! – добавила свой голос и Вера. – Гляньте, к примеру, на Апашу. Она уже выглядит лет на десять моложе. Как и её возлюбленный, воевода творит чудеса любвеобильности. Не удивлюсь, если у них скоро детки пойдут сплошной чередой. Да и остальные наши Светозарные чего творят…

Она не стала напоминать очевидное. Кто из воинов постарше, стали выглядеть помоложе. А кто и так был молод, здоров и активен, вообще поражали своим возросшим либидо. Могли двое суток не вылезать из ведущихся сражений со зроаками, а потом, вернувшись домой, двое последующих суток вести разгульный образ жизни. Да настолько разгульный, что им не хватало женской ласки. Дошло до абсурда: все жёны, свободные подруги и любовницы стали непраздными.

В итоге в империи Герчери стала складываться парадоксальная для скорого будущего демографическая ситуация. Ведь с прежнего мира, погибшего в катастрофе, Ивлаевы спасли массу народа, от общего числа которого женщины составляли две трети. Причём эти две трети состояли из самых сильных, ловких и живучих женщин молодого возраста, потому что старые и слабые во время катаклизма попросту погибли. В планах намечалось в ближайшие годы привлечь в молодую империю мужчин-переселенцев, завербовать воинов, ремесленников, нужных административных работников. А теперь получалось, что мужского населения в любом случае хватит для воплощения в жизнь программы «Осчастливь собственных женщин!».

А ведь и так все остальные женщины, попав в иной мир и осознав себя спасёнными, с радостью возжелали родить в самое ближайшее время. Но если кому-то грозило счастье, то вот для высших чиновников империи в самом скором времени наступит праздничный ужас. Вал новорождённых может парализовать все социальные службы, похоронить под собой рахитичное сельское хозяйство, зачистить продуктовую базу да и обрушить ниже плинтуса весь слабенький бюджет молодого государства.

Было о чём задуматься… ещё вчера!

Поэтому трио Ивлаевых продолжило шептаться на больную тему, позабыв про медиума:

– Тайланцы нам помочь не смогут, они сами голодают.

– А в Леснавском царстве и Трилистье экономика и сельское хозяйство порушено войнами со зроаками. На иных соседей тоже не следует надеяться.

– Ну да, вся надежда на империю Моррейди, – тяжело вздыхала Мария. – У поморов есть всё, надо только заранее у них просить, оговаривать конкретные объёмы поставок хотя бы того же зерна. А я, из-за этого Борьки, отказалась от последней встречи с императорской четой. Вдруг Дьюамирт и Ваташа обиделись? И теперь вообще с нами общаться не захотят? Что тогда делать будем?

– Сама виновата! – затронула Катя ещё одну больную струну из прошлого. – Не надо было за экселенсом скакать, словно комнатная собачка. Отправился мужчина по делам – значит, так надо. Тебе же следовало своими прямыми обязанностями заниматься.

Императрица шумно выдохнула и не удержалась от гневного восклицания:

– Ага! Видела я его «дела»! Он там каждую встречную-поперечную беременной оставляет! Кобель бесхвостый! Жеребец неподкованный!

То ли выкрики подействовали, то ли медиум громче стал призывать к себе, но до Ивлаевых донеслось:

– Вижу… Вижу…

Они все трое бросились к нему, вслушиваясь в каждое слово, вылетающее из еле шевелящихся губ Вирника:

– Вижу… И понимаю: видимый мною мир называется Земля… Экселенс крадётся внутри очень просторного дома… Вот он стоит, а кто-то подходит к нему со спины… Резко открывается дверь… Навстречу мчится воин… Грохот! Два раза… Оружие?.. Рана?.. Уф!..

Судя по дёрнувшемуся телу, медиум не то умер, не то потерял сознание. Но Светозарным принцессам не стоило и касаться его тела, чтобы констатировать:

– Живой. Банальное переутомление. Но скоро придёт в себя.

– Странно, ведь весь груанами обложенный…

Тогда как их старшая подруга, подхватив свой пояс, резко вскочила на ноги и уже на ходу восклицала, двигаясь на выход из зала и не сдерживая своих эмоций:

– Живой! Воюет, редиска бледная! И нам ни слова, ни полслова! У-у-у!.. Партизан недоделанный! Ну ничего, мы сейчас его и на Земле достанем. И пусть только окажется раненым! Девчонки, за мной!

Всё-таки в каждом её восклицании превалировали эмоции радостного спряжения.


Издательство:
Эксмо
Поделиться: