Название книги:

Судьба одна и путь один. История настоящей дружбы и преданности

Автор:
Ева Ильинична Большакова
Судьба одна и путь один. История настоящей дружбы и преданности

000

ОтложитьЧитал

Шрифт:
-100%+

Посвящается моим родителям.

      Фанни – так зовут молодого итальянского грейхаунда. В трехмесячном возрасте у неё появляется хозяин, но тот уделяет слишком мало внимания своей питомице, а ей не хватает настоящих друзей…

      И … начинается серия повседневных побегов. Но идут дни, недели, месяцы. Фанни исполняется два с половиной года. Из маленького щенка выросла в изящную борзую.

      В друзьях у нее дворовые собаки. Она делит домашнюю жизнь и свободу. Не отказывает себе в долгих прогулках вдали от дома. Беззаботная счастливая жизнь и всего. Хозяин конечно не рад, но на то он и хозяин.

      И все это прерывается в мгновение. Все потеряно.

Глава 1. Непростая жизнь простого щенка.

Совсем небольшая комнатка окруженная полумраком. Через потемневшее стекло в середину пробивается еле заметный лучик света. Пахнет сеном. Оно и понятно – раньше здесь его держали для скота, а теперь сухие травинки лежали местами, разбросанные по старому дощатому полу. Брусчатые стены, на потолке тоскует недавно вкрученная лампочка. В углу напротив окна красуется новая дверь. Из-под нее льется искусственный свет, и слышаться тихие разговоры. Этот старый домишка стал частью большого нового дома, но это самое тихое и уединенное местечко. А значит – то что надо для крохотных щенков трех дней от роду.

Только редкий писк нарушает кромешную тишину, но только больше придает спокойствия и умиротворения. В углу расположена раскидистая мягкая лежанка с помятыми краями. В ней копошатся шестеро крохотных серых комочка. Они легонько пихают друг друга. А одному малышу надоело это соперничество, он тихо посапывает несмотря на то, что по нему лазает еще один, приминая пухлыми крохотными лапками шерсть спящего малыша. Подползает третий. Он забирается на безмятежно лежащего и нечаянно (а может и нет) скатывает вниз щенка играющего роль наездника и занимает его место. Тот приземляется на четвертого. Он тоже начинает копошиться чувствуя на себе ни пойми откуда взявшийся вес. Подзадоренные писком и шумом двое присоединяются к веселой суматохе. Начинается игра! Один малыш, подгоняемый азартом, начал пожевывать своей крохотной беззубой челюстью копошащегося поблизости. Один, тот что спал, уже не может спокойно лежать и, все еще зевая и теперь подрагивая от любопытства, не сильно ловко взбирается на тканевый бортик. Тот крениться под символическим весом малыша. Всего то для удовольствия!

Молодая серебристая собака подняла веки. И только ведь решила отдохнуть! Она недовольно фыркнула. Приподняв уши перевела глаза вбок. Повернула голову в ту сторону, негодование сменилось любовью и свойственной любой матери гордостью. Нежным взглядом она обвела свое пока крохотное потомство. Как терпеливая мать борзая решила, что им уже сполна хватило сна (правда не на долго, малыши быстро выматывались) и им пора порезвиться. Оно и полезно, ведь игривое соперничество подарит много возможностей в будущем. Только сейчас можно получить те жизненно важные навыки, которые больше не усвоишь нигде и никогда.

Она положила свою вытянутую голову среди кучи крохотных серебристых комочков, позволяя жевать свои уши, вскарабкиваться и скатываться по морде. Да… Ей это и самой доставляло не меньшее удовольствие. Порой сама скучала по детству, по этой живой беззаботности. А тут вот оно – перед самыми глазами, вокруг! Преисполненная радостью она наблюдала за своими щенками. Ага! Вот один уже почти выбрался из родной лежанки. Понятны его любопытство и нескончаемый источник энергии (борзая знала, у самой иногда случалось), хорошо, если стремиться познавать мир, только пока не так – через общение. Сейчас надо играть с остальными (странно звучит конечно, но так есть на самом деле), а потом все успеется. Только надо подождать. Хотя зачем ждать, лучше наслаждаться! Борзая это знала на собственном опыте…

С нежностью прихватив за шкирку маленького исследователя она с той – же любовью опустила его между остальными щенками чтобы как-никак ввязался в веселую игру. А время «игры в побег» еще настанет, скоро надо будет научиться познавать мир за пределами лежанки. Большой мир, порой жестокий. Самое радостное, сперва встречающее только прелестями и новыми удивлениями, но самое грустное время… Ах!.. Как хотелось бы чтобы щенки всегда оставались такими смешными и маленькими! И всегда были рядом с мамой… Так не хочется их отпускать… Ну… Не сейчас об этом заботиться…

Из размышлений ее вывел щенок, без робости карабкающийся у нее по лбу. Ура! Первое достижение для такой крохи! Сейчас и спину покорит, если конечно не шмякнется обратно на лежанку. Даже ей, взрослой собаке было приятно, даже она была преисполнена гордостью за свое потомство. Не пройдя (скорее уж не проползя!) и половины шеи, малыш мягко скатился вниз. Ну и это ничего. Все достижения еще впереди! Борзая начала успокаивать его, нежно вылизывая его молодую шкурку, которая, казалось была велика и в некоторых местах превратилась в складочки. И это подействовало на него успокаивающе – он быстро перестал пищать и моментально стал подползать к ее животу. Носом она подтолкнула его ближе, а тот медленно закрыл веки и сладко – сладко засопел, во сне крепче и крепче вжимаясь в мамину теплую мягкую шерсть.

Удовлетворившись таким быстрым раскладом дел борзая еще раз прошлась своим теплым розовым длинным языком у него по щенячьей макушке, смерив его теплым взглядом перешла к следующему малышу решив что пожалуй на сегодня все. Да и ей так нравилось о них заботиться… Они просто прелесть… Все в маму… Все умнички… Вылизывая каждого из них она с радостью видела как они расслабляются и только и хотят получить больше тепла, нежности и заботы. И вскоре все сгрудились рядом с ней, прижимаясь к ее теплой шерсти. Борзая подобрала их изящными серебристыми лапками как можно ближе, чтобы их всех чувствовать и быть спокойнее. А то уже и сама замечает, какой трепетной стала последнее время, а прошлой ночью и вовсе часто вздрагивала (первый день) и сразу бросалась проверять своих драгоценных малышей. Ну, в этот день она вовсе была очень эмоциональной. В тот день она дала себе обещание – они вырастут самыми счастливыми и умелыми.

Это спокойствие – пожалуй все что сейчас надо. Но не успела она и глаза сомкнуть как услышала шаги. Сначала тихие, они только слегка слышались и еле заметно отдавались глухими вибрациями по полу. Но скоро звук стал сильнее и молодая мама встревожено подняла ушки и повела носом. Человек. Два человека. Хозяева. Она удовлетворенно обвела кучку спящих комочков и со спокойствием вдохнула. Если бы малыши не спали, то явно начали бы копошиться и паниковать. Хотя это нельзя назвать настоящей паникой. Скорее простое возбуждение от чувства новизны. Начинался громкий писк и они беспрерывно мяли и пихали друг друга. Тогда кто-то кряхтел, а кого-то прижали к лежанке и тот начинал беспрерывно пищать сто есть щенячьи мочи, зовя на помощь маму, так что приходилось постоянно быть на чеку. А когда вмешиваются хозяева, то вообще кошмар! Они то думают что если станут их поднимать то успокоят, а на самом деле только наоборот! Хотя ей становилось радостно что ее они видят эту прелесть. Тогда место было гордости. Зато когда щенка долго держали в руках, ей хотелось паниковать также как и малыш. Но что поделаешь! Если они почувствуют панику матери, то лучше точно не будет. Надо быть терпеливее, да только не всегда получалось.

Один раз она даже прихватила хозяина за руку. Сразу виновато отвела глаза. Никогда раньше она не кусала своего хозяина… Он сначала в недоумении посмотрел на свою питомицу, но затем, когда борзая (видимо испытывая те – же чувства) резко лизнула укушенную руку и снова отвела взгляд , хозяин понимающе улыбнулся и потрепал ее за уши. Мол ничего, ничего, бывает, хорошая собака.

И теперь борзая не могла отделаться от чувства что и сейчас не обойтись без приключений, но сразу взяла себя в лапы и выжидающе уставилась на высокую дверь. Вот сейчас… Стоило ей только представить, как та бесшумно открылась и в дверном проеме показалась голова хозяйки. Она нежно улыбнулась. Глаза ее сияли от восторга и счастья. Ее эмоции передавались довольно заразительно, поэтому молодая борзая, преисполненная гордостью и радостью за свое потомство, высоко задрала морду. Тем временем хозяйка повернула голову обратно (видимо обращаясь к хозяину) и прислонила указательный палец к губам. Затем, махнув рукой и приглашая войти, и, придержав за собой дверь, тихо подкралась к лежанке. Сразу показался хозяин. У него это получилось с иной проворностью. Шумно «крадясь» он приблизился к самому живому уголку этого дома. Хозяйка, склонившиеся над питомицей притворно закатила глаза.

Но скоро расплылась в улыбке, когда один из щенков, видимо не крепко заснувший, приподнимаясь на передних лапках и вминая их в сладко дремавшего малыша, поднял голову выше. Вытянув подрагивающий от энергии и любопытства хвостик, приоткрывая крохотный ротик и похрюкивая малыш стал мотать головой будто осматриваясь и осторожно втягивать воздух. Он еще больше приподнялся, и шкурка на спине обралась складочками. Борзая (как и хозяева, приход которых принес настоящую пользу) с замиранием наблюдали первое настоящее достижение. Ох, какой же он молодец! Как будто прочитав ее мысли, хозяйка воскликнула: «Ой… Прелесть то какая! Какой умничка! Весь в маму! Вот чему уже малышей научила!»

Эх! Как жалко что борзая не могла понять этих слов! Но почему же она с таким удовольствием приоткрыла глаза и выпрямила шею? Как будто все понимает. А вдруг?.. Ну, или после такого достижения и ожидать ничего другого нельзя и борзая знала. Или…

– Ох… Какая же красота! Шестеро! – (Какой раз приходилось это слышать) продолжала с аханьем хозяйка – Ты только подумай, – она повернулась к хозяину – скоро ведь откроют глазки и пустятся исследовать мир… – она мечтательно улыбнулась.

– Ага. И сразу примутся все грызть. А, ой! точнее «исследовать»!

 

–Ну да, мы же не станем запирать их в этой пристройке! – она покосилась на хозяина, тот потупился – Да и ничего страшного, подумаешь! – оптимистично ответила хозяйка – С такой терпеливой и любящей мамой как Габи они все быстренько поймут и всему научаться. – Она ласково потрепала свою питомицу.

Габи стала тереться щеками и тыкаться носом в ее ладонь, при этом извиваясь от удовольствия всем телом и вытягиваясь к хозяйке изо всех сил, при этом даже подрагивая.

–Ага, да еще до этого они успеют попробовать и «исследовать» на вкус все твои туфли, еще ножки и обивку новых диванов и кресел, туда же резные стулья и твои любимые деревянные столы ручной работы. Считай – всего этого уже нет. «Ну ничего страшного, подумаешь!» Что расстраиваться! Есть повод для уборки, ремонта и закупки мебели, удовольствий вполне хватает! И только этим все вряд ли закончиться! А еще кстати, прощай обои! И еще: «Ничего страшного, подумаешь!»

Малыш, перевесив бортик, повалился на пол. Пискнув (Габи взвизгнул а хором с ним) от страха и неожиданности (еще бы!), он поспешно поднялся на лапки. И, неловко пошатываясь на пухлых лапках, уже собирался продвигаться дальше. Что было с Габи… Она подскочила на ноги, выпучив от страха глаза и нечаянно разбудив спящего у нее на лапках щенка. Тот просто безмятежно скатился на лежанку и продолжал сладко дремать, только уже на спине, выставив свой нежный розовый животик. С проворностью лани она подхватила его прежде чем это успели сделать хозяева. Честно говоря, щенок больше испугался от резкости матери, чем от страха в новой местности. Габи положила его на лежанку перед собой и стала беспощадно лизать, так что малышу даже головы поднять не удалось. Только он приподнимался, открывая крохотный ротик, как сразу оказывался снова примятым к лежанке. Правда этот метод подействовал. Смирившись, щенок, все еще с растопыренными в сторону лапками (как положила мама), уже сопел тихо причмокивая ртом.

Успокоившись (сама больше испугалась чем щенок!), она подняла взгляд на хозяев, все это время молчавших в волнительном ожидании, мол, можете продолжать. Те хором облегченно вздохнули и принялись за разговор как ни в чем не бывало.

–Однако я не понимаю! – недоумевая воскликнула хозяйка – Ты что, не рад?

–Я? Нет, конечно рад. Просто их много, слишком много, если бы было поменьше…

–Поменьше?!

Уловив странную нотку в голосе хозяйки и, как будто понимая что речь пойдет о ее потомстве (о его судьбе…), резко повернула голову и навострив уши (будто и впрямь понимает и не хочет пропустить не слова!) комично, но все же как-то серьезно и с большим вниманием, смотрела на хозяев.

–Нет, не в этом смысле. Просто мы сможем оставить одного, от силы двух щенков, а…

–Трех. – отрезала хозяйка.

Хозяин, видимо желая оставить вопрос на потом, промолчал и продолжил:

–Щенки вырастут и надо будет найти им новый дом и добрые руки. При этом не только добрые, но и ответственные и готовые посвятить время.

Хозяйка грустно кивнула и понимающе посмотрела на борзую, от чего та волнительно осмотрелась, не понимая чего происходит. Откуда такая странная смена эмоций? В чем дело? Чего требуется от нее? Почему хозяйка грустит? Это дело поправимо! Борзая встала, вышла из лежанки, обернулась: « Щенки в порядке». Начала тереться мордой о шею сидящей рядом хозяйки, не спуская глаз с ее лица: «Я же знаю, тебе нравиться. Мне тоже! Не беспокойся. С чего бы ты грустишь?» Хозяйка чуть улыбнулась и погладила собаку по спине.

В тот день под вечер хозяева долго беседовали, до самой ночи слышались их разговоры, а борзая долго не могла уснуть… Сплошное непонимание и какое-то странное предчувствие… Будто преддверие, как тучи перед грозой… Будто надвигалось что-то страшное, неминуемое… Есть только мысли, одна страшнее другой…

* * *

День начался как-то странно. Но пожалуй это все–же облегчение после ночи, когда она постоянно просыпалась и вздрагивала. А сливки…

Кстати с появлением щенят хозяйка давала их каждый день. Когда раньше борзая ставила передние лапы на стол и тянулась к любимому лакомству, хозяйка со смехом (борзая любила, когда радовалась хозяйка, этот звук означает что все в высшей степени хорошо, даже сама тогда вилась вьюном, терлась о ноги, всей душой приветствуя счастье, сейчас не исключение), но вместо того чтобы например поиграть (когда хозяйка радовалась, то любила это делать), она брала ее под под живот и ставила на пол, и со знакомым словом «растолстеешь» давала сухой корм и воду, если и вовсе не оставляла ни с чем. Тогда становилось обидно: «Ну чему же тогда тут радоваться?». А вчера лакомство не принесло ни капли удовольствия…

Борзая проснулась с живым настроением (ничего не изменилось!). Правда чувство что что-то не так не отставало, хотя уже было менее сильным. Вчерашние тревоги понемногу забывались. Но это только пока… Габи встала, оглядела комнату и с радостью заметила миску с нежным ароматным мясом. Щенки спят, так что можно уделить чуточку времени самой – себе. Это весьма неплохо, заманчиво… Когда мешает лишний отдых? Ответа не требуется. Она с удовольствием позавтракала и подошла к двери, на всякий случай обернулась: «Мало-ли что?», и, убедившись что щенкам еще спать и спать, подтолкнула носом край двери. Когда дверь была достаточного размера, борзая просунула в щель голову и переднюю лапу.

Хозяйка как всегда проснулась рано и уже копошилась на кухне. Правда об этом борзая догадалась еще до того, по завтраку, которого вчера не было, а значит она его принесла еще когда Габи спала. Какая же у нее замечательная хозяйка! Просочившись в комнату полностью, она с нетерпением села и, склонив голову на бок, от чего одно ухо повисло а другое вывернувшись розовой кожицей смешно лежало на лбу, стала ждать, от нетерпения перебирая лапками. Интересно, когда же ее заметят? Раньше хозяйка оставляла дверь в ее (как хозяин говорил «собачью») пристройку открытой, так что легче было добраться, а теперь пришлось приноровиться открывать ее самостоятельно. И с чего бы это так? С появлением щенков довольно много сюрпризов… Ну, это не так уж то и важно. Главное, что их игра оставалась неизменной.

От нетерпения Габи даже облизывалась, глаза следили за каждым движением хозяйки, тело дрожало от предвкушения. Уши приподнимались при каждом звуке, например стоило хозяйке поставить чашку на стол. Хотя борзой и было три года, для нее, для любимой хозяйки, она оставалась все тем крошечным щенком, каким пришла в дом. Да уж! От своих малышей она не многим отличается! Зато она верила что у них будет такое же счастье и хозяйка будет любить их так же… Габи представила как все они играют с ней, как хозяин кидает им новую игрушку (это по его части), а она с писком падает на землю, если конечно не поймать ее до того, прямо в воздухе. Но обязательно надо быть на чеку, нужно не просто прыгать, но и научиться делать это во время. В такие моменты, казалось, все замедляется, все внимание обращено в сторону игрушки и хозяина, который ее кидает. Ведь все зависит в основном от того, как он ее кинет, но конечно внимательность и ловкость нужны не меньше… Ловкость… Один раз борзая упала в прыжке… Даже вспоминать не хочется…

Только хозяин иногда дразнил ее, пользуясь ее азартом. Он делает вид будто кидает, а на самом деле игрушка остается у него. А борзая видит что тот замахнулся, разворачивается в ту сторону и на бегу замечает что ничего не летит, кружит головой, нюхает, только в последний момент решает проверить хозяина. А когда она на него так внимательно посмотрит, то он обязательно прыснет, держа игрушку за спиной. А когда борзая забегает за него, он разворачивается, и снова… Иногда он «шутит» так несколько раз подряд. Но ведь шутка это когда весело всем. А весело только ему одному! Это второй случай, когда ей не нравился смех. Хозяйка никогда так не поступила бы!

Но хозяин тоже очень хороший, любимый. Ничего не поделаешь, раз у него такой характер. Другого такого на всем свете нет. С ним можно в озере купаться… Когда он ездит на велосипеде, побегать за ним… И тапки у него вкуснее… Это потому что у хозяйки приходиться разбираться с ленточками и блестками, а еще они слишком быстро рвутся. Зато у хозяина их можно долго жевать, а в детстве особенно нравились резиновые шлепки. А сейчас борзая больше любит кроссовки, ведь из них можно выдирать шнурки, а это особенно приятное занятие. Правда эмоции хозяев чуть другие… Их мнения по этому поводу малость расходятся…

Вдруг когда их, собак в доме, станет больше, а это уже случилось (пока просто лежанка, а это короткий период) ей будет доставаться меньше внимания любимых хозяев? Нет, нет, нет! Об этом даже думать нельзя! Это же е собственные малыши!

А вот и начало этой игры… Хозяйка краем глаза заметила питомицу, виду не подала. Положила тарелку, вытерла намокшие руки. Она не плохо знает повадки питомицы, но так только интересней… Итак, видимо отдает право первого хода Габи… Борзой на мгновение показалась, будто хозяйка ее заметила и уже готовиться, но вот она взяла тарелку и тряпочку для мытья. Значит нет. Видимо проще будет найти интересное начало к развлечению. Или… Стоило борзой сделать пару осторожных шагов вперед, как хозяйка резко развернулась и расставила руки и наклонилась, не отпуская уловки-тряпки. Ах она… Сработала хитрость. Ну допустим. А что она скажет на это? Борзая резко выпрыгнула вперед выгнув спину, так что задние лапы стоят присогнутыми, а передними она сделала выпад вперед и они полностью выпрямленные лежат на кафельном полу. И не обошлось без шума – удары и скрежет когтей слышны совсем неплохо! Уши немного прижаты, все тело напряжено готовясь к следующему движению, гибкая серебристая спина выгнута, глаза игриво блестят. Итак, будет весело! Ну что ж, приступим!

Стоило хозяйке протянуть руки чтобы потрепать питомицу, как Габи резко, скользя когтями и конечно чуть не упав (без этого не обходилось), отпрянула не дав и прикоснуться. Стала прыгать из стороны в сторону, как бы дразниться, а еще это способ привлекать к себе внимание. Мол, ну ты первая притворилась. Давай играть! Попробуй поймай! Посмотри, посмотри же на меня! Эй, так же не честно! Ну побегай… Ну… Затем подбежала ближе, сделала повторный выпад вперед и сразу назад, еще вперед и назад, еще… Так она кружила вокруг хозяйки с шумным лаем, радостными глазами и беспрерывно виляющим хвостом. Мол давай, давай, давай! А хозяйка расставляла руки в стороны и то и дело хлопала в ладоши подбадривая питомицу и повторяя: «А Габи! А Габи! А Габи, Габи, Габи!». А Габи нравиться, хозяйка у нее есть что надо! Самая лучшая…

Отбежала немного до двери и со скрежетом и цоканьем когтей бросилась к хозяйке просто извиваясь от счастья и любви, которые окружали окружали ее отовсюду. Хитро приподняв шейку, она кинулась в объятия хозяйки, сразу стала лизать и игриво покусывать руки. А когда та стала чесать ей спину, то борзая стала помогать своими движениями тереться о ее руки. Она с шумом повалилась на спину у ног хозяйки, выставив нежный розовый животик, свесив лапки и начав ерзать: «Погладь же меня, я знаю – ты умеешь». Габи прикрыла глаза, вывалила язык, уши вывернулись показав нежно-розовую кожицу. Борзая звонко забила хвостом – прутиком по полу и звук ей этот нравился. Хозяйка присела рядом и стала с удовольствием гладить борзую. А Габи нравилось кататься на полу и только приподнимать шею чтобы лизнуть хозяйку в лицо. Тогда она начинала смеяться. Это хороший смех, он нравился борзой. Тут грейхаунд резко вскинула голову (даже прихрюкнув), поспешно перекатилась на бок и отскочила в другую часть кухни. Игриво развернулась на бегу сделав зигзаг и почти касаясь одним боком пола. Дальше, прижав уши и как обычно наклонив шею, как будто сотворила проказу, с невинными глазками чуть боком подошла к хозяйке. Дальше та еще долго гладила свою питомицу.

Габи с любовью смотрела на свою хозяйку. Это доброе лицо борзая всегда видела еще издалека. При виде его становилось спокойнее. Хотелось постоянно смотреть и видеть что с той же любовью смотрят и на тебя. Так и есть. И она какой уже раз убеждалась в том, что она там где нужна. А еще чаще нравилось думать что хозяйка не была бы такой счастливой не будь ее рядом. И она никогда, никогда в жизни ее не бросит, а хозяйка никогда не бросит ее. При этой мысли всегда очень хотелось лизнуть ее в лицо и крепко-крепко к ней прижаться. И пускай хозяйка гладит, пускай обнимает, пусть поцелует в лоб и потреплет за уши, пускай, раз уж ей это так нравиться (а значит нравиться и борзой) поморщит ее лоб. Ведь жизнь без хозяйки невозможна, разве бывает счастье без нее? А если и бывает, то Габи его не знает и знать не будет. Если она и часу не может провести без нее!

Однажды когда Габи была щенком, хозяйка уехала в магазин и заперла ее дома, оставив ей много еды и новых игрушек. Борзой было не до этого. Она скреблась в дверь, лаяла до хрипоты, завывала, так что знакомая хозяйки с соседней улицы жаловалась на невыносимый шум. А борзая все-равно не переносила одиночества. За что с ней так поступают? Почему хозяйка оставляет ее? Вдруг с ней что-то случится а борзой не будет рядом чтобы помочь? Когда вернется? Если бы была в этом так уверена… Почему так на долго? Зачем? Зачем такое одиночество? Почему нельзя пойти с ней?

 

Был случай когда борзая так и заснула у двери, не выдержав томительного ожидания. Тогда хозяйка, открывая дверь, поняла – что-то мешает с другой стороны. А когда осторожно открыла то увидела отодвинутую дверью к ботинкам спящую собаку. Она поцеловала питомицу в лоб, Габи это почувствовала сквозь беспокойный сон, так-как расслабленно пискнула. Хозяйка подняла ее на свои теплые нежные руки и понесла в свою спальню. Борзя, чувствуя тепло и не открывая глаз, тихо положила голову на ее плечо. Слишком выбилась из сил во время этого мучительного ожидания. Не выпуская питомицу из рук хозяйка легла на застеленную кровать и прижала спящую борзую к себе. И сама задремала. А когда борзая поскуливала во сне, то ближе прижималась к хозяйке и, убедившись что она на месте, моментально успокаивалась, чувствуя себя таким же крохотным малышом как и свои щенки, также нуждающемся в поддержке и материнской любви, как в заботе любимой хозяйки. И она понимала своих щенков. Когда же проснулась, то заметила крепко спящую подле себя и нежно обнимавшую ее хозяйку. Тогда она стала лизать ее в лицо с той нежностью, с какой заботиться о собственных щенках. «Ты устала? Сейчас будет лучше. Ты меня не бросила, любимая хозяйка, а я никогда не брошу тебя. И не отпущу. Теперь ты понимаешь, что без меня тебе никуда? Я тебя очень люблю.»

С тех пор хозяйка стала уделять ей больше внимания и чаще брать ее с собой, а не бросать дома несчастную собаку. Раз уж вырастила такой чувствительной! Кстати Габи такой и осталась и щенки тоже не будут ничем отличаться. И, конечно, раз уж один раз пригласила, хозяйка стала пускать к себе в постель. Особенно во время грозы борзая стрелой влетала под хозяйское одеяло. А теперь, по всей видимости, во время подобной непогоды придется проводить ночи в пристройке. Габи ведь не бросит щенков. А хозяйка не бросит ее… Борзой повезло с такой хозяйкой, а хозяйке повезло с такой собакой, преданной и чувствительной.

Такие игры скрепляли дружбу между хозяйкой и собакой. Они были пожалуй самым любимым занятием борзой и самой замечательной частью дня. Но в этом то и проблема, что только частью. Габи все никак не могла понять, почему хозяйка не хочет проводить так весь день, это ведь так весело! Она не во время ее заканчивает, да и еще тогда когда Габи наслаждается, проникается в игру или особенно счастлива. Вот и сейчас ничего нового. Хозяйка встала. Борзая автоматически подскочила вместе с ней. Она тепло улыбнулась, а Габи смотрела ей в глаза и не могла отвести взгляда, в котором читалась капля мольбы, но больше тепла: «Любимая, самая лучшая… Единственная… Не надо…» Собака потянулась к ней, затем выпрямилась и поставила ей лапы на плечи, так что они встали вровень лицом к лицу. Правда хозяйка не ожидала ничего подобного и чуть попятилась, чтобы не упасть ухватившись за край столешницы, который оказался там как нельзя кстати. Борзая завиляла своим тоненьким хвостиком, блестевший и мерцавший серебром от света кухонной лампы: «Вот она, хозяйка. Моя… Никуда не денется…» Она грубо ткнулась носом ей в лоб (скорее впечаталась, но ведь это случайно…), понюхала, несколько раз прошлась языком по лицу, от чего хозяйка поморщилась. Пришло время разочарования. Хозяйка взяла питомицу за передние лапы и поставила на пол. Игриво погрозила пальцем и погладила по плечу. Борзая ничего не смогла поделать, перечить не имело смысла. Раз хозяйка так решила – значит это так и должно быть.

Габи посмотрела на нее минуту – другую, ведь надежда еще не угасала. Скоро поняла, что если хозяйка стоит около мойки и что-то делает там с чашками и тарелками (они так интересно скрепят и звенят!), то не будет играть и даже гладить. Обидно. Похоже ничего не изменить. Кстати иногда были попытки узнать что там, там где скрепят и звенят тарелки, происходит, но борзая сделала вывод что как ни старайся – это невозможно.

Тогда Габи вернулась в «собачью пристройку». Щенки спят. Их даже не разбудила шумная игра, происходящая за соседней дверью – значит спят крепко. Так что ее свободное время еще не кончилось. Не лежать же тут сложа лапы! Когда проснуться, то обязательно дадут о себе знать. Им и полезно привыкать, что мама не всегда рядом. Скоро, когда они научаться ходить и Габи будет уверена, что с ними ничего не случиться во время ее отсутствия, она проведет малышам урок самостоятельности, целью которого они (желательно держась вместе) научаться ориентироваться в доме и привыкнут решать все сами.

Она мало чего помнила из своего детства. Но зато этот день запомнился ей особенно ярко.

Мама ушла за дверь (кстати, только через неделю Габи и ее братики и сестрички узнали что за ней находится сад). Никто из малышей не смог пробраться туда, ведь порог преодолеть просто невозможно. Видимо их мама все хорошо обдумала – у щенков не оставалось выбора кроме как идти по дому. Конечно первым делом писк. Много они ждали, оставаясь на месте. Один самый смелый и любопытный щенок уже пробрался в ванну. И как не предаться соблазну! Вон сколько можно посмотреть и узнать. И уточнение: тот щенок на самом деле Габи, молодая Габи, тот наивный и беззаботный щенок все продолжает жить в ней и часто дает о себе знать. Живость этого того самого детского характера сохранилась в неизменном виде.

Тогда их всего-то было четверо, у нее были две сестрички и братик. Девочки сразу пошли за Габи. Им было интересно не в меньшей степени, зато страх брал свое. Но ведь сестра пошла, а что это значит: она попробует, а они нет? Нечестно. Тем более что с ней будет надежнее. Да и именно она придумывала все интересное – стягивать одеяла, жевать и висеть на занавесках, тянуть их на себя, добывать набивку из подушки, весело играть в «рассерди хозяина» и прятаться в шкафу, проверять его содержимое… Правда все это было под присмотром мамы и в спальне хозяев. Ну здесь может будет интереснее. А четвертый щенок, его звали Макс (честно говоря, как и все щенки, он не отзывался на кличку и не воспринимал ее). Он впервые увидел хозяйский носок. Игрушка то что надо. Тянется лучше рубашки. Можно наполовину залезть внутрь, а там можно и нитки из него вытягивать или в нем немного пройтись. Это интересно. Главное не застрять, что конечно не интересно. А самое главное достоинство носка – его можно унести с собой, что Макс и сделал. Оставаться одному не самый лучший вариант. И носок оставлять тоже жалко. И ему наверно будет скучно без щенка. Так думал Макс.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Издательство:
Автор
Поделиться: