Название книги:

Иллюзия счастья

Автор:
Ирита
Иллюзия счастья

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

© Ирита, 2019

© А. Ренова, оформление, 2019

* * *

Обрести счастье возможно – загляни в себя, стань лучше.



Посвящается моему старшему сыну, который вдохновил меня рассказать эту историю, так долго хранившуюся в моей голове.

Возможно, она сможет помочь тем, кто надеется, и заставит поразмыслить тех, кто живёт не задумываясь.


Предисловие

 
Кто придумал слово «счастье»?
Наверно, его кто-то знал?
Наверно, кто-то не напрасно
Хотел, надеялся, мечтал…
 

Маленькая девочка бежит по зелёному склону.

Бежит навстречу солнцу, распахнув руки. Маленькие ножки стремительно двигаются вперёд и вниз, волосы развеваются, она смеётся. Как хорошо вот так бежать навстречу ветру и солнцу по зелёному ковру, усеянному белыми и жёлтыми цветами. Она бежит всё быстрее, быстрее вниз, и вот ножки уже не могут остановиться, страх подступает к горлу как комок. Всё быстрее, быстрее, надо остановиться, но невозможно, ноги не слушаются и несут её вперёд и вниз; ещё мгновение – и девочка падает лицом на землю, в траву. Отчаянная боль пронизывает всё тело, рукой нельзя пошевелить. Льются слёзы, встать не получается. Боль и отчаяние.

Сверху светит солнце. Прекрасный летний день.

Глава 1

 
Зачем стучаться в открытую дверь?
Зачем звать на помощь ушедших?
Чего мне хотелось, так странно теперь,
А тех, кто ушёл, я не встречу…
 

Каждый человек – это целый мир: огромный или небольшой, прекрасный или страшный, насыщенный или скудный. Хороший или плохой – это только оценка со стороны, теми, у кого есть свой мир со своими понятиями о добре и зле. Когда люди встречаются, пересекаются их миры; они иногда удачно дополняют и развивают друг друга, иногда проходят мимо, едва соприкоснувшись и удивившись, а иногда исполняют роль вторжения и разрушают друг друга. Но ни одна встреча не происходит просто так…

Солнце ярко светило над городом, игриво подсвечивало здания, кокетливо плескалось в листве деревьев, вызывало улыбки на лицах людей, которые его замечали.

Она ехала в троллейбусе по широкому проспекту, смотрела в окно, любуясь летним буйством зелени и очарованием синего неба без облаков. Густые, длинные – до пояса – рыжие волосы слегка развевались от ветерка из открытого кем-то окна. Ей было двадцать пять, Она была очень хороша собой. Зелёные, с озорной искоркой глаза, правильные черты лица, высокая и стройная. Она притягивала взгляды. Короткое красное платье эффектно обтягивало её фигуру, подчёркивая высокую грудь и тонкую талию. Следующая остановка – надо выходить, хотя так хорошо было ехать вот так, ни о чём не думая, просто глядя в окно на мелькающие машины, спешащих людей, гуляющие парочки, приземистые старинные здания и новые высотки. Она вышла и поспешила в большой восьмиэтажный дом старой постройки. Здесь на третьем этаже живёт Её подруга, с которой они давно не виделись. Хотелось узнать, что происходит у подруги, и поделиться своими новостями. Впрочем, не было ничего особенного – съёмная квартира в центре города, походы в спортзал, книги, работа, скоротечные романы с мужчинами. Есть, правда, странное, из школьной поры, сумасшедшее увлечение безумной тяжёлой музыкой, походы на концерты, постоянное виртуальное присутствие – в голове – и реальное в виде отличного звучания недавно приобретённой аппаратуры на собственные, честно заработанные. Бешеная энергия и драйв, исходившие от этой специфической музыки – с её гитарными рифами, увесистыми барабанными партиями и стремительным ритмом, – агрессивной и напористой, мелодичной и воодушевляющей, захватывающей своей сложностью и озорной весёлостью, придавали сил, когда их не хватало, уверенности, когда охватывала растерянность, и всегда воодушевляли и поддерживали.

Она зашла в подъезд, поднялась на нужный этаж. Надо позвонить, но руки заняты – Она принесла пирожные, персики и большую дыню. Вот стоит перед дверью и пробует нажать на звонок, – вдруг дверь открывается, и на пороге стоит Ольга.

– О, привет, как ты узнала, что я уже здесь? – удивлённо воскликнула Она.

– Увидела тебя в окно, заходи скорей, а то мухи налетят, – весело ответила Ольга.

Они рассмеялись и обнялись.

Ольга была в коротком фланелевом домашнем халатике. Высокая стройная Ольга обладала приятными манерами, мягким голосом и аристократической внешностью. Большие карие глаза, длинные чёрные ресницы, высокий лоб, прямой нос и изящный изгиб губ. Горделивая посадка головы, которую Ольга подчёркивала короткими стрижками, создавала впечатление королевского происхождения девушки, что, конечно, не соответствовало действительности. Родители Ольги были художниками, непризнанными и поэтому неудовлетворёнными. Они уже давно разъехались, и каждый жил своей жизнью, не особенно интересуясь делами дочери. Ольга сначала плакала и страдала, потом привыкла и простила.

Ольга прикрыла дверь и ушла в сторону кухни.

– Куда бы пристроить эту дыню? – Она оглянулась, не зная, куда деть сумки.

– Проходи на кухню! – крикнула Ольга.

В коридоре было темно и как-то сыро, пахло яблоками. Высокий потолок, тёмные обшарпанные обои, узкий длинный проход, в конце которого была большая комната, заставленная старой мебелью и новыми вещами. Здесь уживались рядом повидавшие виды комод и шкаф, новый стол в стиле модерн, небольшая, очень скрипучая кровать, этажерка непонятного назначения. На стене висело зеркало, в которое ничего не было видно, на полу расположился потёртый ковёр красного цвета с огромными зелёно-жёлтыми цветами нелепого вида. Большие окна закрывали тяжёлые тёмные шторы. В кухне стоял длинный деревянный стол, за который могли бы запросто усесться 10 человек. К нему с одной стороны была приставлена скамеечка, и с другой – маленький потёртый диванчик с красными бархатными подушками. Вдоль стены были расставлены и развешены шкафчики разного размера и цвета, что придавало помещению задорный вид, в углу находились плита и маленький холодильник. В большое окно, на котором не было штор, застенчиво заглядывало солнце.

Самым замечательным в этой квартире были картины. Они висели везде, большие и маленькие, оживляя пространство вокруг, наполняя его персонажами, красивыми видами и сочными красками.

– Ну, рассказывай! Как поживаешь? Что нового? – спросила Ольга, поставила чайник и присела на краешек скамейки.

Она удобно расположилась на диванчике напротив, обложилась подушечками.

– Знаешь, особо рассказывать нечего, в основном время провожу на работе, в нашем Рекламном Агентстве. С тех пор как ты ушла, мало что изменилось. Недавно мы получили контракт на рекламу текилы, вот, провели большое мероприятие по продвижению в пяти городах. Помнишь, я говорила, что темой привлечения внимания к этому напитку – странно как-то называть это напитком, конечно – были вечеринки в самых скандальных ночных клубах? Три девушки и один парень показывали ритуал потребления текилы: на стойке бара стоит девушка в чёрном коротком топике и шортиках, наклонившись вперёд, сзади неё наш диджей. На копчике у неё насыпана соль, между лопаток стоит стопка текилы, а во рту она держит ломтик лайма. Парень, без рук – ну руки за спиной – сцепляет, слизывает соль, зубами берёт стопку, выпивает текилу, девушка оборачивается к нему, передаёт ему лимон, и они целуются. При этом гремит музыка, народ в баре прыгает, кричит от восторга и заказывает текилу! Уже в четырёх барах текилы не осталось! Спрос бешеный, чего, собственно, и хотелось достичь! Вышло, правда, недоразумение: представляешь, какой-то журналист заснял это наше действо, – мало того, показал сюжет в передаче по второму каналу! Ну, типа, какая это гадость, как у нас развлекается молодёжь, и всё такое… Мы все на работе расстроились, думали – ну всё, скандал, будут проблемы… И вот вчера примчался к нам в офис бренд-менеджер текилы, наш заказчик, в полном восторге! Жмёт нам руки, такой возбуждённый, довольный, говорит, что это просто супер! У него раскупили всю текилу на складе, куча заказов на полгода вперёд! Представляешь?!

– Да уж, получается, что хорошая реклама – это скандальная ситуация, – усмехнулась Ольга.

– Да! Но никто этого не ожидал, и тем более не планировал! Всё получилось само собой, мы просто хотели привлечь внимание, сделать интересное представление, хорошо выполнить свою работу, – ответила Она, пожав плечами.

– Знаешь, когда делаешь что-то искренне и от души, всегда получается лучше, чем предполагаешь, – сказала Ольга, улыбнувшись.

– А ты как? – Она взяла персик и стала аккуратно резать его на кусочки.

– Я ушла из агентства NFQ, – рассеянно ответила Ольга.

– Опять?! Ты же только устроилась! Почему? Тебе там так нравилось, и директор в тебе души не чаял, и дела вроде шли хорошо. В прошлом году это Агентство получило премию за креатив, помнишь, мы с тобой ещё обсуждали? «Лучшее креативное Агентство 1995 года»… Ты говорила, что проводите много интересных мероприятий. Что случилось? – Она уставилась на Ольгу и положила в рот кусочек персика.

– Да-да, всё было хорошо, только я очень устала… От общения. Я так много говорила в течение дня, так много информации, и надо постоянно держать в голове несколько совершенно разных вопросов, которые надо решать одновременно, – видимо, это всё не для меня, – Ольга грустно улыбнулась.

– И что теперь? – Она пристально смотрела на Ольгу, продолжая жевать персик.

– Я устроилась на работу в ботанический сад, выращиваю огурцы.

 

– Огурцы?! Ты постоянно меня удивляешь… – Она округлила глаза, перестала жевать и уставилась на Ольгу.

– Да, знаешь, такая тишина… Работа несложная. Денег, правда, совсем мало, но есть время поразмышлять, подумать, – Ольга улыбнулась и опустила глаза.

– И разговаривать ни с кем не надо? – хмыкнула Она.

– Ну да, – Ольга взяла кусочек персика, положила его в рот и начала медленно жевать. – Недавно я смотрела одну передачу про женщину из глубинки, которая случайно выиграла в лотерею много денег. Вообще, хорошо ли это – получить сразу большую сумму без усилий и труда? Первая реакция очевидна: конечно! Но если подумать, не всё так просто… Вот эта женщина, из передачи, всю жизнь убирала подъезды, нашла на полу лотерейный билет, проверила и выиграла миллион долларов! Представляешь?! И что ты думаешь? Она стала счастлива? Ничего подобного! Она умерла от цирроза печени через два года. Нет, сначала, конечно, эта везучая уборщица купила квартиру, потом машину, а потом стала отмечать с многочисленными друзьями, которые начали появляться в большом количестве…

Я думаю, что большие деньги – это большое испытание, которое не всем под силу.

– Да, ну и история… Хотя, знаешь, недавно произошла странная ситуация. Есть у меня одна клиентка, ты её тоже знаешь, – Алина, которая работает брендом в ФМ. Работали с ней несколько лет, мы даже немного подружились, – начала Она.

– Да. Помню, я пересеклась с ней на одной программе, когда делали сэмплинг по ночным клубам, – отозвалась Ольга. – Насколько я знаю, эта Алина брала взятки, причём у всех подряд.

– Было дело, – согласилась Она. – Так вот, я не общалась с Алинкой пару месяцев, заказы давала её коллега, а я была так сильно занята, что не поинтересовалась почему, но, в общем-то, и постеснялась позвонить Алине напрямую. Вот, недавно мне звонит, говорит, я уезжаю, навсегда, если хочешь со мной увидеться – приезжай сейчас на вокзал. Я в полном недоумении мчусь на вокзал, встречаю её в маленьком привокзальном кафе. Алина ушла с работы как раз полтора месяца назад, продала свою прекрасную квартиру в центре, новую машину, и переезжает в маленький городок на Урале! Ты представляешь, из столицы – в полную глушь! Уйти с такой должности, отказаться от карьеры, денег, поездок… Невероятно… – Она замолчала и отпила душистый чай, представляя невысокую, хрупкую, ухоженную тридцатилетнюю Алину, очень сильную духом, жёсткую с коллегами и сентиментальную с посторонними мужчинами.

– Так а зачем поехала-то? – тихо спросила Ольга.

– А, да, – Она встрепенулась. – Полгода назад Алина познакомилась с одним товарищем, причём совсем не её круга, – можно сказать, подцепила в клубе на одну ночь. Привезла его к себе, провели они приятные выходные. Утром в понедельник Алинка проводила товарища и уехала на работу. Вечером возвращается – пропали все деньги. Непонятно, как и когда он умудрился их стащить, чтобы сразу было незаметно!

– А что, Алина ничего про него не знала – кто он, откуда и всё такое? – Ольга взяла ещё кусочек персика.

– Не знает, конечно, ничего не спрашивала, просто хотела провести время. Но так самое ужасное, что спустя месяц Алина обнаружила, что она беременная! Представляешь?! Такая умная девка – и так вляпаться! Уж не знаю, как это ей так голову заморочил этот тип, – Она опять замолчала и уткнулась в чашку с чаем.

– А уехала-то она почему? – тихо спросила Ольга.

– Решила оставить ребёнка. Я Алинку спросила, почему она уезжает, да ещё вот так, всё бросив, Алина сказала, что счастье не в деньгах и что люди в этом городке хорошие, незлые, – Она поставила чашку и положила руки на стол, сцепив перед собой длинные пальцы.

– Понятно.

– Ничего не понятно. Везде люди разные – есть хорошие, есть плохие, – Она зло затарабанила пальцами по столу и сверкнула глазами.

– Да ты не кипятись, давай чайку подолью? – Ольга улыбнулась, взяла чайник и наполнила Её чашку.

– Давай, – буркнула Она и подставила чашку. – Хотя, знаешь, вполне вероятно, что турнули Алинку из ФМ, узнали про её делишки и вышвырнули. Компания солидная, а Алинка брала и не оглядывалась, а стоило бы.

Ольга налила горячий ароматный чай и поставила на стол перед Ней. Она взяла чашку, стала не спеша водить ложечкой по чашке и продолжила:

– Да, Алинка даже мне хвасталась, как ловко выудила у одних поставщиков десять процентов за размещение наружной рекламы, – а контракт был нехилый, на триста тысяч долларов. Типа, Алинка отдаёт им этот заказ, а они ей откат – тридцать тысяч долларов наличными. Наши тоже ей платили, только меньше. Десять процентов – это очень много, я с Алиной договорилась на семь. И возила ей потом «в клювике»: заказ – откат, заказ – откат.

Разговор прервал резкий и громкий, как крик, звонок в дверь.

– Ой! Кто это? – Она подпрыгнула от неожиданности на диванчике.

Ольга пошла в коридор открыть дверь и крикнула оттуда:

– Да это, наверно, Сосед, он живёт в квартире рядом. Я просила его зайти посмотреть – у меня кран в ванной течёт.

– Мастер-сантехник, – тихо и недовольно проворчала Она. – Вот я приехала пообщаться с подружкой, а ей кран приспичило делать…

В кухню вошёл молодой человек высокого роста, лет тридцати, в руках в него был ящичек с инструментами. Тёмные, аккуратно подстриженные волосы, красивые синие глаза, прищуренные в озорной улыбке. Одет он был просто, даже немного небрежно. Футболка, клетчатая рубашка и джинсы были фирменные. Она моментально отметила, что футболочка с логотипом Lee Cooper, а рубашка и джинсы – Levis. Во всех его движениях была мягкая уверенность, а во внешнем облике – элегантность и свой, особенный стиль.

– Здравствуйте, я Сосед, – представился он.

Она поздоровалась и встала, чтобы разрезать дыню. – Где неисправность? – спросил Сосед.

– Проходи, пожалуйста, в ванную, здесь, – Ольга проводила Соседа в ванную комнату.

Сосед скрылся за дверью. Послышался шум воды и пояснения Ольги. Они долго возились, что-то обсуждали, потом Ольга вышла, потихоньку прикрыла дверь и вернулась на кухню.

– Извини, – тихо сказала Ольга и присела за стол.

– Я порезала дыню, угощайся, – пригласила Она. Дыня была порезана на маленькие кусочки, чтобы удобно было кушать вилкой.

– Спасибо, – Ольга взяла десертную вилочку и взялась за дыню.

– Это кто? – негромко спросила Она.

– Сосед.

– А кто он такой? Чем занимается? Женат? – не унималась Она.

Ольга тихо засмеялась.

– Просто сосед. Пришёл помочь. Сама знаешь, – когда живёшь одна, постоянно что-то ломается.

– Это точно, – сказала Она, накалывая кусочек дыни.

– Не знаю, чем занимается, не женат, живёт с мамой, – Ольга медленно жевала дыню и отстранённым взглядом смотрела в окно.

– Сколько же ему лет? С мамой…

– Насколько я знаю – тридцатник.

– Тридцатник, и не женат, и живёт с мамой, странно, – Она удивлённо приподняла одну бровь.

– Тише… – Ольга приложила к губам указательный палец.

– Да, действительно, – Она смущённо покосилась на дверь в ванную.

Дверь открылась, и оттуда выглянул Сосед.

– Всё готово, больше не течёт, иди, проверяй работу!

– О, спасибо тебе большое, а то я совсем замучилась, – Ольга быстро вышла из кухни и заглянула в ванную.

Сосед продемонстрировал работу крана – открыл его, закрыл – и стал убирать инструменты в ящичек.

Ольга ещё раз поблагодарила Соседа и пригласила к столу.

Сосед упаковал свой ящичек и зашёл в кухню. Он посмотрел на подругу Ольги и замешкался.

– Да ты проходи, – Ольга слегка подтолкнула его к столу.

– Девчонки, а вы не против, если я ненадолго отлучусь и потом к вам вернусь?

Ольга и Она пожали плечами.

– Да, пожалуйста, мы пока сидим… – сказала Ольга.

– Ну, я быстро, не провожай меня, – Сосед засуетился, быстро вышел и захлопнул за собой дверь.

Ольга пожала плечами, села на скамеечку напротив Неё и взялась опять за дыню.

– Как на личном фронте? – спросила Ольга, откусывая сочную мякоть.

– Ну как… Последний мой опыт был, как ты знаешь, неудачным, – Она вытерла руки салфеткой и отодвинула тарелку, – невозможно жить с человеком, которого не любишь.

– Но ты вроде к нему хорошо относилась? Как его звали? Пётр?

– Да, Петя. Хорошо относиться и любить – это, похоже, совсем разные вещи. Да, вначале нам было интересно. Помнишь, я рассказывала, что мы познакомились на фоне общего увлечения тяжёлой музыкой? У него мощная и очень большая коллекция металла и психоделики, я много у него переписала альбомов любимых групп и открыла для себя новые темы. Мы вместе ходили на концерты… Ещё Петя очень эрудированный и грамотный. Что я ни спрошу – на всё у него был ответ или объяснение, – как ходячая энциклопедия. Это, конечно, было круто. Потом, отсутствие материальных проблем тоже было приятным дополнением. Родители его во мне души не чаяли. Помнишь, я рассказывала, как они нас пригласили к себе в гости в Швейцарию, и мы там прожили два месяца? – спросила Она, приподняв брови.

– Помню, вашу квартиру в это время обокрали, – Ольга с сочувствием посмотрела на подругу.

– Ох, это да, было дело. Так противно потом было возвращаться. Вещи разбросаны, все шкафы вывернуты, особо ничего не украли, а беспорядок устроили конкретный, – Она тяжело вздохнула.

– Я думаю, это со злости было сделано, – Ольга откусила ещё кусочек дыни.

– Конечно! Мы же все ценные вещи отнесли в квартиру к его родителям: и новый навороченный компьютер, и мою лисью шубу, и золото, и деньги, – нахмурилась Она.

– А ты не догадываешься, кто это мог быть? – Ольга поправила упавшую на глаза прядь тёмных волос.

– Мне кажется, я даже знаю. У Пети был приятель один, страшно завидовал. Приходил к нам в гости, и всё время говорил, как, мол, у нас хорошо, и квартира большая и такая красивая, и компьютер какой продвинутый, и мне всё комплименты отвешивал… – Она задумчиво помолчала. – А Петя такой простодушный, ещё хвастался… Дурачок. Сам рассказал, что мы уедем надолго, и что надо дверь поменять, а то замки старые, ненадёжные, если сильно навалиться – сломаются. Сам подсказал, что делать… – Она опустила глаза и вздохнула.

– Дверь выломали?

– Да… Замки не выдержали, а может, выковыривали. Коробка дверная была старая, деревянная, всю разворотили. Представляю разочарование – влезли, а в квартире ничего ценного! Телевизор один унесли и мои золотые часики, я их на прикроватной тумбочке забыла. Мы через несколько дней после приезда из Швейцарии встретили этого хмыря. Шли из музыкального магазина, того, что в центре – я туда частенько захаживаю, – вдруг, смотрим, навстречу идёт этот приятель Петькин. Он не ожидал нас увидеть, очень растерялся, остановился и взгляд прячет. А я к нему подскочила и прямо ему в лицо как закричу: «Ну что?! Компьютера-то не было?!» Он так испугался – даже отпрыгнул от меня, и как заорёт: «Я буду разговаривать только в присутствии своего адвоката!» Представляешь, ну кто будет так говорить – «в присутствии адвоката»?! И убежал! Прямо бегом! Думаю, это он и влез. Очень уж завидовал Петьке, – Она грустно вздохнула.

– А вы в полицию не сообщили? – спросила Ольга.

– А смысл? Доказательств никаких, да и ценного не взяли ничего, – Она взяла кусочек дыни.

– Да, зависть – мерзкое чувство… – задумчиво сказала Ольга. – Разрушает и того, кто ненавидит, и того, кто попал в поле зрения ненавидящего… – Ольга отложила вилочку. – Я недавно прочитала одну статью, в которой развивалась мысль, что Иуда предал Христа вовсе не из-за денег – тридцать сребреников – деньги совсем небольшие, – а из-за зависти к Иисусу…

– И поплатился за это, насколько я знаю, – весело ответила Она.

– Зависть всегда приводит к плохим последствиям, это один из смертных грехов…

– Ты увлеклась религией? – спросила Она иронично и приподняла правую бровь.

Ольга улыбнулась.

– А этот Петя, – перевела разговор Ольга, – я видела его всего несколько раз, – произвёл на меня странное впечатление: есть люди, которые живут, а есть – которые наблюдают, вот он был как будто наблюдатель…

– Вот именно, наблюдатель, – как ты это верно подметила. Когда мы жили вместе, мне постоянно казалось, что Петька не углубляется ни в то, что он делает, ни тем более в то, чего он не делает. Вот сколько раз я ему говорила, что у нас проблемы в постели, вообще ничего не происходит практически, … а он только хмыкнет, и всё. Ничего его не волновало. Даже не заметил, что я стала с другим встречаться. Пока я не сказала. Правильно, что я ушла от Петьки… – Она откусила большой кусок дыни.

– Может, надо было побольше с ним разговаривать? Мне казалось, что Петька тебя любил… – Ольга внимательно взглянула на Неё.

– Разговаривать, – передразнила Она, – когда мне разговаривать?! Ты же знаешь, я много работаю, вечером забегаю в зал, плаваю, чтобы не растолстеть, в выходные мы всегда куда-то ездили или у нас гости были.

 

– Он тебе котлетки жарил… – мягко улыбнулась Ольга.

– Подумаешь, котлетки, лучше бы научился с женщиной обращаться в смысле секса! Мне вообще с ним было никак! Никакого удовольствия! Я даже потом стала избегать близости, настолько это стало неприятно! – Она стала говорить громче.

– Но, мне кажется, он старался… – перебила Ольга.

– Слушай, что ты его защищаешь?! Всё, мы расстались! – разозлилась Она.

– Просто как-то не по-человечески. Петя уехал в командировку, а ты забрала все вещи и ушла, ничего не объяснив, – пожала плечами Ольга.

– Ну почему же? Перед его отъездом я ему сказала, что мне с ним плохо, что у меня есть другой мужчина… – Она отвела взгляд и облизнулась.

– Ты же рассказывала, что Петя просил тебя не делать резких движений, просил дождаться его, чтобы всё обсудить, что-то сделать, чтобы быть вместе… – Ольга подалась вперёд.

– Было уже поздно. Я не хотела ждать, вот и ушла, и вообще, давай не будем об этом! – оборвала Она.

– Хорошо… – Ольга встала и подлила себе ещё чаю. – А что с этим, другим, как его зовут?

– Женя, – Она откинулась на спинку диванчика.

– Когда у него день рождения? – Ольга поставила чайник и вернулась на скамеечку.

– Он скорпион.

– Ох, скорпионы для твоей стрелецкой натуры – это не очень хорошо, – Ольга озадаченно покачала головой.

– Смотря как к этому относиться, – Она беспечно потянулась. – Пока нам хорошо.

– Вы хоть из квартиры выходите? – Ольга засмеялась.

– Да, поесть, – Она тоже рассмеялась и закинула руки за голову. – Представляешь, я недавно была в Питере, ездила туда проверять наш офис на два дня. Когда возвращалась, Женя меня вызвался встретить в аэропорту. Я согласилась, сообщила в контору, чтобы машину за мной не отправляли. Прилетела, выхожу, вижу Женьку. Стоит, улыбается, а я думаю: «Надо же, ни одного цветочка мне не привёз, вот жмот». Идём в машину, он открывает дверцу, а там!.. Всё заднее сидение в цветах! Красота! Было очень трогательно и романтично, – Она помолчала и потом продолжила: – Правда, мне не нравится, что Женька приезжий…

– Приезжий? – переспросила Ольга.

– Женька в Москве лет пять, приехал в девяносто первом или втором, не помню. Занимается алкоголем. Квартиру купил на Кутузовском, в самом начале. Машина есть. Денег много. Но какой-то он ограниченный, многого не знает. Музыку не слушает, книжки не читает, ударение в слове может поставить неправильно. Это раздражает.

Ольга ухмыльнулась.

– Ты, наверно, замечания ему делаешь?

– Постоянно! – хмыкнула Она.

– А откуда он приехал?

– Откуда-то с Севера, – Она взяла в руки чашку и отхлебнула.

– Ты не узнала, из какого он города? – удивилась Ольга.

– Женька говорил, но я забыла. Не могу же я помнить всё, что он рассказывает, – Она поставила чашку на стол.

Ольга покачала головой.

– Достаточно того, что вообще с ним встречаюсь! – заносчиво выпалила Она.

В дверь позвонили. Ольга встала и пошла открывать. За окном появились розовые и красные блики заката. Солнце садилось, наступал тихий летний вечер.

В кухню вошёл Сосед, в руках у него были два больших пакета. Сосед поставил пакеты на стол. Следом вошла Ольга. Они вместе стали вытаскивать содержимое на стол. Ликёр Амаретто, ананас, груши, яблоки, бутылка «Бейлис», мороженое, упаковка эклеров и шоколадные конфеты.

– Вот это да! – воскликнула Она. – Что за праздник?

– Просто решил угостить красивых девушек, – Сосед улыбнулся, смял пакеты и по-хозяйски засунул их в шкафчик.

Сосед сел за стол напротив Неё. Ольга достала небольшие бокалы, чистые тарелочки и приборы, поставила на плиту чайник и села рядом с Ней на диван.

– Какие новости? – спросила Ольга, доставая один эклер.

– Особо никаких, – Сосед налил в две рюмочки «Амаретто».

– Я буду «Бейлис», мне нужен бокал пошире, – Она отодвинула рюмочку.

Ольга встала, поменяла рюмочку на широкий бокал и вытащила из холодильника формочку со льдом.

– Вы тоже работаете в рекламе? – обратился к Ней Сосед.

Она кивнула.

– Тогда лучше вы расскажите, что рекламируете, как теперь народ завлекаете? – спросил Сосед.

– Мы даём возможность людям узнать о новых товарах и их качествах, – обиделась Она.

Все молчали, девушки хрустели эклерами. Сосед понял, что сказал что-то не то, и тихо потягивал Амаретто.

Разговор явно не клеился.

– А может, мороженого? – воскликнул Сосед. – А?! Пока не растаяло, давайте?

– Нет, спасибо, я не хочу, – Она доела эклер и протянула бокал, – налейте лучше «Бейлис».

– С удовольствием! – Сосед схватил «Бейлис», открыл бутылку и налил на одну треть от бокала. – А можно на «ты»?

– Спасибо, да, можно, – Она добавила лёд и отхлебнула глоток сладкой, немного тянущейся жидкости. – Мы тут с Олей говорили о книгах, я рассказывала, что прочитала Бёлля, «Глазами клоуна». Знаешь это произведение?

– Нет, после того как я потерял закладку в «Войне и мире», больше ничего не читал… – Сосед весело посмотрел на Неё.

«Остряк-самоучка», – подумала Она. Ольга хмыкнула и встала налить чай.

– Спасибо, чай не хочу. Я, наверно, буду собираться, завтра у нас вечеринка, надо подготовиться, – Она встала и направилась к выходу.

– Можно я тебя провожу? – Сосед встал и поспешил в коридор.

– Нет, спасибо, доберусь сама, – ответила Она уже около двери.

Ольга тоже вышла в коридор.

– Я на машине, давай подвезу, так будет быстрее и безопаснее, – настойчиво сказал Сосед и сделал пригласительный жест.

– Ну, хорошо, – Она подумала, что сейчас как раз тот самый случай, когда проще согласиться, чем объяснить, почему этого делать не нужно.

Она и Сосед попрощались с Ольгой и вышли.

Ольга вернулась на кухню и выглянула в окно. Рядом с подъездом стоял новенький 190-й «мерседес» синего цвета с тонированными стёклами. Сосед вышел первый и придержал дверь. Они прошли к машине, Сосед открыл пассажирскую дверцу, подождал, пока Она усядется, потом захлопнул дверь и мгновенно очутился на водительском месте. Машина плавно проплыла по двору и скрылась за поворотом.

Ольга вздохнула, убрала остатки со стола и взяла тонкую зелёную книжечку Лазарева.


Издательство:
У Никитских ворот
Поделится: